Сглаз, порча и защитные заговоры

Александр Морок
Сглаз, порча и защитные заговоры

Часто бывает: был нормальный, веселый, пышущий здоровьем и жизнелюбием человек, и вдруг – большие перемены: помрачнел, затосковал, стал сохнуть на глазах, болеть, из жизни ушла радость. И видимых причин нет… Или привязалась к человеку неизлечимая болезнь, никакие врачи не в силах не только помочь, но даже определить характер его недомоганий. Вот тогда и выплывают эти знахарские диагнозы – сглаз, порча. Что это за «притки» да «хитки?» Об этом-то и идет речь в нашей книге, а также о знахарях, ведунах, их методах насылания и снятия порчи и сглаза, травах, «заветных» словах, бесах, ангелах, экстрасенсах и их взглядах на интересующие нас вопросы. Ну и, конечно, заговоры, молитвы, без которых не избавиться от этих заболеваний. Сборник рецептов пригодится не только «порченным»

Раздел I
Сглаз, порча и защитные заговоры

«…И случилось дивное диво: вдруг Сигизмунд, король могучий и гордый, опустил голову и тихим голосом принялся молить:

– Прости мне, Готфрид, мои слова! Это слова несчастного отца, который не знает, как свою дочь спасти. Моя единственная дочь, принцесса Роксана, заболела странной и загадочной болезнью, что врачи черной меланхолией и черной тоской называют. И еще сказали они – тоска эта действует, как медленный яд, и раньше, чем зацветут деревья, дочка моя умрет. Одно только спасти ее может – искренний, задушевный смех, идущий от самого сердца. Ты, один только ты спасти ее можешь!»

Галина Гурская
«О принце Готфриде, рыцаре Рождественской звезды».

Из истории российского волховства

1572 году царь Иоанн (Васильевич) IV обратился к церковному Собору за разрешением на четвертый брак, жалуясь на то, что его первую жену Анастасию «испортили» недобрые люди, извели наветом и чародейством; вторую отравили вражьими кознями, а третью испортили злою отравою. Самого же государя худые люди и чаровницы держали «пред тем аки в оковах… а то творили они свои чаровствы, аки очи твои закрывающи». А. М. Курбский в своих сказаниях упоминал, что этот царь сам «выписал» с севера шесть десятков чародеек, с которыми он сносился через своего любимца Богдана Бельского.

В более же ранних летописях, например за 1467 год, упоминается факт смерти от «смертного зелия» супруги великого князя Ивана Васильевича Марии-тверянки. А князь Курбский Василий Иоаннович, находим в тех же летописях, «…сам стар будущи, искал чаровников презлых отовсюду», чтобы помогли его супруге исцелиться от бесплодия.

Приведенные нами примеры – крохотная частица всех многочисленных свидетельств повальной веры в колдунов и чародеев в те времена. Как видим, верили не только простолюдины, но и царственные особы и ученые. К примеру, знаменитый ученый конца XVII века монах Сильвестр Медведев также три года держал при себе волхва по имени Дмитрий Силин, который мог распознать «в животе болезнь… по солнцу» – «кому что будет»; «уговаривал» грыжи у младенцев, предсказывал, «будет меж мужа и жены совету» или не будет.

Чародеев не только признавали, но и страшно их боялись. Вступая на престол и присягая на верность государству, некоторые монархи не забывали упомянуть и ведунов. Например, Борис Годунов клялся в том, что если кто ему «учнет зелье лихое или коренья давати», чтобы «лихо какое… учинити» или «кто похочет портити», – того человека не слушать и не брать этих кореньев и зелий, а также чародеев к себе не «прилучати». Он предусматривал и главные виды колдовства: насылание лиха по ветру, порчу на след и вынимание следа.

Мы еще будем говорить об этих видах чародейства, а пока же остановимся на них кратенько. Костомаров Н. И. в своих «Очерках домашней жизни и нравов великорусского народа» (СПб., 1887 г.) пишет, что насылка по ветру состояла в том, что колдун, который мог управлять ветрами, с помощью заговора вызывал ветер, потом бросал по ветру пыль с наговорами, чтобы эту пыль нанесло на определенного человека и чтоб его мяло, раздувало, корчило, сушило и т. п.

Под выбором следа из-под ноги понималось следующее. Землю, по которой проходил человек, против которого замышлялось недоброе, замазывали в печи или сжигали, после чего тот начинал сохнуть, болеть, мог и умереть. Бывало, что на этот след просто наговаривали. Этот прием использовался также и для того, чтобы получить желаемое или приворотить избранника. Есть свидетельства, дошедшие до нас из XVII столетия (сыскные дела) о приворотном корне обратиме, привороте на царицын след, умышлении испортить царицу Евдокию Лукьяновну и много других таких дел.

А дворовые люди в XVII веке давали клятву, что никакого лиха «в естве, питье, в овощах, в пряных зельях и в платье, в полотенцах, в постелях, в сорочках, в портах», не учинят.

Очень часто случалось, что люди подозревали в колдовстве своих соседей, людей, с которыми были в неладах, и доносили на них. А к XVII веку колдовство уже преследовалось и жестоко наказывалось. Часто бывало, что доносы совершались просто из-за мести. Например, в 1677 Митька Печеный донес местным властям, что его жена, после того как побывала в гостях у его кума, стала «скорбеть и пухнуть». Кума пытали и сожгли на костре. А конюхи Иван Чуркин и Петр Хметевский в 1628 году жаловались на одну деревенскую вдову, которая испортила их жен. Сначала жена Петра начала «вопить кликушею» и кричать, как заяц, потом заразила кликушеством жену Ивана. Их вылечил один посадский человек, который давал пить наговорную воду и молоко «испорченным». Вдова, после того как созналась в нанесенной ей порче, понесла наказание.

Как явствует из летописей, много судебных разбирательств проводилось по поводу лишения мужчин половых способностей. В 1648 году драгун Федька Филиппов подал жалобу на Дарьицу, жену церковного дьячка, в которой писал: «Испортила она, Дарья, меня, учинила скопцом; и по пирам и по беседам она, Дарья, везде похваляется, что она так нарочно сделала. И я от тое порчи вконец погибну и женишки отстал».

При расследовании дела оказалось, что эта Дарья учиняла вред уже не в первый раз. Например, заподозрив одного крестьянина в краже у нее платья, похвалялась, что сделает его «такого черна, как в избе черен потолок, и согнет так, как серп согнулся». После этого «тот Евтюшка заболел вскоре и три года ходя, сох и сохши умер». Одному крестьянину она грозила, что когда вернется он домой, жену и детей своих не узнает. Братьям Фурсовым она сказала, что оборотит их вверх носом и будут они в четырех углах. В ту же ночь после ее слов братья слегли, а через некоторое время и вовсе померли.

А когда Федька Филиппов после венчания стал подниматься по лестнице в клеть, то колдунья Дарья зажгла лучину и бросила ее под лестницу, а «подкиня, стала на тот луч, поднем фост (подол), сцать». В этом колдовстве ей помогала пономариха Марья, которая шла следом за новобрачными и «клала огонь», «лучом катала» и вместе с Дарьей совершила непотребное действо. После проделанного Дарьей и ее сообщницей «Федька стал испорчен и скопцом учинен».

А на Сеньку Борисова, который валялся пьяный на улице, эта же Дарья, накрыв его подолом, навела килу, и глаза у него стали болеть.

Очень часто обвиненные в волховстве сознавались в своих черных делах и рассказывали о том, как они наводили порчу на людей. Иногда для этого приходилось прибегать к пыткам, но часто они и без этого все «выкладывали».

В XVII веке был случай, когда один помещик «привел в съезженную избу человека своего Сидорку Савинова да женку его Афроську да сказал, что тот человек его Алексея и жену его и людей – женку Досадку да женку Татьянку – ведовством своим испортил». Сидорка же в содеянном сознался, рассказав, что заподозрил Досадку в краже у него денег и в отместку напустил на нее немочь.

В том же XVII столетии Дашку Ламанову с мужем сослали в Сибирь за наведение порчи на царскую семью. Ходила она к ворожее Настасье, которая «людей приворачивает», у «мужей к женам сердце и ревность отымает», «на мыло и соль наговаривает», чтобы потом их в питье и еде жены давали своим мужьям с той целью, как она потом призналась сама, чтоб они «до них добры были». По наущенью ворожеи Дарья Ламанова сжигала свои рубашки и пепел сыпала «на след государыни царицы». Во время пытки призналась ведунья, что пепел посыпать она велела Дашке и ее подругам не для лиха, а чтобы государь с государыней снисходили к нуждам тех, которые подают им челобитные: решали дела в их пользу. При разбирательстве этого дела потянулась целая цепочка: от Настьки к другим ворожеям, которые «смывали» болезни у детей, «жабы во рте уговаривали» да «брюхо лечили». А одна торговым людям ворожила на удачу: наговаривала на мед и велела тем медом умываться со словами «как пчелы ярые роятца да слетаютца, так бы ко мне (торговцу) для скупки товаров купцы сходились».

Доказательством чародейства служило наличие кореньев и трав, с помощью которых и ворожили, и лечили. Считалось, что именно при помощи этих кореньев и трав наводится порча: например, «кликотная болезнь», при которой порченные «кликали» разными голосами – заячьими, птичьими, медвежьими, да и всякие другие болезни: родимчик, падучая болезнь, половое бессилие, лихорадка, «затворение кровей» у женщины и т. п. На всем этом мы остановимся подробно, но позже.

В Вятской губернии людей, которые совершали всяческие такие действа, о которых мы рассказывали, и насылали на людей несчастья и болезни в качестве мести, называли «еретиками». А вообще у них много названий – колдуны, ведуны, ворожеи, знахари. Этих людей боялись. Мы упоминали вскользь, что их наказывали: у нас на Руси увозили в ссылки, бросали в остроги, иногда приговаривали к сожжению огнем. В Европе с ними боролись куда строже: пытали и сжигали на кострах.

Все эти люди могли вогнать в человека бесов, отнять силу, иссушить кости, вызвать икоту, тоску, паралич, навести на человека глухоту и слепоту, отнять аппетит и сотворить много других невообразимых вещей.

 

Вот, например, в книге писателя из Ганы Айи Квеи Арма «Целители» есть глава, в которой подробно описывается власть колдуна над простыми смертными и смертельный обряд выявления колдунами злодея с помощью «напитка истины».

«Глашатай сказал, что напиток истины пьют согласно строжайшим правилам. Первое правило: смертельный напиток истины по очереди пьют все сверстники убитого. Второе правило: если сверстников много, первым пьет тот, кто был главным соперником убитого – в любви, в поисках власти, в физической или умственной силе.

Эсуман, целитель, бежавший от трудной жизни целителя в восточном лесу ради легкой жизни в Эсуано, стоял у самого пламени… Одет Эсуман был не так просто, как подобает целителю. Складки широкого шелкового халата переливались всеми цветами при пляшущем свете костра. Эсуман был нетороплив – как тот, кто наконец воплотил в жизнь ускользавшую грезу души, так что голос его, сердце и все существо сполна вкушали сладость каждого мига. Он знал: все, что произойдет этой ночью, произойдет потому, что он властен сделать так, чтобы это произошло. Только он может определить, когда смертоносный напиток готов для суда. Только он может приказать служителям у костра, что и когда делать.

…По распоряжению Эсумана первый служитель придвинул медную кастрюлю к пламени, и в нее налили воды. Глашатай пронзительным голосом объявил, что это чистая свежая вода прямо из реки-женщины. Эсуман велел второму служителю поставить жестяную кружку на воду в кастрюле. Блики плясали на медной кастрюле, на воде, на плававшей белой жестяной кружке.

Эсуман приказал, и двое с толстыми тряпками вышли из-за его спины. Они сняли с костра котелок и приставили его к медной кастрюле. Эсуман взял у второго служителя ложку и стал наполнять чашку в медной кастрюле дымящейся жидкостью из котелка.

…Эсуман подержал тыльную строну левой ладони над кружкой, чтобы узнать, остыл ли напиток смерти… Эсуман подошел к костру и поднял правую руку. Служитель подал ему ложку. Другой поднял тяжелый лоснящийся глиняный горшок, и Эсуман зачерпнул из него ложку растительного масла. Он протянул ложку над костром, тонкой струйкой вылил масло в огонь и сделал шаг назад. Пламя взметнулось, желтизна в нем взяла верх над всеми другими цветами. Оно постояло ярким столпом, задрожало и опустилось. Лицо Эсумана, казалось, само излучало яростный свет.

– Готово, – сказал Эсуман. – Итак, приступим.

Он сделал знак глашатаю. Из молчанья глашатай вернулся к речи. Он встал у костра и, закинув голову над горбом и уставясь в небо, снова напомнил зрителям о могуществе яда. Он назвал его напитком истины. Яд убьет виноватого, объявил он, и не причинит вреда невиновному. Он смерть для убийц, он простая вода для чистых сердец…

Глашатай напомнил правило, которое до сих пор забывали. Мужской член каждого испытуемого следует туго перевязать тонкой бечевкой – дабы злодей не исторг яд вместе с мочой и тем самым не посрамил правосудие.

Снова заговорили барабаны. Они выбили множество ритмов. Каждый испытуемый, отведав напитка смерти, найдет свой ритм и в танце вернется к жизни или умрет.

…Эсуман вновь подошел к костру…

– Подайте напиток истины! – приказал он, и голос его содрогнулся от ненависти, которую он не сумел скрыть.

Второй служитель снял смертоносную кружку с середины медной кастрюли. Неспешные капли воды падали со дна чашки назад в кастрюлю. При яростном свете пламени они казались оранжевыми и золотыми, как бусы.

Служитель подал кружку Эсуману. Двумя вытянутыми руками жрец принял сосуд со смертельным напитком. Он двинулся, как во сне, он шел, словно движимый бесконечно далеким богом, он прошел между двумя передними стражниками и остановился перед Денсу.

Жестом благоговенья Эсуман протянул Денсу кружку с ядом. Денсу взял кружку. Он глядел на нее, как зачарованный. Глядел, как прорицатель, который в святой воде ищет сокрытое от человеческих глаз.

– Пей! – раздался в ночи ясный, холодный, пронзительный голос Эсумана…»

В этом отрывке колдун выявляет убийцу с помощью варварского обряда, имея целью погубить ненавистного ему соперника, но и у нас на Руси колдуны применяли различные способы выявления, например, вора, видимо, берущие начало в этих языческих обрядах. Ниже мы расскажем о способе выявления колдунов, которые существовали в некоторых местностях у нас на Руси в прошлом столетии.

Сейчас мы часто смешиваем и колдунов, и ворожей, и знахарей в одну кучу, но между колдунами, с одной стороны, и знахарями и ворожеями, с другой, имеются большие различия. Колдуны, в некоторых местностях их называли «еретики», действуют с помощью дьявольской силы и вершат недобрые дела, а знахари – «знатки», знающие люди – лечат людей, снимают порчу, т. е. все те болезни, которые на них навели колдуны.

Существует сказание, что первый знахарь имел представления только о добрых травах, которые Бог посеял на пользу человеку. Он различал шелест и говор трав, имел способность слушать шепот матери-земли, Господь открыл ему многие тайны природы. Первый знахарь жил на пользу людям, совершал добрые дела. Но когда он стал стариком, ему захотелось вернуть молодость, и тогда-то ворожей узнал и злые травы. С помощью их он начал творить нечистые дела. От него и пошли знахари, которые передавали свои знания и заклятные слова, полученные от прародителя: привороты, отвороты, присушки, наговоры, заговоры от всякого рода болезней. Иногда их знает и простой люд, сохраняя их в своей памяти и замусоленных тетрадках.

Вот краткая история отечественного чародейства. Дальнейший наш разговор пойдет о зловредных людях и считающихся таковыми, и мы подробнее остановимся на таком понятии, как порча, и связанных с нею последствиях.

Глава 1
Чародеи и кудесники

Колдовское озеро – это не в лесах…

В деревенском быту, как уже говорилось, нередко смешивают знахарей, ворожеек, ворожбитов с чародеями – колдунами, ведьмами и колдуньями. Все они, по мнению народа, отъявленные злодеи. Корни этого кроются в извечной привычке во всем необычном подозревать сверхъестественное и в простодушной вере, что во всем, что не поддается нашему разумению, участвуют скрытые, таинственные силы, пусть и не всегда зловредные. Но такое понятие не совсем соответствует действительности. Между ними – существенные различия.

К колдуну чаще всего обращаются за тем, чтобы он снял злые чары, порчу, или наоборот – для того чтобы отомстить врагу, навредить ему, наслать на него порчу. А он для своих чародеяний призывает в помощь нечистую силу. Иногда он может делать и доброе.

Знахарь же в своей работе обращается к святым, использует молитву, дает гуманные советы, применяет для лечения травы, в отличие от колдуна, использующего, кроме этого, всякие кости, внутренности животных, части их тела, помет и другие самые неожиданные вещи.

Колдуны скрываются от людей, знахари работают открыто. Знахарей называли в далекие времена кудесниками. К ним обращались за исцелением от болезней, просили предсказать судьбу, найти вора или пропажу, для изгнания нечистой силы из дома, со двора и даже из самого человека, а также чтобы успокоить домового, желая присушить парня или девушку, вернуть мужа и снять ту же порчу.

Отличаются колдуны от знахарей и внешне. У колдуна внешность, как правило, отталкивающая. Глаза злые, чаще всего черные, темные, густые брови, резкий голос, властная манера поведения. Неприятные личности. Стоит вспомнить бабу-ягу!

А вот портрет всем известного российского колдуна Гришки Распутина, без которого шагу не могла ступить русская императрица, супруга Николая II, выведенный в романе «Нечистая сила» писателем Валентином Пикулем.

«На высоком лбу его краснела шишка – застарелый след от удара, полученного в кабацкой сваре, а шишку он закрывал длинными прядями волос. Покрытый оспинами нос выступал далеко вперед, похожий на иззубренное лезвие топора. Кожа была морщинистой и загорелой, а правый глаз Гришки обезображивало желтое пятно. Смотрел на всех муторно и беспокойно – противно эдак-то поглядывал».

Психологически он тоже весьма непривлекателен.

«Порченый – поставили на нем клеймо односельчане. Известно, сколь целомудренна русская деревня: матерного слова не услышишь, а Гришка сквернословил при любом случае, дрался бесстрашно. Лошадь не жалел – загонял насмерть. Внешне мрачный и нелюдимый, обожал веселье, и коли где гармоника пиликнет, он уже пляшет. Час пляшет, два, три часа. Пузырем вздувается на его спине рубаха, вонючая от пота. Плясал до исступления, пока не рухнет.

Имел тонкий нюх на выпивку. Носом чуял, где вчера пиво варили, где казенный штоф распивают. Придет Гришка, никем не зван, встанет у притолоки, в избу не входя, и стоит там, шумно вздыхая: мол, я уже здесь… учтите! Мужики пьют водку из мутных стаканов… Суют в бороды лохмы квашеной капусты, закусывая. На зубах хрустят крепенькие огурчики. Иной раз посовестятся: – Эвон, Гришка-то заявился. Може, и ему плеснем махоньку? Вить ен, как ни толкуй, а тоже скотина – ждет подношения…

Угостившись, Гришка не уйдет, а лишь обопрется о притолоку косяка. Быстро пустующий штоф приводил его в отчаяние:

– Налейте же мне, ради Христа!

– Это зачем же тебе наливать? Платил ты, што ли?

Протрезвев, мужики пугались: Гришка умел отомстить.

Один Гришку не позвал к угощению. Когда молодые на тройках ехали из церкви, кони вдруг уперлись перед домом – не шли в ворота. Все в бешеном мыле, рассыпая с грив праздничные цветы и ленты, под градом ожесточенных побоев, кони не везли молодых к счастью. „И не повезут“, – сказал Гришка, стоя неподалеку… Молодухе же одной, отказавшей ему в любезности, Гришка кошачий концерт устроил. Со всего села сбегались коты по ночам к ее дому, и начинался такой содом, хоть из дома выселяйся…»

Еще Пикуль пишет, что «Гришка Распутин, пока с лошадиного воровства жил, немало повидал коновалов. От них и познал врачевальные тайны, что тянулись в XX век от ветхозаветной Руси, от народного разума, от знахарских книг, писанных в лихие времена славянской вязью, закапанных воском древности…

Многое запомнил. Сберег. Пригодится!

Покровские мужики хоть и презирали Гришку, но иногда были вынуждены признать его превосходство над ними. Однажды мальчонку резанули косой по ноге, кровью исходил малый на сенокосе, а Гришка пошептал что-то, приложил травки – и кровь замерла…»

Знахари же в большинстве случаев – простые, благодушные и часто верующие люди. Это преимущественно старые люди: одинокие старушки и старики, вдовы и престарелые девицы. Обычно они на голову «выше» других. Иначе говоря, знахарь – человек, умудренный опытом и какими-либо знаниями, выделяющими его из среды заурядных людей. Они пользуются всеобщим уважением, а более всего те, кто добился знаний своим усердием и трудом.

В материалах под названием «Народные обычаи, суеверные предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии», собранных в период с 1861 по 1888 годы саратовским помещиком А. Н. Минхом, можно найти много интересных сообщений о колдунах, знахарях и описаний того вреда, среди них и порчи, или пользы, которые они производят.

«Дедушка мой сам говорил, – рассказывал помещику А. Н. Минху один пожилой крестьянин в селе Колено Аткарского уезда Саратовской губернии, – что была свадьба и видел колдуна: сидел он на почетном месте, и все ему кланялись, угощали его на славу и ни в чем не перечили, а то испортит; три из нашего села кличут от него (испорченные), да двое ходят на четвереньках. Жил он долго, нажил денег пропасть, а как стал умирать, так венец ломали; в полночь встал он из гроба и бегал за дьячком, который читал псалтырь, а зарывали его, так в могилу закопали осиновый кол, чтоб не мог встать».

«В Полчаниновской волости Саратовского уезда, – сообщает нам Минх, – верят вполне, что колдуны имеют при себе какие-то записки, или маленькие книжки, которых никто не видит и не знает, что в них написано; записки эти носят всегда втайне, под пяткой в сапоге или лапте; если колдун неграмотный, то может действовать, как грамотный, так как достаточно того, что он носит при себе эти таинственные письмена. Причиняют эти люди вред обыкновенно тем, на кого злы. Они портят, навешивают килу как скотине, так и человеку, и сажают беса через наговор на какую-либо вещь или просто взглядом: в наговоренной вещи засядет нечистый дух и колдун либо предает ее сам в руки, или бросает, куда ему нужно; в последнем случае в первого поднявшего входит нечистая сила, и дня через два или три он начинает беситься. Вот почему крестьяне осторожны при находках, нашедши на дороге или в поле какую-либо вещь, они твердят молитву и сдувают с нее нечистую силу. Тогда наговор исчезает и нет опасности взять находку в руку.

 

Когда человек подвергнется порче и в нем сидит нечистый дух, то другие легковерные приходят к нему ворожить; кто о пропаже, кто о своей будущности, а иной просто из любопытства, и если нечистый дух захочет открыть тайну, то сказывает, но бывают случаи, что и не сказывает. Прежде чем идти ворожить, надо обязательно узнать имя и отчество нечистого духа и тогда, подходя к нему, надо назвать его именем, отчеством и сказать: „я-де пришел или пришла поворожить о том-то“, – дух начинает биться, кричать и через несколько минут падает со всего размаху на пол; с полчаса лежит совершенно бездыханный, неподвижный труп, в это время, говорят, дух вылетает из человека и рыскает по свету, отыскивая то, о чем просили. Наконец дух возвращается и входит опять в тело испорченного, члены начинают шевелиться, руки и ноги размахиваются, глаза открываются большие, белые, горящие огнем. Одержимый бесом вскакивает, садясь в углу на скамье, начинает сказывать, что то-то найдется, нужно ожидать.

Говорят (Полчаниновская волость), что для открытия в селе колдунов существует следующий способ. В продолжение всего Великого поста надо каждый понедельник рубить дрова и всякий раз бросать по нескольку полен на подловку (чердак), а в заутреню на Пасху собрать все эти поленья, затопить печь; узнав об этом через посредство нечистой силы, колдуны непременно явятся просить чародейского огня; противиться их требованию не следует.

Есть еще поверье в народе, как узнать колдунов: надо на Вербное воскресенье взять покрупнее свечку и зажигать ее всю Страстную неделю на стояниях и на Пасху у заутрени; затем надрезать кору на яблоне и заткнуть свечу за корой, вниз фитилем, оставить так до следующей Пасхи, на целый год; тогда перед заутреней ее вынимают так, чтобы никто не видел, идут с ней к заутрене и зажигают ее, после чего она становится чудодействующей: стоит лишь повернуть фитилем книзу, то колдуны, находящиеся в церкви, станут кверху ногами».

Малороссы называют колдунов «чаровники» и «чаровницы». В селе Сокур Саратовского уезда старожилка Прасковья Кухарева, старуха 90 лет, передала Минху рассказ, услышанный ею от родных. Это было в 1886 году.

В Сокуре было очень много колдунов, которые сближались со злыми духами, околдовывали людей. Здесь произошел такой случай. Крестьянский парень Петр полюбил односельчанку, красавицу Ульяну, не отвечавшую ему взаимностью. Он решил отомстить ей, для чего обратился к колдуну, крестьянину Игнатию Игнатьевичу Скиданову, посулив ему приличное вознаграждение. Тот приказал ему вырезать из косы девушки несколько волос и принести ему, что парень и сделал. Он принес волосы Скиданову, прося отомстить как можно злее за отвергнутую любовь.

Чаровник замазал эти волосы в чело печи, а парень спокойно пошел домой. В тот же вечер, как были замазаны ее волосы, девушка начала грустить и тосковать, свет Божий стал ей не мил. Через два месяца после своего замужества изнывавшая от неопределенной тоски Улита умерла, оставив вдовцом любившего ее и любимого ей мужа. Когда покойницу вскрыли, то сердце ее оказалось исколотым как бы иглами.

Пересказывает Александр Николаевич и свой разговор с молодыми парнями 20–25 лет из села Полчаниновки и деревни Федоровка Саратовского уезда, которые не сомневаются в существовании колдунов, в порчу, которую они наводят, и навешивание кил. «Завелись у нас в Полчаниновке колдуны Христофор Романов и Филат Семенов; последний, когда в свадебном поезде лошади не трогались с места и становились на дыбы, подошел к ним и крикнул: „Ей, вы, – я сам тут!“ – и поезд тронулся во всю прыть; на другой свадьбе заставил Филат обнимать гостей и целовать сохи (столбы, поддерживающие навесы на дворах). На сходе хотели его побить за колдовство, нос закрывает: если колдуну разбить нос до крови, обтереть эту кровь тряпкой и сжечь ее, то колдун не будет уж в силах колдовать».

Многих из атаманов-разбойников, сообщает в своем труде саратовский этнограф, народ считал колдунами. К этой категории относили и Степана Разина.

В «Саратовских губернских ведомостях» в № 3 за 1895 г. мы нашли легенду про Стеньку Разина.

Ущелье, или овраг, где Стенька Разин запирал в подземельях захваченных в плен, называлось Тюрьмой или Дурманом и было покрыто такими чащобами, что пленник не мог оттуда выбраться. А в 200 саженях от Дурмана, на берегу Волги, находится бугор Стеньки Разина, о котором существует такое предание.

Шло однажды по Волге судно. Когда оно поравнялось с этим бугром, то два бурлака сошли на берег. Один из них предупредил второго: «чтобы ты ни увидал, ни услыхал – молчи». Взобравшись на бугор, они увидели отверстие, вроде погреба, с дверью. Отворив ее, увидели хорошо убранное подземелье, похожее на настоящую комнату. «В углу висел образ Спасителя в золотом окладе, обсыпанном бриллиантами и разноцветными камнями; перед образами теплилась лампада. Посреди комнаты стоял гроб, окованный тремя золотыми обручами, возле лежал огромный железный молот и железные прутья. Вдоль стен расставлено множество бочонков, насыпанных доверху золотом, серебром и драгоценными самоцветными камнями; а также ценная металлическая утварь. Бурлаки помолились иконе; вожатый схватил молот и разбил обручи на гробе: крышка поднялась, и из гроба встала красная девица необыкновенной красоты и выговорила: „Что вам нужно, ребята? Деньги, утварь, камней самоцветных – берите, сколько душе угодно“. В ответ на это вожатый схватил прутья и начал стегать красавицу, безбожную Маришку, и сколько она его ни умоляла о пощаде, все было напрасно. Товарищ не вытерпел и сказал: „Полно, брат, с ума ты что ли сошел?“ Но едва он успел произнести эти слова, как невидимая сила подхватила его и выкинула в дверь, которая тотчас же захлопнулась, и послышался голос „Восемь – девятого!“ Вслед за тем дверь и отверстие пропали. Испуганный бурлак едва добрался до судна; у него отнялся язык, и три года он оставался нем. После уже он рассказывал, что если бы он сумел помолчать и если бы они сумели завладеть иконой, как говорил ему еще дорогой вожатый, то все богатство перешло бы в их руки».

Крестьяне верили также, что «Стенька по сей час жив, его земля не принимает, и живет он, окаянный, на островах, а змеи грудь у него сосут».

И еще одно одно предание о Разине. Недалеко от Камышина возвышается Уракова гора, названная по имени атамана разбойников, у которого, по преданию, Разин служил 15 лет кашеваром, потом застрелил Уракова и сам стал атаманом. «Здесь, предтеча Стеньки, Урак (татарский князь) имел свой притон. Разин, еще мальчиком, пришел сверху, из Ярославля, и 15-ти лет поступил в шайку Уракова кашеваром. Раз Ураков хотел задержать судно, а Стенька закричал: „Брось, не стоит, бедно“. Ураков, не ожидая после такого замечания удачи, пропустил судно, но погрозил Разину. Приходит другое судно – Стенька опять то же. Взбешенный атаман выстрелил в него из пистолета, но Стенька не пошатнулся, вынул из груди пулю и, отдавая ее Ураку, сказал: „На, пригодится“. Ураков от страха упал; разбойники, видя чудо, разбежались, а Стенька незаряженным пистолетом застрелил Уракова и стал сам атаманом его шайки. Ураков схоронен тут же на своем бугре и, говорят, 7 лет из могилы кричал проходившим мимо судам: „Приворачивай!“»

Есть и другое интересное предание, связанное с разбойниками-колдунами в материалах Минха. В Аткарском уезде в местечке между двумя оврагами никогда не кричали лягушки, которых здесь было несметное количество, и они квакали в других частях речки, только не здесь. В народе это объяснялось так: «Лет сто назад, когда в окрестностях Маматовки водились разбойники, одна из шаек получила известие, что ночью придет в Белгазу проезжий богатый купец с товарами; разбойники расположились караулить его немного выше села в Жадовом овраге… через который пролегала дорога. Ночь была темная, лягушки страшно кричали в реках и озерах; разбойники просидели в овраге до свету и не слыхали никакого движения на дороге. По утру уже узнали они, что купец проехал Белгазу перед рассветом и догадались, что виною их неудачи был громкий крик лягушек. Атаман был колдун и в досаде наложил на лягушек заклятие, чтобы они сто лет не кричали; могучее слово окончилось недавно: года четыре (рассказ 1868 года) как лягушки стали кричать снова». Минх сообщает, что священники села, где происходили эти чудеса, подтвердили рассказ крестьян.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru