Точка невозврата

Александр Леонидович Аввакумов
Точка невозврата

Виктор кивнул.

– Чего мотаешь головой, словно лошадь. Говорил или нет?

– Говорили.

– Так что тебе непонятно? Захотел скандала? Так вот, министр попросил провести служебное расследование и, в случае чего, уволить тебя из органов внутренних дел. Ты понял?

Абрамов снова кивнул головой и посмотрел на Костина, который, не останавливаясь, шагал по кабинету. Столь необычное поведение начальника Управления говорило о его сильном нервном возбуждении. Он хотел сказать Абрамову что-то, но, вероятно, передумал. Махнув на него рукой, он дал понять, чтобы он оставил его одного. Абрамов положил свой рапорт на стол и вышел из кабинета.

Перекурив в туалете, он направился на свое рабочее место. Даминов по-прежнему сидел на стуле около батареи.

– И долго мне еще сидеть? – спросил он Виктора.

– Сколько нужно, столько и будешь сидеть! – ответил Абрамов. – А, если будешь выступать, закую в туалете.

Виктор вошел в кабинет и сел за стол.

– Слышишь, Абрамов? – обратился к нему Валиев. – Нам придется, видимо, с тобой расстаться. Мне такие летчики-налетчики не нужны. Я смотрю, ты совсем обнаглел в последнее время. Перестал советоваться с руководством, ты такой умный, что ли?

– Я не понял, товарищ начальник отделения, к чему вы это говорите. Это я-то обнаглел? Это я с вами не советуюсь и не делюсь своими наработками?

Абрамов засмеялся и посмотрел на него.

– Давайте, говорить начистоту. Вам мои наработки нужны были? Вам же не до них, вам важнее то, что пишут в газетах, а не проблемы ваших подчиненных. Не вас ли я сегодня ночью побеспокоил своим звонком? Вспомните, что вы мне сказали? Поэтому я бы на вашем месте помолчал.

– Ты не указывай, что мне делать, салажонок! Прослужишь с мое, вот тогда и открывай свой рот, а пока слушай то, что тебе говорят.

Виктор отвернулся от Валиева и взглянул на Антона.

– Что случилось? – поинтересовался Абрамов у него.

– Костин звонил, просил шефа зайти к нему минут через тридцать. Вот он и напугался этого звонка. Пытается воздействовать на тебя в психологическом плане.

– Понятно, – ответил Абрамов. – А, я то думаю, что это произошло с нашим начальником.

Прошло еще минут пять, в кабинете зазвонил телефон начальника Управления. Валиев вскочил с кресла и, встав по стойке смирно, снял трубку. Выслушав команду, он положил трубку на телефон и взглянул на Виктора.

– Ну, что, пошли. Сейчас ты, Абрамов, испытаешь райское наслаждение от виртуального секса.

Виктор встал из-за стола и медленно побрел за Валиевым.

***

Абрамов вошел в кабинет Костина вслед за Валиевым и присел на стул около двери. Костин посмотрел на Виктора как-то укоризненно и рукой указал ему на стул, который находился напротив Валиева. Не успел он сесть, как Валиев вскочил со своего стула и затараторил:

– Юрий Васильевич, я с себя ответственности за работу Абрамова, конечно, не снимаю, но хотел бы сразу обратить ваше внимание, что во вчерашней акции Абрамова я не принимал никакого участия. Он человек взрослый, и ему пора научиться отвечать за последствия своих действий. Хочу заострить ваше внимание, что Абрамов работает в одиночку. Куда он ездит, что там делает, я не знаю, так как он практически всегда прикрывается вашим именем.

– Погодите, Валиев, я вас пригласил не для того, чтобы вы здесь разводили словоблудие, оставьте его для партийных собраний, оно вам может понадобиться там.

Валиев мгновенно осекся и растерянно уставился на Костина.

– Чего вы так смотрите, Валиев? Вы вместо того, чтобы помогать Абрамову, самоустранились не только от этого дела, но, мне кажется, и от руководства отделением розыска. Плохо, очень плохо, что вы не знаете, чем занимаются ваши подчиненные. Вот вчера ваш подчиненный, несмотря на позднее время, задержал человека, причастного к убийству мужа заместителя министра по социальному обеспечению населения Петровой. Мало того, что задержал, он его в течение ночи расколол, и тот вынужден был написать явку с повинной. А где были вы, Валиев, в это время?

Валиев растерялся, покраснел и перевел взгляд с Костина на Виктора. Абрамов сразу же понял состояние Валиева, он пытался угадать, доложил ли я Костину о ночном звонке.

– Я в курсе того, что Абрамов работал с задержанным Даминовым всю ночь, – сказал он и посмотрел на Виктора, стараясь заручиться его поддержкой. – Он даже мне звонил ночью, консультировался у меня.

– Так значит, вы уже в курсе раскрытия этого убийства? – спросил его Костин.

– Как же, конечно, в курсе, товарищ полковник, – произнес он и посмотрел на Виктора. – Мы даже, перед тем как идти к вам, обсуждали план дальнейших мероприятий.

– Вот что, Валиев! – сказал Костин. – Если бы я не знал вас так хорошо, то непременно поверил в вашу сказку «про белого бычка». К этому разговору мы еще вернемся. А сейчас организуйте работу по поиску тела убитого. Вы не смотрите на Абрамова, а организуйте ее сами. Жду вас с планом мероприятий через час. Подсчитайте потребность в людях, если что, будем обращаться за помощью в бригаду внутренних войск. Поняли меня?

– Так точно! – по-военному произнес Валиев. – Разрешите исполнять?

– Идите, а ты, Абрамов, задержись, – приказал Костин.

Валиев вышел из кабинета, оставив Виктора один на один с Костиным.

***

– Давай, докладывай, Виктор, – обратился он к Абрамову.

Виктор присел поближе и начал доклад. Когда он закончил, Костин встал со стула и подошел к окну. Он стоял и смотрел на улицу.

– Кто еще знает об этом? – поинтересовался он у Абрамова. – Валиев в курсе?

– Нет. Кроме меня и вас, больше об этом никто не знает, – произнес Виктор.

– Вот что, Абрамов. Пока об этом моменте никто не должен знать. Ты, надеюсь, меня понял? У нас есть человек, который признался в совершенном убийстве. Передай все свои материалы Давлетшину, пусть он теперь занимается этим Даминовым. Я введу его в курс дела сам. Сейчас помоги Валиеву с организацией поиска трупа. Задача ясна?

– Все понял, Юрий Васильевич, – ответил Абрамов и направился к двери.

– Погоди минуту, – остановил он Виктора.

Абрамов задержался около двери и посмотрел на него.

– Сколько ты работаешь в Управлении? – спросил он его.

– Седьмой месяц, Юрий Васильевич.

– Молодец! За эти шесть месяцев три таких резонансных дела раскрутил. Молодец! Я очень доволен твоей работой.

– Спасибо.

– Это тебе спасибо, а не мне.

Абрамов плотно закрыл за собой дверь и направился к себе. Проходя по коридору, он столкнулся с Давлетшиным, который спешил в кабинет Костина. Они поздоровались и разошлись в разные стороны. Виктор вошел в свой кабинет. Там, кроме Мартынова и Валиева, находился Козин. Заметив его, они замолчали. Глядя на их напряженные лица, Виктор понял, что предметом их разговора был он. Абрамов прошел к своему столу и сел.

– Ты почему мне не доложил, что расколол Даминова? – с нескрываемой злостью спросил его Валиев.

– А вы меня об этом и не спрашивали? – ответил Виктор. – Вас почему-то больше волновал мой ночной звонок, а не эта тема.

– Вам не кажется, молодой человек, что вы заболели «звездной» болезнью. Не рано ли вы заявляете о своей самостоятельности?

– Не знаю, вам виднее. Некоторые и до старости никак не могут выбраться из детских шортиков.

– Слушай, Абрамов, плохой или хороший, но я твой непосредственный начальник, а ты мой подчиненный! Пока ты должен докладывать мне, а не я тебе. Усвоил?

– Усвоил, – ответил ему Виктор.

Ругаться и спорить с Валиевым Абрамов не хотел, так как не видел в этом никакого смысла. Насколько он успел понять за все время своей работы в Управлении, главной его задачей до пенсии была проблема спокойствия. Валиев не хотел рисковать ничем, ни, своим именем, ни, своим положением. Важным для него было отсутствие резких движений, как со стороны руководства Управления, так и со стороны его подчиненных. Похоже, он уже был не рад, что Абрамов оказался в числе сотрудников его отделения.

– Ну, что, Абрамов? Где мы с тобой будем искать этот труп? – спросил он Виктора и посмотрел на Козина. – Чего молчишь? Ты замутил эту бодягу, ты и доводи ее до конца.

– Приказали вам, а не мне разработать эти мероприятия. Вот Даминов сидит в коридоре, говорите с ним, он вам и покажет, где закопал Петрова.

– Зачем мне Даминов? Ты с ним работал, ты с ним и говори. Пока я здесь отдаю команды, а не ты.

Виктор вышел из кабинета и, отковав Даминова от батареи, завел его в кабинет.

– Марс, сейчас, мы сделаем выезд на место. Ты должен показать нам, где ты закопал Петрова. Понял?

– Хорошо, я покажу вам это место, если вы меня накормите, а иначе ничего показывать не буду.

– Вот сволочь! – произнес Валиев. – Еще качает здесь свои условия.

– Марс, у тебя деньги есть? – поинтересовался Абрамов у него.

– Вот, возьмите в левом кармане. Думаю, что там хватит на завтрак.

Виктор вытащил из кармана деньги и выложил их на стол. Взяв несколько рублей, вышел из кабинета. В ближайшем продуктовом магазине, который находился на улице Лобачевского, он купил сыра, колбасы, хлеба и вернулся обратно.

Накормив Даминова, они на автомобиле направились в сторону Раифского заповедника.

***

Всю дорогу Даминов молчал, не обращая никакого внимания на приколы Валиева и Козина. На его лице отчетливо прослеживалось полное безразличие ко всему происходящему не только внутри машины, но и за ее пределами.

«Похоже, он себя уже похоронил», – подумал Абрамов, наблюдая его отсутствующий взгляд.

Всю дорогу Виктор пытался разгадать причину того, что он без особого нажима с его стороны взял и просто так сдался.

«Что заставило его оговорить себя? – снова подумал Абрамов, разглядывая его ссутулившуюся фигуру и безвольно опущенные плечи. —Почему он не пытался бороться за себя, за жизнь? Неужели любовь к Петровой заставила его принести свою жизнь в жертву этой женщине?»

 

Абрамов прикинул разницу в их возрасте. «Ему, двадцать семь, ей – тридцать шесть. Разница около десяти лет. У него была семья, жена и ребенок, наверное, очень любили его, а он, вдруг перечеркнув все, безумно влюбился в женщину, которая намного старше его, испорчена и развращена богемной жизнью. Как он мог рассчитывать на ее взаимность, если она ради карьерного роста перечеркнула свою семейную жизнь? Странно, но факт остается фактом. Он сидит рядом с ним в машине, которая везет его на место, где он закопал труп мужа этой женщины, а она сидит сейчас в своем кабинете, свободная, и, по всей вероятности, выбирает нового почитателя, способного ради нее пожертвовать не только своим семейным счастьем, но и жизнью», – размышлял Виктор.

– Вот здесь остановите машину! – произнес Даминов. – Мне нужно выйти и сориентироваться на местности. По-моему, где-то здесь.

– Если вздумаешь бежать, – сказал Валиев, – убью прямо на месте. Понял?

– Понял, – ответил Даминов, – мне все равно, вы меня убьете или другой, какая мне разница.

Даминов вышел из машины вслед за Мартыновым и стал осматриваться. Через минуту – другую он уверенно произнес:

– Все правильно, это здесь. Вот следы моей машины, тут я разворачивался. Зарыл труп я где-то метрах в тридцати от этого места. Пойдемте влево.

Мартынов захватил с собой лопату, и они, выстроившись в небольшую цепь, направился вглубь леса.

– По-моему, здесь, произнес Даминов и рукой указал на небольшой бугорок земли.

– Копай! – приказал ему Валиев. – Сам зарывал, сам и откапывай.

– Вам нужно, вы и откапывайте, – ответил ему Даминов, отшвырнув в сторону, протянутую ему лопату.

– Ты, что швыряешься, козел! Тебе сказали копай, значит, копай, – закричал на него Валиев. —А то и тебя здесь закопаем!

– Да пошел ты….

Даминов не успел договорить, как отлетел в сторону от сильного удара Валиева. Он поднялся с земли и, вытерев кровь, которая сочилась из разбитой губы, «волком» посмотрел на начальника отделения.

– Если ты меня еще раз коснешься хоть пальцем, я тебя убью. Мне теперь все равно, за одного отвечать или за двух, но я тебя замочу, это точно, – произнес Даминов.

– Чего молчишь? – обратился к Виктору Валиев. – Поговори с ним, не мне же копать эту яму?

Абрамов взял в руки лопату и начал осторожно копать в указанном Даминовым месте. На глубине примерно тридцати сантиметров лопата уперлась во что-то мягкое. Виктор осторожно разгреб землю. В нос ударил сильный запах разлагающегося трупа.

– Хватит, больше не копай! – скомандовал Валиев и бросился к оперативной машине.

Связавшись с дежурным по МВД, он сообщил об обнаруженном трупе и попросил прислать оперативно-следственную группу и следователя прокуратуры.

Они сели под деревья и, достав сигареты, закурили.

***

– Везет дуракам и пьяницам! – произнес Козин, выпуская густую струю дыма. – Второй раз подряд везет Абрамову со «жмурами». В тот раз Волкову с подружкой раскопал, теперь вот Петрова.

– Везет тому, кто везет! – ответил Виктор. – Мог и сам заняться этим делом.

– А зачем мне это? У нас есть супер опер Абрамов, пусть он и зарабатывает себе авторитет. Мне его зарабатывать не нужно, меня и так все знают.

Виктор сидел и молчал. Уже не раз он давал себе слово не отвечать на провокации Козина, но он, словно зная об этом, продолжал заводить его. Вскоре к нему присоединился Валиев.

– Валера, Абрамов, наверное, спит и видит себя начальником отделения, а иначе не рвал бы себе задницу подобными преступлениями. Ты для него сейчас не конкурент, теперь он меня старается подвинуть с должности. Абрамов, а, Абрамов, ты не молчи, лучше скажи что-нибудь, а иначе лопнешь от злости. Я тебе могу одно сказать, ты, конечно, будешь начальником отделения, но лишь тогда, когда твоя голова будет такая же, гладкая и безволосая, как куриное яйцо.

Сделав вид, что не слышит, Виктор достал очередную сигарету и закурил. Посмотрев на сидящего рядом с ним Даминова, он протянул ему сигарету. Марс попытался взять ее из его рук, но сильный удар Козина по его руке не позволил ему это сделать.

– Ты что, с ума сошел, что ли? Ты кому даешь сигареты? Это же убийца! Его нужно прямо здесь закопать, рядом с трупом, а ты суешь ему сигарету! Ты его еще поцелуй!

– Слушай, Козин! – вскочил Абрамов с земли. – Ты руки не распускай. Какое ты имеешь право трогать его? Не хочешь поделиться с ним сигаретой, не надо, но и руки распускать я тебе не дам.

– Ну и что ты мне сделаешь? – с вызовом спросил он.

– Ничего. Просто набью тебе морду, и все. Ты понял меня?

– Ты что болтаешь, Абрамов? Тебе что, одного раза не было достаточно, ты снова бросаешься с кулаками на своего товарища по работе? – сказал Валиев. – Тебе не кажется, что это перебор?

– Я не знаю, может, он для вас товарищ и друг по работе, но не для меня. Мне не нравится, когда человек, облеченный властью, начинает бить скованного человека. Это слишком низко для нормального человека, тем более для офицера.

– Странный ты человек, – произнес Валиев, выслушав его монолог. – Наверное, у самого руки по локоть в крови, а все из себя корчишь недотрогу.

– Может, вы правы, и руки у меня в крови, но безоружных и пленных я не расстреливал. А вот таких, как Козин, всегда бил по морде.

Не знаю, как долго они бы спорили, если бы, не показавшаяся на дороге «Волга» начальника Управления. Вслед за ней ехали две милицейские «буханки». Заметив их, машины свернули с дороги и подъехали к ним. Из машины вышел Костин и направился в их сторону. Валиев схватил в руки лопату и бросился навстречу ему с докладом.

Из «буханки» сотрудники милиции вывели двух мужчин, арестованных на пятнадцать суток. Вручив им противогазы и рукавицы, они заставили раскапывать труп. Прошло минут десять, прежде чем им удалось вытащить его из ямы. Сомнений не было, перед ними был труп Петрова Сергея.

***

– Ну что, Абрамов, поехали обратно, – предложил Костин. – Здесь народу достаточно, обойдутся без тебя. Ты всю ночь проработал, наверное, устал, тебе нужно отдохнуть.

Виктор удивленно посмотрел на Костина и направился вслед за ним. Они сели в машину и поехали в Казань.

– Что у тебя произошло с мужиками из отделения? – неожиданно спросил его Костин.

– Ничего не произошло, – ответил Абрамов.

– Как ничего? Мне Валиев на тебя пожаловался. Говорит, дерзишь, хамишь, неуважительно относишься к сотрудникам отделения. Говорит, что у тебя все признаки «звездной» болезни.

– Это неправда, Юрий Васильевич. Просто ему и Козину мои успехи встали поперек горла. Один боится за свое место, другой переживает за перспективу занять это место. Ни тот, ни другой не думали, что я смогу так быстро адаптироваться на этой работе.

– Вон оно что? А я-то подумал, что ты действительно «заболел».

– Не хотел говорить, но вы меня заставили это сделать. Я сегодня ночью позвонил Валиеву и хотел с ним посоветоваться, что мне делать, когда Даминов предпринял попытку суицида. Он не стал даже слушать меня. Послал меня подальше, и все. Думаю, что начальник отделения не должен так поступать, тем более, если ему звонит неопытный сотрудник.

Абрамов замолчал и посмотрел на Костина. Тот сидел и смотрел в окно машины.

– Виктор! Вот тебе мой бесплатный совет. Никогда больше не жалуйся на своего руководителя. Ты еще молодой сотрудник и многого не знаешь и не понимаешь. Но запомни одно, никогда и, ни при каких обстоятельствах, не обсуждай действия своего непосредственного начальника. Это жизненная аксиома, которая не подлежит доказательству.

– Извините, Юрий Васильевич, я этого не хотел. То, что вы сейчас мне сказали, я запомню. Еще раз извините.

– Помни, что дорога в ад всегда выложена добрыми помыслами.

– Спасибо, я и это запомню, – произнес Виктор.

Остаток дороги они проехали молча. Машина остановилась около входа в министерство. Абрамов вышел из машины и, пропустив вперед Костина, последовал за ним. Около двери Юрий Васильевич остановился и, посмотрев на Виктора.

– Вот что, Абрамов! Езжай домой, отдыхай. Здесь справятся и без тебя. Скажи водителю, что я приказал отвезти тебя домой.

– Спасибо, Юрий Васильевич, – поблагодарил его Виктор.

Он вошел в здание, а он вернулся к машине и поехал домой.

***

Остаток дня Абрамов спал. Проснулся около семи часов вечера от детского смеха. Это пришла с работы жена, которая по дороге захватила из детского садика дочку. Они быстро поужинали, и он, забрав дочку, пошел с ней гулять.

– Папа! Скажи, почему все дразнят тебя ментом? – неожиданно спросила она.

Виктор невольно усмехнулся и посмотрел на нее. Сам он никогда не слышал подобного обращения к нему от знакомых и соседей.

– А кто так говорит? – поинтересовался Виктор.

– Так говорит наша воспитательница в садике, – бесхитростно ответила дочка.

– А ты не обращай на это внимания. Мент это хорошее слово.

– Тогда ладно, – произнесла она и радостно побежала по тротуару впереди него.

Утром следующего дня Виктора вызвал Костин. Он вошел в кабинет, в котором, кроме него, находился Валиев. Поздоровавшись с ними, Абрамов прошел и сел на предложенный Костиным стул.

– Ты знаешь, Абрамов, слава опережает тебя, – сказал Костин и усмехнулся.

– В каком смысле? – задал ему вопрос Виктор.

– Три дня назад в Агрызе пропала семилетняя девочка. Местная милиция прочесала, с их слов, практически все, но найти девочку или ее труп им пока не удалось. Девочка из неблагополучной семьи. Мать работает на ферме дояркой, а сожитель там же скотником. Оба злоупотребляют спиртным, и поэтому за девочкой практически никто не следил.

– Понятно, – ответил Абрамов.

– Так вот, хотели мы направить в Агрыз Козина, но руководство района, в лице Первого секретаря райкома партии, просит направить почему-то тебя, считая тебя большим специалистом по части розыска. Так что, собирайся и езжай в этот самый Агрыз.

– Хорошо. Задание понял, разрешите идти? – произнес Виктор.

– Иди. Вечером позвонишь мне из Агрыза и доложишь обстановку, – в приказном тоне произнес Костин.

Абрамов вышел из кабинета и направился в дежурную часть. Получив табельное оружие, он вернулся в кабинет, чтобы забрать личные вещи.

– Не лопни от гордости, – ехидно произнес Козин. – Это же надо, его персонально вызывают в какой-то колхоз.

Вспомнив слова Костина, сказанные им накануне, Абрамов улыбнулся Козину.

– Ну, что? Я отчалил, – сказал Виктор, обращаясь к Валиеву. – Будут какие-то дополнительные указания?

Валиев промолчал.

– Ну, раз нет, тогда я поехал.

Он вышел из кабинета и направился по коридору к лестнице. Проходя мимо кабинета второго отдела управления, Виктор остановился и, постучав в дверь, вошел.

– Привет, Фарид. Как жизнь? – поинтересовался Абрамов. – Вот собрался ехать в Агрыз. Там пропала маленькая девочка. Может, повезет, найду.

– Конечно, найдешь, ты парень фартовый. Тебе всегда везет. Скажи, Виктор, ты в курсе того, что твой крестник Даминов повесился в камере следственного изолятора? Порвал брюки на полоски, скрутил из них что-то наподобие веревки и повесился.

– Нет, я не в курсе. Впервые слышу от тебя.

Сделав паузу, Виктор продолжил:

– Жаль мне его. Умереть ради любви может не каждый. Сейчас такие люди большая редкость.

Он пожал Фариду руку и вышел из кабинета.

***

Абрамов ехал в поезде, размышляя над превратностями судьбы. Перед глазами стояло лицо Даминова. Ему снова стало его жалко, и от этого внезапно нахлынувшего чувства у него защемило сердце. Виктор достал из кармана пробирку с нитроглицерином и положил таблетку под язык. Секунд через десять горячая волна от принятого лекарства ударила ему в голову. Боль потихоньку стала отступать, и он облегченно вздохнул.

Раздался стук в дверь купе, а затем она распахнулась, и на пороге показался небольшого роста мужчина в мятой белой рубашке.

– В карты переброситься не желаете? – предложил он.

Ехавшие с Виктором в одном купе двое мужчин махнули ему рукой, и он, оттеснив своим задом Абрамова в сторону, сел поближе к столу.

– Играть будешь? – поинтересовался он у Виктора и, получив отрицательный ответ, достал из кармана новую колоду карт.

Абрамов отодвинулся в сторону и стал наблюдать за игрой. Сначала везло одному из его соседей. Он выиграл подряд несколько партий. Затем удача перешла к другому соседу. Выигранные деньги, как магнит, заворожили его. Выиграв довольно крупную сумму, мужчина захотел выйти из игры, однако, эти двое, схватив его за лацканы пиджака, чуть ли не силой заставили продолжить игру.

– У нас с выигрышем не уходят, если этого не разрешают сделать другие игроки, – произнес мужчина в белой рубашке.

 

Он достал из кармана новую колоду карт и картинно перемешал колоду. Теперь у Виктора сомнений не было: сосед попал под группу картежных шулеров. Карты запорхали, словно белые голуби, и минут через двадцать все выигранные мужчиной деньги перекочевали в карманы шулеров.

– Ну что, играем дальше? Чего ты испугался, а вдруг тебе снова повезет. Карты любят фартовых людей. Может, ты один из них, – произнес мужчина, ехавший в их купе.

– Эх, была, не была, – произнес проигравший мужчина и полез в свой чемодан, из которого достал завернутые в носовой платок деньги.

– Может, вам больше не стоит с ними играть? – произнес Абрамов. – Вы же все равно им проиграете.

Сидевший рядом с Виктором мужчина в белой рубашке вдруг резко повернулся к нему и, обдав запахом перегара и лука, прохрипел ему прямо в лицо:

– Я бы посоветовал тебе придержать свой поганый язык, если не хочешь, чтобы я его отрезал совсем.

– А ты меня, дядя, не пугай, я уже пуганый, – произнес Абрамов, подтягивая левой рукой к себе пиджак, в кармане которого лежал пистолет.

Услышав это, сосед сунул деньги в карман и, взглянув на него, произнес:

– Все, мужики, я больше не играю. Хватит, а то так можно все деньги проиграть.

Мужчина в белой рубашке вскочил на ноги и, заслонив своим телом входную дверь, достал из кармана кнопочный нож. Раздался легкий щелчок, и лезвие, будто жало, выскочило из ручки ножа и сверкнуло в лучах заходящего солнца.

– Гони деньги! – с угрозой в голосе произнес он, обращаясь к соседу Виктора.

Тот испуганно полез в карман и достал их.

– Давай, сюда! – скомандовал мужчина с ножом. – Оглох, что ли?!

Сосед дрожащей рукой протянул ему деньги. Тот, переложив нож из одной руки в другую, потянулся за ними. Этого оказалось вполне достаточно для Абрамова. Он с силой швырнул ему в лицо свой пиджак, и, когда тот закрыл ему лицо, он ударил его рукояткой пистолета. Удар был такой силы, что мгновенно вырубил бандита.

– Подними руки! – приказал Виктор и направил пистолет на второго соседа.

– А я здесь причем? – неожиданно для него заскулил он.

– Мне что, дважды повторять? – произнес Абрамов и ударил его ногой в пах.

Мужчина скорчился от боли и повалился на пол.

– Веревка есть или что-то похожее? – спросил Виктор опешившего соседа.

Он полез в дорожную сумку и вытащил из нее бельевую веревку метра два длиной.

– Разрежь ее пополам, – приказал Абрамов.

Разрезав веревку, сосед протянул один конец ему.

– Чего стоишь, как истукан. Вяжи своего, а я этого, – приказал Абрамов, сунув пистолет за пояс брюк.

Они быстро связали картежников и кое-как посадили их на сиденье. Виктор достал из кармана удостоверение и протянул его соседу.

– Не переживай, я из уголовного розыска, – произнес он. – Сейчас сойдем в Агрызе и сдадим этих людей в милицию.

– Я не могу, – тихо сказал мужчина. – Я еду в Ижевск.

– Ничего, уедешь следующим поездом, – произнес Абрамов.

– Я не могу, – снова заскулил он.

Минут через десять поезд стал притормаживать, а вскоре и совсем остановился. Виктор вышел на перрон и, заметив встречавшего его начальника милиции, окликнул его. Они с трудом вытащили шулеров с поезда и передали дежурному наряду.

– Оформи, как надо. Вот потерпевший, которого они обыграли в карты, вот нож, которым угрожал мне, вот этот мужик в белой рубашке. Если что, я завтра зайду.

Виктор вышел из комнаты дежурного и направился к ожидавшей его машине.

***

Утром к Абрамову в гостиницу заехал заместитель начальника городского отдела милиции майор Сафиуллин. Он протянул ему руку и представился.

– Вы готовы ехать, Виктор Николаевич? – поинтересовался он.

– Это далеко от города? – вопросом на вопрос ответил Виктор.

– Прилично, километров шестьдесят, если не больше. Вы завтракали?

– Пока нет. Давайте заедем куда-нибудь и позавтракаем, – предложил Виктор.

– Хорошо, поехали в кафе. Там вроде неплохо кормят, – согласился он.

Они сели в машину и поехали.

– Азгат Нуруллович, у меня к вам один вопрос. Где вы были, когда мы ловили здесь беглецов? Ни вас, ни начальника уголовного розыска, я не видел.

Вместо ответа, он улыбнулся.

– Я тогда был в Казани, проходил обследование. Я же написал рапорт на пенсию, вот меня медики и вытащили меня туда. А начальник уголовного розыска тоже был в Казани. Он у нас учится в Академии, был на сессии.

– Нормально устроились, один на обследовании, другой на учебе. А кто Родину будет защищать, я что ли? – пошутил Абрамов.

Судя по лицу Сафиуллина, шутка Виктора ему явно не понравилась. Он серьезно посмотрел на Абрамова. Улыбка, еще минуту назад сияющая на его лице, куда-то пропала. Машина остановилась около небольшого одноэтажного здания, над входом в которое синими буквами было написано «Кафе». Виктор быстро позавтракал и вышел на улицу. Около ожидавшей его машины он увидел начальника отдела милиции.

– Виктор Николаевич, я приношу свои извинения, что не могу поехать с вами. Сами понимаете, завтра у нас заседание райкома партии, необходимо мое присутствие. Как закончу с делами, сразу приеду к вам.

– Ладно, но мне бы хотелось знать, кто из руководителей милиции будет со мной.

– Я думаю, вы не против того, если компанию вам составит Сафиуллин. Он человек с большим милицейским прошлым, это вам как раз и нужно.

– Тогда мы поехали, – ответил Виктор, садясь в машину. – Я рассчитываю, что вы скоро приедете сами.

Он махнул ему рукой, и машина медленно тронулась. Проезжая мимо железнодорожного вокзала, Абрамов остановил машину и прошел в дежурную часть. Представившись дежурному, поинтересовался о переданных им накануне мужчинах. Дежурный тщательно проверил журнал задержанных и доставленных в отделение, однако никаких записей об этих людях он там не нашел.

– Странно, – произнес Виктор, – я их лично передал вчера дежурному по отделению, но среди лиц, задержанных за сутки, их не оказалось. Почему?

Дежуривший офицер развел руками, а затем пояснил:

– У нас это бывает, товарищ капитан. По всей видимости, потерпевший отказался писать заявление, вот их и освободили.

– Потерпевший мог отказаться написать заявление, но я-то не отказался. Один из них хотел порезать меня ножом, и, если бы я не смог его повязать, то он сделал бы это. Разве этого недостаточно, чтобы привлечь его к уголовной ответственности за нападение на сотрудника милиции?

Дежурный снова развел руками, давая понять, что он не в курсе всех этих событий. Спорить и доказывать новому дежурному Абрамов ничего не стал, а развернулся и вышел на улицу. Эмоции захлестывали его. Чтобы как-то успокоиться, он достал сигарету и закурил. Сделав две глубокие затяжки, бросил сигарету в стоявшую рядом урну и направился к машине.

– Ну как, разобрались? – спросил его Сафиуллин.

Виктор махнул рукой. Машина, скрипя, тронулась и, набрав скорость, помчалась в деревню, где пропала девочка.

***

Деревня, в которую они приехали, была небольшой, домов на триста. Несмотря на это, в ней были три магазина, клуб и фельдшерский пункт. Около правления их ожидали председатель местного колхоза, участковый и члены правления. Виктор с Сафиуллиным вышли из машины и поздоровались с ними. Все направились в правление.

– Азгат Нуруллович, я хотел бы услышать об обстоятельствах исчезновения девочки. Кто мне доложит об этом? Я не знаю татарского языка, и давайте определимся таким образом: вы или закрепляете за мной человека, который будет мне переводить рассказ собеседника, или постарайтесь все же, по мере возможности, говорить на русском языке. Сафиуллин сказал на татарском несколько предложений, чем вызвал смех у собравшихся колхозников.

– Они все поняли, Виктор Николаевич, – произнес он, – и постараются общаться с вами на русском языке.

– Вот и хорошо, —ответил Абрамов и достал из кармана свой блокнот.

Докладывать начал участковый инспектор. Он встал из-за стола и, одернув китель, стал говорить:

– Второго августа, около 16 часов вечера ко мне домой пришла гражданка Габитова Роза и сообщила, что нигде не может найти свою маленькую дочку Гульнару. Утром девочка, как обычно, позавтракала и ушла на улицу поиграть со сверстниками около оврага, который находится в метрах пятидесяти от дома Габитовых. Со слов матери, она приготовила обед и вышла на улицу, чтобы позвать ребенка домой. Однако, среди играющих детей она свою дочь не увидела. Она стала расспрашивать их, где девочка, с кем она ушла, но дети ничего толком не смогли ей сказать. Она начала сама разыскивать дочь, облазила весь овраг. Потратив на это около четырех часов и не найдя дочь, она вынуждена была обратиться ко мне, то есть в милицию.

Рейтинг@Mail.ru