Разрыв легенды

Александр Лонс
Разрыв легенды

Глава 1. Админ

Меня разбудил яркий свет. Отодвинутая штора настоятельно рекомендовала просыпаться.

– Ну не-е-ет! Ли-и-ин! Зачем? Почему сейчас?

Лин не только уже встала, но успела даже облачиться в свой рабочий костюм. Моя подруга Чжуан Лин – наш третий модератор по незаконным проникновениям, эффектная миниатюрная жгучая брюнетка, с которой у меня сложились очень хорошие отношения. Девушка стояла перед окном, засмотревшись на утренний городской пейзаж. Ее кибернетическая рука матово блестела черным углепластом и стекловидным поликарбоном, а сквозь прозрачные участки мерцали перебегающие голубоватые огоньки и конструктивные элементы устройства. Этот протез Лин если когда и снимала, то лишь наедине с собой. Обычно даже в душе и в постели со своей искусственной рукой девушка не расставалась никогда.

Сегодня у нас выходной, и хотелось еще поваляться, если бы только не…

– Тебя админ искал, – пояснила Лин, повернув голову в мою сторону. – Почему-то мне сообщение кинул.

– Ошибся, наверно, – хихикнул я.

– Не думаю, – на полном серьезе возразила девушка. – Он редко ошибается.

– Вот зараза, – выругался я. – У нас свободный день. Подождет.

– Говорит, очень нужно, а у тебя все выключено.

– Да ну его. Лучше иди ко мне…

– Не советую. Он нервничает.

– А мы по-быстрому.

– Нет, я сказала. Вставай.

Пришлось включить связь.

Каждый день начинается примерно одинаково. Это утро отличалось от других точно таких же лишь тем, что у меня была Лин, и тем, что не надо рано вставать. У нас совпали выходные, и предполагалось проваляться в постели почти до обеда. Никаких предчувствий или смутных образов, что просто обязаны беспокоить в подобных случаях, не было. Не помню таковых. Тревожных снов тоже не припоминаю, выспался, как обычно.

Обычно я просыпался в одно и то же время, приводил себя в порядок, одевался и убирал постель. Фил, мой домашний дракончик в полтора фута ростом, подбегал и заискивающе смотрел на меня. Потом он принимался недовольно шипеть. Хлопал рудиментарными кожистыми крыльями и бегал за мной. Его следовало кормить. Я давал питомцу корм и завтракал сам. Сегодня все было бы примерно так же, но позже. Было бы, если б Лин не внесла свои коррективы. По выходным она иногда оставалась у меня.

– Слушай, Лин, покорми сегодня Фила, а? Погуляй с ним потом, ладно? Запри тут и ключи у консьержки оставь, с собой не забирай, хорошо? – умоляющим голосом попросил я. – А я годовой отчет за тебя напишу.

– Погуляю, конечно. Он, по-моему, уже почти привык ко мне. Поводок на месте? Знаешь, что в прошлый раз твоя консьержка спросила, когда я вот так же на прогулку Фила вывела? Кто я тебе – твоя девушка, просто подружка или уже жена?

– И что ты ответила?

Лин хитро заулыбалась, и ее глаза сжались в узенькие черные щелочки.

– Что коллега по работе, но мы иногда трахаемся.

Мы уже намеревались завтракать, как пришло экстренное сообщение от администратора домена. Уже мне адресованное. Наш админ, Майк Скиннер, требовал связаться с ним так скоро, как только смогу. Решив, что смогу лишь на сытый желудок, мы с Лин основательно подкрепились, выпили кофе, и лишь чуть погодя я дал знать, что к беседе готов.

– Долго спишь, – сердито буркнул админ вместо обычного приветствия.

– И тебе хорошего утра, – недовольно ответил я. – Что хотел? Чего у нас плохого?

С Майком, администратором местного домена, я был знаком уже давно. Еще с тех приснопамятных времен, когда сам бывал здесь лишь недолгим гостем[1]. Попадал только иногда – и, как правило, по делу. Случалось, правда, что для отдыха и общего релакса, но такие экскурсии обычно быстро заканчивались. Тогда-то мы и познакомились. Настоящим другом он, правда, не стал, он был просто priyatel`. В том смысле слова, который используется в русском языке. Типа – да, вроде как и выпивали вместе, но труп не поможет ни спрятать, ни ликвидировать. Впрочем, что бы там ни было, знакомство позволяло сохранять непринужденный стиль.

– Зайди, – потребовал Майк. – Конфиденциальный разговор.

– Ты у себя?.. А, уже вижу. – Я не сделал даже мнимой попытки к перемещению.

– Какие-то проблемы? – Голос администратора стал предупредительным и тихим, что не предвещало ничего хорошего.

– Как обычно. Утро, мизантропия, социофобия и прокрастинация вместе с системным взаимодействием тела и психики.

– Слушай, философ, быстро тащи сюда свою задницу, – начал тихо сатанеть Скиннер.

– Поссать хоть можно? Что, прямо сейчас идти?

– Сейчас, – прорычал админ и отсоединился.

Майк злился нечасто, лишь тогда, когда происходило что-то действительно скверное. Причем по уровню этой злости можно было примерно угадать степень случившейся гадости. Судя по срочности и резкому тону, произошло нечто экстраординарное. Крайне неприятное что-то. Хорошие новости такой безотлагательности и подобной свирепости обычно не требуют.

Я чмокнул Лин в щечку, извинился и убежал.

Идти предстояло действительно недолго. Офис администрации размещался в том же здании, только ниже на пару десятков этажей.

– Хорошо, что ты дома ночевал, – хмуро встретил меня админ, – а не кувыркался на выезде с какой-нибудь другой шлюхой…

– Вот знаешь, не будь ты моим начальником…

– То что?

– В морду бы схлопотал, вот что. Объяснишь? Или продолжим обоюдное хамство?

Наш админ сидел за своим столом, весь обвешанный виртуальными окнами. Сколько помнил Скиннера, он всегда выглядел как сравнительно молодой человек лет тридцати или около того. Тщательно подстриженный и весь какой-то ухоженный. За внешностью скрупулезно следил, а на работе появлялся в качественном, по фигуре костюме, белой рубашке и галстуке стального или серого цвета. Сам костюм тоже подбирался спокойных тонов. Оттенки серебристого, серого или почти черного. Эта исключительная педантичность в одежде сначала меня жутко бесила, потом я привык, а позже просто перестал обращать внимание. Вот если бы Майк посетил офис в растянутом свитере и затертых джинсах с оттянутыми коленками, тогда – да. Такое вызвало бы не только удивление, но и беспокойство о его рассудке.

– Извини, нервы, – сухо выдал Скиннер, будто эти самые нервы у него действительно когда-то были. – Проблемы у нас. Вляпались мы в нешуточное дерьмо.

– Не мы, а вы, – уточнил я подслушанной у кого-то фразой.

– Нет. На этот раз именно мы. И ты тоже, кстати. Этой ночью, ближе к утру, погиб модератор нашего домена. Совсем погиб, безвозвратно…

– Как это?

– А вот так. Личность стерта из всех резервных баз. Обстоятельства выясняются.

– Кто? – сразу же перебил я. Всех модераторов я хорошо знал, с некоторыми, можно сказать, дружил.

– Крис Коэн, – тихо пробурчал Скиннер.

– Что?!

– Были хорошо знакомы?

– Конечно. Иногда работали вместе. Вот черт… А как это случилось?

– Как, как. Так! Отчет почитай, сейчас кину тебе. Мало того, вчера еще сосед-админ… коллега мой из смежного… Это уже совсем не единичные эпизоды. Просто все другие случались далеко, и мы надеялись, что нас как-нибудь обойдет. Вот слушай. Тут не просто предположение, а установленный факт. По всем признакам получается, что наших людей убивает посетитель. Какой-то сумасшедший турист. Пришелец из Реала. Или не он сам, а только одно его появление так срабатывает, не знаю! Обстоятельства выясняются. По некоторым непроверенным и недостоверным сведениям, убивает кто-то один. Подозрение почти на уровне интуиции. Некоторые черты сходства…

– А почему тогда… – перебил я, но Майк не поддался и сформулировать не дал.

– Погоди, потом все вопросы. Так вот, некоторые черты сходства во всех преступлениях все-таки просматриваются. Повторяю: факт недоказанный, данных для описания единого почерка недостаточно, в серию пока не объединишь. Работа была проведена детективами других доменов, и очень обидно, что ты сейчас не сможешь с ними пообщаться. Только что по косвенным признакам было выявлено, что убийца как-то связан с твоим двойником в другой реальности, кто-то из ближайшего его окружения. Даже не спрашивай, как. Не знаю! Сам понимаешь, времени почти не осталось. Скажу только, что убийца моментально назад возвращается, к себе, здесь поймать его не получается, заблокировать – тоже. Если бы знать, кто это… Короче, так на текущий момент обстоят дела, – печально заключил Майк. – Хреново обстоят, так скажем.

– Короче, polnaya zhopa, как в таких случаях говорила одна моя бывшая знакомая. Да, но почему я?

– А кто? – Майк поднял на меня глаза. Нехороший у него был взгляд, оценивающий. – Работа у тебя такая. Ты же наш штатный детектив. Нашего домена. Это во-первых. Твой двойник, скорее всего, как-то ко всему этому привязан. Это во-вторых. А в-третьих, ты какой-никакой, а специалист по Реалу. Играющий тренер, так скажем. Мотаешься туда время от времени, частенько задерживаешься там. Остальные здешние обитатели давным-давно оторвались от первичных реальностей. Каждый от своей. Способности к обратному переходу или почти утеряли, или совсем утратили. Ну а в-четвертых, живешь недалеко.

– А в-пятых, – закончил я, – давно с тобой знаком.

– Тоже значимо, – кивнул Майк и опять уставился в одно из окон терминала. – Короче, тебе поручается.

– Да, но у нас есть еще несколько человек, которые гораздо умнее и профессиональнее меня. Намного лучше справятся. Почему бы дело оставшимся модерам не поручить? Все рядом. Вообще-то это их прямая обязанность.

 

– Вообще-то нет, – резко возразил админ. – Модераторы, модеры, как ты их именуешь, следят за порядком здесь, а Реал их не особо-то и беспокоит. Но они тоже над этим делом плотно работают, в чем ты скоро сам убедишься, так скажем. Тебе же предстоит…

– Я пока не согласился.

– Куда ты денешься? – кисло усмехнулся Майк и недобро прищурился. – Не согласился он. Отказаться не можешь, сам знаешь, почему. Напомнить?

– Не надо, – буркнул я.

– То-то же. Тебе предстоит обосноваться там и поймать убийцу. Кроме того, выяснить, как он вообще к нам попадает, каким образом. Сразу предупреждаю: не на курорт отправляешься. Памятку сейчас… вот, – Майк перебросил мне информационный пакет, – ознакомься перед отправкой. Так, что у нас еще… Там список контактов…

– Для чего этот список?

– Сам, что ли, не понимаешь? Это те из местных, кто в курсе, как устроен мир, так скажем. О нас они тоже знают. У них незамутненный взгляд на действительность и трезвое мышление, поэтому, если возникнут вопросы по происходящему там, поспрашивай у этих людей. Все они зависимы от… от обстоятельств непреодолимой силы, поэтому никуда от тебя не денутся и напрямую от сотрудничества отказаться не смогут. Если попытаются уклониться от общения с тобой, надави, да и вообще не особенно церемонься с ними. Так… Да, лист контактов не показывай никому, только для тебя инфа. Наизусть выучи. Лица запомни, понадобится. Пароль простой, это наш номер тамошнего мира. Его только посвященные знают… Если аккуратно будешь себя вести, ничего с тобой не случится.

– Подробности?

– Там сейчас эпидемия какого-то опасного вируса, иногда вызывающего смертельное воспаление легких, а иногда – психоз, упадок интеллекта и помутнение рассудка. А иногда ничего, проходит без последствий. Инфекция у них с конца декабря прошлого года, причем за несколько месяцев зараза охватила весь мир. Тысячи смертей ежедневно. Уже в марте объявили о пандемии – всемирной эпидемии. Люди ополоумели, не знают, куда бежать и что делать. Сейчас там самый конец весны, и уже разработали несколько вакцин, но о начале прививок пока не объявляла ни одна страна – просто потому, что из полутора сотен препаратов, разрабатываемых прямо сейчас, ни один даже не прошел клинические испытания. Лекарств тоже пока еще нет. Вроде бы рассказывают о каких-то прототипах, но окончательно на людях пока не тестировали, только на клеточных культурах. Однако на рынок эти средства выбросили, что, вообще-то, не вполне законно. Еще имеется конспирологическая версия, чисто для дураков. Говорят, что все это лажа, никакой эпидемии на самом деле нет, а народ гибнет от банальных пневмоний и тех самых таблеток, что принимает для профилактики. В качестве побочных эффектов от этих лекарств возникают те самые психозы с немотивированной агрессией. По другой версии, сам вирус поражает мозг и при скрытом течении никакой пневмонии не вызывает, но зато превращает нормального человека в агрессивного, невменяемого преступника. В зомби. Толпы этих отморозков убивают полицейских, громят магазины, жгут машины, ломают телефонные вышки и сбрасывают памятники. Всюду какие-то идиотские митинги с нелепыми требованиями. Народ с ума сходит, как я уже говорил. Школьников-прогульщиков, уголовников-наркоманов и клинических психопатов объявляют чуть ли не святыми и почему-то великими учеными. Вот такие психи – или один псих – к нам и попали. Есть сильные подозрения, что в ближайшем будущем число сумасшедших попаданцев будет у нас возрастать экспоненциально, так скажем.

– Вакцинацию сделают?

– Ты о чем? – Майк оторвался от терминала, закрыл пару окон и вскинул на меня глаза.

– Ну прививку. Биоблокаду там какую-нибудь не поставите? От этого вируса.

– Не поставим. У нас пока нет таких препаратов. В этой памятке, кстати, имеется информация на сей счет. Похоже, это все-таки чья-то злая воля. Диверсия или даже заговор, так скажем.

– Polnyy pizdets…

– Что? – не понял Майк. Русскую нецензурную лексику он так и не освоил.

– Это так, к слову. Вот про диверсию и заговор чуть подробнее, но в двух словах.

– Подробнее в двух словах не получится. Думается, что это чей-то эксперимент. Пока непонятно, чей. Проба сил. Кто-то стремится взглянуть, сколь прочна грань между человеком разумным и человеком безумным. Вот если грань сотрут, настанет подлинная катастрофа. Там у них имеются какие-то неучтенные шлюзы, системы перехода и пиратские окна. Все это надо закрыть, а причастных личностей – ликвидировать. Если удастся разрушить тот центр, что нагнетает всеобщее сумасшествие, совсем будет хорошо… Ладно, что это я… об этом можно говорить долго и нудно. Всё! Сначала иди к нашему модератору по внешним воздействиям, к Нику Сандерсу, он тебе доходчивее все объяснит. Потом уже к Профу пойдешь… Да, а к модератору прямо сейчас иди, времени мало. Не тяни, слышишь?

– У меня только одна личная просьба.

– М-м-м?

– Позаботьтесь о Филе, пока меня не будет.

– Фил – это у нас кто?

– Мой домашний дракончик.

– Он у тебя легально? Чипирован, закодирован, зарегистрирован? – Я кивнул. – Если так, то нет проблем. Можно на передержку отправить, оплачу. Он как, нормально передержку-то переносит? На посторонних людей не будет бросаться? Вот и ладно, займемся. Ключи только не забудь оставить.

Если Лин изредка и соглашалась погулять с Филом, то возиться с ним постоянно уж точно отказалась бы.

Я хотел было что-то еще спросить напоследок, как раздался оповещающий сигнал, и без всякого дальнейшего согласования в рабочем помещении админа появилась совсем молодая красивая девушка, облаченная в какой-то полупрозрачный балахон. Сквозь ткань просвечивало тело, а высокая грудь с вызывающе торчащими сосками стояла без помощи лифчика. Соски смотрели немного в разные стороны. Девушка сразу же подошла к Скиннеру. Интересно, откуда у него такая? Никогда раньше не видел.

– Хорошо, что вы так быстро пришли, Лиз, – задумчиво пробормотал наш админ. – Мне срочно требуется ваша помощь, так скажем. Нужно эмоциональное напряжение снять…

Он явно хотел добавить что-то еще, но вместо этого недовольно воззрился на меня:

– Ты еще тут?

– Все, ухожу, ухожу! – весело ответил я и быстро направился в сторону выхода.

Глава 2. Протей

Проводив девушку, администратор домена наскоро привел себя в порядок, вызвал виртуальный комм и кинул оповещение своему агенту. Идентификационных никнеймов у того было много. Чаще всего использовались: Белая Тень, Туманный Призрак, Туманная Тень, Белый Призрак… Но особенно популярным ником считался Proteus – Протеус или Протей – так чаще всего именовали эту личность. Сообщение было срочным, отлагательства не терпящим, поэтому Протей должен был появиться так быстро, как только сможет. Происходил он из другой реальности за номером 3203.24404.892374.876. В том мире, откуда он был родом, половая принадлежность не являлась чем-то устойчивым и жестко детерминированным. Процесс размножения людей там давно оторвался от занятий сексом, а потом на общемировом референдуме было решено, что мужская Y-хромосома является пережитком тоталитарного прошлого, поощряет сексизм, сегрегацию и дискриминацию по врожденным половым признакам. В результате постановили от этих признаков отказаться вообще. После аккуратной генетической перестройки наследственный материал этой маленькой хромосомы был помещен в Х-хромосому, после чего все люди стали XX и появлялись на свет без дифференцированного пола. Пол же определялся по желанию искусственно – внешним гормональным воздействием во время развития ребенка. Впрочем, в любой момент результат можно было переиграть, вследствие чего многие вообще отказывались от выраженных половых признаков. А учитывая сильную пластичность фенотипа жителей этой реальности и способность к сознательному и направленному изменению внешности, такой пустяк, как гендерная определенность, их вообще мало беспокоил.

– Разрешите?

– Да, заходите, заходите, пожалуйста. Быстро вы. Недаром говорят, что Протеус не только способен принимать любое обличье, изворачиваться и уклоняться от ответственности, но и к быстрым передвижениям он тоже способен.

Вошедший недовольно поморщился на такое корявое высказывание. Этого человека можно было бы назвать красивым, если не знать, что понятие красоты не использовалось жителями его мира. Правильные черты лица, средний рост, пропорциональное телосложение, нормально развитая мускулатура – все это было обязательным стандартом его мира. Молодой человек неопределенной внешности и такого же неопределенного пола.

Скиннер знал Протея не очень долго по времени, но вполне достаточно, чтобы составить четкое мнение о нем. Агент славился высоким профессионализмом. Отличался умением мимикрировать под любую личность и эмулировать какой угодно характер. Всегда. В любых условиях. Мог быстро и эффективно усваивать и обрабатывать огромные объемы самой разной информации.

– Никогда не нравился этот ник, – сказал вошедший. – Ваша мифология, она… вся какая-то сексуально ориентированная. Откуда срочность? Что-то произошло?

– К сожалению, – грустно кивнул Скиннер. – Обстоятельства вынуждают. Располагайтесь поудобнее. У меня срочная работа для вас.

– ? – Протей вопросительно посмотрел на администратора.

– Понимаю ваш невысказанный вопрос и хочу задать встречный. Могли бы вы убедительно сыграть мужскую или женскую роль? По вашему выбору, но так, чтобы никто не догадался?

– Зачем спрашивать? Могу, вы знаете. Только этим и занимаюсь.

– И еще, самое главное. Вы же умеете быстро усваивать большие объемы новой информации?

– Естественно, только это включается в счет отдельным пунктом. Какие сроки командировки?

– Жесткие. Надеюсь на тридцать дней, плюс-минус семь. Вероятно, все-таки плюс, а еще лучше рассчитывать сразу дней на пятьдесят, так примерно.

– Там какие-то дополнительные трудности?

– Времени на подготовку совсем мало, – посетовал администратор.

– Это уже хуже. Так в чем вопрос?

– Вопрос… Вы же знакомы… – и тут Скиннер назвал имя, вернее никнейм, того самого детектива, что недавно покинул его кабинет.

– Лично нет, но информация имеется. С ним что-то неправильно?

– С ним все неправильно, вследствие чего лучше держать его под наблюдением и подстраховывать. Находиться где-нибудь неподалеку, но и не на виду. Поэтому было бы идеально взять облик одного из его приятелей.

– Легко разоблачит.

– Вовсе нет, – возразил админ. – Это же, в сущности, не его знакомые, а друзья двойника, того, кого он временно заменит. А вы, тоже временно, замените кого-то из окружения этого двойника. Оригиналы мы пока изолируем.

Далее администратор короткими, но четкими фразами обрисовал сложившуюся ситуацию.

– А можно спросить, зачем такие сложности?

– Сейчас… – Скиннер перебросил информационный пакет. – Получили? Пока будете адаптироваться, посмотрите. Там много интересного.

– Принято, – кратко ответил Протей, и его бесполое лицо приобрело скучающее выражение. – Трансформация и адаптация – дело тяжелое и затратное. Как там с моим гонораром?

Соблюдая принятую в разных мирах давнюю традицию, администратор молча написал что-то на листочке и придвинул Протею. Тот вскинул брови и внес исправления. Скиннер тоже что-то исправил. После непродолжительных безмолвных препирательств Протей еще немного подумал и все-таки кивнул:

– Хорошо, уговорили. Если возникнут дополнительные вопросы и неясности, я же могу обратиться за информацией?

– Конечно, у вас будет примерно шесть дней.

– Семь, – уточнил Протей. – Семь дней мне потребуется на трансформацию по вашему заданию. Это физиологический минимум.

– Хорошо, пусть будет семь, – согласился администратор. Собственно, ничего иного ему просто не оставалось.

– Страховка на случай форс-мажора и неожиданных травм?

– Как обычно. Полный страховой пакет плюс доплата в объеме задатка в половину гонорара.

– Хорошо. Еще хотелось бы прояснить один момент. Вы утверждаете, что кто-то из этого окружения и есть преступник?

– Предполагаю. Утверждать не могу, но на то есть веские подозрения.

– А вдруг я как раз и попаду на его место?

– Так замечательно. В этом случае преступления прекратятся и наши люди перестанут погибать. Очевидно же.

– Тогда проще. Наблюдение должно быть постоянным?

– В идеале. Но это может вредить делу. Сориентируетесь на месте. Просто держите нашего друга в зоне внимания. У него будет… вернее, уже есть конкретная инструкция по уничтожению опасного оборудования на той стороне. Doctor уже, я полагаю, все ему передал. Нет, даже не просите, не скажу, что там да как. Инструкция для своих, а вы не наш, извините уж. Лучше вернемся к нашему другу. Практика показывает, что особенно эффективно он работает тогда, когда кто-то за ним приглядывает. Подстраховывает его.

 

– Придется от его друзей прятаться.

– Да, к сожалению. Поэтому сами выбирайте подходящую легенду и образ, как вы прекрасно умеете это делать. Вот полные досье на каждого из этой компании, примите информацию. Только не спрашивайте, откуда она у меня. Ответ по кандидатуре нужен уже сегодня. Времени на подготовку мало, не тяните…

– Никогда не тяну, – без тени эмоции заметил Протей, принимая очередной информационный пакет.

– Знаю, тем не менее всякий раз это говорю. Предупредить должен. Наш друг отправится уже сегодня. Вы – через семь дней, сроки все равно жесткие. Да, и последнее. О Протее он знает, поэтому не должен догадаться, кто вы. В случае вашего раскрытия задание будет считаться проваленным. На этом всё.

Когда Протей ушел, Скиннер сцепил пальцы на затылке, раздвинул локти, откинулся в кресле и закрыл глаза. Некоторое время он сидел совершенно неподвижно. С таким выражением лица, что со стороны могло показаться, будто администратор домена о чем-то глубоко и тяжко задумался. Но админ ни о чем особо не думал. Просто дремал. Протей свое дело знает. Вцепится, будто клещ, и уже не выпустит клиента. Действовать будет ненавязчиво, но хватко. Выберет подходящую форму, приспособится и приступит к работе.

Администратор прекрасно знал, что на окончательную метаморфозу Протею требуется минимум неделя и что за эти дни агент испытает почти невыносимые боли и перенесет весьма значительные физические неудобства, а потом еще дней двадцать продолжит чувствовать затруднение при движениях, стеснение в мышцах и проблемы при некоторых положениях тела. Впрочем, задача была решаема. На то существовали как препараты последнего поколения, так и более чем щедрые гонорары.

1Эти времена описаны в романе «Темный флешбэк». (Здесь и далее примеч. авт.)
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru