Точка невозврата

Александр Леонидович Аввакумов
Точка невозврата

– Дело ваше, – ответил начальник следствия. – Только предупредите его, чтобы не покидал поселок без нашего разрешения.

Виктор вышел из его кабинета и чуть ли не бегом бросился в ИВС.

– Давай, выходи! – сказал он, обращаясь к Хакимову. – Ты свободен!

Ильяс встал с топчана и попытался сделать шаг, однако ноги его не слушались. Ему не верилось, что он снова свободный человек. Он заплакал и бросился Виктору на шею.

– Прекращай плакать, выходи из камеры, или тебе здесь так понравилось, что ты отказываешься выходить на волю? – пошутил Абрамов. – Ильяс, ты же мужик, ты что делаешь?

Он осторожно вышел в коридор и направился вслед за ним. Виктор завел его в кабинет начальника уголовного розыска.

– Присаживайся, будем разговаривать, – предложил ему Абрамов, указывая на стул.

Хакимов, молча, сел, а он, достав из стола стаканы, разлил чай. Когда он выпил крепкого чая, он снова вернулся к старому разговору.

– Ильяс, ты должен рассказать мне, где скрываются беглецы. Вчера вечером они напали на охранника и завладели его табельным оружием, используя которое, совершили налет на продуктовый киоск на железнодорожном вокзале. Если мы их вовремя не задержим, они обязательно кого-нибудь убьют.

– Вы дайте мне гарантии, что о нашем разговоре никто больше знать не будет. Эти люди, если узнают, что я их сдал, найдут меня и обязательно убьют.

– Да, брось ты, Ильяс. Меня вот тоже постоянно пугают, что убьют, но видишь, я живой. Как говорят на востоке: собаки лают, а караван идет.

– Вас они не трогают, потому что вы – сотрудник милиции. Вас защищает закон, а я кто?

– Постой, брат. Ты что, мне не веришь? Я тебя из камеры вытащил, дал тебе свободу, а ты все равно мне не веришь? Зачем ты меня обижаешь?

Он опустил голову. Абрамов не торопил его, так как понимал, что сейчас происходит в его душе.

– Дежуривший в ИВС в ночь побега младший сержант оказался родственником Айдара, арестованного за убийство. Они чуть ли не всю ночь просидели вместе и о чем-то договаривались. Я в ту ночь не спал, так как очень переживал из-за задержания. Когда Айдар вошел в камеру, он разбудил своего знакомого, тоже арестованного за совершение убийства, и предложил ему совершить вместе с ним побег из камеры. Они долго о чем-то говорили, а затем, молча, направились к двери. Заметив, что я не сплю и внимательно наблюдаю за ними, Айдар подозвал меня к себе и предложил выйти за дверь камеры и в случае отсутствия охраны сообщить им.

Я вышел оттуда и осторожно направился к выходу из ИВС. Как ни странно, охраны не было. Я прошел еще дальше и увидел комнату дежурного. Когда я подошел поближе, заметил, что там, помимо дежурного, находятся еще двое сотрудников милиции, которые несли охрану ИВС.

Я вернулся в камеру и рассказал Айдару о том, что видел. Айдар и его приятель потихоньку двинулись к выходу. Вслед за ними один за другим проследовали еще пятеро задержанных парней. Последним из камеры выходил я. Закрыв за собой дверь, как мне посоветовал Айдар, я задвинул засов и повесил замок. После этого я пробрался мимо комнаты дежурного и оказался на улице.

Заметив Айдара, я увязался за ним. Мы шли пешком часа два, пока не добрались до поселка Малая Пурга. Там у одного из беглецов проживала бывшая сожительница. Сначала они решили отсидеться у нее с неделю, а затем махнуть куда-нибудь в Сибирь, так как там проще скрыться. Там можно устроиться в артель по намывке золота или сбору кедровых орехов и отсидеться года два. Кто тебя там будет искать в тайге, где нет, не только связи, но и нормальных дорог.

Ильяс замолчал и посмотрел на Виктора. Встав из-за стола, он достал из пачки сигарету и попросил у меня спички.

– Кури, – произнес Абрамов, – я на минутку выйду из кабинета. Смотри, не вздумай рвануть отсюда. Тогда даже я не спасу тебя.

Виктор вышел из кабинета и направился в дежурную часть.

***

– Дежурный, мне срочно нужна машина, – произнес Абрамов, входя в его комнату.

– Извините, товарищ капитан, но, ни одной машины пока нет, – ответил он. – Все на выезде.

– А, где машина начальника милиции? – поинтересовался Виктор.

– Я этой машиной не распоряжаюсь, – произнес он. – Вам лучше всего решить вопрос непосредственно с начальником.

– Он на месте? – спросил дежурного Абрамов.

– Его нет, он пешком ушел в райком партии.

– Вот что, лейтенант, как только появится первая свободная машина, срочно сообщите мне. Понятно?

– Хорошо, товарищ капитан, – ответил он.

Абрамов поднялся на второй этаж и вошел в кабинет. Хакимов посмотрел на него и впервые за все это время улыбнулся.

– Что было дальше? – задал Виктор ему очередной вопрос.

– Я и трое других парней пошли на разведку. Айдар попросил одного из них сходить в депо железной дороги, где работал его друг. Он хотел договориться с ним, чтобы тот вывез нас из города.

– Ну и как, договорились? – поинтересовался Абрамов.

– Да. Мы договорились. Этот человек будет ждать нас сегодня в десять вечера недалеко от депо.

– Понятно, а дальше?

– Один из мужиков сразу же направился к Айдару, а мы решили поживиться продуктами из столовой. Залезли в эти развалины и стали ждать, когда закончится обед. А тут вдруг милиция. Все остальное вы уже знаете.

– Вот что, Ильяс. Как только у меня появится машина, мы с тобой проедем в Малую Пургу, и ты мне покажешь дом, где находятся беглецы. Потом мы поедем на «железку», и ты покажешь того человека из депо. Договорились?

– Может, я вам лучше нарисую, где этот дом? Вдруг они нас с вами заметят?

– Так не получится, нужно ехать и отрабатывать свою свободу, – сказал Абрамов и снова направился в дежурную.

– Лейтенант, как с машиной? – поинтересовался Виктор.

– Вон видите, стоит, – ответил дежурный, – правда, нет водителя. У него что-то с животом, и он убежал в больницу.

– Тогда я ее возьму, дай мне ключи от машины. Она мне нужна на часок, не больше. Надо съездить в одно место.

– Берите, – произнес он и протянул ему ключи.

Абрамов поднялся наверх в кабинет, и через минуту он с Хакимовым вышли из милиции. Виктор сел за руль и завел двигатель. До этого ему не приходилось ездить на «УАЗе», и поэтому он не сразу смог тронуться с места. Лишь со второй попытки он выехал из двора милиции. Свернув влево, они поехали в сторону Малой Пурги.

– Ильяс! Покажи мне этот дом, – попросил Абрамов, остановив машину по его просьбе.

Они вышли из нее и свернули направо.

– Видите большой зеленый дом? Вот в нем они и скрываются.

– Понятно. А теперь покажи мне, где они должны будут встретиться с тем человеком из депо?

Они вернулись к машине и поехали в сторону железнодорожного вокзала. Через полчаса Абрамов и Хакимов вернулись в милицию. Теперь Виктор знал предполагаемое место встречи преступников с рабочим из депо. Абрамов поблагодарил Хакимова за помощь и посоветовал ему вернуться в общежитие и пока из него никуда не выходить.

***

Сводный отряд милиции численностью в сорок человек разделился на две части, одну из которых возглавил Абрамов, вторую – начальник отдела милиции. Группа Виктора выдвинулась к железной дороге, а вторая отправилась в Малую Пургу.

Согласно разработанному плану, в случае отсутствия беглецов на железной дороге, вторая группа под руководством начальника отдела милиции должна была осуществить задержание преступников непосредственно в доме.

Около девяти часов вечера стемнело. Сотрудники милиции, одетые в оранжевые жилеты работников железной дороги, сидели метрах в сорока от места предполагаемой встречи и о чем-то оживленно разговаривали. Со стороны трудно было не поверить, что люди после тяжелого труда присели покурить.

Время шло, но, ни беглецов, ни их товарища они не видели. В то, что Хакимов мог его обмануть, Абрамов почему-то не верил.

«Где же они? – думал он, внимательно всматриваясь в фигуры людей, проходящих мимо них. – Неужели они переиграли и изменили свои планы?»

Со стороны депо показался мужчина, который присел на полусгнившие шпалы, сваленные в кучу, и, достав сигарету, закурил. Судя по его напряженной фигуре, он явно кого-то ждал.

«Ну, вот видишь, – подумал я, – не ты один ждешь этих людей. Значит, разработанный беглецами план остается в силе».

Виктор негромко скомандовал, и рабочие медленно поднялись с земли и нехотя поплелись вслед за ним. Они подошли к этой куче шпал и стали складывать их ровными рядами друг на друга. Мужчина поднялся с них и кому-то махнул рукой. Абрамов обернулся и увидел, что из остановившегося микроавтобуса вышли пятеро пассажиров и направились в их сторону.

– Приготовиться, – тихо скомандовал Абрамов.

Рабочие положили шпалы на землю и стали довольно громко требовать у него, чтобы он дал команду о прекращении работы.

– Слышишь, мастер? Ты что, не видишь, сколько времени. Хватит работать, мужики, пора по домам.

Между ним и рабочими завязалась вялая перепалка на тему окончания работы. Споря с ними, Виктор внимательно наблюдал за подходившими к нам мужчинами. Когда расстояние между нами сократилось до пяти метров, он выхватил пистолет и, направив на них, закричал:

– Руки вверх!

Четверо мужчин беспрекословно выполнили команду и молча, подняли руки. Пятый же, словно сайгак, бросился бежать вдоль железнодорожных путей в сторону вокзала, лишая его возможности открыть огонь. Виктору ничего не оставалось, как побежать за ним.

Бежал мужчина неплохо, высоко поднимая и выбрасывая вперед бедро, что говорило о том, что он когда-то занимался легкой атлетикой. Тем не менее, расстояние между нами постепенно сокращалось. Абрамов тоже долгое время занимался легкой атлетикой, а затем играл в гандбол, где приходилось много бегать и поэтому, бегать тоже умел и умел неплохо.

В свете прожекторов Виктор уже мог легко различить на его стриженой голове две макушки. Неожиданно мужчина остановился и попытался выхватить из кармана брюк пистолет. Однако курок, похоже, зацепился за ткань и никак не хотел подчиниться усилиям преступника.

 

Со всего разбега Абрамов ударил его в лицо. Удар оказался настолько сильным, что мужчина, отлетев метра на три, как мешок свалился на кучу щебня и потерял сознание. Оглянувшись, он увидел двух подбегавших к нему сотрудников милиции.

– Вяжите его, ребята, – произнес он и направился в сторону ожидавших их автомашин.

Он устало опустился на сиденье и поинтересовался у водителя, связался ли с ними группа начальника милиции.

– Все нормально, товарищ капитан. Они уже возвращаются из Малой Пурги.

– Раз так, поехали в отдел, – приказал Абрамов.

Милиционеры, бросив курить, сели в машины, и они поехали в отдел милиции.

***

Утро выдалось холодным. Поеживаясь от пронизывающего северного ветра, Абрамов шел по улице Агрыза, направляясь в отдел милиции. Вчера вечером Виктор по телефону связался с женой и в ходе беседы рассказал, как задержал беглого преступника. Сначала она слушала, молча, не перебивая, но неожиданно сорвалась и, рыдая, произнесла:

– Вы, что там с Семеновым с ума сошли? В него стреляют, и ты, словно больной, бросаешься на пистолет. Считаешь это геройством? Ты подумал о семье, когда бросился догонять убийцу?

Абрамов хотел еще что-то сказать, но она бросила трубку. Виктор посмотрел на администратора гостиницы, с телефона которого звонил домой, и виновато улыбнулся. Он перешел дорогу и проследовал дальше вниз по улице. Воздух в городе благоухал запахом цветущей черемухи.

«Почему в это время года всегда бывают холода? – подумал он. – Ведь природа радуется, все цветет…»

Около ворот его окликнул начальник милиции.

– Абрамов! Ты где ходишь? В гостинице тебя нет, в милиции тоже.

– А, что случилось? Опять побег? – задал ему вопрос Виктор.

– Поехали в райком партии, тебя очень хочет видеть первый секретарь. Я ему вчера доложил о твоей операции. Он, конечно, обрадовался, что нам удалось задержать беглых преступников, но мне влил по первое число. Виктор, будь человеком, не вздумай рассказать ему о том, что побег организовал работник милиции. Мне и так здорово намылят шею в МВД.

– Хорошо, договорились, – произнес Абрамов и сел в его машину.

В кабинете первого секретаря райкома их ожидала теплая встреча с поселковым партийным активом. Выслушав от всех слова благодарности, они с начальником милиции вышли на улицу.

– Ну, что, товарищ подполковник, если вы не против этого, я сейчас сгоняю в гостиницу, расплачусь и на вокзал.

– Виктор! Может, останешься еще на денек? Съездим на речку, порыбачим! – стал уговаривать его Амиров.

– Нет, не могу. Соскучился по семье. Поеду домой. Извините, но на рыбалку мы сходим в другой раз.

– Скажи мне, Виктор, я еще вчера хотел тебя спросить. Когда ты бросился бежать за преступником, не думал о смерти? Ведь он мог тебя застрелить.

– Не знаю даже, что сказать. Наверное, не думал. Если бы подумал о семье, о ребенке, то едва ли побежал за ним. Это первое. А, второе, когда мы встали напротив друг друга, я увидел в его глазах страх. Это чувство, как правило, не дает возможности человеку активно сопротивляться. Тогда я понял, что я сильнее и обязательно задержу его.

– Вон оно что. А ты, оказывается, еще и философ.

– Жизнь научила, – ответил Абрамов.

Он сел в машину и поехал в гостиницу, где быстро собрал вещи, расплатился с администратором и поехал на железнодорожный вокзал. Сел на первый же поезд, идущий в Казань, и часа через четыре был уже в городе. По дороге домой он заскочил на работу. Он зашел в дежурную часть МВД, чтобы сдать табельное оружие, и случайно столкнулся там с начальником отделения.

–Привет, Виктор, – поздоровался он с ним. – Как съездил? Говорят, ты там снова отличился, вышел на дом, где скрывались беглецы, и лично взял вооруженного преступника. Начальник Управления нам в качестве примера привел твою работу в Агрызе.

– Да бросьте меня разыгрывать, Роберт Ильясович. Ничего я там особенного не сделал. Просто нашел паренька, который показал дом и место возможной встречи преступников.

– Что значит просто? Вся милиция искала и не нашла, а ты вот взял и нашел этого, как ты говоришь, паренька. Ты знаешь, меня вчера вызвал к себе Костин и сказал, что у него есть одно серьезное заявление о пропавшем без вести человеке. Ну, ты понимаешь, ситуация неординарная. Пропавшим является муж заместителя министра социального обеспечения республики. Короче, уехал на рыбалку и не вернулся. Я предложил ему передать это заявление Козину Валерке, но он подумал и почему-то отказался от этого. Говорит, что хочет поручить это непростое дело тебе.

– Тухлое дело, наверное? – произнес Абрамов. – Вот и суют мне, в очередной раз, рассчитывая, что я сломаю себе шею на нем.

– Я не знаю. Сам я это заявление не читал. Завтра получишь от Костина, прочтешь и поймешь, тухлое дело или нет.

Абрамов попрощался с ним и вышел из дежурной части в коридор. В дверях Виктор случайно столкнулся с Козиным. Он поздоровался с ним за руку.

– Валера! – впервые Виктор обратился к нему по имени. – Скажи, как себя чувствует Семенов?

– А, ты бы сам к нему заехал. Он лежит в хирургии, в нашей больнице.

– Обязательно заеду, разберусь с делами и заскочу.

– Давай, разгребай. Думаю, это тебе сделать в ближайшее время едва ли придется.

– Почему ты так решил? – поинтересовался Виктор.

– Завтра увидишь, – уклончиво ответил Козин.

Абрамов попрощался с ним и направился через Ленинский садик на остановку трамвая.

***

– Ну, что, Абрамов! – обратился к нему Костин. – Теперь понимаешь, что за материалы я тебе передаю. Запомни, она – заместитель министра и в очень хороших отношениях с первым лицом республики. Поэтому перед тем, как что-то сказать, или сделать, хорошо подумай о возможных последствиях.

– Юрий Васильевич, может, стоит это дело спустить вниз, хотя бы в УВД Казани? Пусть они поработают, а затем уже нам подключиться?

– Ты, что? Совсем умом тронулся, что ли? Она же пишет свое заявление не на имя начальника УВД города, а на имя министра. Понял?

– А вы сами с ней встречались? – обратился Абрамов к Костину.

– Нет, а что? – вопросом на вопрос ответил он.

– Да странно все это. Муж уезжает на рыбалку в субботу, обещает вернуться в воскресенье, а она заявляет о его исчезновении ровно через десять дней после этого.

– А что здесь странного? Жили они плохо, муж у нее злоупотреблял спиртным. Сам представь: она молодая красивая женщина с большой перспективой на будущее, а он простой слесарь на компрессорном заводе. Явно не пара. У нее такие связи, а он – пьяница.

– А, как же они сошлись, заместитель министра и слесарь? – поинтересовался Виктор.

– Так она раньше тоже работала на компрессорном заводе аппаратчицей. Выбрали ее секретарем партийного комитета цеха, она и стала после этого расти, как на дрожжах. Женщина, тем более красивая и каждый руководитель хотел с ней не только пообщаться, но и подружиться.

–Понятно, Юрий Васильевич, – ответил Виктор, – разрешите идти работать.

– Иди. Передай, всю текучку Валиеву и Мартынову, а сам занимайся только этим делом. Единственное, что прошу, не доводи до скандала. Если что, сразу ко мне.

– Понял, – ответил Абрамов и вышел из кабинета.

У себя в кабинете он достал постановление о заведении розыскного дела и аккуратно заполнил все необходимые графы. Вложив заявление и постановление в тонкую папку, Виктор написал на ней крупными буквами: «Без вести пропавший Петров Сергей Иванович». Дата заведения розыскного дела – 17 июня 1986 года.

Закончив писать, Абрамов невольно задумался, с чего начать розыск пропавшего. Из задумчивости его вывел голос начальника отделения:

– Чего задумался, волка ноги кормят. Сколько здесь ни сиди, ничего хорошего не высидишь.

Виктор встал из-за стола и, захватив с собой папочку с бумагами, направился из кабинета.

– Пошел за славой, – саркастически произнес Козин. – Смотри, Валиев, скоро он своим рвением вытолкнет тебя за дверь.

Абрамов сделал вид, что ничего не слышал, и вышел из кабинета.

«Наверное, нужно встретиться с женой пропавшего Петрова?», – подумал он.

Виктор сел в автобус и вскоре добрался до Министерства социального обеспечения. Открыв массивную входную дверь, он оказался в большом холле.

– Вам кого? – строго спросил милиционер. Паспорт, удостоверение, документ удостоверяющий личность.

– Мне нужна Петрова Валентина Георгиевна, – ответил Абрамов, протягивая ему свое удостоверение личности.

– По какому вопросу? – снова поинтересовался он.

– А, вам это зачем? Конечно, по служебному вопросу, – сухо произнес Виктор. – Ты что, сержант, так беспокоишься, словно работаешь не в органах внутренних дел, а ее личным секретарем?

Сержант смутился. Лицо его, покрытое веснушками, покраснело, будто он застиг его за чем-то дурным. Сотрудник милиции взял в руки телефонную трубку и стал накручивать диск.

– Ирочка, здесь человек из МВД хочет переговорить с Валентиной Георгиевной.

Посмотрев на Абрамова, он, молча, протянул ему телефонную трубку. Виктор приложил ее к уху.

– Да, слушаю вас? – произнес он.

– Представьтесь и сообщите цель своего визита? – попросила его секретарь Петровой.

Абрамов уже собрался рассказать о цели визита, но она вдруг произнесла:

– Подождите минутку…

Виктор слышал в трубке, как она связалась по телефону с Петровой и рассказала о его приезде. Через минуту секретарь сообщила ему, что Петрова готова принять его. Сержант милиции, следивший за его разговором с секретарем, вежливо предложил ему подняться на третий этаж.

– У Петровой триста одиннадцатый кабинет, – произнес он.

Поблагодарив его за содействие, Абрамов, молча, направился вверх по лестнице.

***

Кабинет, занимаемый заместителем министра Петровой, был очень просторным. В дальнем углу под большим портретом вождя мирового пролетариата сидела красивая женщина лет сорока. Виктор внимательно посмотрел на нее и мгновенно вспомнил слова Костина, который рассказывал о внешних достоинствах этой женщины.

Валентина Георгиевна действительно была очень красива. У нее были правильные черты лица, словно это был не дар природы, а большое искусство мастера, который, руководствуясь какой-то чудесной силой знаний, высекал это лицо из куска мрамора.

У хозяйки кабинета были черные, как смоль, густые волосы, уложенные в замысловатую прическу. Кожа лица была смугловатой, будто после летнего загара. Но, главной примечательностью были большие зеленые глаза, которые невольно приковывали взгляд любого человека. Глаза Петровой были огромные и чарующие. Улыбка чуть капризная и блудливая. Но, это только, если внимательно присмотреться. В ней, несомненно, было что-то страстное и дьявольское. «Красивая жена – чужая жена» – сказал кто-то из известных людей.

Петрова была женщиной особой. На таких женщин, как она, мужчины оборачиваются, таким смотрят вслед. Абрамов представился и сел в кресло. Петрова поинтересовалась причиной его посещения.

– Валентина Георгиевна! – обратился Абрамов к ней. – Меня к вам привело заявление об исчезновении вашего супруга. Нам с вами нужно оформить кое-какие документы, необходимые для организации работы по его розыску. В частности, давайте, заполним анкету на пропавшего, она просто необходима для его розыска.

– Виктор Николаевич, скажите, неужели все эти формальности столь важны для розыска?

– Извините, но без наличия этой анкеты я не смогу завести розыскное дело и объявить его в розыск. Это, во-первых. Во-вторых, не вызывать же вас каждый раз в морг на опознание каждого трупа? Так что давайте, сейчас, все это заполним, а затем я задам вам несколько вопросов о вашем муже.

Закончив говорить, Виктор посмотрел на Петрову. Первое, на что он невольно обратил внимание, на ее лицо, которое стало неестественно напряженным и больше напоминало восковую маску.

– Да, конечно, – произнесла она сдавленным от волнения голосом. – Хотя я вроде бы все подробно изложила в своем заявлении.

– Вы не обращайте особого внимания на мои вопросы. Поймите меня правильно – служба. Согласно действующему приказу я обязан опросить вас об обстоятельствах исчезновения вашего супруга. Если вас не затруднит, расскажите мне все это своими словами.

– Что рассказывать? – растерянно сказала она. – Ушел на рыбалку и не вернулся. Что еще вас интересует?

– Валентина Георгиевна, да вы успокойтесь. Поверьте, это простая формальность. Давайте я буду задавать вам наводящие вопросы, а затем вы сами продолжите.

Виктор сделал паузу и посмотрел на нее.

– Итак, Валентина Георгиевна, вот мой первый вопрос. Скажите, почему вы решили, что ваш муж уехал на рыбалку, а не куда-нибудь, ну, скажем, к родственникам или друзьям?

 

Петрова тяжело вздохнула и посмотрела на Абрамова. Она попыталась улыбнуться, но улыбка получилась какая-то неестественная и вымученная. Сделав паузу, она стала говорить:

– Это было в пятницу вечером. Я пришла с работы и застала мужа на кухне. Он укладывал в рюкзак продукты, а в углу стояли рыболовные снасти. Помимо всего, я обратила внимание на стоявшие в прихожей резиновые сапоги, в которых он обычно ездил на рыбалку.

– Сергей, ты никак на рыбалку собираешься? – поинтересовалась я у него. – Ты что, не знаешь, что в воскресенье нам нужно идти на день рождения к моей маме? Если мы с тобой не придем, мама сильно обидится.

– Ты не переживай, я обязательно приеду к воскресенью, – ответил Сергей. – Ты завтра займись подарком, а я к вечеру вернусь и, если мне повезет, то, может быть, рыбой тещу угощу.

Я быстро приготовила поесть, и мы с ним поужинали. Я стала смотреть телевизор, а Сергей пошел в гараж. Вернулся он из гаража часа через два. Судя по его внешнему виду, он был нетрезв.

– Ты выпил, что ли? – спросила я у него. – Неужели нельзя было обойтись без спиртного? Ты знаешь, мне от твоей водки иногда хочется залезть в петлю.

– Ты не ругайся. Ну, выпил немного. Славка заходил, поговорили о жизни. Он тоже собрался завтра со мной на рыбалку.

Я расстелила постель, но он лег на диване. Под утро я проснулась от шума в прихожей. Я слышала, как он пыхтел, надевая резиновые сапоги. Затем раздался стук закрываемой двери, и все стихло. Когда я утром окончательно проснулась, Сергея дома не было. Я заехала к себе на работу и домой вернулась лишь часа в два. Весь вечер я ждала его с рыбалки, но он так и не появился дома.

Она сделала паузу и посмотрела на Абрамова, стараясь угадать какое впечатление, производит на него ее рассказ.

– Утром, на следующий день, встревоженная его отсутствием, я направилась в гараж. Открыв дверь, я увидела, что все рыболовные принадлежности мужа лежали в люльке его мотоцикла.

«Как же он мог поехать на рыбалку, если все его снасти здесь?» – подумала я.

Я быстро вернулась домой и стала искать его записную книжку, куда он записывал телефоны всех своих друзей и товарищей. Нашла ее не сразу. Обычно она лежала на книжной полке, а в этот раз оказалась среди его личных документов. Я нашла телефон Славы Агафонова и стала ему звонить. Слава был дома. Я поинтересовалась у него, куда девался мой муж.

– Валентина Георгиевна! – произнес он в ответ. – Почему вы меня спрашиваете о своем муже? Я его прождал все утро, но он так и не появился, хотя уговаривал меня поехать с ним на рыбалку. Я еще тогда подумал, что он, наверное, уехал с кем-то из мужиков из вашего дома.

– Слава, но мотоцикл и рыболовные снасти находятся в гараже. Не мог же он поехать без них на рыбалку.

– А почему не мог? Вы плохо знаете своего мужа. Он мог поехать куда угодно, например, на заимку в надежде, что там есть снасти. Так что, извините меня, Валентина Георгиевна, но я не знаю, где ваш муж.

В тот вечер я обзвонила всех его друзей и знакомых, телефоны которых нашла в записной книжке, но, ни один из них не знал, где находится мой муж.

Все воскресенье я провела в ожидании его звонка или возвращения. Я не пошла на день рождения матери, хотя та и ждала меня. В понедельник утром я приехала на работу и поинтересовалась у одного моего знакомого, что мне делать, чтобы организовать розыск Сергея.

– Ты, Валентина Георгиевна, пока не суетись. Подожди немного, может быть, вернется он с этой рыбалки. Ты знаешь, всякое бывает у рыбаков, застряли, может, где-то на острове или еще где-нибудь. Может, лодка течь дала или мотор сломался. Поднимешь шум, а он возьми и вернись к вечеру.

Эти слова невольно вселили в меня некоторую уверенность. Я не стала больше никуда звонить и решила подождать еще дня два или три, а уж затем обратиться в милицию.

На следующий день, это во вторник, я, как всегда, приехала с работы домой. Вышла из машины и столкнулась с соседкой из сорок восьмой квартиры. Она у нас, как рассказывали мне соседи, хорошо гадает на картах. Я попросила ее погадать на мужа, где он сейчас. Так вот эта соседка позвонила мне вечером домой и сказала, что по картам мой муж жив и находится в другом городе в гостях у своего товарища по службе в армии.

Это звонок снова успокоил меня. Насколько я знала по рассказам мужа, у него было довольно много друзей в разных городах Советского Союза, с которыми он служил в армии.

Лишь через неделю я поняла, что пора что-то предпринять. Я написала заявление и обратилась с ним к вашему министру.

Она закончила свой рассказ и, достав из сумочки носовой платок, приложила его к своим глазам. Несмотря на сильное желание задать ей еще несколько вопросов, Абрамов промолчал и постарался выразить на своем лице полную удовлетворенность.

***

– Валентина Георгиевна, Бога ради, простите меня. Можно еще несколько уточняющих вопросов? – все же спросил ее Виктор.

Петрова посмотрела на часы, давая понять, что времени у нее немного, и она не намерена отвечать на мои вопросы. Перехватив его взгляд, она произнесла:

– Виктор Николаевич! Всего один вопрос, сегодня у меня просто катастрофически нет времени. Давайте, договоримся о встрече, и я полностью удовлетворю ваше любопытство.

– Хорошо, – произнес Абрамов. – Скажите, пожалуйста, уходил ли ранее ваш муж из дома?

– Это, в каком смысле? – поинтересовалась она и удивленно посмотрела на Виктора своими большими красивыми глазами.

– В самом прямом. Ну, к примеру, после ссоры?

– Почему вы задаете мне этот вопрос?

– Потому что хочу разобраться в причине исчезновения вашего мужа, а также, по возможности, найти его. Кстати, у вашего мужа случайно не было любовницы?

– Любовницы? Нет! Единственное, что его увлекало в жизни это рыбалка и охота.

– И последний вопрос, Валентина Георгиевна. Когда я смогу осмотреть вашу квартиру, гараж и дачу, если она у вас есть?

– Что? Квартиру? Гараж? Вам не кажется, молодой человек, что вы забываете, с кем разговариваете, или считаете, что в квартире заместителя министра находится притон или воровская «малина»?

– Валентина Георгиевна, почему вас так возмутила моя просьба? Это не прихоть, того требует приказ, по которому я работаю. В нем не указаны должности людей, у которых исключается проведение подобных осмотров. Если мое присутствие в вашей квартире почему-то смущает, я не буду против того, если, кроме вас, в ней будет кто-то из ваших близких знакомых или друзей. Вас это устраивает?

– Хорошо, Абрамов. Я подумаю и сообщу, когда вы сможете осмотреть мои квартиру и гараж. Оставьте свой телефон секретарю, она свяжется с вами.

– Спасибо, буду ждать звонка, – сказал Виктор и, встав с кресла, направился к выходу.

Подходя к двери, он затылком ощущал пристальный взгляд Петровой, от которого ему стало как-то не по себе. Оставив у секретаря свой служебный телефон, Абрамов вышел на улицу. Несмотря на то, что небо было затянуто серыми тучами, было очень жарко и душно.

«Наверное, к грозе, – подумал Виктор. – Интересно, успею добежать до работы или нет?»

Абрамов взглянул на часы, они показывали начало второго. Увидев неподалеку столовую, он решил пообедать. Столовая была небольшой по размерам, в зале стояло несколько столиков, покрытых цветной клеенкой. Спертый воздух был наполнен запахом несвежих продуктов, который мгновенно заглушил его голод. Тем не менее, купив стакан жидкости под названием кофе и пирожок с рисом, он присел за неубранный стол. Отодвинув от себя грязные тарелки, Виктор быстро запил холодный пирожок стаканом кофе и вышел из столовой. Оказавшись на улице, он глубоко вобрал в легкие воздух и, выдохнув, направился к ближайшей остановке автобуса.

«И как только там люди работают и обедают? – подумал он. – Такая вонь и духота? Ну что, Абрамов, помчались дальше».

Заметив подходивший автобус, Виктор, поспешил к нему. Проехав несколько остановок, он вышел и направился к дому, в котором проживал приятель пропавшего Петрова Сергея – Вячеслав Агафонов.

Абрамов долго звонил в дверь его квартиры, прежде чем ему открыла женщина весьма преклонных лет.

– Бабушка, а Слава дома? – поинтересовался он у нее.

– Кто, кто? – переспросила она.

– Слава! Слава, бабушка! – чуть ли не закричал Абрамов ей в ухо. – Он дома?

Рейтинг@Mail.ru