Игра в кости

Александр Лонс
Игра в кости

© Александр Лонс, 2021

ISBN 978-5-0055-2482-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Данный текст написан не ради ознакомления с интересными фактами, и ни в коем случае не несет в себе цели кого-либо оскорбить. Невыдуманная история настоящей нежити. Именно невыдуманная, в том смысле, что за текстом стоят реальные личности и кусочки их судеб. Именно настоящей, потому что персонажи, показанные здесь, подлинные, а не такие, как хотелось бы. Именно нежити, то есть того, что не живет, и никогда не жило в полном смысле этого слова. Трудно сказать, что всё это происходило на самом деле, но это было, и если удастся кого-то таким образом отвлечь от повседневных забот и разнообразить парочку вечеров, задачу можно считать выполненной. И, наконец, еще одно. Мнение автора может не совпадать с позицией главного героя. А также – со всеми остальными позициями. Остается всё же надеяться, что читателю будет интересно. Пусть читатель сам думает, что это – записки сумасшедшего, или мир действительно временами как-то не так выглядит, если пристально разглядывать его изнутри.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех тех, кто помогал в написании. Друзей и приятелей, сетевых обитателей и работников различных учреждений, а также – просто хороших людей. Не буду называть поименно, так как, наверное, помогали они в силу душевного порыва и в нарушение каких-нибудь корпоративных правил или должностных инструкций.

Глава I

Звонок


Говорят, еще Дейл Карнеги уверял, что человеку, время от времени, приходится совершать два важных жизненных шага, влияющих на всю последующую судьбу: искать спутника жизни и выбирать профессию. Не знаю, что там насчет спутника жизни, а вот второе я для себя точно не выбирал, это профессия меня выбрала, причем самым бесцеремонным образом. Как сказано в словарях, профессия – это есть вид трудовой деятельности, требующий определенного образования, подготовки, навыков и опыта.

По моим собственным представлениям, профессия – всего лишь занятие, позволяющее жить. Как там жить – хорошо или скудно – другой вопрос, а про образование навык и опыт – совсем отдельная тема. Уж и не помню, сколько встречал людей, работающих по профессии и не имеющих не то чтобы профильного образования, но даже общего представления об оной. Про опыт и навыки даже не говорю. Много таких повидал, так скажем. Но объективной реальности что-то надоело во мне, и сложилась нехорошая ситуация: работу я мог потерять, несмотря на профессию и профессионализм.

От неприятных мыслей отвлек звонок телефона.

– Да? – по давнишней своей привычке спросил я трубку.

– Ты? Привет! – радостно зазвенел в ухе знакомый женский голос. – Говорить сейчас можешь?

Ну, ладно, еще хоть спросила, а то обычно редко кто спрашивает. Это как в той рекламе – «Пользуйтесь SMS для передачи информации, не требующей мгновенного ответа!»

– Привет! Извини, но сейчас я немного занят, – соврал я. – У тебя что-то срочное?

– Не можешь говорить? Ну, тогда попозже перезвоню.

Звонила одна моя давнишняя знакомая, отношения с которой никак нельзя было назвать ровными. Наше общение то переживало бурные периоды, похожие на страстные романы, то застывало ниже точки замерзания, скатываясь к редким сообщениям через тот или иной интернет-ресурс. К сожалению, в ходе своего повествования не смогу называть ее по имени. Старая клятва до сих пор связывает мне руки, поэтому придется как-то обходиться. Извините уж.

– Ладно, говори сейчас, – сдался я, тем самым признавая свое поражение. – Но в любой момент могут дернуть, и я отключусь, так что не обижайся потом, ладно?

– Фигня вопрос, – сказала она покровительственным тоном. – Если прервут, после перезвоню. Поработать на меня не желаешь?

– На тебя? Что? Опять? – спросил я, как волк из известного мультика. По-моему, такая сцена когда-то уже происходила, причем со мной в главной роли. – Не, не желаю. Тем более, что у меня нет того, что в официальном языке именуется статусом.

– Чего? Не пугайся, там ничего страшного. Просто нужно отыскать одного человека.

– Он кого-нибудь убил? – неожиданно для самого себя ляпнул я.

Последовавшая вдруг многозначительная пауза подтвердила догадку.

– Откуда знаешь? – со слегка недоверчивой интонацией спросила приятельница и снова замолчала, ожидая, что отвечу с другого конца канала связи.

– Предполагаю просто. Ведь если ты просишь меня…

– Короче, сделаем так. Когда сегодня освободишься, приезжай ко мне, вот там и поговорим. Адрес еще не забыл? Сегодня приезжай, в любое время, хоть ночью. Вдруг подумала, что это не телефонный разговор, – сказала она напоследок и отключила связь.

* * *

Становиться кем-то вроде частного сыщика без лицензии и официальной регистрации я никогда не желал и даже не стремился к подобному ремеслу. Кроме чтения детективных книжек, что в детстве и юности проглатывал пачками, никакого отношения к частному сыску не имел. Тихо и мирно работал системным администратором в таком же тихом и спокойном госучреждении. Незаметно делал своё дело, за что получал не очень-то заметную, но вполне допустимую зарплату. Так происходило до одного случая, в корне изменившего всю мою жизнь и представление о мире, в котором приходилось существовать. В результате простого везения удалось раскрыть парочку криминальных загадок. Поползли слухи. Одна знакомая рассказала своей знакомой, та проговорилась любовнику, тот – жене, жена – подруге, подруга – своему любовнику. Вот и пошли круги по воде.

Дело в том, что когда мне делается скучно, ищу развлечений, но совсем не тех, что обычно думают. Больше всего почему-то захватывает поиск людей. Это как квест, как приключенческая компьютерная игра, требующая решения умственных задач для продвижения по сюжету. Только в реале. Буду искать человека, которого никогда не знал и не видел. Хочется пройти по цепочке знакомств, привлечь посторонних, напрягая мозги разыскать свидетелей, а заодно еще раз проверить правило шести рукопожатий.

Знакомая, так неожиданно позвонившая в конце рабочего дня, жила на Юго-западе Москвы в небольшой, но хорошо отделанной квартире стандартной панельной многоэтажки. Здесь приходилось неоднократно бывать, но с тех пор прошло много лет, а сопутствующие обстоятельства оказались настолько трагичны и удивительны, что до сих пор вздрагиваю, вспоминая о них. Консьержка в подъезде бдительно спросила куда иду, заставила расписаться в аккуратной книге учета (вот уж нововведение столичной жизни!) и милостиво пропустила к лифту.

– Быстро ты, – после взаимных приветствий сказала моя приятельница. – Что, неужели пробок удалось избежать?

– Ни единой не встретил, даже странно. Повезло, наверное, или…

– Повезло, – перебила она. – Ну, ты заходи.

За время моего отсутствия моя бывшая подруга полностью переделала свое обиталище. Квартира стала похожа на элитный мини-клуб, впрочем, вполне уютный.

– Обувь можешь не снимать, вытри о тряпочку.

Я послушно пошаркал подошвами о мокрую черную тряпку, попахивающую какой-то дезинфекционной химией, и мы прошли в ее рабочую комнату, которую она громко именовала «своим кабинетом». Жаль, рисовать не умею, но постараюсь объяснить, а уж читатель сам представит, как это должно выглядеть. В отличие от остальных помещений квартиры, больших светлых и полупустых, эта выглядела маленькой, темноватой и лишенной даже намёка на свободные стены. Вместо последних, все боковое пространство занимали стеллажи, с самыми разными предметами. На полках стояли необычно оформленные книги, альбомы, архивные коробки, какие-то затейливые штуковины, смысл которых ускользал от понимания. Штор вообще не оказалось, окно аккуратно закрывали жалюзи, прижатые к стеклу, а над самим окном проходила длинная полка с книгами. В один из стеллажей был вписан рабочий стол с компьютером и вообще всем тем, что необходимо для современного человека, вне зависимости от пола и занятий. Выше, на полке, пристроились лазерный принтер со сканером и что-то похожее на сложенный ноутбук. Потом опять шли книжные полки, а самую верхнюю оккупировали запыленные головы скульптур античных персонажей и какие-то человеческие черепа, по-моему, настоящие.

– Значит так, – без обиняков заявила моя прежняя любовь, – искать предстоит убийцу моего бывшего. Вернее, не искать в физическом смысле, а просто узнать, кто этот убийца. Да, возьми вот, – она протянула мне большой желтый конверт из прочной бумаги, – здесь то, что тебе может потребоваться. Мы давно расстались, но я в долгу перед его памятью.

– Да ладно, давай без всего этого, – проговорил я ворчливым тоном, убирая конверт в свой рюкзачок. – В долгу перед его памятью… совсем не похоже на тебя, не твой стиль вообще-то.

– А тебе какое дело? – грубовато спросила бывшая подруга. – Ты получил задание, вот и работай, а в душу ко мне не лезь. Аванс уже переведен на твой счет. Для начала – вот номер, позвони и поговори с этим человеком. Скажешь, что от меня. Он полностью в курсе происходящего.

Недолго думая, я вытащил свой мобильник и набрал предложенный номер. Почти сразу ответил спокойный баритон, какой бывает лишь у очень уверенных в себе представителей рода человеческого. Такие голоса сразу провоцируют на доверие и откровенность. Пришлось объяснять, зачем, собственно, звоню.

– Церковь усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове знаете? – в ответ спросил баритон. Похоже, обладатель голоса давно ждал моего звонка.

– Знаю, конечно.

– Тогда встречаемся завтра, в три часа пополудни у входа в храм. Не беспокойтесь, я представляю, как вы выглядите… – и связь прервалась. Абонент, видимо, отключился добровольно.

Глава II

Досье

 

В желтом конверте, предоставленном для изучения, оказалось целое досье. Моя прежняя любовь явно хорошо подготовилась. Фотографии, ксерокопии каких-то статей и документов, распечатки со ссылками на первоисточник, вырезки из газет, DVD-диск… господи, диск-то еще зачем? Там что, видео? Или целая библиотека?

При желании всё это барахло можно упихнуть на один такой диск. С какой радости понадобилось добавлять все эти бумажные материалы. Зачем? Для пущей наглядности что ли?

Начал с фотографий.

Десятка два снимков. Молодой мужик лет двадцати пяти. Везде тот же, примерно в одном возрасте, только в разных видах, позах и одеждах. Портретные кадры. В полный рост, на природе, в городе, в одиночестве, с одной девушкой, с двумя другими девушками. На одной из фотографий он вообще стоял абсолютно голый, положив руку на плечо другого голого парня, повернутого к фотографу спиной. Студийное фото, словно для глянцевого журнала гомосексуалистов снимали. А может, как раз для него и снимали.

Когда очередь дошла до диска, то сразу же выяснилось, что имеющийся там формат файлов программы моего компьютера просто не поддерживают. Пришлось искать прогу читающую такие файлы, а они оказались большими, от половины до целого гигабайта каждый. Непродолжительные поиски в Сети дали несколько бесплатных программ-плееров, одну из которых скачал, инсталлировал и запустил. На диске действительно находилось видео. Вернее – несколько видео. Там имелись отснятые любительским способом порнофильмы. При этом сюжет разнообразием не баловал, камера не двигалась, действующие лица женского пола менялись от эпизода к эпизоду, зато главное «мужское лицо» оставалось одним и тем же. Видимо, записывали на «мыльницу». Парень тот же самый, что и на фотографиях из конверта.

После диска я перешел к бумагам.

Текстовые распечатки делались с самых разных сайтов:

г. Востряковск. По данным прокуратуры, 21 июля, в «международный день сексуальных меньшинств», активистами некоммерческой организации «Проект Азафус» в сквере у памятника Ленину была проведена не разрешенная акция, в которой участвовало тринадцать человек. На самодельных стендах участники разместили фотографии знаменитых людей, по их словам – имевших нетрадиционную ориентацию, раздавали прохожим листовки и презервативы, объясняя при этом способы передачи вируса ВИЧ. Было возбуждено дело об административном правонарушении по статье «нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Решение суда – штраф в размере 10 тысяч рублей…

http://news.sbm.ru/event/53495.html

г. Новотрубинск. 20 января около десятка нетрезвых молодых людей устроили на одной из главных площадей города массовые беспорядки, сопровождавшиеся избиением нескольких православных активистов, вышедших на пикет за принятие на федеральном уровне закона о запрете гей-пропаганды. Толпа сначала кидала в пикетчиков ледяные глыбы и бутылки, сопровождая эти действия выкриками «Нет гомофобному закону!», после чего несколько хулиганов повалили вышедших на акцию активистов, среди которых были и девушки, на землю и принялись избивать их ногами. Находившиеся на площади сотрудники полиции практически бездействовали, опубликовав через несколько часов официальное заявление, что на акции «нарушения общественного порядка незначительны, двое зачинщиков задержаны…»

http://lgbt-ru.livejournal.com/1744554.html

Ксерокопии представляли собой решения разнообразных судов. Во всех случаях некто Андрей Емецкий признавался виновным по незначительным правонарушениям и приговаривался к выплате различных штрафов. Суммы варьировали, но никогда не превышали двадцати тысяч рублей. Потом Емецкий подавал в апелляционный суд, требуя отмены несправедливого, с его точки зрения приговора, и неизменно проигрывал.

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 20** г. по делу…

Президиум Московского городского суда в составе <…> рассмотрел дело о жалобе Емецкого А. И. по пересмотру приговора Копотненского районного суда г. Москвы от 20 января 20** года и постановил оставить приговор без…

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 20** г. по делу…

Президиум Московского городского суда в составе <…> рассмотрел дело по жалобе Емецкого А. И. о пересмотре приговора Коломенского районного суда г. Москвы от 14 июля 20** года и кассационного определения судебной коллегии Московского городского суда от 14 августа 20** года, которым <…> и постановил оставить приговор без изменений.

Емецкий А.И <…> года рождения, подобран на улице и доставлен в Городскую клиническую больницу N 64 по адресу: 117292, г. Москва, ул. Вавилова, д. 61 в состоянии сильного алкогольного опьянения. Вышеупомянутый гражданин самостоятельно передвигаться и ориентироваться не мог, тем не менее, приставал к гражданам с неприличными предложениями, имеющими оскорбительный характер <…> и вины своей не отрицал. Но считал, что прохожие виноваты сами, а он просто пытался с ними поговорить. В отношении задержанного Емецкого А. И. возбуждено административное дело по факту нарушения общественного порядка…

…в состоянии сильного наркотического опьянения Емецкий А. И. задержан в чужой парадной на территории Приморского района Санкт-Петербурга <…> за употребление психотропных веществ без назначения врача <…> к наложению административного штрафа в размере четырех тысяч рублей.

…возбуждено административное дело в отношении гражданина Емецкого А. И., отправившего гражданке Мамыкиной М. П., бывшей своей подруге, SMS-сообщение с непристойными словами оскорбительного смысла и содержания. По заявлению…

Ночью 14 мая сотрудниками вневедомственной охраны Выборгского района задержан 24-летний житель Москвы Емецкий А. И. Задержанный находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. В ходе досмотра, сотрудники полиции обнаружили в карманах одежды задержанного большое количество серебряных изделий, которые, как выяснилось, ему не принадлежали. Как установили сотрудники вневедомственной охраны, со слов подозреваемого, накануне вечером он, со своим приятелем, распивал спиртные напитки в коммунальной квартире. Воспользовавшись отсутствием хозяйки соседней комнаты, подозреваемый взломал дверь и украл у нее ценные серебряные изделия, которые в дальнейшем собирался продать. Только на следующий день была обнаружена пропажа, и потерпевшая обратилась в местный отдел полиции. В общей сложности материальный ущерб составил 63 тыс. руб. По данному факту возбуждено уголовное дело. В случае, если вина подозреваемого будет доказана, то ему грозит наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет или штраф в размере…

И так далее в том же духе. Еще имелись копии положительных характеристик с мест работ и хвалебных отзывов соседей по дому. Даже от местного участкового полицейского.

Очевидно человек, убийцу которого предполагалось разыскивать, особой целомудренностью не отличался. Законопослушным назвать его было сложно, хотя серьезных правонарушений за ним не зафиксировано. Ну, разве что в чужую комнату по пьяни залез, но вернул же всё! Или не вернул? Впрочем, неважно. Главное, каким-то непонятным образом ему удавалось всё время отделываться не такими уж большими штрафами. Временами участвовал в каких-то неразрешенных демонстрациях, явно провоцировал власти, добиваясь скандала и привлечения внимания. Что ж, судя по всему, в конце концов, у него неплохо получилось, только совсем не то, на что он рассчитывал.

Интересно, почему его все-таки не посадили? За один только взлом чужой жилплощади и хищение серебряных ложек вполне могли припаять срок.

Последним, что удалось вытряхнуть из конверта, оказалась карточка элитного клуба «Аттракцион». Этого еще не хватало.

В результате, что я получил на тот момент.

Емецкий Андрей Игоревич. Рост – метр восемьдесят два, вес – восемьдесят килограммов, волосы темно-русые, обычно коротко подстриженные, глаза голубые, кожа светлая, гетеросексуален, особых примет не имеет. Неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности. Приговоров, связанных с лишением свободы не имел. У своих работодателей Андрей всегда числился на хорошем счету. Никогда не пропускал рабочие дни и слыл одним из лучших сотрудников. Так старательно, как он, никто свои обязанности не выполнял. Об участии Емецкого в разных неразрешенных акциях, и неоднократном его нахождении под судом, работодатели узнали не сразу, а только по прошествии времени. Но и после этого он не потерял доверия. С начальством никогда не конфликтовал, с коллегами не ссорился, в положенное время прилежно исполнял вверенные ему обязанности. Так примерно, если говорить сухим канцелярским языком протокола. Прочесывание Сети ничего полезного не принесло. Если верить Всемирной паутине, то такой человек, как Андрей Емецкий вообще никогда не существовал – поисковик упорно пытался меня поправить и переключить на другую, очень похожую фамилию. Ссылки, что оказывались на распечатках, тоже не помогли. Все отвечали примерно одно и то же: «Page not found», «Ошибка 404» или – «Такой страницы нет, возможно, вы перешли по неработающей ссылке или неверно ввели адрес». Стандартный такой ответ, когда клиент может общаться с сервером, но сам сервер не в силах найти запрошенные данные. Иными словами, к искомой веб-странице подключиться не удается. Похоже, если нужные мне сведения где-то когда-то и существовали, то их убрали. Причем везде.

Я еще не приступил к делу, а человек этот чем-то уже мне не нравился. Даже не могу сказать, чем именно. Более того – он меня откровенно раздражал. Вообще, личная неприязнь очень плохая советчица, но куда ее девать, если уже появилась?

Однако его убили, и этим всё сказано. Да и вообще, какое моё дело до качеств его личности? Поручили разыскать убийцу. Неофициально. И за эти свои действия вполне могу схлопотать от официальных властей. Причем, по полной программе. Тем более, что правоохранительные органы до сих пор не закрыли дело.

Емецкий… странная фамилия. Черт, нечто знакомое, где-то уже слышал ее… только вот где?

Глава III

Задание


На другой день, без пяти три я уже околачивался перед порталом храма, от нечего делать, разглядывая окрестности. Теперь вся эта территория – часть музея Коломенское, а еще недавно тут располагалось село Дьяково. При московском мэре Лужкове людей выселили, оставшиеся деревенские дома снесли. Только умирающие яблоневые сады напоминали о не так давно стоявших здесь сельских усадьбах. Само поселение известно еще с шестнадцатого века, причем раскопки городища на этом месте дали название целой археологической культуре – дьяковской. Она распространилась по Верхней Волге и Валдаю, а создали ее древние финно-угорские племена.

От посторонних размышлений меня отвлекли.

– Здравствуйте, – сказал знакомый по телефонному разговору голос. – Я же так и не представился. Меня зовут Иннокентий Петрович. Не хотите ли посетить храм?

Обратившийся ко мне господин выглядел так, будто собрался встречать премьер-министра некоей маленькой, но гордой страны. Лет шестьдесят, чем-то похож на актера Кристофера Уокена, модная аккуратная стрижка и строгая элегантная одежда без каких-либо излишеств.

– Храм? – почему-то переспросил я элегантного господина. – Это обязательно?

Он молча кивнул и направился внутрь церкви. Мне ничего не оставалось, как следовать его примеру.

– Видите вот эту икону? – вполголоса спросил меня Иннокентий Петрович, когда мы подошли почти к самому амвону храма. – Это изображение отрубленной головы Иоанна Крестителя.

– Понятно, – сказал я, вертя в руках снятую с головы бейсболку. – И что мы тут делаем?

– Сейчас объясню. Пойдемте наружу, там и поговорим, – видимо сколько-нибудь продолжительное пребывание в церковной атмосфере тяготило моего собеседника. Как и меня, впрочем.

Мы медленно шли по дорожке между яблонь. Народу почти не было – плохая погода и рабочий день делали прогулку малопривлекательной для большинства людей.

– Убит наш сотрудник. Я имею честь быть официальным представителем аукционного дома «Хронос», – неторопливо продолжал Иннокентий Петрович. – Пара слов об аукционе. Мы специализируемся на продаже различных редкостей естественного происхождения, что коренным образом отличает нас от торговцев антиквариатом. У нас же необычный аукцион. Все по-другому, совсем не так, как в других аукционных домах. Мы разработали свои технологии и правила, в корне отличные от схем наших коллег. У нас своя постановка дела и иерархия сотрудников. Кроме того, у нас собственный штат экспертов и своя служба безопасности. Но иногда, когда того требует дело, мы привлекаем к работе приватных лиц. Сейчас – именно тот случай. Это делается, чтобы провести частное расследование без всякой огласки, и встретиться с вами здесь, а не в офисе, можно считать моей идеей. Как вы понимаете, мы уже провели кое-какие действия, но особых результатов не достигли, хвастаться нечем.

 

Он говорил уверенным спокойным голосом, будто читал лекцию.

– Мы попали в замкнутый круг, – рассказывал Иннокентий Петрович, – исчерпав свои возможности. Надеюсь, вам повезет больше. Собранные сведения не хочу вам передавать специально, дабы не сложилось предвзятого мнения о деле. Так, что еще… о наших с вами контактах никто, естественно, знать не должен, и докладывать будете лично мне, в указанных мною местах. Это хорошо известные объекты, поэтому трудностей не предвидится. Естественно, время согласуем, но список самих мест останется никому неизвестным, вот, запомните его, впоследствии буду называть только номера. Возможно, мы не израсходуем этот список, а может быть его и не хватит. Там решим.

С этими словами мой собеседник передал сложенную вчетверо распечатку формата А4. Я развернул бумагу и прочитал: «1. Московский вокзал, памятник Петру; 2. Склеп Адольфа в Питере; 3. Середина первой платформы станции Обухово; 4. Метро Девяткино, последний вагон от центра; 5. Фонтан на Пушкинской площади в Москве; 6. Лужков мост, середина; 7. Варшавский вокзал, со стороны Обводного канала».

– Запомнили места и порядок их расположения? Хорошо. Звоните мне только в случае крайней необходимости. Времени осталось до середины лета, торги назначены на конец июля, – пояснил Иннокентий Петрович, забирая у меня распечатку. – Наша задача: установить истину и подкрепить её реальными доказательствами. Разных там воспоминаний и неподтвержденных чужих слов недостаточно. Улики должны быть такие, чтоб никто, никакой адвокат потом не смог их опровергнуть.

– С уликами понятно, но зачем такие сложности? Мы что, шпионы что ли? Не проще ли будет переписываться по мылу или разговаривать по скайпу?

– Нет, в данном случае нужно личное общение. Подозреваю утечку информации, причем, как это не прискорбно, из нашей конторы. А прослушивать скайп, воровать сообщения оттуда, способен почти любой грамотный хакер. Сейчас я нарочно предложил встретиться именно в Церкви усекновения главы Иоанна Предтечи, чтобы посмотреть вашу реакцию на значимость этого дела и спокойно поговорить. В офисе не желательно, да и задергают. Теперь к сути. Голова Иоанна Крестителя, вернее – его череп, одна из особенно почитаемых христианских реликвий. Как известно, пророка обезглавили по приказу иудейского царя Ирода Антипы, а голова его трижды терялась и трижды обреталась, причем в разных местах. Первое обретение случилось в правление императора Константина Великого в четвертом веке. В ту пору христианство получало статус государственной религии, и по велению Константина по всей империи строились христианские храмы, а для их возведения разрушались или переделывались храмы языческие. В то сложное время (приблизительно через триста лет после трагической гибели пророка Иоанна) череп Крестителя в Палестине нашли два монаха, почему-то передавшие находку странствующему гончару из Эмесы – ныне это город Хомс в Сирии, о нем часто упоминают в новостях последнее время…

– Два монаха? – перебил я, совершенно не понимая, зачем мне рассказывают историю известной христианской святыни. – Извините, но разве монастыри тогда уже существовали?

– Да, как учреждение, созданное с определённой сознательной целью и имеющее приспособленную к этой цели организацию, христианское монашество появляется как раз в четвертом веке, но развитие самой идеи шло непрерывно с первых христиан. Теперь про гончара из Эмесы. Дело в том, что мастер этот завещал после своей смерти вручить святыню добродетельным христианам. Затем череп переходил из рук в руки, пока не оказался у монаха Евстафия, впоследствии изгнанного из Эмесы за разные нехорошие грехи молодости. Монах, замаливая прошлое, жил и умер в пещере, причем реликвию закопал там же. За время своего отшельничества, Евстафий заслужил репутацию святого, и у пещеры вырос монастырь…

Несколько раз во время нашего разговора у Иннокентия Петровича звонил телефон, мой собеседник кому-то односложно отвечал, а потом просто выключил свой мобильник.

– …После этого, – продолжал официальный сотрудник аукционного дома «Хронос», – о голове Иоанна долгое время ничего известно не было, пока она, каким-то образом, не попала в руки архимандрита Маркелла. Маркелл передал ее местному епископу Уранию, торжественно поместившему святыню в храм Иоанна Крестителя для всеобщего почитания. Позднее череп перевезли в Константинополь, где святыня находилась до эпохи иконоборчества, а затем ортодоксальные христиане тайно переправили реликвию в город Команы, сейчас это село в Сухумском районе Абхазии. Потом, видимо, череп разбили на кусочки – у религиоведов встречаются следующие цифры: двенадцать «голов», семь челюстей и множество отдельных зубов. После восстановления иконопочитания в Византии, произошло третье обретение головы Иоанна Крестителя, и значительную ее часть вернули в Константинополь, для передачи на хранение в Студийский монастырь. Прочие части черепа Иоанна позднее неоднократно «обретались» в разных местах империи. После захвата Константинополя крестоносцами, «голова Иоанна Крестителя» оказалась украдена рыцарями и вывезена в Амьен на севере Франции, где и находится по сей день.

– Какая запутанная история! – с некоторым удивлением сказал я, по-прежнему ничего не понимая, но очень надеясь, что скоро все наконец-то разъяснится. Я недоумевал – для чего мне это надо знать?

– Еще бы не запутанная! И это только один, так сказать, официальный вариант. По другой версии, череп Крестителя, целый и невредимый, захоронен под алтарем некоей армянской церкви в Закавказье. Коптская церковь указывает на иное место нахождения черепа Иоанна: в своих владениях, в монастыре в Нижнем Египте. Однако прямые последователи Иоанна Крестителя – приверженцы религиозной группы мандеев, убеждены, что только им известно подлинное место погребения останков учителя. Мандеи почитают Иоанна Крестителя последним истинным пророком – эманацией Высшего Божества, и считают своего патриарха и священников его представителями на земле. Согласно пятому варианту, череп знаменитого пророка долгое время хранился в Германии, в Кёльнском соборе, но после Второй мировой войны таинственным образом исчез…

– Хранился в Кёльнском соборе? – оживился я.

– Есть и такой слух, – как-то неохотно признался Иннокентий Петрович, – вечно про этот собор разные байки сочиняют.

– Байки? А какие?

– Интересно? Туристам, например, рассказывают такую легенду. Якобы архитектор собора, понявший в конце концов, что не в силах выполнить такой сложный проект, от отчаяния решил пригласить себе в помощь самого Дьявола. Тот незамедлительно явился и предложил выгодный обмен: мастер получает полностью готовые чертежи, а взамен, как и положено, отдаёт собственную душу. Договор почему-то полагалось подписать после первых петухов. Архитектор, оказавшийся в безвыходном положении, согласился, но разговор подслушала его жена и решила не только заполучить чертежи здания, но и спасти душу мужа. И вот рано утром женщина прокукарекала вместо петуха. Дьявол незамедлительно явился и передал сокровенные чертежи. Когда обман обнаружился, и было уже поздно, то Дьявол заявил: «Да наступит конец Света с последним камнем этого собора!». С той поры и до сего дня собор не перестают строить и достраивать. Таким образом получается, будто одна из величайших святынь католического мира возникла с дьявольской помощью. Такая вот наивная средневековая история со счастливым концом.

– Так что там с черепом? – спросил я, когда мой собеседник завершил свои увлекательные рассказы. – Он действительно украден из этого собора?

– Да кто ж его знает… С этим черепом связано еще немало разных поразительных историй. Например в Стамбуле-Константинополе, в одном из музейных залов Султанского дворца, экспонат под названием «череп Иоанна Крестителя» находится до сих пор, причем появился он там намного раньше Второй мировой войны. Это будет уже шестой вариант.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru