Непобедимая и легендарная: Непобедимая и легендарная. Призрак Великой Смуты. Ясный новый мир

Александр Михайловский
Непобедимая и легендарная: Непобедимая и легендарная. Призрак Великой Смуты. Ясный новый мир

Немая сцена, которая в этот момент произошла в королевском дворце в Яссах, к сожалению, не была запечатлена ни фотографами, ни кинооператорами, ни, наконец, писателями того времени, уровня Булгакова.

Выглядело все и торжественно, и комично. Гарцующий на горячем жеребце бывший великий князь и брат бывшего русского императора командир Красной гвардии Михаил Романов и стоящий напротив него у тарахтящего «Рено», бледный и потный румынский король Фердинанд, узнавший в этом бравом всаднике дальнего родственника своей супруги и несостоявшегося коллегу по королевскому ремеслу.

Под перекрестными взглядами серьезных до невозможности бойцов, сидящих на броневиках, пересмеивающихся и перемигивающихся казаков и величественных, как горные орлы, текинцев, Его Румынское Величество с радостью осознал, что его не собираются ни расстреливать вместе со всей его семьей, ни умерщвлять каким-либо другим способом. Генерал Романов сообщил Фердинанду, что его с семьей, скорее всего, отправят подальше от войны и всех прочих проблем в Петроград.

Почти в то же самое время другой эскадрон кавалерийской бригады быстрого реагирования под командой знаменитого «революционного Робин Гуда», прапорщика Григория Котовского, в окрестностях Ясс настиг обоз, в котором удирали от наступающих частей Красной гвардии члены правительства Румынии во главе с либеральным политиком Ионелом Брэтиану. Этот самый Брэтиану был одним из самых яростных сторонников создания «Романия Маре» – «Великой Румынии» – «от Днепра до Адриатического моря». Сопровождавшие обоз и некоторые члены правительства Румынии попытались оказать сопротивление, за что были изрублены бойцами Котовского. Таким образом, большая часть министерских постов в этом правительстве оказалось вакантными.

Королевской Румынии был поставлен двухходовый шах и мат. Король в плену, правительство уничтожено, вертикаль власти рухнула и система управления страной перестала существовать. Теперь победителям с этим надо было что-то делать и делать быстро. Делать в том смысле, что Советская Россия не собиралась оккупировать территорию Румынии, за исключением, может быть, экономически ценного участка в нижнем течении и дельте Дуная. Со своими бы проблемами разобраться. В то же время советское правительство не могло пускать события на самотек. Бесхозную страну надо было куда-то пристраивать, и наркомат иностранных дел товарища Чичерина взялся за привычную ему дипломатическую работу.

Уже 18 декабря румынского короля со всей семьей спешно переправили в Петроград на двух вызванных товарищем Фрунзе из Киева четырехмоторных аэропланах «Илья Муромец», спешно переоборудованных из бомбардировщиков в пассажирские самолеты. Таким образом, детище Игоря Сикорского дебютировало в качестве ВИП-бортов. А дальнейший план действий был в общих чертах согласован с немецким правительством.

Для урегулирования румынского вопроса рано утром 20 декабря на переговоры в Яссы прибыли высокопоставленные германские представители. Их визит был неофициальный, и о прибытии посланцев кайзера Вильгельма знали немногие.

Делегация была представительная. На встречу с товарищем Фрунзе, бывшим великим князем Михаилом Александровичем и полковником Бережным прибыли главнокомандующий германскими, австро-венгерскими и болгарскими войсками фельдмаршал Август фон Макензен и сопровождающий его спецпредставитель германского кайзера Вальтер Ратенау. Как и в Риге, немцы собирались решить все сами, после чего поставить своих союзников перед свершившимся фактом.

Никакого Фокшанского перемирия в этой истории не было, так как отпала сама нужда в нем. Огонь по всей линии соприкосновения русских и австро-германских войск был прекращен еще после заключения Рижского мира. Протокол об этом был подписан кроме Германии также представителями Австро-Венгерской империи.

В таких условиях румынское правительство крупно себя подставило, попытавшись воспользоваться царящим на юге России хаосом и под шумок оторвать от нее Бессарабию. Антанта была далеко, а для центральных держав боевые действия между Советской Россией и Румынским королевством давали возможность, не нарушая подписанных в Риге документов, полностью ликвидировать Румынский фронт и получить возможность перебросить боевые части на другие театры военных действий: в Грецию, Италию и, самое главное, на Западный фронт.

Советское правительство, сейчас спешно наводящее порядок в Бессарабии и на Украине, в принципе тоже было заинтересовано в том же самом. Никто не сомневался, что стоит предоставить румын самим себе, и от них снова возникнут проблемы, причем для всех соседей сразу. Разговор предстоял насыщенный и непростой.

Германский фельдмаршал Август фон Макензен, высокий сухощавый старик с закрученными вверх усами, вместе с Вальтером Ратенау не спеша ехал по Яссам в большом открытом автомобиле марки «Бенц». За ними следовала еще одна легковая машина с адъютантами. А рядом, по обеим сторонам дороги, рысил взвод немецких улан из личной охраны фельдмаршала.

Острый взор старого вояки цепко подмечал малейшие детали увиденного.

Вот блокпост на въезде в город – пулеметные гнезда из мешков с песком. В самом городе на улицах повсюду патрули – солдаты, одетые в камуфлированное белыми разводами фельдграу.

У фельдмаршала вызывало удивление большое количество броневиков в такой же серо-белой окраске и забитая бронепоездами железнодорожная станция, тоже приведенная в почти идеальный порядок.

Перрон, у которого стоит штабной поезд, чист и охраняется цепью часовых в длинных кавалерийских шинелях, которыми командуют офицер и два унтера. Группа испуганных пленных румын, которые и навели на станции такую чистоту, с метелками в руках робко замерла в сторонке. При проезде через город немецкой делегации тоже нередко попадались такие же команды подметальщиков.

«Уборка улиц, – подумал фельдмаршал, – это, пожалуй, единственное занятие, на которое способна эта глупая и ленивая нация».

В общем, с точки зрения германского орднунга, впечатления у Макензена были самые положительные. Он не обнаружил никаких следов анархии и запредельного разгула, ассоциирующихся обычно со словосочетанием «Красная гвардия». Наоборот, все чинно и благородно, будто десять месяцев назад российское государство и не обвалилось под натиском революционного беспредела.

Автомобили остановились, и поспешно выскочивший из второй машины адъютант отщелкнул дверцу. Отсидевший ноги фельдмаршал неуклюже выбрался из автомобиля и огляделся по сторонам. Низкое серое небо, такая же серая окраска вагонов, с белыми разводами камуфляжа и униформа бойцов почетного караула, выстроившегося на перроне.

На голых ветвях деревьев громко орали вороны. Но эти пернатые твари одинаковы во всех частях света. Сам, по своей воле, фельдмаршал Август фон Макензен ни за что бы на свете не поехал в это гнездо русского большевизма. Если говорить честно – русских он не любил. Ни тех, кто воевал с ним во время правления императора Николая II, ни во время правления Временного правительства.

Но фон Макензен не мог не выполнить просьбу его любимого кайзера, которого фельдмаршал очень уважал. Всю войну провоевав на Восточном фронте, фон Макензен был не очень высокого мнения о русской армии, неповоротливой, плохо вооруженной, а с февраля 1917 года еще и плохо управляемой.

Правда, в самом начале мировой бойни, в битве под Гумбиненом 20 (7) августа 1914 года, ему пришлось убедиться, что сражаться русские умеют. Если, конечно, захотят. Тогда XVII армейский корпус, находившийся под его командованием, наступая в центре боевых порядков 8-й армии, потерпел поражение во встречном сражении с русским 3-м армейским корпусом и понес большие потери. Его войска тогда в беспорядке отступили, что предопределило поражение германских частей в том сражении. Это были те счастливые для русской армии дни, когда так называемые союзники своим политическим вмешательством еще не успели поломать планы русского командования, составленные в предвоенный период.

Сейчас же фельдмаршал не узнавал своих бывших противников и ничуть не жалел о том, что отправился в эту поездку. Это была совсем другая армия, несомненно, русская, но блестяще организованная и дисциплинированная. Она массово применяла новую технику, пулеметы, кавалерию и артиллерийский огонь. Теперь ему стал понятен и разгром 8-я германской армии под Ригой, который нанесла войскам генерала Гутьера именно Красная гвардия. А ведь под Ригой были лучшие германские полководцы: фельдмаршал Пауль фон Гинденбург и генерал Эрих Людендорф.

Там германскую армию переиграли в том, в чем ранее она была традиционно сильнее, то есть в плотности огня и подвижности соединений. Нет, не зря любимый кайзер просил Августа фон Макензена приехать сюда лично и посмотреть на все происходящее здесь своим зорким взглядом. И договориться, непременно договориться с этими новыми русскими по-хорошему, благо опыт успешных переговоров с ними уже имелся. Необходимо добиться, чтобы появилась возможность перебросить все задействованные против Румынии части на другие фронты Великой войны. Одних только немецких дивизий тут десять, а это, если вдуматься, целая армия, которая сейчас занимается непонятно чем.

Старый фельдмаршал уже знал, что именно он теперь напишет своему государю по итогам этой поездки. Есть вещи, которые стоило перенять, и кое-что из увиденного немедленно внедрить на Западном фронте и в Италии.

Следом за фельдмаршалом из автомобиля выбрался спецпредставитель кайзера Вальтер Ратенау. Герр Ратенау был выходцем из семьи немецких промышленников еврейского происхождения, но, в отличие от некоторых своих соплеменников, не отделял себя от Германии и был сторонником ассимиляции немецких евреев и превращения их в полноценных немцев. Его воззвание «Слушай, Израиль» вызвало большой фурор и впоследствии часто цитировалось нацистской пропагандой.

В экономике Вальтер Ратенау был сторонником плановых методов хозяйствования, чем оказался весьма близок к русским большевикам. Возможно, именно это, а не Рапалльский или Версальский договоры, не еврейское происхождение Ратенау и послужило причиной его убийства в 1922 году боевиками экстремистской организации «Консул». Из наркомата товарища Дзержинского немецким коллегам и лично гросс-адмиралу Тирпицу уже намекнули, что негоже терять столь ценные кадры при столь глупых обстоятельствах.

 

Но сейчас Ратенау должен был выступить, скорее, в качестве дипломата, чем промышленника и экономиста.

Партнеры по переговорам, вышедшие встречать немецкую делегацию, тоже были вполне представительными. Это были: видный большевик и нынешний военный министр в правительстве Сталина Михаил Фрунзе, младший брат бывшего русского царя, принц Михаил, участник знаменитого Брусиловского прорыва генерал Деникин, командующий корпусом Красной гвардии и победитель Гинденбурга полковник Бережной.

В общем, члены обеих делегаций друг друга стоили. Хотя, конечно, основными переговорщиками здесь были Фрунзе и Ратенау, а военные при этом находились в качестве статистов и консультантов. Пожав друг другу руки и запечатлев этот исторический момент для прессы, делегации прошли в штабной вагон, где, собственно, и должны были проходить переговоры. При этом немцы даже не поняли, что маленькая плоская коробочка в руках одного из офицеров свиты полковника Бережного не что иное, как миниатюрный фотоаппарат.

Позднее это соглашение назовут «пактом Фрунзе – Ратенау», или «Ясским сговором», и либералы всех мастей будут проклинать его в веках, не меньше, чем у нашей истории пакт Молотова – Риббентропа.

По итогам четырехчасовых переговоров было решено, что право оккупации территории Румынии, за исключением участка нижнего течения и дельты Дуная, занимаемого сейчас 6-й русской армией, получат Болгария и Австро-Венгрия. В Петрограде товарищ Сталин помнил о событиях, которые в нашей истории произошли в Будапеште в 1919 году, и всеми силами пытался предотвратить образование плацдарма Антанты на территории Румынии. Если война даже и закончится вничью, то в Германии, возможно, и не произойдет Ноябрьская революция. Но вот Австро-Венгрию не минует чаша сия. Давно уже страдающая от множества старческих болезней, она, как это случилось в нашей истории, будет развалена и растащена на куски вернувшимися из окопов и плена фронтовиками.

Отдельным протоколом было согласовано то, что после того, как на подлежащую оккупации территорию Румынии прибудут представители Австро-Венгерской администрации, части Красной гвардии отойдут за Прут, взяв с собой всех солдат и офицеров Русской армии, воевавших на румынском фронте. Вывозу в Россию подлежало также все принадлежащее России военное имущество, пусть даже Румыния и успела объявить его своей собственностью. Кроме того, эвакуации подлежал весь русский вспомогательный гражданский персонал тыловых служб.

Взятые Красной гвардией в плен румынские солдаты и офицеры должны были быть переданы австро-венгерской стороне для пребывания в лагерях военнопленных до момента завершения боевых действий. Все, что потом оккупационные австро-венгерские власти будут делать с «потомками римлян и даков», Советскую Россию не интересовало. Случайно обнаруженные же подданные бывшей Российской империи подлежали немедленной депортации на советский берег Прута.

Закончив переговоры и подняв бокалы за «взаимопонимание и сотрудничество», члены германской делегации сели в машины, и в сопровождении конвоя отправились восвояси, отдавать все необходимые распоряжения своим и союзным войскам. «Романиа Маре» приказала долго жить.

21 (8) декабря 1917 года. 04:35.

Севастополь

Глубокой ночью, со стороны Инкермана по дороге к Севастополю без лишнего шума подошел сводный отряд Красной гвардии под командованием майора Османова. Рабочая дружина Морского завода, охранявшая Камышловский мост и станцию Дуванкой, уже получила соответствующие указания. Не задавая лишних вопросов, она пропустила в город казачью сотню под красным знаменем, отряд Махно с тачанками, оба броневика с десантом, грузовики с ротой рабочих симферопольского завода «Анатра» и легковое авто.

При этом три десятка бойцов из рабочей дружины, для которых заранее был приготовлен идущий порожняком грузовик, погрузились в него и отправились вместе с красногвардейцами. Возглавлял отряд сопровождения старый питерский большевик Антон Иосифович Слуцкий, присланный партией в Севастополь для укрепления местной ячейки еще в октябре.

Цокали по каменистой дороге копыта коней, урчали моторы бронетранспортеров и грузовиков. Не доезжая до Сапун-горы, отряд свернул на Лабораторное шоссе, где у въезда в город их дожидался сводный отряд матросов Черноморского флота, верных петроградскому правительству большевиков. Тут же среди встречающих находился и Дмитрий Ильич Ульянов, не находивший места от волнения.

Майор Османов приказал колонне остановиться и вышел из машины. С другой стороны из темноты бесшумно появился комиссар Железняков.

– Товарищ Османов, это к вам, – сказал из темноты кто-то невидимый – скорее всего один из балтийских посланцев – представляя Дмитрию Ульянову командира отряда Красной гвардии.

– Здравствуйте, Дмитрий Ильич, – сказал Османов, пожимая руку младшему брату вождя пролетариата, – расскажите-ка, как тут у нас обстоят дела?

– Здравствуйте Мехмед Ибрагимович, – ответил Ульянов, – за последние несколько часов обстановка осложнилась. Эсеры с анархистами, да и некоторые наши товарищи, излишне горячие и легко поддающиеся постороннему влиянию, вот-вот готовы к кровопролитию. Они собираются начать самочинные аресты и расправы с офицерами и представителями местной буржуазии. Распоряжение товарища Сталина о восстановлении боеспособности Черноморского флота они называют чуть ли не изменой делу революции. Агитаторы всех мастей кричат, что, мол, на Балтике власть золотопогонникам уже вернули, теперь же и в Севастополе скоро будет такое же. В городе назревают беспорядки.

– Спасибо за информацию, Дмитрий Ильич, – сказал Османов, – нам тоже кое-что известно, в том числе и о шашнях с французской военной миссией господ эсеров, возглавляемых неким Фондаминским-Бунаковым, назначенным еще Временным правительством главным комиссаром Черноморского флота. Как вы уже знаете, отношения с Антантой у нас сейчас натянутые, можно даже сказать, враждебные. Англичане даже попробовали захватить наши северные порты, чтобы установить там власть своих марионеток, но получили жестокий отпор, и теперь сидят тихо. При этом мы понимаем, что они не успокоятся. От французов тоже можно ожидать нечто подобное, ибо боеспособный Черноморский флот им очень опасен. Но все это так, операция прикрытия, никакой реальной вооруженной силы за эсерами пока в наличии нет. А вот некоторые наши товарищи, по нашим данным, готовят нам удар в спину. Вы, наверное, уже знаете о том, что произошло в Питере?

Дмитрий Ульянов молча кивнул, и майор Османов продолжил:

– Стихийный бунт, который будет отнюдь не стихийным, готовит агентура Антанты, которая сейчас активно работает над организацией беспорядков в Севастополе и других приморских городах.

– Кого вы имеете в виду, говоря о «некоторых наших товарищах»? – осторожно поинтересовался Дмитрий Ульянов. – Я знаю многих и готов поручиться за каждого из них.

– Об этом поговорим потом, – сказал Османов, доставая из кармана телеграмму предсовнаркома Сталина и подсвечивая маленьким светодиодным фонариком, чтобы Дмитрий Ильич смог ее прочитать. – Вот для начала, пожалуйста, ознакомьтесь.

– Да-с! – сказал Ульянов-младший, прочитав выписанный на имя Османова мандат, дающий его предъявителю чрезвычайные, можно даже сказать, диктаторские полномочия. – И с чего вы, Мехмед Ибрагимович, собираетесь начать?

– В первую очередь, – вполголоса сказал Османов, – я назначаю вас, товарищ Ульянов, товарища Железнякова, товарища Махно и товарища Слуцкого своими заместителями. Для предотвращения стихийного бунта, о котором вы упомянули, нам для начала нужно нейтрализовать наших явных врагов – эсера Фундаминского, капитана второго ранга Акимова, раздувающего украинский национализм среди моряков Черноморского флота и Севастопольского гарнизона и анархиствующих бандитов. Кроме того, надо поговорить с членами городского комитета партии большевиков. Необходимо убедиться – все ли они действуют так, как решил ЦК партии. А если они идут против линии партии, то надо определить – поступают ли они так по незнанию или невежеству, или в их действиях есть злой умысел.

– С товарищем Сталиным согласовано решение направить в распоряжение ЦК товарищей Гавена, Миллера и Пожарова. Товарищ Гавен, как вы знаете, серьезно болен, и ему требуется серьезное лечение. А товарищи Миллер и Пожаров доложат в ЦК о ситуации, сложившейся в Крыму и Севастополе. Возможно, что потом они сюда вернутся, хотя, скорее всего, партия для них найдет совсем другие участки работы. Дмитрий Ильич, давайте об организационных работах поговорим позднее, – сказал Османов. – Вы знаете, где в настоящий момент находятся эти члены городского комитета партии?

– Да, – кивнул Дмитрий Ульянов, – конечно, знаю, Мехмед Ибрагимович. Сейчас они заседают вместе с остальными нашими товарищами в Севастопольском городском комитете партии большевиков.

– Тогда, Дмитрий Ильич, мы с вами туда отправимся. Будете показывать нам дорогу, – сказал Османов, оборачиваясь к подошедшему Махно. – А вы, Нестор Иванович, побеседуйте с местными анархистами. Я прошу вас разобраться – действительно ли это люди являются идейными анархистами, или громкими фразами пытаются оправдать грабеж и бандитизм. Ну, и заодно расскажете о том, что большевики предлагают селянам – ведь многие солдаты и матросы совсем недавно пахали землю и выращивали хлеб. А вообще, пора уже кончать со всем этим бардаком и наводить порядок. А то придет Антанта и наведет свой порядок. Такой, что живые позавидуют мертвым.

Полчаса спустя,

улица Новороссийская, дом 11,

помещение Севастопольского городского комитета партии большевиков

В небольшой комнате с зашторенными окнами было накурено, хоть топор вешай. Сизый дым слоями плавал у потолка. Неярко светили две стоящие на большом столе семилинейные керосиновые лампы. Собравшиеся тут люди спорили до хрипоты и все никак не могли принять окончательное решение. Трое из выступавших отказывались выполнить указание ЦК и советского правительства. Трое других поддерживали линию партии. Трое против троих. Спорить можно было до бесконечности.

«Несогласные», для которых Питер и Сталин были не указ, требовали немедленно начать террор в отношении представителей эксплуататорских классов и провести всеобщую экспроприацию и национализацию. Возглавлял эту группу Юрий Гавен, который после каторги был полным инвалидом и мог с трудом передвигаться на костылях. Его сторонниками были Жан Миллер и Николай Пожаров. Против «несогласных» выступали Ян Тарвацкий, Алексей Коляденко, Станислав Новосельский. Отсутствующий в данный момент Антон Слуцкий тоже считал, что идти против линии ЦК и заниматься террором – это неразумно и даже преступно.

По странному стечению обстоятельств, в реальной истории Гавен, Миллер и Пожаров сумели спастись после разгрома и ликвидации немецкими оккупантами и татарскими националистами провозглашенной ими Таврической республики. А Тарвацкий, Коляденко, Новосельский и Антон Слуцкий были схвачены крымскими националистами и расстреляны. Как знать, быть может, стечение обстоятельств было совсем не случайным? Своей смертью из спасшихся тогда от расправы умер в 1928 году только Николай Пожаров. А Юрий Гавен и Жан Миллер были в 1938 году арестованы, осуждены и расстреляны как враги народа и участники троцкистского подполья.

Но в самый разгар очередной словесной перепалки в коридоре раздались шаги и чьи-то громкие голоса.

– Николай, – сказал Пожарову Гавен, раздосадованный тем, что шум в коридоре сбил его с мысли, – посмотри, что там происходит?

Но не успел Пожаров шагнуть к двери, как она распахнулась, и на пороге комнаты появились Дмитрий Ульянов с Антоном Слуцким в сопровождении нескольких незнакомых людей, один из которых уж очень смахивал на старорежимного офицера.

– Здравствуйте, товарищи, – сказал Дмитрий Ильич, – разрешите представить вам прибывших из Петрограда делегатов от товарища Сталина – командира отряда Красной гвардии товарища Османова и комиссара отряда товарища Железнякова. По решению ЦК партии и распоряжению товарища Сталина товарищ Османов временно назначен верховным военным и гражданским начальником Таврической губернии. Кроме того, согласно этому же распоряжению товарищи Гавен, Миллер и Пожаров вызываются в Петроград в распоряжение ЦК нашей партии. Я полагаю, что как настоящие большевики все присутствующие проголосуют за то, что решение ЦК и большевистского правительства должно быть незамедлительно выполнено. Кто за то, чтобы подчиниться партийной дисциплине и выполнить распоряжение главы советского правительства – прошу поднять руку.

 

Присутствующие обалдело переглянулись. Пожаров попытался было незаметно сунуть руку под полу тужурки, где на поясном ремне висела кобура с наганом. Но увидев вошедших в комнату нескольких крепких вооруженных молодых людей, он так же осторожно и незаметно вытащил руку и сделал вид, что ищет в карманах носовой платок.

Полчаса спустя, когда Гавен, поддерживаемый Миллером и Пожаровым, покинул комнату, в ней было сформировано новое руководство партии большевиков Тавриды, состоящее из Османова, Ульянова и Железнякова и товарищей, выразивших полную поддержку правительству Сталина. Основная же работа была впереди. Необходимо было как можно быстрее установить в городе твердую советскую власть, прекратить брожение среди матросов и солдат гарнизона и приступить к налаживанию нормальной мирной жизни, а также восстанавливать боеспособность Черноморского флота.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60 
Рейтинг@Mail.ru