За точкой невозврата. Утро псового лая

Александр Михайловский
За точкой невозврата. Утро псового лая

– Политические интересы Российской Федерации требуют сохранения нашего влияния в Закавказье хотя бы на нынешнем уровне, – сказал президент. – Но никаких военных операций, хотя бы до завершения событий на Украине, быть не должно, ибо солдаты у нас не резиновые и делением пополам, как амебы, не размножаются. Необходимо удерживать самых буйных деятелей на коротком проводке, несмотря на то, что со стороны нашего геополитического противника будет вестись работа по переводу армяно-азербайджанского конфликта в активную фазу.

– В определенных кругах есть мнение, что улаживать драку армян и азербайджанцев ценой крови русских солдат – это несусветная глупость, – со вздохом сказал Шойгу. – Необходимо сообщить господину Алиеву, что в условиях разгорающегося экзистенциального конфликта с западным миром и дефицита личного состава для улаживания конфликтов мы для купирования ситуации без колебаний применим ядерное оружие, возможно, даже неоднократно. И экономика от этого тоже выиграет, поскольку Азербайджан является конкурентом наших компаний в области поставок нефти и газа. И я вас уверяю, что никто никуда не пойдет, если, конечно, малахольные деятели из одного интересного министерства не начнут трепать по всему миру, что никакое ядерное оружие мы применять не собирались, а только пугаем им разных нервных страусов.

– Да, Сергей Викторович, – усмехнулся президент, – наведите порядок в своем ведомстве. Займитесь с дипломатами строевой подготовкой[8], что ли, чтобы был у нас нормальный МИД, а не восточный базар. А то иной раз по заявлениям ваших дипломатов не поймешь, на кого они работают – на нашу страну или на врага.

– В настоящий момент меня больше беспокоит положение в Казахстане, – сухо сказал Шойгу. – С этим государством Россия имеет огромную, почти необорудованную границу, на его территории присутствует значительное русскоязычное меньшинство, а власти оказывают покровительство националистическим движениям самого гнусного толка. И кроме того, в Казахстане имеются такие же, как и на Украине, американские биолаборатории. Чем они там занимаются, мы не знаем, но наверняка чем-то чрезвычайно опасным. И в этих условиях новое, только что избранное, молодое и прогрессивное руководство этой страны начинает демонстрировать признаки воинствующей неверности, что наводит на очень тревожные мысли. Если эта поездка только выражает дежурный жест, обозначающий прозападную ориентацию казахского руководства – это одно, а если следом начнется серьезный долговременный перекос в сторону антироссийской ориентации, то совсем другое.

– Я думаю, – сказал министр иностранных дел, – что господин Токаев, прежде чем принять окончательное решение, еще долго будет приглядываться и принюхиваться, куда подует ветер… как и господин Пашинян. Если мы организуем в Москве саммит СНГ, ЕАЭС или ОДКБ, они оба примчатся туда в расчете на конфетку.

– Вопрос Армении считаю второстепенным, – сказал Бортников, – а вот с Токаева и его окружения глаз нельзя спускать. Очередная армяно-азербайджанская война при случае доставит нам легкую головную боль, а вот переход Казахстана на сторону наших врагов станет серьезной угрозой нашей территории. И именно в этом направлении американцы и турки будут вести свою работу. Не исключено, что, если казахское руководство увлечется межстульным маневрированием, то его снесут через националистический мятеж. Майдан в условиях дикой казахстанской действительности окажется делом страшным и весьма кровавым. Резня русскоязычного населения может начаться сразу же, без перерыва на празднование победы очередной цветной революции.

– Согласен с вами, Александр Васильевич, – кивнул Шойгу, – часть войск с боевым опытом придется держать в полной готовности у казахских границ. Но, как я понимаю, мгновенно такую операцию провернуть невозможно?

– Да, – кивнул директор ФСБ, – майдан на Украине начали готовить за год до известных событий. Но в Казахстане все может случиться гораздо быстрее, по схеме антисоветского мятежа 1986 года. Буйные аульные батыры там всегда под рукой, и привычка сперва убивать оппонента, а потом думать о последствиях в народе тоже присутствует. Достаточно клича от «уважаемых людей» – и беспорядки, начавшиеся по какой-нибудь экономической причине, например, из-за повышения цен на соль, муку, спички и бензин, моментально перерастут во всеобъемлющий мятеж.

– Да, коллеги, – сказал президент, – мы думали, что к югу от нас расположен союзник, но оказалось, что там черт знает что и с боку бантик. Я дам указание Минюсту проверить законность выделения территорий Казахской ССР из состава РСФСР на тот случай, если предсказанный Александром Васильевичем мятеж все же случится, и после его подавления перед нами встанет вопрос: а не открутить ли нам все в исходную позицию с юридической точки зрения? Ну а теперь давайте перейдем к экономике. Еще немного – и на нас обрушится шквал трамповских супер-пупер-санкций. Готовы ли вы, Андрей Рэмович, принять на свою голову этот живительный душ?

– Времени вы нам дали мало, – сказал Белоусов, – но все же кое-что сделать удалось. Часть наших средств удалось спасти, в последний момент переведя их поставщикам в нейтральных странах, которые ни за что не будут разрывать с нами экономические связи; еще какую-то часть удалось перевести в такие же безопасные валюты, а все остальное у нас, безусловно, заморозят, включая счета, на которые идет оплата за наши энергоносители и прочие сырьевые ресурсы…

– И что же ваши умные головы придумали для того, чтобы предотвратить это несчастье? – с интересом спросил Шойгу.

– Предотвратить не получится, – хмыкнул Белоусов, – можно только отомстить и компенсировать. Если Трамп бьет по нам залпами, то мы ответим аналогичным аккордом. Все экспортные товары будут торговаться внутри России исключительно за рубли. Где эти рубли возьмут иностранные покупатели, которым нужны наши нефть, газ, титан, удобрения и зерно, нам глубоко безразлично. Пусть окольными путями завозят в Россию товары, необходимые нашему населению, и комплектующие для промышленности, реализуют их за нашу валюту, а потом уже покупают то, что им надо. В любом другом случае это будет обмен реальных материальных ценностей на фиктивные обозначения в компьютере, не обладающие никакой стоимостью. На какую сумму они смогут завезти товара, на такую же купят газа, нефти и всего прочего.

– А не слишком ли это жестко, Андрей Рэмович? – спросил президент.

– Нет, – ответил премьер, – если мы допустим дисбаланс в импортно-экспортных операциях, то это будет означать, что мы кредитуем наших европейских покупателей. Мало того, что этот долг невозвратный, эти люди объявили нам экономическую войну, а кредитовать своих врагов просто глупо. Нет уж, время, когда мы выглядели добренькими идиотами, закончилось.

– Постойте-постойте, Андрей Рэмович, о каком кредитовании вы говорите? – немного растерянно спросил президент.

Тот вздохнул и принялся объяснять:

– В межгосударственной торговле оплата национальной валютой покупателя может восприниматься как долговая расписка, которая впоследствии будет погашена поставкой товаров или оказанием услуг. Положительное сальдо внешней торговли с Европой означает, что та осталась перед Россией в долгу, но не в денежном выражении, которое само по себе ничто, а в товарной массе. Недаром же умнейший человек своего времени, генералиссимус Александр Васильевич Суворов говаривал: «Мои солдаты денег не едят!», да и сказку о царе Мидасе на заре цивилизации древние греки придумали не просто так. Получается, что почти тридцать лет мы снабжали Европу важнейшим сырьем по заниженным ценам, а она отдавала нам товаром только часть суммы, при каждом удобном случае кобенясь и ерепенясь. Историю с продажей «Опеля» помните? Вот-то-то же! А сейчас дело и вовсе дошло до угроз полностью уничтожить российскую экономику. И с чего нам с ними после этого церемониться? Поэтому одновременно с арестом наших валютных счетов в американских, европейских и японских банках мы на своей территории арестуем пакеты акций, принадлежащие юридическим и физическим лицам с соответствующей юрисдикцией. Эти пакеты акций могут быть проданы нашим резидентам за рубли, но деньги за них будут зачислены на специальные замороженные счета. А потом, если Запад конфискует наши активы, то мы конфискуем их собственность, а если они разморозят, то и мы разморозим – пользуйтесь. Но главный вопрос – не в том, что будет с покупателями нашего сырья и владельцами расположенных на нашей территории предприятий, а в том, что станет с нашей собственной промышленностью и нашей экономикой.

– Действительно, состояние экономики – для нас вопрос первостепенный, – сказал президент. – Гляжу я на вас: творите такое, о чем и подумать раньше было страшно – и ничего… руки не трясутся, голос не дрожит, пот на лбу не выступает.

– А с чего им дрожать, – сказал Белоусов, доставая из портфеля стопку бумаг, – это глазам можно бояться, а руки должны делать свое дело. Если нам брошен вызов, то и отвечать на него следует соответствующим образом. В первую очередь необходимо снять внутренние ограничения, наложенные на нашу экономику действиями предыдущих правительств. Вот законопроект о приостановке действий норм ВТО, вот отказ от бюджетного правила, а вот отмена налогового маневра в нефтегазовой отрасли. Отказ от норм ВТО позволит нам полноценно работать с дотациями предприятиям ключевых отраслей и таможенными пошлинами. Отмена бюджетного правила перенаправит денежный поток в специальный инвестиционный фонд, из которого мы будем поддерживать дотациями важнейшие производства, и на основе частно-государственного партнерства финансировать создание новых производств. Этот механизм будет основным до тех пор, пока Центробанк не сподобится опустить ставку до таких уровней, при которых возможно развитие экономики на коммерческих началах. Отмена налогового маневра необходима для того, чтобы опустить внутри страны цену на топливо, что снизит себестоимость производства и стоимость жизни граждан. При этом иностранцы, экспортирующие к себе нефть, трубный и сжиженный газ, будут платить нормальную экспортную пошлину, размер которой будет зависеть от того, насколько этим продуктом обеспечены внутренние потребности. На то, что у нас в избытке, пошлины должны быть фискальные, а на то, чего не хватает – запретительные. Также возможны скидки, наценки – в зависимости от дружественности государства. Наши друзья, помогающие нам и в радости и в беде, будут платить половинную пошлину, а недруги и враги – двойную-тройную. Пусть все знают, что быть другом России выгодно, а враждовать с ней – накладно.

 

– Это вы очень интересно придумали, Андрей Рэмович, – сказал президент. – Мне даже страшно подумать о том, что сказал Антон Германович, когда узнал, что дело всей его жизни так непринужденно отправлено в сортир.

– Так не мы это начали, – пожал плечами премьер-министр. – Еще год назад экономическая конструкция, выстроенная нашими системными либералами, выглядела если не идеально, то хотя бы работоспособно. «Не чини то, что работает», – сказал мудрец, и я с ним в этом согласен. Но Трамп, бабахнув своими супер-пупер-санкциями, выбил у Антона Германовича из-под ног табуретку. О сохранении старой системы теперь речь не идет, ибо это верная смерть для всей страны, а у Антона Германовича при передаче дел Андрею Николаевичу из рабочего стола полезли несуразности. Когда Касьянов передавал дела Кудрину, а Кудрин – Силуанову, дело было между своими, а сейчас Антон Германович не знает, что и отвечать на вопросы человека, для него постороннего и не входившего в тесную либеральную команду.

– Ладно, – замял вопрос президент, – у вас есть что-нибудь еще?

– Хотелось бы, чтобы Центробанк был обязан не только отслеживать уровень инфляции, но и создавать условия для экономического роста, – сказал премьер, – тогда даже госпожа Набиуллина будет обязана соблюдать интересы государства, а не исполнять указивки МВФ и Всемирного Банка. Эти организации, напрямую подчиняющиеся нашим врагам, для нас сейчас не только бесполезны, но и вредны.

– Мы над этим подумаем, – кивнул Путин и спросил: – Александр Иванович, вы хотели что-то сказать?

– В настоящий момент, – сказал Бастрыкин, – у нас в стране активизировалась как вражеская агентура либерально-националистического толка, так и разные доброхотные личности: блогеры, журналисты и прочие знаменитости, поехавшие на этих темах головой. И хоть государственная власть крепка, раскачивать ее недопустимо. В основном в различных изданиях, сайтах и блогах публикуются ложные сведения о ходе операции на Украине и за Вратами, осуществляются призывы к классовой, национальной и религиозной розни, муссируются пораженческие и прямо панические настроения.

– И вы, Александр Иванович, хотите вернуть в уголовный кодекс пресловутую пятьдесят восьмую статью? – спросил президент.

– Не совсем ту пятьдесят восьмую статью, – сказал Бастрыкин, протягивая президенту бумаги, – ибо нам не требуется перестрелять всех инакомыслящих, да и номер может быть другой, чтобы не пугать нервных дам. Самое главное, чтобы омерзительные подрывные структуры, вроде ФБК или сепаратистских организаций, были разгромлены, а их лидеры и пехота – оформлены на длительные сроки тюремного заключения. Касается это и некоторых наших знаменитостей, привыкших к безнаказанности былых времен, а потому напропалую оскорбляющих страну, ее народ, армию и руководство. Это безобразие следует прекратить как можно скорее.

– Хорошо, – сказал президент, забирая проект закона, – я ознакомлюсь, и, если надо, сделаю изменения и дополнения изменения и в кратчайшие сроки внесу этот документ в Госдуму вместе с бумагами Андрея Рэмовича. Времени на раскачку нет.

20 апреля 2019 года, полдень. Днепропетровская область, окрестности н.п. Першотравенск (Первомайск)

Уже несколько дней вдоль дуги, охватывающей Донецкую группировку войск от Славянска через Першотравенск до Угледара (примерно 210 км), шло ожесточенное сражение на прорыв кольца окружения, причем случилось оно в самый неблагоприятный момент. С двенадцатого по семнадцатое число над зоной сражения разверзлись хляби небесные, и тихие грибные дождики чередовались с проливными ливнями и грозами. Наступать украинским формированиям в таких условиях было очень «весело»: танки и БМП, сойдя с асфальта и проехав некоторое расстояние, садились на брюхо в жидкой сметанообразной массе, пехота едва передвигалась, при каждом шаге стряхивая с ног налипшие комья грязи.

А с небес над линией соприкосновения сторон, помимо проклятых осадков, на землю падали снаряды гаубиц калибра 122-152-мм, выпущенные из самоходных и буксируемых орудий, а также реактивных установок «Град» и «Ураган». Русские солдаты тоже сидели в своих окопах, где по щиколотку, а где и по колено в воде, проклиная злосчастный дождь и пронизывающую сырость, да и артиллерия работала с обеих сторон. Но обороняться – это не наступать, а российская армия наваливала атошникам намного гуще и точнее, приветствуя особо крупные скопления бронетехники и пехоты залпами из «Солнцепеков». И под зазеленевшими кустами и в заполненных водой окрестных канавах лежали обугленные и вздувшиеся трупы украинских «захисников», которые имели несчастье встретиться с этим воистину адским изобретением русского оборонпрома.

Украинским генералам подождать бы пару недель до конца месяца, когда прекратятся дожди, с неба засветит яркое южное солнышко, а вездесущая грязь начнет подсыхать – тогда можно маневрировать на местности, не опасаясь угодить на вспаханное с осени поле. Но ресурсы группировки ограничены, а время поджимает. Склады, а также места скопления техники и живой силы непрерывно подвергаются ракетно-артиллерийским ударам. Помимо «Искандеров», цели в украинском тылу обстреливают «Малки», «Пионы», «Гиацинты», «Мсты-С», а также РСЗО «Смерч», «Ураган» и «Град». И все гаубичные и реактивные дивизионы оснащены модернизированной (после применения за Вратами) автоматизированной системой управления артиллерийским огнем. Точность (в пределах естественного эллипса рассеивания) – вежливость не только королей, но и артиллеристов.

При этом, учитывая паскудную привычку укров прятать свои объекты среди жилой застройки, обстрел по таким целям велся исключительно корректируемыми снарядами: «Краснополем» для «Гиацинта» и «Мсты», применяемым на дальности до двадцати километров, а также модернизированными фугасными снарядами реактивных систем залпового огня с комплексом лазерного наведения «Угроза». И не важен калибр снаряда: эта система устанавливается даже на «карликовую» неуправляемую (изначально) авиационную ракету калибра 57-мм – ту самую, что прилетает прямо в форточку.

Тут надо сказать, что еще год назад в российской артиллерии еще не было ни автоматической СУАО, ни «лазерных» боеприпасов к РСЗО, как массового явления. То есть их разработали и где-то они были, но насыщать войска этими приблудами было долго и дорого, а потому некоторым генералам думалось, что «вдруг само рассосется». На учениях «придворной» первой танковой армии есть что показать, и ладно. К тому же АСУО при всех своих великолепных характеристиках не предусматривало взаимодействия с беспилотниками, а впрямую КНМ (командно-наблюдательная машина) могла обнаруживать и сопровождать цели на расстоянии прямой видимости в десяти километрах днем и пяти километрах ночью. А если цель расположена на обратном скате высот и наваливает минометным и гаубичным огнем, то поневоле взвоешь. Полцарства за беспилотник! А когда летающая бандурина будет доставлена, то выяснится, что выть надо снова, поскольку она никак не стыкуется с АСУО. Артиллеристы вермахта – на что отсталые люди, почти из каменного века, – но и они не мыслят нормальной боевой работы без корректировки огня при помощи легкого связного самолета «Шторьх».

Руководство Ростеха и конструкторский коллектив ВНИИ «Сигнал» получили втык с самого верха за недоработку, и тогда же через Врата пошли первые ящики со слитками желтого металла, сразу обращенного на ускорение конструкторских работ. Во время Смоленского сражения и рывка к Риге положение дел в автоматическом управлении огнем артиллерии оставалось на «довоенном» уровне. Но уже к началу операции «Андромеда» на правобережье Днепра дивизионы гаубичной и реактивной артиллерии Экспедиционного корпуса ВС РФ получили модернизированные комплексы АСУО, а также достаточное количество стыкующихся с ними специализированных беспилотных самолетов и квадрокоптеров. В том числе в войска поступили аппараты, несущие на борту малогабаритные станции лазерной подсветки и целеуказания, предназначенные для совместной работы с корректируемыми снарядами «Краснополь», «Китолов», минами «Грань», а также снарядами РСЗО, оборудованных комплексом «Угроза». И начался в заднепровских степях пир души артиллериста, когда серо-голубые беспилотники выявляли любое передвижение врага, наводя на него то шквальный огонь обычных неуправляемых снарядов, то дьявольски точный удар лазерных корректируемых боеприпасов.

После обкатки Вратами данные модернизированные комплексы управления огнем стали поступать и в войска Западного и Южного военных округов по эту сторону Врат, а также в прикомандированные части, которые заняли позиции вдоль западных рубежей Российской Федерации, ибо не одна только Украина считалась угрожаемым направлением. Правильно сказал еще живой Курт Волкер уже покойному Петру Порошенко: «Солдаты Гитлера недостаточно хороши для того, чтобы нанести русским серьезные потери, но на них, как на оселке, мистер Путин оттачивает свой командный состав. Самое главное на войне – умение убивать врага, глядя ему в глаза, и не жалеть предателей, а именно этому мастерству наци обучают русских просто на отлично. Вжик-вжик, вжик-вжик – и русская армия уже острая, как бритва. Вы для нее – потомки предателей и идейные последователи нацистов, и стрелять в вас они будут без колебаний… Ха-ха-ха!»

И вот сейчас этот жужжащий рой беспилотников, повиснув над полем боя и ближним вражеским тылом на высоте около километра, безо всякой пощады наводил на вражеские боевые порядки огонь гаубичной и реактивной артиллерии. Увидел врага – убей. От обнаружения и идентификации цели до команды на открытие огня – меньше минуты. Даже за Вратами артиллерия не работала с такой яростью и беспощадным желанием убить как можно больше врагов, разве что по дивизии СС «Галичина». На западном обводе Донецкого котла даже и наводить особо было нечего: асфальтированные дороги узкими ниточками пересекали непролазное поле грязи, прочерченное руслами речек и ручьев да шрамами оврагов. Сойти с асфальта значит увязнуть в грязи – вот и перли колонны укровермахта, видные с небес как на ладони, напролом, мимо воронок, сгоревших остовов машин, да разбросанных по обочинам трупам, только для того, чтобы сгореть в гремящем и лязгающем огненном жерле войны.

На восточном обводе, подступы к которому также были заставлены сгоревшей техникой и завалены трупами украинских солдат, оставшихся от неистовых попыток ВСУ две недели назад взять Донецк, было поспокойней, ибо на этот раз «воины» АТО стремились не к столице Донбасса, а от нее. Тут в основном работали корректируемыми снарядами по обнаруженным в процессе передислокации украинским подразделениям и складам. Особо мощные подземные укрепления, которые длительное время могли бы сопротивляться в полной изоляции, удостаивались ударов «Искандеров» или особо мощных фугасных авиабомб, которыми с дьявольской точностью кидались Ту-22М3. Уже на третий день сражения комплексы ПВО были выбиты беспощадно точным снайперским огнем артиллерии, и российская авиация чувствовала себя над котлом вполне свободно. Трехтонный «ржавелин» производства какого-нибудь шестьдесят лохматого года в сочетании с системой автоматического бомбометания «Гефест» – просто ужасающее оружие возмездия, способное как орех расколоть любой бетонированный бункер.

При этом часть беспилотников, кружащих под самыми облаками, несла аппаратуру, подавляющую сигналы GPS, сотовую и обычную радиосвязь. В результате командующий украинской группировкой был вынужден держать связь со своими частями по проводным телефонам на восточном обводе или через посыльных – в том случае, если телефонную линию туда не проложили или абонент не отвечал. Зачастую, прибыв на позицию, посланец пана Наева не обнаруживал ничего, кроме огромной воронки, на дне которой жиденько плещется дождевая водица, да разбросанных на сотню метров вокруг обломков того, что прежде было командным пунктом или местом дислокации одного из многочисленных подразделений. И все, пишите письма в ад.

 

Двадцатого числа, когда подул восточный ветер и тучи немного рассеялись, а под утро землю даже немного прихватило морозцем, даже последнему упрямцу стало понятно, что сражение по прорыву окружения завершилось поражением украинской армии. Техника разбита, завязла в грязи или стоит без горючего, в лучшем случае машины дохлебывают из баков последние литры соляры. Артиллерия повыбита или брошена расчетами, ибо даже одиночное орудие на марше или позиции навлекает на себя огневой удар. Пехота понесла жестокие потери и деморализована. По большей части они даже не дошли до рубежа полевой обороны, который русская армия выставила на их пути, а их побратимы бесславно полегли на пропитанных водой полях в попытке совершить невозможное. Еще немного – и дезорганизованная поражением армейская структура начнет распадаться на отдельных людей, желающих выжить любой ценой.

Еще месяц назад они глумились над местными жителями, называя тех ватниками и колорадами, угрожали убийствами без повода и причины, а сегодня они готовы бежать куда глаза глядят, но бежать некуда: повсюду эти ватники, вооруженные и до предела злые. Вот если поднять белый флаг и пойти сдаваться – тогда пожалеют, но в этом случае из тыла в спины ударят пулеметы уцелевших правосеков и прочих отморозков. Этих даже в плен возьмут только до полевого трибунала, который может вынести лишь один приговор – расстрел. Армия Цеевропы, не справившаяся даже с ополченцами Донбасса, при столкновении с русской армией потерпела сокрушительное поражение. Российские войска в лице своих лучших представителей, получившие за Вратами боевой опыт большой европейской войны с нацизмом, с легкостью победили скопище формирований, имеющих большой стаж карательно-мародерской операции.

Порядочные генералы в такой ситуации стреляются или, по крайней мере, высылают парламентеров на предмет сдаться в плен. Но пан Наев не хотел ни того, ни другого. Какая разница: отправиться в ад сразу или через какое-то время, после приговора Донбасского трибунала, который не может вынести другого приговора, кроме расстрела. Проскочить, прорваться, просочиться в ночное время мимо опорных пунктов вместе с самыми преданными и умелыми людьми, не раз ходившими через фронт на территорию ОРДЛО. Нет тут у русских еще миллиона солдат для того, чтобы перечеркнуть степь сплошной линией фронта. Если послать в ночную атаку батальон – обнаружат и уничтожат, а вот так – тихонечко, на цыпочках – есть все шансы на успех. Ходили прошлой ночью люди, разведали верную тропу…

Но генерал не знал, что его временный командный пункт в селе Славное (в стороне от основного направления прорыва), уже обнаружен и признан достойным поражения. Эти люди еще ходили, курили, пили и проклинали Путина, но на самом деле были уже так же мертвы, как и покойники, пролежавшие на кладбище пару лет. Где-то далеко, на территории Российской Федерации, на столбе огня в небо поднялся «Искандер»; три минуты полета – и село Славное потряс страшный взрыв. Второе и последнее формирование штаба Донецкой группировки сил ООС (АТО) прекратило свое существование, отправившись прямо к херру Сатане, а подчиненные ему силы вошли в необратимый процесс распада и деградации.

8солдаты, занимающиеся строевой подготовкой, чувствуют себя единым целым, а штатские в толпе каждый сам по себе. Дипломаты должны ощущать себя солдатами страны во вражеском тылу, а не изрекать на весь мир свои личные мнения, заблуждения и предубеждения.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru