Банда

Александр Леонидович Аввакумов
Банда

– Принимайте пассажира, – произнес конвоир.

Только сейчас Василий заметил «воронок» и стоявших около него двух конвоиров.

– Это вы меня куда? – испугано спросил он сержанта.

– Туда, откуда редко кто возвращается, – ответил военнослужащий и засмеялся. – О внутренней тюрьме госбезопасности слышал? Вот туда и поедем….

Что-то екнуло внутри Корнилова. Ноги стали ватными и не хотели ему подчиняться. Сейчас он сожалел о том, что послушал подполковника Лосева и отказался от первоначальных показаний.

– Давай, двигай, что встал! – произнес сержант и с силой ударил Василия прикладом автомата в спину.

Машина въехала с тюремный двор и остановилась, прижавшись правой стороной к стене. Из «воронка» выбрался конвой.

– Пошел! – командовал сержант, обращаясь к Корнилову.

Василий быстро спрыгнул и сев на корточки, заложил руки за спину. Из дверей показалось фигура офицера.

– Отведите арестованного в 215 кабинет, – приказал он конвою.

– Я – не арестованный, гражданин офицер, – возразил Корнилов и моментально пожалел об этом.

Удар прикладом в спину был таким сильным, что Василий упал на колени. Он стоял посреди лужи, ожидая нового удара.

– Встать! Вперед!

Поднявшись на второй этаж, он прижался лицом к стене, гадая, что его ждет за этой массивной дверью. Кабинет был небольшим и каким-то несоразмерным с тяжелой дверью. Посреди помещения стоял стол, за которым сидел знакомый Корнилову капитан Максимов.

– Садись, – произнес оперативник и указал ему на привинченный к полу табурет.

Какое-то нехорошее предчувствие возникло у Василия, когда он присел на табурет.

– Вы арестованы, гражданин Корнилов. Расследование передано органам государственной безопасности. Делайте из этого вывод.

Василий был буквально в трансе. Все, что ранее ему обещал, подполковник Лосев растворялось в воздухе словно мираж.

– Так, вернемся к нашим баранам. Вы, по-прежнему отрицаете, свое участие в банде? – спросил его Максимов.

Корнилов выслушал вопрос. Лицо его исказила кривая улыбка.

– Доказывайте, гражданин начальник. Я не из тех, кто встает на табурет и надевает на себя петлю. Докажете, значит, мое, а не докажете….

– Хорошо. Я вас понял, Корнилов. Здесь не уголовный розыск и методы допросов здесь другие. Сломаетесь, здесь не такие, как вы, ломались.

– Шмаков! – громко крикнул Максимов.

В дверях показался старшина, от вида которого у Корнилова внутри все оборвалось.

***

Геннадий Алексеевич Лосев проснулся от настойчивого звонка. Он по привычке поднял телефонную трубку, но она молчала. Только теперь он понял, что это звонил дверной звонок. Он включил настольную лампу и посмотрел на часы, они показывали три часа утра. Он поднялся и, сунув ноги в домашние тапочки, направился к двери.

– Кто там? – спросил он.

– Откройте, госбезопасность, – послышалось из-за двери.

Он обернулся. В проеме двери в спальню стояла супруга в наброшенном на плечи шерстяном платке. Она была явно напугана столь ранним визитом. Лосев открыл дверь и пропустил в квартиру трех молодых человек с армейской выправкой.

– Геннадий Алексеевич? – обратился к нему мужчина в шляпе.

– Да, – коротко ответил он. – В чем дело?

– Вы арестованы. Вот санкция на арест. Одевайтесь!

– А, а, а, – тихо завыла жена Лосева.

Рука Геннадия Алексеевича дрожала, а строки постановления на арест превратились в сплошные темные полосы.

– Извините, но здесь явно закралась какая-то ошибка. Я – начальник отдела по борьбе с бандитизмом.

– Вы – уже не начальник, гражданин Лосев, – словно чеканя каждое слово, произнес мужчина. – Сдайте оружие!

– Оно в ящике стола, – ответил Геннадий Алексеевич, чувствуя, как предательски задрожал его голос.

Мужчина подошел к письменному столу и достал из ящика револьвер. В свете вошедшего солнца матово блеснула латунная полоска с именной гравировкой на ручке.

– Пригласите понятых и приступайте к обыску, – распорядился мужчина в шляпе. – Что вы копаетесь, Лосев. Вот вам две минуты, а иначе я вас выведу в нижнем белье.

«Может быть, выброситься в окно, – подумал Геннадий Алексеевич. – Наверное, не стоит. Здесь явно какая-то ошибка. Разберутся и выпустят».

Он быстро натянул на себя брюки, рубашку и, накинув на плечи пиджак, направился к двери. Около двери он оглянулся и посмотрел на жену.

– Прощай, Оля, – произнес он и вышел в коридор.

Они быстро спустились вниз, где их ожидал «черный воронок». Мужчина открыл дверь и рукой указал Лосеву, что его место внутри фургона. Все это происходило, словно во сне, и Геннадию Алексеевичу казалось, что он еще спит и когда он откроет глаза, весь этот кошмар моментально исчезнет. Машина резко тронулась и он, не удержавшись на скользком отполированном десятками задниц сиденье, повалился на пол. Больно ударившись головой о край, он словно проснулся. Схватившись за голову, он завыл, как воют пойманные собачниками собаки. Машина въехала в тюремный двор внутренней тюрьмы госбезопасности.

– Выходите! – произнес конвойный. – Конечная остановка.

Сейчас Лосеву было не до шуток. Он, словно затравленный охотниками зверь, готовился к своей последней схватке с законом. Геннадий Алексеевич вошел в камеру, чувствуя каждой клеткой своего тела, как за ним закрылась тяжелая тюремная дверь. Это была не просто дверь, а дверь, которая поделила его жизнь на до и после ареста. Геннадий Алексеевич опустился на холодный бетонный пол, так как «шконка», была пристегнута к стене и похоже, откидывалась лишь на ночь.

«Не все еще потеряно, – почему-то подумал он. – Посмотрим, что они мне предъявят».

***

Время шло. Группа оперативников и следователей госбезопасности работала слажено. Вслед за Василием Корниловым дал показания и его родственник Игнат Кожин. Сложнее было с Петром Симаковым.

– Симаков! Вы по-прежнему утверждаете, что ваши друзья: Корнилов и Кожин лгут про вас?

– Лгут, гражданин начальник. Они дважды пытались втянуть меня в свои делишки, но я наотрез отказывался. Сами подумайте, зачем мне все это. У меня была хорошая работа… Да, я один раз оступился, но все понял и осознал. За свой отказ я поплатился своим здоровьем – Корнилов тяжело ранил меня, и только благодаря хорошему человеку мне удалось выжить.

Максимов улыбнулся. Он хорошо знал эту историю, рассказанную ему Корниловым и Кожиным и теперь, слушая Петра Симакова, он с интересом наблюдал за тем, каким изворотливым оказался этот человек. Неожиданно для Павла сидящий перед ним Симаков начал медленно дергаться. Сначала у него задергалась левая рука, затем правая. Он повалился с табурета на пол. Тело его затряслось, из горла стали вырываться какие-то звуки, мало напоминавшие человеческую речь.

Оперативник вскочил на ноги и хотел помочь ему сесть на табурет, но у него ничего не получалось. Тело Симакова дрожало и он снова и снова сползал с табурета на пол.

Максимов нажал на кнопку звонка. В дверях показался военнослужащий.

– Посмотри за ним, я сейчас позвоню в санчасть, приглашу врача. Этого только не хватало, чтобы этот бандит «зажмурился» в этом кабинете.

Минут через десять после звонка в кабинет вошел врач. Выслушав рассказ оперативника, он склонился над телом Симакова.

– Товарищ капитан! А он не страдает психическими заболеваниями? – спросил врач Максимова. – Я – не психиатр, поэтому мне сложно поставить диагноз вашему клиенту. Я бы, на вашем месте, рисковать не стал бы, мало ли что? Отправьте его на экспертизу, так будет проще.

– Ну, а сейчас, что мне с ним делать?

– Отправьте его в камеру.

– Спасибо, доктор.

Павел вызвал еще дополнительный наряд, который положил Симакова на носилки и отнес в камеру. О состоянии арестованного он доложил начальнику Управления госбезопасности Матвееву.

– Хорошо, Максимов. Я распоряжусь, чтобы его отправили на психиатрическую экспертизу.

Павел положил трубку и, надев кепку, вышел из кабинета. Мимо него провели Лосева. Он не сразу узнал в этом человеке своего старого начальника отдела по борьбе с бандитизмом. Лицо Геннадия Алексеевича было сине-желтым от большой гематомы, распухшие разбитые губы, белая рубашка порвана на груди. Он шел, низко опустив голову, и как показалось Максимову, он просто его не видел. Вслед за ними шел молоденький лейтенант, сверкая своими золотыми погонами.

– Здравия желаю, – поздоровался с Максимовым лейтенант.

Павел, молча, кивнул.

– Что вы его так? – спросил он лейтенанта.

– Как со всеми, сбили спесь, – ответил тот. – Сейчас он податливый, как пластилин. Почему-то считает, что это ты его «засветил».

Максимов проводил взглядом сгорбленную фигуру Лосева и, тяжело вздохнув, направился к выходу из здания.

Э П И Л О Г

Шел 1949 год. Уголовное дело по обвинению в бандитизме: Василия Корнилова, Петра Симакова, Алексея Бабаева и Игната Кожина было передано в суд. Бандитам вменялись 22 грабежа, 33 кражи, 22 убийства, в том числе, трех милиционеров и одного солдата внутренней службы, 14 человек получили ранения различной тяжести во время этих бандитских налетов. Все статьи ранее были расстрельные, но убийцы не могли не знать, что с 1947 года в СССР действовал мораторий на смертную казнь. Все они были приговорены к 25 – летнему сроку заключения.

Факты нарушения законности не остались без внимания Верховного Суда СССР. Решением Политбюро ВКП (б) СССР Министр внутренних дел Татарии был исключен из партии и снят с занимаемой должности. Вслед за ним были уволены Министр юстиции и Председатель Верховного суда ТАССР. Несколько сотрудников ОББ во главе с начальником отдела, а также надзирающий за их деятельностью прокурор вскоре предстали перед судом, который приговорил их к различным срокам заключения.

12 января 1950 года, был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о применении высшей меры социальной защиты – расстрела к лицам, виновным в контрреволюционной деятельности, к разряду которых относились как бандитизм, так и совершение террористических актов.

 

Вскоре состоялся пересмотр уголовного дела по обвинению: Корнилова, Симакова, Бабаева, Кожина и других участников банды. Верховный Суд СССР приговорил: Корнилова, Симакова, Бабаева, Кожина к высшей мере наказания – расстрелу.

Несколько иначе сложилась судьба капитана Павла Максимова. Он получил досрочно звание майора милиции, Орден Боевого Красного Знамени и вскоре был назначении на должность заместителя начальника Управления уголовного розыска МГБ ТАССР.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru