Зуранов-Зур. Мистический роман-дилогия. Книга вторая

Александр Николаевич Лекомцев
Зуранов-Зур. Мистический роман-дилогия. Книга вторая

По велению Лики-Ти

книга вторая

Пусть Лики-Ти был один из многих посланников Истинного Бога, единственного и Величайшего, вмещающих в себя Мироздание и входящий в него, но и его силу, власть и возможности Зуранов-Зур переоценить бы не смог.

«Дагу Бо» – лишь одно из несметного количества имён и категорий состояния Всевышнего, но именно Это Воплощение Единого Господа ярко выразило свои намерения по отношению к Алексею, и Бог доказал и показал своими поступками и действиями, порой очень не понятными, одного из своих представителей в нескольких Земных Обителях, что Зуранов-Зур выполняет очень важную миссию.

Алексей понимал, что живёт не просто так… а по велению Лики-Ти и при этом сам является его частью.

Почему и как такое происходило, постичь трудно… Да и надо ли, когда всё предрешено? И каждого человека, животного, предме6та явления своя стезя в Бесконечности и Бессмертии. Во всём существующем скрыт величайший мирозданческий смысл, и чтобы постигнуть его суть, надо стремиться научиться ощущать себя живущим всегда, всюду и везде. А если не получается, то сетовать не следует… Стоит просто жить, но при этом ощущать себя не рабом какого-нибудь зарвавшегося пустоголового чиновника, а частью Мироздания. Даром божьим не обделён никто.

Над городом безумно гремела летняя гроза. Мощные и неукротимые раскаты грома повелевали над обителью людской, диктовали свою волю и власть. Ливень заливал улицы и дороги. Этим, вероятно, Всевышний давал знать, что, если понадобиться, то он смоет это скопище нелепых многоэтажных построек и людей, погрязших в мелочных бытовых «проблемах» с лица Земли, усталой и недовольной тем, что происходит на ней. Но Господь милосерден… правда, до поры – до времени. Потому смешно и опасно выводить его из терпения, даже в шикарных обителях ново-русских церквей, возведённых чёрт знает за какие деньги.

Сверкающие молнии, как бы говорили: «Если ты, глупое двуногое существо полагаешь, что велик и не укротим и являешься единственным хозяином этой Обители, чем-то похожей на «классический ад», то ты находишься в плену заблуждений». Пусть самую ничтожную часть от всего сказанного сейчас Свыше, вероятно, понимали те, кто ещё не совсем отупел от собственной Гордыни и «Величия». А ветер ломал крепежи ненадёжных зонтов китайского производства и заставлял прятаться людей в подъездах домов, в магазинах, под арками… Но гроза закончилась так же внезапно, как и началась. Правда, лучи солнца ещё не пробились сквозь толщу туч к грешной земле.

В одном из малолюдных переулков Зуранов остановил свой «Форд», чтобы, не торопливо и обстоятельно, ещё раз обсудить с Шерстенёвым и Прихватовым создавшееся положение. Многое было не понятно. А главное то, что «банкиры» хорошо знали, кто ими пристально интересуется и… занимается. При формальном отношении к делу, которое стало для Зуранова и его коллег смыслом жизни, можно было, вполне, со спокойной совестью прекратить уделять, что называется, пристальное внимание «цветочным банкам». Ведь те, кто отправил за грань земного бытия Зинаиду Шнорре, скульптора Воротова, братьев Шнорре, Дениса Гранкина, сурово наказаны… Но ведь звенья цепи даже, на первый взгляд, нескольких «разрозненных» мафиозных группировок не были разорванными, они составляли единое целое.

Если, как таковое, следствие преступных действий находилось частично на виду, поддавалось анализу, а исполнители (киллеры) получали от сотрудников «Портала» должное наказание; то причина творящегося беспредела пряталась в самых высоких и влиятельных кругах. А ведь остановиться на половине пути – значит потеряться в пространстве и не обрести ни себя, ни малейшего намёка даже на осознание смысла Земной Жизни.

Если вы любитель прогибаться перед «великими» людьми и «кумирами» или продуманный, но недалёкий субъект, то вам не грешно продвигаться к своей цели (даже если она рождена «фиксатой» идеей), пятками назад. Пусть на такое дело вас не благословит даже сам Архидьякон (всё-таки, имеется в виду Дьявол), но… идите. Может, и обретёте кое-какой навар-гешефт или медальку лауреатскую, или будете причислены «к лику блатных». Вас можно понять… по земным меркам и понять, что высоты, которые штурмует зажравшийся каплун и горный орёл, в корне отличаются друг от друга. Но стоит сравнить даже не сравнимое и попытаться доказать, что чья-либо задница поёт лучше, чем соловей… Таковы реалии нынешних дней.

В Обители, где множество душ и… тел погрязло в грехах, певчих лесных птах тёмные силы изысканно планируют отправить в глубокий «запас». Но прощения от Великих Существ Мироздания не ждите и не спешите умирать, то есть уходить за земную грань, ибо ничего вас там славного за ваши подвиги и подлости не ждёт. Не обижайтесь, но если вы пока не задушили кого-то собственными руками, то очень и очень близки к этому. Только так, а не иначе Алексей думал о тех, кто гражданах, которые стали преступниками или готовы ими стать… во имя «великой идеи».

Опустив стекло в окне салона «Форда», со сторону водителя, чуть вниз, наполовину, Зуранов, указав рукой на обочину дороги, где застыла от дождевой воды огромная лепёшка чёрного битума, напоминавшая застывший кусок вулканической лавы, сказал:

– Смотрите, сколько глупых воробьёв, радуясь вчерашнему солнышку, вляпались в груду мёрзкой смолы. Любопытство и поиск лучшей доли не всегда приводит к счастью и радости.

Прихватов и Шерстенёв не могли не обратить внимания на нескольких застывших на поверхности ранее разлитого дорожными строителями, а ныне уже затвердевшего битума мёртвых воробьёв.

– Да, – философски заметил Вадим,– сколько ещё не разумных и меркантильных товарищей и господ в поисках своего «лёгкого Эльдорадо» и при ловле «синей птицы» найдут свою гибель.

– В чужих руках даже бычий хвост кажется мощным фаллосом африканского слона,– Прихватов закурил.

– Почему именно африканского? – Поинтересовался Зуранов, по сути, думая совершенно об иных вещах.

– Потому, Лёша, что индийский слон ростиком поменьше африканского,– Дмитрий не полез за словом в карман.– Да хрен с ними, со слонами! Давай поговорим о насущных проблемах, о том, кого… будем делать дальше.

Они, в который раз, пришли к единому мнению, что ходить пятками назад можно только балерине Большого театра и то с явным риском упасть в оркестровую яму. Их уже не удивляло, что иные представители городского правопорядка не очень-то желали, даже в упор, видеть и признавать существование новой и довольно крутой городской мафии. Ведь явно было то, что не только, к примеру, нынешний городской прокурор Галиджанов (если бы только он один), не гнушается сытно похлебать из корыта мафиков «жирной хавки».

Потому и ведут себя нагло чинуши всех мастей и скоростей, вершащие суд над людьми «за добры гроши и харчи хороши». Их ведь не только «государство» подкармливает, но и руководители организованных криминальных структур, которыми зачастую некоторые из зажравшихся «кейсников» и являются. От того и творится беспредел.

Но ведь только круглый балбес может творить такие страшные чудеса, не оглядываясь назад. Значит, не только на свой страх и риск. Получается прав Юра Пан во многом. У них, в «Гвоздике», да и в конкурирующей «Ромашке», очень многое «в верхах» схвачено. Но, всё-таки, негодяи, уверенные в своей относительной безнаказанности, побаивались Зуранова и его, в сущности, боевиков. Что уж там кривить душой, их следственная работа стала превращаться, в силу обстоятельств, в слаженную и жестокую деятельность ревнителей вендетты. Правда, не совсем вендетты, ибо кровной местью здесь и не пахло.

Борьба не на жизнь, а порой и на смерть шла с ублюдками, с убийцами, по сути, эксплуататорами высочайшего пошиба, жутким порождением «демократических свобод»… на американский лад. Да, самые наши большие начальники, в угоду, двуногим денежным мешкам и кровным родственникам матрицировали и продолжают это делать (под любым предлогом) и активно пропагандировать существующую «свободу» Соединённых Штатов Америки, той самой страны, где даже и признаков настоящей демократии не наблюдается и, скорей всего, уже и не будет… наблюдаться.

Сердобольные отечественные дяди привезли этакого гигантского заокеанского «колорадского жука» и дали ему возможность расплодится в России. А он ныне с успехом пожирает ума и сердца людей, вводит их в жуткий… уже даже и не в земной грех. Он начинает приобретать вселенские масштабы. Не проще ли было бы изучить политический и экономический опыт Китая? У представителей древнейшей и мудрой цивилизации есть чему поучиться.

Заниматься, по сути, надо было и «Ромашкой». Но радовало одно, что покойная актриса Лилия Максимовна Козицкая больше так и не появлялась перед Зурановым. Значит, её в чём-то устраивал исход дела или просто у неё не имелось возможности появляться здесь, на Земле, в человеческой оболочке, состоящей из «плотной» материи.

Конечно же, можно было понять, почему она не доверяла органам городской милиции. Факт – упрямая вещь. От этого никуда не уйдёшь, не спрячешься, ибо мы научились жить подобно страусам, тем самым, которые прячут голову в песок. Одним словом, «моя хата с краю – я ничего не знаю». Но верили сыщики «Портала», что есть и там, в высших кругах и сферах разных уровнях нашего несчастного Отечества неподкупные, свято исполняющие свой долг, руководители. Но до всего у них не доходят руки, да и не могут дойти. Тут прав Козьма Прутков, утверждающий, что «не объять необъятного».

Процент раскрываемости преступлений (речь идёт о не навешивании на безвинных людей зверских убийств, грабежей, изнасилований и прочего) не очень низок по той причине, что упасть ему не даёт, так называемая, бытовуха. Тут всё предельно просто. За спиной наших Пинкертонов и Шерлоков Холмсов остаются серьёзные преступления, по их неведению порой, а зачастую умышленно. Таким образом, через пересыльные пункты на зоны едут убийцы и душегубы, ставшие таковыми по пьяной лавочке: дочь замочила батяню, любящий супруг – жену, тёща – зятя и т.д. Конечно, они тоже явные преступники, спору нет. Но «криминальные сливки», всё же, остаются за бортом корабля под поэтичным названием «Правосудие».

 

Хорошо бы отправить в места не столь отдалённые на очень долгий срок тех ребят, которые резко и внезапно разбогатели. Полный перекос в оценке «заслуг»? Разумеется… Страшен мир, где над каждым представителем «свободной прессы» имеется хозяин… Но обо всём этом можно было долго рассуждать, и всё «катило бы в тему». Здесь, в салоне «Форда», сотрудники «Портала» в который раз обсуждали и разрабатывали дальнейшие тактические действия по борьбе с преступностью. А стратегия сводилась к одному: не щадить преступников и отправлять самых активных представителей «клана урок», если не на тот свет, то во времена Раннего Неолита.

На ближайшем вечернем сборе всего племени Великий Нму решил поведать Уходящим о случившимся и запретить всем и всякому, под страхом смерти, употреблять в пищу человеческое мясо. Чем же они хуже Длинноносых, которые уже давно избавились от каннибальства? Даже преступников его племя теперь будет убивать и сжигать, но съедать – ни в коем случае! И даже во время войны и голода не следует есть мясо подобных себе, потому что… Впрочем, почему так не стоит делать, Нму до конца не осознавал. Пожалуй, скорее интуитивно, он понимал, что добрым богам и духам людоедство не очень нравится. Они же ведь, наверняка, не едят друг друга. Но, размышляя обо всём этом,

Великий вождь не мог окончательно прийти к мудрому решению. Делая ответственный шаг, он пребывал в сомнениях. Ведь врагов и преступников положено… съедать. Понятно, не без помощи Зура и определённого давления с его стороны самый главный человек племени решил внести революционные изменения в уклад жизни своего народа.

Кое-что было непонятно и для Зура. Допустим, если Рна такой мерзавец, почему же Лики-Ти и другие боги (небесный посланник, без сомнения, являлся таковым) приходили на зов бывшего Главного колдуна? Или, может быть, само растение Таку-Таку имело великую силу, а люди здесь ни причём? Просто, колдуны передавали друг другу, из поколения в поколение, тайны ещё более древних веков. Значит, так хотел Дагу-Бо. Сыщик решил при первой же возможности спросить Лики-Ти об этом. Ведь посланник богов дал понять Идущему по следу, что берёт его под своё покровительство. Значит, Великий Лики-Ти будет являться к нему гораздо чаще, чем к другим. Вероятно, не существует табу на беседу с Небесным Пришельцем для некоторых Великих двуногих. Чем же Зур хуже их? Кроме того, он всегда помнил, что там, в Мире Будущего он ещё и Зуранов, Алексей Владимирович, директор частного детективного агентства «Портал».

Может быть, зная, что умрёт в страшных муках, бывший Главный колдун Рна решил позлить Нму, признавшись в том, что он и его воины убили и съели многих родных и близких Великого вождя. Но не всё было правдой в словах ничтожного Рна. Умирая, он почему-то взял на себя и чужие грехи и преступления. Скорей всего, ему было уже всё равно.

Но бесспорно, на совести негодяя было множество смертей. И ведь этот человек тоже верил в Бога! Странно верил, по-своему. Зур и в образе Зуранова, находясь в Мире Будущего, часто сталкивался и там с двуногими, подобными Рна. Они жестоко убивали и приказывали это делать своим «шестеркам», а может быть, и жалким рабам. Иначе ведь не назовёшь тех, кто за жирную похлёбку или тысячу баксов может отправить на тот свет любого человека. И ведь многие из них тоже верили в Бога и даже слепо полагали (и полагают ныне), что Всевышний всё им спишет… за то, что они, к примеру, вносят какие-то вклады в строительство ново-русских храмов.

Бывший Главный колдун Рна считал, что творил своими поступками благие дела, принося в жертву всем добрым и злым силам ни в чём не повинных людей. Ведь чем больше святости заключено в мыслящем двуногом, отправленном на заклание, тем лучшим подарком он является для самого Великого Дагу Бо и Священного оленя Орхона. Когда Рна убивал кого-нибудь и съедал, то не считал такой поступок грехом. Что поделаешь, все ведь умирают, жнём раньше – днём позже. Какая разница. Да и смерти то нет, есть продолжение жизни… Наверное, злодея в чём-то понимал Лики-Ти. Так Рна мог творить зло, считая его добром и, по его мнению, имел на это право… из-за своего превосходства над другими, питаясь свежим человеческим мясом. Злой бывший Главный колдун мог поступать при жизни как угодно.

Но он лгал… даже перед смертью, пытаясь показаться перед окружающими ещё большим злодеем, чем он есть на самом деле. Впрочем, какая разница, сотней жертв больше или меньше. От Идущего по следу Посланник Дагу Бо требовал, просто говоря, активной борьбы за справедливость, быть защитником угнетённых, обиженных и, по сути, обращенных в рабов Мирах Прошлого и Будущего.

Всё это понимал Зур и считал, что не имеет смысла идти на стоянку Племени Длинноносых, чтобы узнать, к примеру, съел ли кто-нибудь из них хоть одного человека или существует ли там рабство. Все знали, что там подобных явлений не существует. Пленные через определённый срок становятся такими же равноправными людьми в племени, как и все Длинноносые. Понятно, что и они преступников не миловали… убивали. Давать, к примеру, убийце пожизненный срок – не только вешать на весь народ обузу, но и оскорбить память и доброе имя невинно убиенного злодеем человека. Убийца должен быть убит! Другого и быть не может, и не должно, если, конечно, он совершил зло не умышленно или по неосторожности, по собственной неопытности или незнанию.

Не стоит щадить и киллера любых времён и народов, если его рассудком завладели злые горные духи Андры (сумасшествие или психическая невменяемость). Это тоже зло, которое подлежит не кропотливому «лечению», а уничтожению… Ведь уничтожают же тигра или медведя, который нападает на людей. Так считал Зур, так считают многие люди из обоих Миров, в которых он жил. А «сердобольным» дяденькам, возомнивших себя филантропами можно и нужно надёжно и жёстко затыкать их фонтан «красноречия». Именно такие правоведы, медики и политики своими «гуманными» решениями, с помощью подобных действий и поблажек по отношению к преступникам, и разделят людей на сорта. Ведь Господь так не делает, он только ставит людей в неодинаковые «жизненные» условия. Вот и всё! Но в этом есть глубокий Мирозданческий Смысл.

Предвечернее сборище состоялось по решению Нму через два дня после того, как было уничтожены людоеды и предатели из Племени Уходящих, а главное – Длиннозубые. Великий вождь решил собрать всех высоко в горах, недалеко от гольцов, на Священном Поле Съеденных. Он стоял, почти величественный, в центре площадки в набедренной накидке из леопардовой шкуры, в синих рваных джинсах и с железным топором в правой руке для колки берёзовых чурок. Со всех четырёх сторон Света, в шагах пятнадцати от него, горели большие костры. Их было восемь. Недалеко от вождя стояли старейшины и колдуны, и небольшая группа воинов из охраны Нму. У огромного валуна сидели со связанными руками и ногами соучастники преступлений Рна. В основном, воины. Чуть больше тридцати человек.

Вождь поднял руку с топором вверх, потребовал полного молчания и начал говорить. Его голос звучал довольно громко, но не на столько, чтобы беспрепятственно преодолевать расстояние в шестьсот-семьсот метров. Надо сказать, что далеко ни каждому удавалось увидеть Величайшего из Великих, ведь племя по численности было не таким уж и малым. Многие же из тех, кто устроился вдалеке, на уступах дальних скал, почти ничего не слышали. Но зато имели счастье лицезреть своего повелителя, и по этой причине радостью светились их лица.

Конечно же, вряд ли здесь собрались все. Одни не признавали ни каких законов и табу, другим было просто лень подниматься в горы, у третьих имелись свои неотложные дела… Но, как говорится, горе тому, кто не располагает полезной и самой свежей информацией. Пусть он остаётся в неведение и позволяет другим решать за него его собственную судьбу. Инфантильность и недальновидность подобного рода стала причиной трагедий очень и очень многих человеческих сообществ всех времён.

А ведь вождь сообщал собравшимся о самом важном, громко и обстоятельно рассказывая о том, какие злые и жестокие дела творил тайный сподвижник чёрных сил, бывший Главный колдун Рна. Племя принимало вдохновенный, но страшный рассказ с замиранием сердец, вздохами и криками, потому что у многих в семьях исчезли близкие и родные люди. Да, всем было ясно: колдун Рна оказался негодяем.

– Пусть собравшиеся посмотрят на груды костей, лежащие вокруг них! – говорил вождь, поднимая правую руку с топором вверх.– Ведь не для того Небо, Солнце и Земля дали жизнь людям, чтобы их съели! А вся их вина заключалась только в том, что они просто дышали, видели и слышали… За ними не числилось ни какой вины! Это утверждает Великий Нму!

В конце своего не очень длинного выступления перед собравшимися Нму умело подвёл всё сказанное к тому, что отныне и навсегда предлагает запретить людоедство в Племени Уходящих. Он, всё-таки, окончательно решился на это. Справедливое решение, когда и другой пищи кругом достаточно. Впрочем, он сказал, что это не решение Великого вождя, а только его предложение. Как ни странно, оно было принято большинством. Но нашлись и скептики, которые громко удивлялись, негодовали и даже возмущались.

Какая – ни какая, а свобода слова в племени существовала. Не дозированная, не избирательная, не «целенаправленная», как ныне на иных телевизионных каналах России. Свободно можно говорить только о том, о чём дозволено или… рекомендовано. Здесь, в племени, всё же с демократией дела обстояли получше. Тот, кто желал говорить, выходил в центр площадки и высказывал своё мнение. Короткая и убедительная речь старого рыболова Гя почти чуть не испортила всё дело.

– Сейчас у Гя очень болен его маленький сын Тю,– сказал старик.– Его скоро заберут к себе боги. Но ведь Гя и его семья должны съесть мальчика после его ухода в Другой Мир, хотя бы часть его тела. Если Гя не сделает этого, то он прогневит всех добрых и злых богов и духов, он осквернит память предков. Не будет ему больше удачи в ловле рыбы! Гя всё сказал! Так что же он сказал не правильно?

Получалось, что правда была на стороне старого рыболова. Племя зашумело. Но ведь и Нму прав. Как же быть? Но тут слово взял Главный старейшина Рав. Он сказал:

– Очень многих за свою долгую жизнь съел Рав. Но разве он от этого стал лучше? Он охотник, и порой вместо того, чтобы питаться мясом кабанов или медведей, он ел человечину… своих врагов, умерших друзей и родственников. А то, что от них оставалось, как полагается, сжигал. А тем временем над Равом смеялись дикие звери и тоже поедали людей. Так пусть знают собравшиеся, что тот, кто не будет есть человеческого мяса, станет добрее! Ведь Длинноносые не употребляют такую пищу. Уходящие не любят Длинноносых! За что же? За то, что умнее Уходящих и добрее?

Он, как и Нму, сообщил тем, кто ещё не знал этого, что Рна оказался не только предателем, но и привёл к Серым Камням многочисленное племя Длиннозубых, которые пришли сюда, чтобы сожрать всех Уходящих. Вряд ли кто-то из присутствующих хотел бы, чтобы его убили только для того, чтобы пустить на мясо. Рав, не вдаваясь в подробности, сказал, что Великий Дагу Бо и Священный олень Охон с помощью Нму, Зура и Вла уничтожили злое и сильное племя. Но он не стал пояснять, как всё произошло, скорей всего, потому, что и сам не совсем понял это. Да и какая разница!

Слова, сказанные Равом, тоже были убедительными – и племя стало колебаться. Но перед собравшимися снова выступил Нму и окончательно поставил точку над прениями. Тут он даже заплакал, вспомнив ещё раз своих съеденных жён и детей. Первые люди Земли, разумеется, хоть и были в силу обстоятельств, кровожадны, но и сентиментальны, как дети. Впрочем, они, пусть и пращуры наши, но одновременно и Дети Человечества.

– Во!!!– Почти единодушно закричало племя, что означало, что закон принят.

Отныне любое людоедство каралось смертью. Кроме того, каннибалов запрещалось сжигать, чтобы их души так и не нашли дорогу к добрым богам. Аргумент был на столько весомым и неожиданным, точнее, не аргумент, а решение насчёт отмены кремации антропофагов, что племя встретило его долгой и унылой паузой-молчанием. Конечно, старики выражали недовольство. Ах, молодёжь! Опять она ставит всё с ног на голову, не прислушивается к словам тех, кто мудрее и опытнее. Разве что-нибудь хорошее из этого получится? Ясно ведь, что разумом Нму и Рава овладели горные и подземные духи Андры.

А Зур, стоящий в кругу старейшин, не проронил ни слова. Он думал, как найти преступников. Кости на белой барсовой шкуре не давали ему покоя. Тут же Главным колдуном Великий Нму назначил худого и стройного, и самого молодого среди своего окружения – Лкана. Новый избранник не выразил особого восторга и лишь коротко, встав на колени, поблагодарил богов. Подняв руки к Небу, потом в сторону вождя, затем к собравшимся, заверил:

 

– Лкан будет стараться!

Он же, помолчав некоторое время, предложил выбрать в колдуны, на освободившееся место, которое недавно занимал сам, старую женщину Люль. Она была мудра, скромна, наблюдательна и несловоохотлива. Старуха лечила людей от самых разных недугов травами, кровью животных, заклинаниями и другими средствами, не требуя за это ни какой платы. «В телевизионном шоу-конкурсе, где происходит «жаркая битва» экстрасенсов,– подумал Зур,– Люль не было бы равных». Но на данный счёт Идущий по следу, разумеется, заблуждался. Наши, российские «колдуны», работают под мощной «крышей», потому и очень многое могут.

Случались ошибки и у Люль. Но чаще всего, ей удавалось излечивать больных. Конечно же, по этой самой причине у неё имелось всё для безбедной и нормальной жизни. Благодарные пациенты снабжали её мясом, рыбой, овощами и фруктами. В её тёплой и уютно землянке имелись даже выделанные шкуры убитых животных.

Все знали, что женщина Люль может быть избрана в клан колдунов, потому что в давние годы успешно прошла через Ти-Ри-Ти и стала обладать такими же правами, как мужчина. Когда она лишилась мужа Сапа, утонувшего в горном озере Мокль, то не осталась в пещере с другими его жёнами, которые стали таковыми раньше её. Она ушла от них. Сама вырыла себе землянку, в молодости охотилась и занималась рыбной ловлей… и одновременно врачеванием. Но, всё же, для многих стало полной неожиданностью такое предложение Клана. Ведь, хоть Люль и прошла через Ти-Ри-Ти и была, по сути, колдуньей, но ведь она оставалась… женщиной. Некоторые, если не воскликнули, то наверняка подумали: «Ох, что делается!».

Но как бы там ни было, большинство старейшин и колдунов, а так же и Нму, при поддержке многих людей из племени избрали Люль колдуньей. Слегка растерявшуюся, довольно сухопарую старуху доброжелатели вывели в центр площадки. Отныне она вошла в Круг Великих. Люль тут же, глотая слёзы, поклялась, что будет честно служить богам и людям.

Потом, совершив необходимые ритуальные танцы прямо на костях несправедливо съеденных людей, Уходящие торжественно собрали и сожгли их останки. Каждый из племени, проходя мимо погребальных костров, бросал в огонь кость или немного дров. Церемония проходила организованно и упорядоченно. Кругом царила тишина. Когда же всё завершилось, новый Главный колдун Лкан вознёс руки к небу и сказал:

– Несправедливо съеденные идут в к Великому Дагу Бо и Священному оленю Охону! Пусть боги примут их!

Хотя уже почти приблизилась ночь, но и на этом не завершилось ещё решение всех вопросов. Нму поднял правую руку с топором в плотно сжатых пальцах и воскликнул:

– Пусть все видят Идущего по следу! Нму решил справедливо! Если через тридцать приходов и уходов Солнца Зур не найдёт того, кто убил и съел Ловс, то Идущий по следу выйдет из Клана Великих, а его место займёт другой! Но он может остаться в обществе Великих Уходящих, если подарит Нму своё оружие, уничтожающее вокруг всё, что можно уничтожить! Что скажет на это Зур?

Конечно же, Зуру и Вла стало ясно, что Нму начал снова свой нудный разговор с элементами шантажа о бластере, и надо было быть круглым дураком или идиотом, чтобы дать в руки негодяя такое мощное оружие. Стопроцентный дикарь воспользуется им только для того, чтобы поставить полмира на колени. Подобные прецеденты уже имели место в трагической истории Человечества. В Мире Будущего свой звериный нрав показывают не только президенты США, но и их верные рабы и сателлиты. Их политическая несостоятельность, близорукость и самонадеянность перешла все границы. Не только многие страны, народы которых они пытаются утопить в крови под любым «благовидным» предлогом, страдает от, так сказать, избранных штатских президентов и сенаторов.

Полностью «задемокрачен» и рядовой американец, которому вбили в голову, что он свободен, как птица, в полёте, но не сказали о главном… Не поведали о том, что живёт он на птичьих правах. За ним, если он не миллионер и не представитель мировой мафии, тянутся кредиты до третьего поколения. Он в долгах, как паук в шелках и зависит от хозяина, который может вышвырнуть его с работы или места службы в любой момент. Таким образом, получается, что рыба и, на самом деле, гниёт с головы. Если дичает президент со своими государственными секретарями, то в состояние кромешной дикости попадает и весь народ – от мала до велика. Увы, наши вожди и ново-русские бояре сейчас очень «успешно перенимают передовой опыт» своих незримых хозяев и крёстных отцов из-за бугра.

Но в России подобные эксперименты над народом заканчивались чаще всего не в пользу господ, объявивших себя князьями. Идущий по следу всегда пытался, если не жить одновременно сразу в двух Мирах, то никогда не забывать, что ему выпало судьбой и предначертано Свыше сидеть, что называется, сразу на двух стульях. Разума он не терял, поэтому не собирался вооружать с ног до головы никого из вождей времён раннего неолита.

– Зур скажет, что не может дарить то, что подарено ему другим человеком! – сыщик вышел на середину площадки.– Он найдёт всех виновных через двадцать, связанных с именем Ловс, восходов и заходов Солнца, и других, нарушивших табу и ставших злодеями. Зур очень скоро расскажет об этом всем, кто снова придёт сюда! У него нет тайн от Уходящих! Доволен ли таким ответом Великий вождь?

– Почти! – хмуро ответил Нму.– Но почему Зур сейчас не подтвердил в своих словах, что Ловс убита и съедена?

– Всегда и везде Зур говорит только о том, что знает, – поставил на место первого человека племени Зур.– Но вождь не должен сомневаться в том, что очень скоро он получит ответ. Сказанное Идущим по следу здесь услышат все собравшиеся!

Великий Нму сдержанно кивнул в ответ. Но и это было ещё не всё. Потому что своей участи ждали связанные по рукам и ногам воины и прислужники Рна. Вождь, обращаясь к своему народу, указал лезвием топора на пленников, объявил, что вот те люди, которые беззаконно убивали и съедали родных и близких Уходящих. Племя заволновалось, послышались роптания. Вооружённые охранники вождя и всех Великих крепче сжали в руках свои луки и дротики.

– Нму понимает негодование Уходящих!– крикнул вождь.– Он сейчас отдаст на суд пришедших сюда каждого из нарушителей закона племени! Но только не сразу всех, а по одному!

Перед Нму уже стоял один из освобождённых от пут пленников, слегка покачиваясь на своих тонких ногах. Это был, хоть и кровожадный людоед, но, всё же, только мальчик лет тринадцати-четырнадцати. Решили начать с него, потому что он находился с левого края всей цепи пленников. Вождь втолкнул опьянённого от ужаса юношу в разъярённую толпу. Короткий крик вселенского страха, а потом истошные вопли погибающего превратились в мощное горное эхо. Послышался хруст костей. Над толпой взлетела оторванная голова подростка, потом руки, ноги, внутренности…

Всё это шло по окровавленным рукам и уничтожалось, рвалось на мелкие куски ногтями, зубами. Что же здесь? Справедливый гнев народа или страшная месть кровожадной толпы? Какая разница. Ведь всё… по закону. Так было, так есть, так будет… Ведь Человеком стать не просто. Но суд этот был справедлив. Убийц, насильников, садистов, эксплуататоров, наживающихся на горе и слезах народа, следует отдавать на суд ни кабинетным клеркам, купленным и перекупленным на сто рядов, а именно разъярённой, порой жестокой, но справедливой толпе.

Но чаще всего, получается именно так: чем дальше в лес, тем больше дров. Во временных рамках. Зур, разумеется, помнил, что в Мире Будущего творились дела и пострашнее. Причём, судили совершенно безвинных людей, вершили (да и вершат) суд над народами, к примеру, «набожные» американцы, которые кичатся своими «гуманистическими» канонами, «высокой» моралью и нравственностью, стремлением бороться за «права» человека в самых разных регионах Мира. Во время бомбардировки Белграда взрывные волны понимали воздух не только щебень от разрушенных зданий, но и оторванные головы, руки и ноги невинных людей. Тоже было в Багдаде, тоже самое происходит и в других местах.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru