Точка невозврата

Александр Леонидович Аввакумов
Точка невозврата

– Теперь мне все понятно, кто есть кто, – произнес оперативник. – Меня зовут Абрамов Виктор Николаевич. Я буду заниматься розыском вашей дочери. Вы, надеюсь, не будете против того, что я буду задавать вам вопросы, которые могут показаться не совсем тактичными, а может, даже глупыми.

– Хорошо, – ответила Александра Петровна, поправив свисавший с крутого лба локон. – Скажите, как долго вы занимаетесь этим делом, я имею в виду розыском.

Виктор невольно улыбнулся и сделал вид, что не расслышал ее вопроса. Он достал из папки лист бумаги и положил его перед собой.

– Тогда мой первый вопрос. Когда и при каких обстоятельствах вы узнали о знакомстве вашей дочери с мужчиной по имени Илья? Она вам рассказывала, как произошла их первая встреча?

Прежде чем ответить на вопрос, женщина задумалась. Похоже, она вспоминала этот день. Выдержав артистическую паузу, она произнесла:

– О том, что моя дочь встречается с взрослым мужчиной, я узнала месяц назад. Я случайно заметила ее в красной машине с ним.

– Скажите, где вы их заметили? Я имею в виду, в какой части города: в центре, на окраине?

Александра Петровна сморщила лоб и посмотрела на Виктора, которой ожидал ее ответа.

– Точно не помню. По-моему, на улице Павлюхина. Я ехала в машине своего коллеги по работе, и мы остановились около железнодорожного моста на светофоре. Рядом с нами остановилась красная машина, в салоне которой я увидела дочь.

– Понятно, – буднично произнес Абрамов. – Марку машины и государственный номер вы, наверное, не запомнили?

– Почему же? Машина – «Жигули», а вот государственный номер я точно не помню.

– Жалко, – произнес в ответ, Виктор. – Это бы заметно продвинуло нас в розыске вашей дочери. Таких красных машин в городе сотни, а может быть, и тысячи.

– Я все понимаю, – с сожалением произнесла Александра Петровна, – но, помочь вам, я ничем не могу. Когда я поинтересовалась у дочери о мужчине, с которым она находилась в автомобиле, она с неохотой рассказала мне про обстоятельства их знакомства.

Волкова замолчала. В уголках ее глаз заблестела слеза. Наконец она совладала с собой и продолжила свой рассказ.

– Со слов дочери, этот мужчина по имени Илья, месяц назад совершил наезд на Катю на улице Кремлевская, когда она направлялась к своей подруге Ольге Левшиной, которая живет на углу Ярмарочной и Правобулачной. После наезда молодой человек посадил мою дочь в свою машину и повез ее в Институт травматологии, где ее осмотрели врачи. Слава, Богу, все тогда обошлось благополучно: дочка, кроме ушиба мягких тканей правой ноги, других травм не получила. После этого случая дочь увлеклась этим молодым человеком. Она чуть ли не каждый день бегала к нему на свидание, приходила домой поздно, много плакала, как обычно плачут девушки в ее возрасте. Полтора месяца назад она узнала от Ильи, что тот женат, и его жена, аспирантка нашего университета, ждет ребенка. Судя по состоянию дочери, мне тогда показалось, что она наложит на себя руки. Если бы не поддержка ее подруги, я не знаю, чем бы это все закончилось.

– Значит, ваша дочь очень эмоционально восприняла эту новость, – переспросил ее Абрамов. – Что было дальше?

– За четыре дня до их исчезновения, к дочери пришла Ольга, – продолжила Волкова. – Они долго о чем-то разговаривали, а затем, ни сказав мне, ни слова, ушли. Я не слышала, о чем они говорили, так как дочь закрыла дверь в свою комнату. Часов в восемь вечера Катя позвонила мне и сказала, что придет домой в десять вечера. Однако, пришла намного позднее, от нее пахло табаком и спиртным. Я попыталась узнать, где она была, но дочь отказалась разговаривать на эту тему. Совсем недавно я увидела у нее золотое кольцо с бриллиантом. Она похвалилась перед мной, сказав, что это подарок Ильи.

Волкова замолчала. Виктор понял, что ей тяжело рассказывать ему все это в прошедшем времени.

– Александра Петровна, успокойтесь, – произнес Абрамов. – Если ваша дочь жива, то я непременно найду ее и приведу к вам за руку.

Она взглянула на Виктора, и слезы, будто два маленьких бриллианта, скатились по ее напудренным щекам, оставив слегка заметные бороздки. Достав из сумочки еще один носовой платок, она смахнула их и посмотрела на Абрамова.

– На следующий день я позвонила Ольге и поинтересовалась, где они были вчера вечером. Та мне, конечно, ничего не сказала, но с ее слов я, все же поняла, что Катя рассорилась с Ильей и уже неделю, как не встречается с ним. Это была неожиданная для меня новость, ведь я все это время считала, что дочь проводит вечера с ним. Вот и в тот вечер, перед ее исчезновением, к ней зашла Ольга, и они вдвоем ушли из дома. Я ее ждала, но, ни в десять, ни в двенадцать часов ночи, она так и не пришла домой. Мы с отцом прождали ее всю ночь. Утром я позвонила Ольге, и от ее матери узнала, что та тоже не ночевала дома. Я написала заявление и пошла в милицию, но мне посоветовали подождать трое суток, так как, по словам сотрудников милиции, моя дочь могла где-нибудь задержаться и, возможно, вернется со дня на день. Когда прошли эти три страшных для нас дня, я позвонила своему брату в Обком партии и попросила его помочь организовать розыск дочери. Он связался с вашим министром, и теперь эти материалы у вас в работе.

Виктор с сочувствием посмотрел на нее. Ему было жаль эту женщину, но он задал ей новый вопрос:

– Скажите, Александра Петровна, у вашей дочери был какой-то сексуальный опыт, были случаи, когда она сутками не появлялась дома?

Абрамов не ожидал, что этот вопрос вызовет у Волковой такой шквал негодования. Лицо ее покраснело от возмущения. Она широко открыла рот и словно рыба, выброшенная на берег, стала ловить им воздух.

– Вы за кого принимаете мою дочь! – громко закричала она. – За проститутку? Да, как вам не стыдно об этом интересоваться у ее матери? Вы считаете, что она где-то в притоне спит с мужиками, а я бегаю по милиции и напрягаю работой ее сотрудников?!

Абрамов просто опешил от этого «суворовского натиска». Он хотел что-то сказать, но от растерянности, лишь махнул рукой. Прошло около минуты, прежде чем Волкова перестала на него кричать и немного успокоилась.

– Извините меня, но я не хотел обидеть ваши материнские чувства, – тихо произнес Виктор. – Понимаете, я просто обязан был спросить вас об этом. Кстати, если можете, то принесите мне медицинскую карточку вашей дочери. Думаю, что она пригодится мне в работе по ее розыску.

Задав Волковой еще несколько вопросов и уточнив отдельные моменты из личной жизни дочери, Абрамов проводил ее до выхода из министерства.

– Скажите, Виктор Николаевич, могу ли я рассчитывать на то, что моя дочь здорова, и вы ее разыщете в ближайшее время?

– Трудно сказать, Александра Петровна, я не ясновидящий. Думаю, если бы с ней ничего не произошло, то она бы дала вам о себе знать.

Лицо женщины побелело.

– Вы хотите сказать, что ее нет в живых? – спросила она Абрамова с явным испугом. – Я на вас буду жаловаться министру! Разве так можно говорить родной матери, пока не обнаружено тело ее ребенка!

Виктор извинился. Простившись с ней, он направился к себе в кабинет и начал составлять план оперативно-розыскных мероприятий.

***

Всю неделю Виктор посвятил рассылке различных запросов. После окончания рабочего дня, оставшись один в кабинете, он просматривал отчеты ГАИ, стараясь среди тысяч автомашин красного цвета отыскать ту единственную, принадлежащую молодому мужчине, по имени Илья.

Вот и сегодня, посвятив целый час этой работе, он отодвинул от себя двухметровую распечатку. Поиски автомашины по принципу цветовой гаммы начинали потерять всякий смысл. Машина могла быть зарегистрирована не только на территории нашей республики, но и абсолютно в любой точке Советского Союза. Он не исключал и того, что она могла быть перекрашена после какого-нибудь ДТП.

«Что же делать? С кем посоветоваться? С Козиным? Нет, только не с ним, он не поможет и не подскажет, – размышлял Абрамов. – Что же делать?»

Виктор сидел в полной растерянности, не зная, что делать дальше. Неожиданно Абрамов вспомнил слова Волковой о том, что Илья был человеком женатым, что его жена – аспирантка Казанского государственного университета и должна была в ближайшее время выйти в декретный отпуск. От этой мысли он готов был пуститься в пляс. Еще минуту назад, казавшаяся совсем потерянная нить, связывавшая Илью и Екатерину Волкову, вновь обрела реальные черты.

Абрамов взглянул на часы, закрыл кабинет и помчался домой, ему нужно было забрать ребенка из детского сада. Утром Виктор был уже в отделе кадров Казанского университета.

– Абрамов, оперуполномоченный Управления уголовного розыска МВД Татарстана, – представился он начальнику отдела кадров. – Мне необходима от вас срочная справка.

Женщина испуганно взглянула на него. Ее явно пугала его возбужденность.

– Какая справка? – поинтересовалась она у Виктора.

– Мне нужны сведения обо всех аспирантах женского пола вашего учебного заведения, которые или ушли, или собираются уходить в декретный отпуск, в ближайшее время, – выпалил Абрамов. – Я буду очень признателен, если вы приложите к этой справке копии свидетельств о браке и адреса фактического проживания этих людей.

Начальник отдела кадров усмехнулась. Что-то в вопросе Абрамова явно рассмешило ее.

– Вы понимаете, товарищ Абрамов, что это очень большая работа, и она потребует от сотрудников немалых усилий.

Виктор не дал ей договорить до конца, оборвав на полуслове. Он уперся руками в стол и резко произнес, чеканя каждое свое слово:

– Разве вам непонятно, какое подразделение МВД я представляю? Я еще раз говорю вам, что мне эта справка необходима прямо сейчас. Будьте добры подготовить ее и все соответствующие бумаги, или мне придется изъять все ваши документы. Вы, надеюсь, поняли меня?

Он сел на стул и в упор посмотрел на женщину.

– Вам что-то не понятно?

– Хорошо, товарищ Абрамов, – ответила она. – Подождите немного, сейчас справка будет готова.

 

– Вот и договорились. Приятно говорить с понятливыми людьми. Я зайду через два часа. Извините, дела.

Виктор поблагодарил ее и вышел из кабинета. Летние солнце, раскалившее серые бетонные коробки зданий, чем-то напоминали кузнечные меха. Было жарко и душно. Абрамов ослабил узел галстука и направился в сторону министерства.

Вернувшись к себе кабинет, он занялся оформлением розыскного дела, которое не закончил вчера вечером. Виктор сидел и подшивал ответы, поступившие из городских и республиканских учреждений здравоохранения. Из динамика, висевшего на стене, звучала модная мелодия. Он снова перечитал полученные ответы. Ни в лечебных учреждениях, ни в моргах республики, люди с приметами Волковой и Левшиной отсутствовали.

– Ну что, сыщик? Нашел Волкову? – поинтересовался у Абрамова Козин. – Давай, ищи….

– Пока нет, – коротко ответил Виктор, – но, думаю, скоро найду.

– Работать нужно по этому делу не только ногами, но и головой, – с явной ехидцей заметил Козин. – Мы все научились лясы точить, а вот, как дойдет дело до конкретики, вдруг оказываемся в глубокой яме.

– Вы бы лучше, как исполняющий обязанности начальника, посоветовали, что делать мне дальше, а не смеялись бы надо мной. Я не думаю, что вы бы сами нашли Волкову за неделю.

– Не нужно судить по себе, Абрамов, – произнес Козин в ответ, – я не такие дела вытаскивал. Главное – определиться с человеком и мотивом.

– Я уже докладывал вам, что в этом деле даже не от чего оттолкнуться, – ответил Абрамов. – Вот просто так ушла с подругой и пропала. Куда пошла, зачем пошла – никто не знает даже родная мать. Известно лишь, что она встречалась с мужчиной по имени Илья. Вот и вся информация.

– А, ты встречался с ее подругами, с друзьями по школе. Может, они знают о ней больше, чем мать? – посоветовал ему Семенов. – Поговори, лишним не будет.

– Конечно, встречался, – ответил Виктор. – С этого я и начал розыск. Но никто из них не знает, где она может находиться. Все одноклассники отмечают, что Волкова была очень высокомерной девушкой, вела замкнутый образ жизни и ни с кем в классе не поддерживала доверительных отношений.

– Сложно будет тебе раскрутить это дело, – произнес Семенов. – Козин человек умный, поэтому он и сунул его тебе. Похоже, он сразу сообразил, что из-за этого дела он реально мог пролететь со званием.

За разговорами Виктор не заметил, что наступил обеденный перерыв. Он набрал номер телефона, начальника отдела кадров университета и, откинувшись на спинку стула, стал ждать ответа. Не дождавшись, позвонил по другому телефону.

– Здравствуйте! Вас беспокоит сотрудник уголовного розыска Абрамов. Будьте добры, соедините меня с вашим начальником или пригласите ее к телефону.

– Извините, ее нет. Она ушла в поликлинику и еще не вернулась. У нее что-то с сердцем.

– Передайте ей, пожалуйста, что я зайду за документами завтра утром. Пусть не болеет и скорее поправляется.

Виктор положил трубку и задумался. Ему вдруг стало немного стыдно за свое поведение. Однако, заставить эту прожженную чиновницу сделать то, что она должна была делать без особого нажима, он по-другому не мог.

***

Около шестнадцати часов ему позвонила мать Волковой.

– Виктор Николаевич! Здравствуйте! – обратилась она к нему. – Вы можете принять сегодня меня? Я здесь, в приемной….

– Хорошо, Александра Петровна. Я сейчас спущусь за вами, – ответил Абрамов и, накинув куртку, направился на первый этаж.

Вместе с ней они поднялись к нему в кабинет. Сев на стул, она, молча, протянула Виктору почтовый конверт.

– Что это? – поинтересовался он у Волковой.

– Это жалоба, которую я хотела передать вашему руководителю, – ответила она.

– Тогда почему вы передаете ее мне? Отдали бы в секретариат министерства.

– Я не хотела обижать вас, Виктор Николаевич, этой жалобой. Вы, как мне недавно стало известно, начинающий сотрудник, и бить вас по рукам своей жалобой было бы не совсем тактично с моей стороны.

– Спасибо за искренность, Александра Петровна. Вы правы, я не так давно работаю в Управлении уголовного розыска, и таких серьезных дел у меня еще не было.

– Вот и я об этом. Ваше руководство МВД могло бы передать это дело более опытному сотруднику. Поймите меня, Виктор Николаевич, как мать. У меня пропала единственная дочь, и я бы хотела, чтобы ее розыском занимался опытный сотрудник вашего управления, а не вы.

– Александра Петровна, неужели вы считаете, что этот сотрудник будет работать по этому делу лучше, чем я? Скажите, чем же я не устраиваю вас? Вот вы, родная мать, даже не знали, с кем встречалась ваша единственная дочь, а хотите, чтобы я за два дня узнал, кто этот молодой человек? Вы сами подумайте, мы же не волшебники. Мы такие же люди, как и вы.

– Зачем вы оправдываетесь передо мной? – произнесла Волкова. – Неужели для того, чтобы ваше руководство положительно решило эту проблему, мне нужно будет обращаться к своему брату в Обком КПСС?

Она сделала небольшую паузу. Она явно ждала ответа.

– Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос, Александра Петровна. Я бы вам посоветовал обратиться к начальнику нашего Управления Костину Юрию Васильевичу. Скажите, у вас есть ко мне какие-то конкретные претензии?

– Лично к вам, Абрамов, как к человеку, у меня нет, а вот, как к специалисту… Я не хочу, чтобы вы загубили это дело.

Ее глаза буквально впились в Виктора, и ему показалось, что если бы она могла, то, наверняка, испепелила бы его своим взглядом.

– Я не буду возражать, если руководство решит передать это дело другому сотруднику, – произнес Абрамов. – Но я могу лишь пообещать вам, что сделаю все, чтобы найти вашу дочь. Впрочем, и в районных отделах милиции много хороших сотрудников.

Волкова задумалась, а затем, поднявшись со стула, попросила проводить ее до выхода.

– Ладно, пусть это дело пока останется у вас. Я верю вам, Виктор Николаевич, – сказала она при выходе из министерства. – Дайте, мне слово офицера, что вы сделаете все, чтобы найти мою дочь скорее живой, чем мертвой.

– Я даю вам это слово, – ответил Абрамов. – Только прошу вас, Александра Петровна, не мешайте мне заниматься розыском вашей дочери.

Они расстались. Она побрела по улице Дзержинского в сторону Ленинского садика, а он, направился на рабочее место.

***

На следующее утро Виктор был в отделе кадров университета. К его удивлению, дверь начальника отдела оказалась закрытой. Недолго думая он постучался в соседний кабинет.

– Разрешите войти? – обратился Абрамов к женщине, сидевшей за столом.

– Что вам нужно? Неужели вы не видите, что я занята? – раздраженно произнесла она, сгребая косметику со стола в ящик.

– Ненужно шуметь, гражданочка! – ответил оперативник. – Моя фамилия Абрамов, я из уголовного розыска. Вы не подскажете, где ваша соседка?

Женщина, едва сдерживая себя от возмущения, ответила:

– Ее сегодня не будет. Если вы в отношении списка аспирантов, то пройдите в соседний кабинет, он там.

– Спасибо, – поблагодарил Виктор ее. – Могу дать бесплатный совет: вы будете выглядеть намного лучше, если начнете улыбаться, а не хмуриться.

– Какой нахал! А еще говорит, что из уголовного розыска, – услышал он за своей спиной.

Виктор плотно прикрыл за собой дверь и направился в соседний кабинет. Получив заветные списки, он вышел на улицу и присел на лавочку в парке. Представленный ему список состоял всего из шести фамилий. Абрамов сразу наткнулся на фамилию аспирантки – Серовой Раисы Ивановны, мужем которой был Серов Илья Леонидович. Набрав номер телефона ГАИ, Виктор попросил дежурного навести для меня справку.

– Что тебя интересует? – спросил он Абрамова.

– «Пробей», пожалуйста, Серова Илью Леонидовича по своим учетам. Мне нужны: марка, цвет и государственный номер его транспортного средства.

– Вопросов, нет. Жди, сейчас пробью, – произнес дежурный и положил трубку.

Ждать пришлось недолго. Минуты через три, Виктор снова набрал его номер. Услышав знакомый голос сотрудника ГАИ, он поинтересовался результатом.

– Готов записывать? – поинтересовался дежурный. – Пиши. Серов Илья Леонидович, 1970 года рождения, уроженец города Силламяэ Эстонской ССР. Проживает: город Казань, улица Ботаническая, дом семнадцать, квартира шесть. Работает заместителем директора городского пассажирского автобусного предприятия номер четыре. Имеет в личном пользовании автомашину марки «Жигули» пятой модели красного цвета.

Закончив писать, Виктор с облегчением вздохнул. Душа его ликовала. В этот момент Абрамову показалось, что он находится на грани раскрытия тайны исчезновения гражданок Волковой и Левшиной. Но до установления истины было еще далеко.

Телефонный звонок вернул его к действительности. Абрамов снял трубку и услышал голос начальника Управления уголовного розыска Костина.

– Абрамов, зайди ко мне и не забудь прихватить с собой розыскное дело по розыску Волковой.

***

До этого момента Абрамов практически не бывал у Костина и теперь, оказавшись в его кабинете, стал внимательно рассматривать интерьер. Заметив это, Юрий Васильевич улыбнулся.

– Ты что так рассматриваешь мой кабинет, словно никогда здесь не был?

– Почему не был, Юрий Васильевич? Моя первая встреча с вами произошла именно в этом кабинете, но я тогда был в таком состоянии, что, кроме вас и Пахомова, больше ничего и никого не видел.

Костин засмеялся. Смех его был столь заразительным, что вызвал и у Виктора невольную улыбку. Наконец, он перестал смеяться и, напустив на себя деловую серьезность, переспросил его:

– Значит, с испугу ты, Абрамов, кроме меня и Пахомова, ничего вокруг себя не видел?

Виктор утвердительно кивнул.

– Вы не смейтесь, Юрий Васильевич, это действительно так. Для меня главное тогда было произвести на вас положительное впечатление.

Начальник Управления снова засмеялся, легко и непринужденно.

– Веселый ты человек, Абрамов. Однако, я вызвал тебя не шутить, а по серьезному вопросу.

Он сел в кресло и протянул Виктору несколько мелко исписанных листов бумаги. Абрамов осторожно взял их и начал читать.

– Извините, Юрий Васильевич, но я уже знаком с жалобой гражданки Волковой. Она передала ее мне два дня назад при встрече.

– Как это передала? – удивленно спросил он.

– Да, взяла и передала ее лично мне в руки, так как не хотела с этой жалобой обращаться непосредственно к вам.

– Странная женщина. Похоже, ее левая рука не знает, что делает правая.

– Все может быть. Я не берусь ее судить за это. Она мать, и чувства матери не всегда объяснимы с точки зрения мужской логики.

– Это что у тебя в руках, Абрамов? – поинтересовался он.

– Розыскное дело по розыску Волковой, Юрий Васильевич, – ответил ему Абрамов. – Пока, судя по ответам официальных органов Министерства здравоохранения и других ведомств и служб, Волкова и ее подруга Левшина в этих учреждениях не значатся. Их нет ни среди лиц, доставленных в больницы, ни среди обнаруженных неустановленных трупов. Так что пока мне не удалось установить их местонахождение.

– Это плохо, Абрамов, что у нас с тобой нет никаких зацепок по этому делу. Скоро наступит момент, и мы с тобой утонем в потоках жалоб Волковой Александры Петровны.

– Хочу доложить, что сдвиги по делу есть, Юрий Васильевич. Мне сегодня удалось выйти на Серова Илью Леонидовича, с которым крутила любовь дочь Волковой. Правда, я с ним еще не встречался и не говорил. Поработаем с ним, посмотрим, что он нам расскажет о ее исчезновении. Может, что-то прояснится в этой истории.

– А как ты на него вышел? Ведь, кроме имени, у тебя ничего не было? – спросил он Абрамова.

– Мать Волковой в разговоре со мной случайно обмолвилась, что жена Серова учится в аспирантуре университета и готовится уйти в декретный отпуск. Вот через эту информацию я и вышел на него.

– Молодец, Абрамов, – восхищенно произнес Костин, – похоже, у тебя действительно есть голова на плечах.

Он внимательно посмотрел на Виктора и, взяв со стола листы с жалобой, протянул их ему.

– Подготовь ответ Волковой за моей подписью, – попросил он. – Много не расписывай. Напиши: так, мол, и так, розыск вашей дочери продолжается.

– Все понял, разрешите идти? – спросил Абрамов.

– Иди. Держи меня в курсе событий, – напоследок произнес он.

Абрамов вышел из кабинета Костина и, улыбаясь, направился на рабочее место.

***

Илью Серова, Абрамов встретил в помещении приемной Министерства внутренних дел. Он сидел на стуле и читал последний номер «Комсомольской правды».

– Извините, кто из вас Серов Илья Леонидович? – обратился Виктор к гражданам, столпившимся в приемной.

– Я, – коротко произнес он, – а вы и есть тот самый Абрамов?

 

– Пройдемте, мне нужно с вами переговорить, – произнес Виктор.

Серов свернул газету и, засунув ее в кожаный портфель, проследовал за ним. Они поднялись на третий этаж и вошли в кабинет. Увидев Серова, Козин и Семенов, молча, покинули кабинет, оставив их один на один.

– Присаживайтесь, Илья Леонидович, —предложил ему Абрамов.

Серов, молча, сел. Нагнувшись, он достал из портфеля очечник, а портфель поставил около ног. Перед тем как приступить к разговору, Виктор прокрутил в голове все сведения, которые узнал о нем за последние сутки.

Серов родился в Прибалтике в семье военнослужащего. Отец Ильи командовал воинской частью в небольшом прибалтийском городе с интересным названием Силламяэ. После окончания средней школы Илья был призван в армию. Службу проходил в Псковской десантно-штурмовой дивизии в разведывательном взводе. Демобилизовавшись из рядов Советской Армии, поступил в Московский институт народного хозяйства. Окончил его с отличием, был распределен в Казань. Два года назад его назначили заместителем директора крупного автохозяйства города. В прошлом году он женился на выпускнице Казанского университета. Родители жены помогли им встать в очередь на приобретение кооперативного жилья, а пока семья Серовых проживала на улице Ботаническая в небольшой квартире, которая принадлежала бабушке его жены.

«Да не слишком много», – посетовал он, продолжая внимательно изучать лицо Серова, прикидывая про себя, с чего начать беседу.

Судя по лицу Ильи, тот заметно волновался, так как еще не знал причины вызова в Управление уголовного розыска МВД Татарстана.

– Ну что, Илья Леонидович, давайте знакомиться, – предложил ему оперативник. – Моя фамилия Абрамов, зовут меня Виктор Николаевич. Я занимаюсь розыском лиц, пропавших без вести, а также преступников, скрывшихся от следствия и суда.

– Извините, но мне ваша должность, ни о чем не говорит, – произнес он и еле заметно улыбнулся, давая понять Абрамову, что он теперь понял о причине вызова.

– Зря, гражданин Серов, вы улыбаетесь. Я вас пригласил поговорить о пропавшей Волковой Екатерине Владимировне. Вы же не будете отрицать, что знакомы с ней?

Виктор внимательно смотрел на него и не мог не заметить, как у него слегка дрогнули руки, а в глазах промелькнул огонек страха, когда он услышал фамилию Екатерины. Однако, это длилось всего лишь мгновение. Он моментально овладел своими эмоциями.

На лице Серова возникла гримаса, которая должна была показать Абрамову, что он силится вспомнить, названную им фамилию.

– Не мучайтесь, Серов, – произнес Абрамов. – Это именно та девушка, которую вы сбили на своем автомобиле. Вспомнили, или мне еще нужно что-то сказать, чтобы вернуть вам память?

Лицо Серова на какой-то миг словно окаменело, а затем он широко улыбнулся и равнодушно произнес:

– Вы знаете, Виктор Николаевич, если бы вы не сказали об этом неприятном случае, то я вряд ли бы вспомнил о существовании этой девушки. Вы сами молодой человек и, по всей вероятности, хорошо понимаете, что таких знакомых, как Волкова, у меня десятки. Наличие у меня машины позволяет мне не останавливаться на какой-то одной девушке.

– Странно, что вы не помните эту девушку, – произнес Абрамов, пододвигая ему фотографию Волковой. – Таких красивых девушек не так много в нашем большом городе.

Серов мельком взглянул на фотографию и отодвинул ее в сторону. Лицо его вновь окаменело, а затем он, как и в прошлый раз, улыбнувшись, произнес:

– Виктор Николаевич, я не думаю, что вы пытаетесь связать исчезновение этой милой девушки с тем, что я знаком с ней. Не делайте из меня Синюю Бороду. Я не убиваю девушек и не пью их кровь. Я человек женатый, моя жена скоро станет матерью.

Абрамов сделал небольшую паузу. Он достал сигарету и взглянув на Серова, произнес:

– Вы не возражаете, если я закурю, Илья Леонидович. Вы же достаточно умный и образованный человек, и мне не совсем понятна занятая вами позиция в нашем разговоре. Я пока ни в чем вас не обвиняю. Я лишь пытаюсь узнать, в каких вы состояли отношениях с пропавшей без вести гражданкой Волковой. Поймите меня правильно. Маленькая ложь, всегда вызывает большое недоверие к человеку. Почему вы отказываетесь от знакомства с Волковой, когда вас видели вместе с ней не только ее друзья, но и ее мать, ваши друзья и знакомые. Не кажется ли вам все это довольно странно? Если вы хотите, чтобы я каждый свой шаг подкреплял каким-то документом, то пожалуйста. Их у меня вполне достаточно. Только учтите, что тогда вы сегодня домой уже не придете, не придете и завтра. Вас устраивает подобный расклад?

Абрамов не рассчитывал, что его слова так могут напугать Серова. Он побледнел, руки его мелко задрожали.

– Зачем вы меня пугаете, Виктор Николаевич? Я женатый человек, а вы шьете мне какую-то внебрачную связь с малознакомой мне девушкой. Как бы вы повели себя, будучи на моем месте? Бросились бы мне на шею и со слезами на глазах стали бы все рассказывать? Я все время пытался понять вас, чего вы хотите от меня? Признания или еще чего-то? Что вы думаете, я не знаю, кто ее родители и родственники? Великолепно знаю! Знаю и то, что вы будете лезть из кожи вон, чтобы обвинить меня в исчезновении этой Волковой.

Он замолчал и отвернулся в сторону. Время шло, но Серов продолжал молчать.

– Серов! Речь идет не о родителях и родственниках Волковой. Мы с вами разговариваем лишь о самой Екатерине. Мне трудно понять вашу попытку отрицать сам факт знакомства с ней.

Серов по-прежнему молчал и, отвернувшись в сторону, рассматривал что-то на стене кабинета. Судя по его поведению, Илья явно боялся откровенного разговора и всячески старался скрыть от Абрамова свои эмоции, которые легко читались у него на лице. Почувствовав, что пауза затягивается, он снова посмотрел на Виктора и произнес:

– Виктор Николаевич! Если ко мне больше нет вопросов, то разрешите мне покинуть ваш кабинет. По-моему, я слишком долго задержался здесь. И еще, когда у вас, Виктор Николаевич, появятся конкретные факты моей причастности к исчезновению этой девушки, тогда и вызывайте, а иначе я забросаю все инстанции жалобами на ваши незаконные действия. Как-никак, мы живем в демократическом государстве, и презумпцию невиновности еще никто не отменял.

Серов встал со стула и направился к двери. Абрамову ничего не оставалось, как проводить его до выхода из МВД.

***

На следующий день на работу вышел начальник отделения Валиев. Сев в свое скрипучее кресло, он первым делом поинтересовался, как обстоят дела по розыску Серовой.

– Все хорошо, товарищ подполковник. Работаю. При наличии свободного времени занимаюсь в специальной библиотеке, а если короче – познаю то, чего не знаю.

– Это хорошо, Абрамов! Я сразу понял, что из тебя выйдет толк, и ты скоро не только догонишь Козина, но, скорее всего, перегонишь его по карьерной лестнице.

Лучше бы он не говорил этого. Лицо Козина покрылось красными пятнами.

– Вы что, какие глупости говорите, – обиженно произнес Козин. – Может, Абрамов и догонит меня, но это будет лишь тогда, когда его голова станет гладкой, как бильярдный шар.

Все сидящие в кабинете сотрудники грохнули от смеха, по всей вероятности, представив мою голову абсолютно лысой. Не смеялся над шуткой только Виктор. Стиснув зубы, Абрамов тихо произнес:

– Не нужно надо мной смеяться. Подождите, пройдет года два, и я обязательно стану, как минимум, начальником отдела.

– Кем, кем? Начальником отдела? Да, ты точно заболел, Абрамов, – произнес с усмешкой Козин. – Валиеву работать до звонка осталось четыре года. Разве он тебе позволит занять его место? Он, как породил тебя, так и убьет.

Они снова все громко засмеялись. Виктор встал с места и, взяв со стола несколько листов чистой бумаги, направился на улицу Ботаническая, где проживала семья Серова. Добравшись до нужного ему дома, Абрамов стал методически обходить все квартиры, предъявляя жильцам фотографии пропавших без вести девушек. Закончил он эту работу часа через два. Опрос жильцов дома показал, что многие из них видели этих девушек, которые часто приходили к Серову в отсутствие его жены. Так, соседка Серова по лестничной площадке в доверительной беседе сообщила, что Илюша, как называла она Серова, неоднократно приводил поочередно этих девушек к себе домой. Однажды, они появились возле дома около десяти часов вечера. Обе девушки, похоже, были пьяны. Они стали выкрикивать его имя, вызывая Илью на улицу. В этот день с дачи вернулась жена Ильи и в этот момент была дома. Услышав крики, она вышла на балкон и увидела девушек. В квартире Серовых мгновенно разразился ужасный скандал. Жена обвинила Илюшу в измене и стала собирать свои вещи. Минут через десять скандал достиг апогея, и жена, схватив первые попавшие ей под руку вещи, ушла из дома.

Рейтинг@Mail.ru