Безымянный

Александр Олегович Анин
Безымянный

– Безымянный вызывает графа Эльзора.

– Слушаю вас, граф Йорк.

– Скажите, граф, орки сегодня в вашей зоне ответственности не появлялись?

– У нас всё спокойно. А что случилось?

– Да вот, сегодня они морем пришли и начали высадку в порту столицы. Мы их, конечно, дальше порта не пустили и быстро отправили на корм рыбам, но вдруг они высадились где ещё и смогут ударить вам в спину.

– Я немедленно вышлю конные дозоры. Благодарю вас, граф.

– Конец связи.

– Конец связи.

– Барсы- Безымянному

– Барсы слушают.

– Пообедаете- нужно пролететь вдоль побережья до крепости Перешеек. Вдруг гости были не только в столице.

– Барсы поняли вас, командир.

– Конец связи.

******

– Дорогой, ты уже закончил на сейчас вершить судьбы мира?

Алексей улыбнулся и взял сына на руки.

– Судьбы не судьбы, а я вот думаю, что это было? Возможно орки рассчитывали нанести удар по крепости «Перешеек» и пока в спешке эльтеры соберут и бросят на них войска, морской десант овладеет пустой столицею и далее они ударят навстречу друг другу. Или, обломав зубы на крепости, орки решили высадиться на всём побережье. Сейчас «Барсы» покушают и слетают вдоль всего побережья. А вы чем тут занимаетесь?

– Мы, с княгиней и княжной обсуждали как протекает жизнь в Йорке, и о том как вы, дорогой граф, тут развлекаетесь в отсутствии любимой супруги.

– И как вы, графиня оцениваете шалости мужа? – спросил Алексей.

– Я вот думаю теперь наказать вас, граф, или наградить. Хотя без разницы, ведь вечером вам придётся делать в обоих случаях одно и то же.

– Я так полагаю, что речь идёт о показе того, как я соскучился по вам, графиня.

– Вы весьма проницательны, граф. И ещё, вот эта девушка, её сиятельство княжна Эльзалаэль, всерьёз желает освоить тайны процессов исцеления и очень просит посодействовать в её устремлении. Мы считаем, дорогой, что просто обязаны поддержать насколько прекрасные устремления настолько же прекрасной девушки.

– Раз вы так считаете, то обязательно поддержим. Как я понял вас, графиня, то вы рассчитываете на моё непосредственное участие в начале этого процесса.

– Вы совершенно правы, граф. Тем более, что до ужина у нас ещё достаточно времени и девушка сможет немного привыкнуть с изменениям в себе.

– Тогда и не будем откладывать. Княжна, вы готовы?

– Да, Мастер.

– Давайте тогда присядем на лавочку. Княгиня, вы присоединитесь к нам?

– Да, граф. Охотно.

Расположив дам на лавочке парка, Алексей передал сынишку Лене и занялся каналами Эльзалаэли. Рунное зрение показало средний уровень развитости каналов, и Алексей начал их потихонечку расширять и укреплять. Минут через пятнадцать субъективного времени он активировал полностью подготовленные каналы отвечающие за область целительства.

– Ой…– возглас и расплывающаяся улыбка Эльзалеэли вызвали улыбки и у её мамы и у Алексея с Леной.

– А теперь, княжна, посмотрите на матушку тем зрением, которое вы сейчас обрели.

Эльзалеэль перевела свой взгляд на княгиню.

– Вы видите, что в некоторых местах рунные цепочки порушены, в некоторых истончились и частично прерываются.

-Да. Вот в области головы, суставы таза и немного клапана сердца.

– Попробуйте восстановить эти руны, начиная с суставов таза, вот так, – и Алексей для наглядности восстановил пару рун.

– Да. Я поняла, сейчас попробую.

Эльзалеэль, в начале медленно и аккуратно, а затем более уверенно, восстановила маме тазовые суставы, клапаны сердца и фрагмент мозга. Видимо, в юности княгиня сильно ударилась, и это имело небольшие последствия.

– Ну вот, княжна. Основы вы уже усвоили, а остальное понаблюдаете при нашей работе с пациентами. На днях их должны пригласить.

Глава 13

«Барсы» облетели побережье, но нигде не было следов противника. Видимо, первый предположенный вариант по захвату пустой от войск столицы оказался верным.

На утро Алексей отбыл в крепость «Перешеек» взяв с собою всего десяток «Барсов».

Закончив ритуал приветствий с уже знакомыми и незнакомыми офицерами крепости, Алексей принялся думать над устройством защиты крепости. Первым делом он укрепил все ворота. Потом направился к месту, где крепостная стена соприкасалась с монолитом скалы, подравняв всё наружные выступы в скале до практически зеркального состояния, Алексей перешёл к изготовлению двух глубоких бойниц на разной высоте. Затем перейдя на внутреннюю сторону крепости сделал в скале узкий проход и лестницу на разные уровни помещений, с которыми по высоте совпадали бойницы. По расчётам Алексея пара излучателей будут в состоянии срезать все лестницы вдоль стены и уже только это позволит сорвать штурм. Далее Алексей сделал внутреннюю казарму на тысячу воинов и всю инфраструктуру как у себя в Йорке и, на всякий случай, вывел ещё пару бойниц на разных уровнях скалы, которые смогут дополнительно уменьшить количество атакующих. Алексей несколько выбился из плана по времени, но было очень важно всё доделать до логического конца. Тем более, что «Барсы» привезли заготовки на излучатели и он их довёл до ума и провёл испытания. Гарнизон крепости был безмерно благодарен Безымянному Графу. Теперь осада была не страшна. Если, конечно, не миллион лестниц в раз поставят.

Вернувшись в Эльгард, Алексей сразу включился в работу целителя. Эльзалаэль уже уверенно управлялась со всеми поставленными задачами. Единственно, что пропускной способности её канала хватало только на три часа интенсивной работы. Лена же участвовала вообще урывками. Когда малыш на руках очень непросто выстроить день, да и лавки с тканями ещё не скуплены.

На утро одиннадцатого дня Алексей с "барсами" улетали в Йорк. Последнюю ночь Алексей вообще не спал. Нужно было ввести в строй все флаеры, что успели подготовить Эльтеры и подготовить хотя бы одного пилота. Правда подготовку пилота взяли на себя «Барсы». Перед самым отлётом князь всё же сделал свой подарок. По нынешним временам это был вообще царский дар. Два десятка примитивных по конструкции, но изящных по исполнению механических швейных машинок переместились в бездонные закрома Лениного флаера. На радостях Лена даже расцеловала князя. Теперь её ателье мод сделает рывок в своём развитии.

Тепло попрощавшись до новой встречи флаеры исчезли в синеве неба, а князь Эльтеров пошёл осваивать управление летающей платформой.

******

Йорк встретил своего графа торжественным построением большей части армии.

Солдаты были рады видеть своего командира и, не сдерживаясь, кричали" Ура!". Граф Йорк принёс им победу и надежду на скорый разгром ненавистного врага. Изобретения графа позволяли одерживать победу над многократно превосходящими силами орков без потерь, а если солдат всё же будет ранен, то граф вернёт ему утраченное здоровье. Как не любить такого командира? Вот и солдаты, любили и надрывали свои глотки богатырским криком.

Алексей поприветствовал встречающих его воинов простой фразой:

– Спасибо, друзья. До глубины души тронули.

Лена помахала всем рукой, и граф и графиня удалились в свои апартаменты.

Алексею нужно было поспать, а Лене срочно сделать новый склад для тканюшечек, новую комнату для шитья с каменным закроечным столом и местом для швейной машинки. В общем женщину лучше сейчас было не отвлекать, поскольку она ещё не выбрала себе швейную машинку.

Алексей поспал около трёх часов и по переговорнику доложил князю о прибытии. Князь попросил кратко пересказать чем был занят граф у соседей и велел начать предпринимать разведывательные действия с воздуха, чтоб заранее знать, где у орков что. Какие укрепления, какие города и т д. и т п. Алексей предложил совместить полезное с приятным. Гранат уже предостаточно и можно устроить бомбардировку столицы орков. А то они старались армию готовили, вот надо б и отблагодарить.

Князь одобрил, и десяток штурмовиков стал на загрузку. По десять ящиков гранат и четыре гренадёра загрузились на платформы и улетели в приграничные крепости, чтоб завтра с утра порадовать соседей праздничными огнями. Алексей наложил руны отвода глаз на платформы, чтоб орки не могли понять откуда это им такое счастье. После задания пилоты должны будут долететь в столицу и на старой карте показать где и что видели.

Алексей связался с дежурным и запросил количество нового оружия, которое нужно доводить до ума. Дежурный доложил, о значительных поступлениях на склад заготовок для гранат и бластеров, и Алексей пошёл превращать эти куски керамики в грозное оружие. Такое положение дел уже начало доставать, и Алексей задумался как бы ему скинуть с себя это монотонное дело, но понимание того, что последствия могут быть самыми печальными, если технологии уйдут на сторону пока останавливали от такого шага. Если только какого-нибудь старика посадить за это дело и пообещать сделать для него что-то важное или придумать артефакт, который будет наносить рунные цепочки самостоятельно. Для бластеров такой выход нашёлся. После сложных расчётов выходило, что любой йольд мог вставить ствол бластера в заранее сделанный артефакт и активировать пальцем рунную цепочку. Досчитав до десяти палец можно отнять и извлечь готовый бластер из артефакта. Своеобразный полуавтоматический процесс. Пришлось оставить дела и заняться не только изготовлением полуавтомата, но и форм для поточного производства бластеров. Теперь бластеры можно будет не вручную изготовлять, а лепить как кирпичи. Через пять дней усилий при первой армии появился свой оружейный цех с усреднённым выпуском в триста бластеров в сутки. С такой производительностью к следующей весне половина первой армии будет перевооружена. А запас гранат большой делать не обязательно. Для пограничников десять тысяч и тысяч двадцать на склад. И можно уменьшать количество мастеров участвующих в поставках заготовок.

К моменту запуска оружейного цеха прилетели с задания штурмовики. Четыре крупных населённых пункта и одна крепость были практически стёрты с лица земли, за что князь объявил пилотам благодарность и выдал денежную премию.

 

Лена, казалось потеряла покой. Она всё же выбрала себе швейную машинку и любую свободную минутку что-то строчила, а у Алексея наконец-таки пропал режим аврала. Через декаду на связь вышел князь и попросил сопроводить посольство эльфов в столицу. Алексей оставил все дела, переоделся в простую одежду, сшитую женой по образцу "горки" из местных аналогов лёгкого льняного брезента и обув почти новые кожаные сапоги пошёл выполнять задание князя.

– Дорогой, ты куда?

– Князь просил, посольство Эльтер проводить до столицы надо.

– А, всё таки они собрались к нам, а сами дороги пока не знают.

– В точку.

– Ты бы может оделся по нормальному? Граф все-таки, и посольство встречать будешь.

– В прошлый раз их моя одежда не коробила и в этот раз нормально будет. Ты же знаешь как меня эти рюши и фестоны напрягают.

– Ну, как знаешь, дорогой. Ты же туда и обратно?

– Да. Если конечно князь ничего не придумает, то вернусь сегодня к вечеру.

Лена поцеловала мужа и отправилась дальше шить наряды, пока малыш спит.

Через два часа Алексей приземлился у княжеского дворца Эльтер и договорившись о последовательности движения посольского эскорта поднял флаер в небо. До столицы по прямой нужно было лететь около четырёх часов и Алексей выстроив прямую линию, используя как маяк переговорник князя, задал точный курс на столицу.

Через час полёта флаер Алексея влетел в очередное облако, резко стало темно и сильный удар сотряс флаер. Алексей вылетел головой через стекло и приземлившись в какую то грязь потерял сознание.

Алексей начал приходить в себя от холода в утренних сумерках. Он лежал в какой-то яме с небольшой лужей на дне. С трудом перевернувшись на спину и перейдя на рунное зрение он сделал себе диагностику, восстановление растяжений и срастил треснутое ребро. После этого пришло время оглядеться. На краю ямы лежал разбитый и разломанный флаер. Днище платформы было разбито вдоль надвое, а брусковый каркас с кожами непонятной кучей хлама валялся далеко впереди остатков основания.

– Да как так вышло?

Алексей никак не мог понять, что на этот раз произошло и во что он умудрился врезаться на высоте в пять тысяч метров. Ответ на вопрос Алексей обнаружил на другой стороне воронки. Немецкий танк Pz.III с разорванной гусеницей стоял в десяти метрах на краю большой воронки и вся эта композиция находилась на вершине большого кургана. Алексей снова перешёл на рунное зрение и огляделся. Сигнатур живых людей в радиусе трех сотен метров не было. Вдалеке, на востоке слышны были звуки артиллерийской канонады.

– Пи@дец. Война и немцы.

То, что почувствовал Алексей в этот момент сложно было выразить литературным языком. Он ощущал себя некой бабочкой, которую ловят сачком и отпускают в разные реальности. Но в наличие таких «вышних» сил Алексей не верил, поэтому сошёлся на версии того, что каким-то образом получил некоторые способности по перемещению между мирами и реальностями. Собрав волю в кулак, Алексей и шагнул к танку.

Танк был полностью пуст. Останков экипажа, снарядов и пулемётов в танке не было. Взобравшись на башню Алексей оглядел окрестности. Метрах в двухстах на склоне виднелось немецкое солдатское кладбище. Решив, что-либо тут искать смысла нет, Алексей пошёл к кладбищу. Таблички на могилах соответствовали своими надписями земному немецкому языку с последней датировкой июль 1942 года. Вероятность, что он попал в сорок второй год была 99,9%. Алексей произвёл вычисления, которые выдали, что с его возрастом он должен соответствовать 1913 году рождения, ну а остальное придётся изобретать каким-то образом, поскольку никакой проверки НКВД пройти не выйдет. В этом Алексей даже не сомневался. Был вариант в виде перехода линии фронта, что можно попытаться выдать себя в роли народного целителя из далёкой Сибири, и таким образом влиться в коллектив какого-нибудь госпиталя, а там местные врачи помогут. В этом Алексей не сомневался. Подставлять голову под пули Алексей пока не видел необходимости. Не ясно, что это за мир, параллельный или родной и прошлое. Хотя оба варианта его не устраивали. Жена с сыном остались в мире Йольда и Алексей всё же надеялся вернуться к ним.

Путь на восток Алексей начал с осмотра ближайших кустов. Была надежда найти хоть какое-то оружие. Большую необходимость Алексей пока испытывал в простом ноже, вещевом мешке и продуктах. Найти в степи пищу во время войны не так и просто. Это касалось и воды, а свой рюкзак Алексей с собой сдуралма не взял. Кто же мог подумать, что так всё обернётся. А пока нужно идти вперёд, и Алексей шёл. Периодически до него доносился противный запах разложения, и кое-где встречались линии окопов и блиндажи, но ничего из годного оружия и целых вещей пока не попалось. Через пол дня пути удача всё же улыбнулась и Алексей наткнулся на небольшую рощу с родником воды. Солнце уже грело нещадно и Алексей решил, что можно не только отмыться и попить, но и устроить стирку. Прополоскав одежду от грязи Алексей развесил её на кустах и, одев сапоги, решил обойти рощу в поисках полезного. На краю рощи у кустов он обнаружил останки двоих красноармейцев. Оба умерли от ранений и при них находился один вещь мешок и трофейный немецкий карабин Маузера. Алексей не стал устраивать похороны, а просто превратил в прах органические останки бойцов. После этого через руны обеззаразил одежду и произвёл ревизию. Патронов к карабину было двенадцать штук. Штык нож, самодельный нож, две консервы с немецкими надписями, две фляги, документы, нитки, иголки, ложка, портянки и всё для ухода за обувью. Документы Алексею явно не подходили. Солдатикам было по девятнадцать. Алексей осмотрел карабин и извлёк из него два патрона. Привести в порядок и смазать оружие было нечем, но что есть то есть и на том спасибо. Алексей вытащил шнурки из ботинок одного из бойцов и вернулся к роднику. Портянки и вещмешок были покрыты плесенью и Алексей снова принялся за стирку. Пока сохла одежда Новиков вымыл и обеззаразил рунами ложку с ножами и вскрыв банку консервов насладился едой. Каша с мясом благодатно легла в желудок, и Алексей прилёг на траву и уснул. Через пару часов Алексей проснулся. Вдалеке слышался рокот множества моторов. Алексей быстро оделся и наложив на себя руны отвода глаз быстро зарядил карабин. Воевать Алексей не собирался, но раз есть оружие, то оно должно быть заряжено. Перебравшись на край рощи, Лёха стал наблюдать, как в километре от него по дороге движутся германские войска. Танки, автомашины, бронетранспортёры.

– Пока не появилась пехота нужно отсюда уходить, – озвучил вслух свои мысли Алексей. На рожон лезть у него желания не было, а ближе к вечеру он найдёт возможность поживится в любом месте расположения солдат противника. Алексей продолжил путь на восток ещё более отклоняясь к северу от дороги. Пока Алексей шёл по степи и думал как усовершенствовать своё оружие и боеприпасы, в приделах видимости пролетел германский транспортный самолёт. Видимо, недалеко находился аэродром. Алексей мог устроить диверсию с поджогом топлива, выстрелив из карабина по бочкам с топливом созданной с помощью рун зажигательной пулей, но отвод глаз на собак не действует и если собаку пустят по следу, то ему придётся светить свои способности отбиваясь от преследователей. Страха Алексей не испытывал и опыт войны с орками показывал, что при необходимости от небольшой армии только пыль останется, но кто его знает, может в этом мире есть такие же парни, как и он, в том же Аненербе. Одно дело, когда красная армия идёт в атаку и с переднего края исчезает пара полков, и другое, когда ловят диверсанта и исчезает та же пара полков. В общем время обдумать всё пока ещё есть. Алексей обдумал возможность и подобрал рунную цепочку, очищающую ствол карабина от нагара, укрепил его, нанёс на срез ствола руны увеличивающие скорость вылета пули. Пули получили бронебойно зажигательные свойства. Если боеприпасов будет больше, то можно ещё сделать так, чтоб пуля взрывалась метровым шаром плазмы. В общем, будет весело поэкспериментировать. Из потока мыслей Алексея выдернул приближающийся овраг. Осмотрев его издалека рунным зрением, Алексей заметил в кустах на поверхности склона излучение живых . То, что это красноармейцы Алексей не сомневался, по этому проверив отвод глаз Алексей отправился в сторону дозора.

Тихо подойдя в десяти метрах от часовых, Алексей окинул рунным взглядом склоны оврага. На пределе видимости были замечены несколько живых и потоки явно сильно раненых людей. Алексей отошёл на полторы сотни шагов от часовых и аккуратно сполз по песчаному склону оврага. Дальше он старался идти не шумя, а то мало ли стрельнёт кто на звук. Через сотню шагов взору Алексея предстала картина: молоденькая медсестра слёзно рыдала над умирающим командиром с двумя ромбами в петлицах. Рядом на склоне сидели ещё несколько человек с разной степенью ранений. Всё бойцы были худы и вымотаны. В информационных потоках было видно, что лейтенант получил ранение в грудь и потерял много крови. Начавшаяся гангрена здоровья командиру явно не прибавила. Алексей подошёл к раненому лейтенанту и снял отвод глаз.

– Подержи немного, я помогу, – сказал Алексей протягивая карабин девушке санитарке.

От неожиданности девушка вздрогнула, но молча взяла карабин и отошла в сторону. Алексей мог работать и дистанционно, но решил, что в роли народного целителя наложение рук будет создавать нужный ему образ в глазах окружающих. Алексей полил из фляги бинты и ножом срезал их, передав санитарке. Далее, наложив руки на рану, Алексей создал эффект свечения и начал превращать осколок в чистую энергию. Через несколько минут очистив рану от гноя, грязи и убрав воспаление, Алексей принялся заживлять рану. Ещё через двадцать минут только свежий шрам напоминал о ранении лейтенанта. Алексей протянул вторую флягу девушке и сказал :

– Напои, а я займусь следующим.

Следующим оказался боец с пулевым ранением в предплечье руки. Пуля переломала кость и вылетела насквозь. Алексей парализовал раненого и, обезболив, начал снимать бинты и шину. Потом собрал и срастил кость и, вычистив рану, зарастил её до шрама.

Следующий пациент – отсечены четыре пальца кисти. Пожилой солдат, четыре треугольника на петлицах- старшина, сам снял тряпку смоченную мочой и показал Алексею со словами, что тут без вариантов.

Алексей просто усыпил его, для вида надавив пальцем на лоб и обмыв из фляги водою культю, начал выращивать новые пальцы. Полтора часа усилий и четыре новых пальца с более светлой кожей и огромные от удивления глаза окружающих. Красноармейцы молча, не задавая вопросов, смотрели на происходящее и боялись спугнуть чудо. Последние два бойца – контузия и срезанный осколком клок скальпа. Через час работы Алексей устало откинулся на стену оврага и попив воды спросил:

– Я так понимаю, что с едой у вас совсем туго?

Ответа не последовало, но по глазам было видно, что это так. Алексей достал последнюю консерву и немецкий штык и протянул санитарке.

– К сожалению банка только одна, но ближе к вечеру можно выйти на дорогу и потрясти германскую армию на еду, оружие и боеприпасы.

– Это как? – Спросил лейтенант.

– Остановим пару мотоциклов, грузовик или бронетранспортёр и возьмём всё, что нам необходимо из того, что в наличии.

– Так просто? Вот пойдём, остановим и возьмём?

– Да. Так же просто, как вырастить пальцы и откачать еле живого – ответил лейтенанту Алексей и по глазам понял, что у всех больше сомнений в его словах не было.

– Кто вы? – не выдержала девушка санитарка.

– Извините, не представился. Народный целитель Алексей Николаевич Новиков. Случайно проходил мимо. Документов, что не германский шпион – нет. Впрочем никаких нет.

– Лейтенант Ефимов, Фёдор Александрович.

– Старшина Завьялов, Георгий Георгиевич, – представился старшина с новыми пальцами.

– Сержант медицинской службы Иващенко, Екатерина

– Красноармеец Селёдкин, Александр

– Красноармеец Петренко, Павел

– Очень приятно. В дозоре у вас два бойца, а что с оружием и патронами?

– Две винтовки с двумя патронами , ТТ у товарища лейтенанта с одним патроном и револьвер с тремя патронами у санинструктора.

– Тогда Екатерина, будьте любезны германский карабин передайте старшине. К нему у меня двенадцать патронов. Есть предложение через пару часов со мной сходить к дороге, исключительно добровольцы, и желательно из тех, кто будет в состоянии переносить тяжести.

– Красноармеец Селёдкин, сходите позовите дозорных,– отдал приказание лейтенант.

– Есть! – ответил Селёдкин и быстрым шагом исчез в направлении поста дозора. Через три минуты Селёдкин и бойцы дозора прибыли. Старшина вскрыл банку консервов, и всё бойцы и командиры РККА пустили по кругу банку разогретой Алексеем тушенки. Каждому досталось по две ложки, но пока больше не было. Алексей от еды отказался мотивировав тем, что до вечера легко дотерпит.

 

Дозорные бойцы вернулись на пост, а остальным нужно было восстанавливать силы и они последовали примеру Алексея – расположились на отдых. Только сержант медицинской службы пошла стирать бинты в ручей, который тёк по дну оврага.

Через полтора часа Алексей поднялся, и поскольку лейтенант крепко спал, обратился к старшине.

– Я так понимаю, что вы второй из командиров здесь по старшинству?

– Точно так, Алексей Николаевич.

– Лейтенант пусть спит, а бывший контуженый боец и два часовых вполне могут пойти со мной за добычей. Вы же можете сменить их на дозоре. Оружие теперь у вас есть, да и тем кто пойдёт со мною оно, в общем-то, не понадобится.

– Без оружия им никак…

– Хорошо, пусть идут с оружием – не стал спорить Алексей.

– Давайте тогда так и сделаем. Я бы, правда, и сам с вами пошёл.

– Ну пойдёмте, а то нам ещё удачную машину выбирать или ещё что повкуснее.

Алексей со старшиной и красноармейцем Петренко пошли в сторону дозорного поста и вместе с часовыми выбрались из оврага. Алексей вёл группу к дороге и рунным зрением осматривал путь. Не хватало ещё на какую-нибудь мину наступить, а потом вспомнил, что лучше наложить на бойцов отвод глаз и занялся этим.

К дороге вышли через полчаса и ,облюбовав небольшую возвышенность, начали наблюдать. За день дорога просохла и пыльные столбы сопровождали движение войск. Алексей в рунном зрении осматривал колонны и, выбрав небольшую колонну в три опеля, едущих в тыл, пережег электрические провода в первом грузовике. Вся колонна остановилась, и водители подбежали к первой машине, у которой и начали обсуждать варианты ремонта. Видимо, вариантов не было и второй грузовик по обочине объехал первый. Солдат из сопровождения начал разматывать трос.

– Нет, такой вариант нас явно не устраивает, – пробубнил себе под нос Алексей. Он попробовал изменить руны бензина добавив в них руну, которая даёт противопожарную защиту. Опель чихнул и заглох. Водитель, поминая всё дерьмо мира, свалившееся на его голову, начал разбираться с поломкой, косо поглядывая на заходящее солнце, но верный автомобиль напрочь отказывался заводиться.

– Алексей Николаевич, а что происходит? – шёпотом спросил старшина.

– Вот в этих машинах, немцы что-то везут в тыл и в них всего по два солдата охраны в кузовах.

– А как вы это определили?

– Это некоторые особенности моего зрения.

– А как машины остановили?

– А у меня много особенностей, – улыбнулся Алексей.

– Хорошие у вас особенности, – вздохнул старшина.

– Не жалуюсь, – улыбнулся Алексей.

Тем временем солнце начало скрываться за горизонтом и солдаты из сопровождения отправились в ближайшие заросли тальника за дровами, а дорога опустела. Дождавшись, когда все немцы собрались вместе и начали получать инструкции от старшего колонны, Алексей парализовал и усыпил немцев.

– Итак, товарищи красноармейцы. Сейчас быстро осматриваем грузовики, и, пока немцы спят, берём всё необходимое. А это оружие, патроны, еда и медикаменты. И очень вас прошу – никого не убивайте. Так, они возможно ничего и не заметят, а если кого убить, то нам с вами придётся очень много бегать и не факт, что все смогут дойти до финиша.

– Да, понимаем мы всё, – буркнул старшина. – Вы лучше, Алексей Николаевич, скажите, сколько они спать будут?

– Сколько нам надо, но лучше закончить сбор добычи до того момента, как окончательно стемнеет.

Как и предполагал Алексей, это была колонна трофейщиков. Быстро перенеся в кусты несколько ящиков с патронами, гранатами, оружие и консервы, солдаты затаились в кустах дожидаясь Алексея, который пошукал для немецкого карабина патроны у спящих комрадов.

Вернувшись к бойцам старшины, Алексей наложил руны на вещмешки и стал ссыпать в них патроны и консервы. Внутреннее расширение вещмешков позволило вместить всю добычу в четыре сидора. Бойцам оставалось лишь взять карабины и один ДП и раствориться в вечерних сумерках, а Алексей отменил все свои рунные фокусы и забрал у старшины свой немецкий Маузер.

Фельдфебель Хорст оглядел строй своих подчинённых и, потерев рукой висок, продолжил:

– Так, на чём я остановился. Вы, двое, – он указал рукою на крайних солдат,– в дозор, Шульц – продолжайте чинить свой грузовик, Айсман помогите Шульцу. Вольно. Разойдись.

Водитель Гельмут Шульц устало пнул колесо своего Опеля и, забравшись в кабину, крутанул мотор электрическим стартером. Опель завёлся с половины оборота и радостные возгласы, не желающих ночевать в степи солдат послужили командой к продолжению движения. Через две минуты колонна продолжила движение, волоча Опель со сгоревшей проводкой на тросе.

Группа старшины с Алексеем вернулись в овраг и устроили праздничный ужин. Вопросы Алексею задавать все стеснялись, но все были очень рады, что человек с такими фантастическими способностями не прошёл мимо них, а оказал помощь и спас жизнь. Бойцы снова обрели оружие и уверенность в своих силах, а это уже немало. Ещё два дня личный состав лейтенанта Ефимова оправлялся от ранений, а Алексей с группой бойцов пополняли запасы продуктов на дороге.

Глава 14

Перед выходом лейтенант Ефимов всё же решил поговорить с Алексеем.

– Алексей Николаевич, я бы хотел переговорить с вами.

– Всегда пожалуйста, товарищ лейтенант.

– Я бы хотел узнать в каких случаях мы можем расчитывать на вас?

– Федор Александрович, разум человека обладаем огромным диапазоном возможностей. Мне частично удалось разгадать его тайны и мои возможности я и сам не всегда представляю. Единственное, что могу сказать, что не в состоянии остановить пулю, снаряд или падающую на голову мину и воскресить уже умершего. С остальными задачами я думаю, что справится могу.

– То есть, к примеру, мы можем захватить в плен какого-нибудь генерала или полковника и с ним выйти к своим?

– Да, можем. Единственная просьба, чтоб о моих способностях бойцы не болтали. Рано или поздно эта информация попадёт германской разведке, а как я уже сказал, пулю пущенную из-за угла в голову я остановить не смогу, а у меня тоже есть большое желание вернуться к жене и сыну.

– Я поговорю с личным составом, и, надеюсь, что они отнесутся с пониманием к вашей просьбе.

– Вот и хорошо.

Только отошёл лейтенант, и к Алексею подошла Екатерина.

– Алексей Николаевич, можно мне с вами поговорить по поводу ваших врачебных талантов.

– Слушаю вас, товарищ санинструктор.

– А вот лечить так, как это делаете вы, без лекарств и перевязок, этому сложно научится?

– Смотря чему конкретно. Если выращивать утерянные конечности, то пожалуй это очень индивидуальные возможности, а останавливать кровь, чистить раны, убрать боль и частично залечить – это смогут многие.

– А можно мне каким-нибудь образом попасть в эти многие?

– Не вижу преград. Единственное, что нужны раненые для, так сказать, наглядности и если до перехода линии фронта у нас выпадет такая возможность, то я думаю, что я помогу вам в расширении ваших возможностей в целительстве.

– Спасибо вам, Алексей Николаевич.

– Да пока, в общем-то, не за что.

– А за линией фронта?

– А там, Катенька, НКВД, а насколько я в курсе, это весьма серьёзные и строгие товарищи, а у меня документов нет.

– Так мы с товарищами можем за вас поручится.

– Можете, верно. Только вам самим ещё нужно доказать, что вы те, за кого себя выдаёте, а не немецкие агенты с чужими документами или не предатели родины.

– Извините, я это как-то забыла. Всё время мечтаю, как к своим выйдем…

– Не волнуйтесь, товарищ санинструктор… Как-нибудь это разрешится. А сейчас присядьте на что-нибудь, я вам открою часть возможностей вашего мозга, чтоб вы могли начать привыкать к новым ощущениям.

Катя оглянулась и, не найдя ничего подходящего, просто села на песок склона. Алексей проделал уже ставшие привычными манипуляции с целительскими каналами.

– Ой, а что это с моим зрением? Так и должно быть?

Рейтинг@Mail.ru