Слава КВКИУ!

Александр Иванович Вовк
Слава КВКИУ!

Населению страны было известно, что Воткинский машиностроительный завод выпускал сковородки, детские коляски, сеялки-веялки и детали для ижевских мотоциклов. Такое было прикрытие. В действительности производились советские боевые ракеты, разработанные в КБ Сергея Королёва и Александра Надирадзе. Возможно, и другие ракеты, но нам по соображениям секретности знать об этом не полагалось!

Эти соображения казанские практиканты сразу познали на себе, как только попали на завод. Всех сразу строго предупредили: «Только взгляните не туда, как окажетесь в первом отделе под подозрением в шпионаже». И те подозрения, надо сказать, не были следствием массовой шизофрении комитета госбезопасности, как теперь кто-то часто предполагает! Нет! Воткинское ракетное чудо действительно притягивало к себе шпионов всех мастей! Потому на заводе и всё вокруг него было пропитано бдительностью.

Даже городской железнодорожный вокзал находился от города так далеко, будто аэропорт! А поезда к нему приходили только узкоколейные! Возможно, чтобы чужих сюда даже случайно не могло занести!

Но занесло. Во-первых, наш взвод. Мы были одеты во всё гражданское, дабы ни у кого не возникало сомнений в том, что «мы мирные люди!»

Ну, да! Мирные! Но наш бронепоезд стоит на запасном пути. И, пожалуй, не на узкоколейном.

Во-вторых, чужой здесь оказалась ты, моя родная душа.

Воспользовавшись своими каникулами, ты решила весь август провести со мной в Воткинске. Ведь я тебе уже расписал в цветах и красках (хотя сам в тех краях никогда не бывал), какая в окрестностях Воткинска красота. Первозданная дикая тайга!

О твоем намерении приехать в Воткинск я уже знал из писем, но когда и как это осуществится, точно не знала даже ты. Только и ориентировалась на моё сообщение, что первого августа я уже буду в Воткинске на практике.

Это же лишь с современными телефончиками можно всё легко и быстро согласовать, находясь на удалении в несколько тысяч км. Но тогда полная неопределенность с рейсами, билетами и прочими дорожными проблемами, которые часто решались в последнюю минуту, делала даже телеграммы бесполезными. Они не всегда успевали за событиями!

В общем, на одном самолёте из Ашхабада ты прилетела в Москву. На другом самолёте перелетела из аэропорта «Домодедово» в Ижевск, а оттуда умудрилась попасть на таинственный узкоколейный поезд, включающий три древних вагона, идущих в Воткинск! Достойное путешествие, в котором ты опять, моя хорошая, проявила себя как воистину героическая личность! Я тобой не зря гордился!

Потом ты мне рассказала, что в вагоне к тебе с расспросами совершенно случайно пристала любопытная девочка. Ты ей, очевидно, понравилась, потому ее заинтересовало, к кому ты, такая красивая, едешь? Может, она его тоже знает! Девочка была любопытна, но мила, потому ты тихо, по секрету, сообщила ей, что едешь к жениху.

Другая часть разговора значения для тебя не имела, но первая вдруг оказалась решающей.

Мы уже в более поздних разговорах с тобой оценили твоё невероятное везение, как заботу о тебе твоей судьбы! Надо пояснить. Когда ты с небольшим чемоданчиком и с тяжелой сумкой, в которой через полстраны везла для меня чарджоускую дыню и виноград, вышла из поезда, на убогом перроне к тебе обратился неизвестный мужчина приятного вида:

– Вы Людмила Васильевна? – спросил он вежливо и, видимо, знал, что не ошибся.

– Да… – проронила ты, полная удивления. – Странно! Кто в этих далёких краях мог меня знать, да и этого человека я никогда прежде не встречала!

– Не волнуйтесь! Меня ваш жених предупредил, что вы можете приехать сегодня. Я даже обратный билет в Казань на вас уже заказал. Вместе со всеми. Я ваш разговор с девочкой слышал. Зовите меня, Людмила Васильевна, Рэмом Петровичем и держитесь за меня крепче. Автобусик до города здесь ходит маленький, а желающих всегда много. Придётся и нам его брать штурмом! Давайте мне все ваши вещи.

Ты испугалась, наблюдая, как «Пазик» уже отчаянно атаковали недавние пассажиры узкоколейки. Смотреть на это было страшно. Ты сразу оценила, что шансов попасть вовнутрь и, тем более, доехать, у тебя мало.

– Нет! – испуганно отказалась ты. – Я на следующем! Я не смогу локтями, как они!

– Придётся! Следующего всё равно не будет! Держитесь за меня! Нам обязательно надо втиснуться!

– Тогда я в зале ожидания посижу…

– Да, нет здесь никакого зала ожидания! Здесь на ночь всё закрывается! Пойдёмте же скорее, иначе нам придётся худо! О такси здесь даже не знают!

Рэм Петрович, загруженный твоими вещами, подталкивая тебя, что было сил, как-то вдавил тебя в автобус и втиснулся сам. Вдвоём вы как-то доехали до места. Только зонтик, оставшийся в твоих руках, после путешествия ремонту не подлежал. Его пришлось выбросить. И виноград сильно помяли!

Потом мы старались представить, чтобы могло произойти, если бы не случайная встреча в том вагоне с Рэмом Петровичем? Когда я думаю об этом, я ощущаю свою абсолютную беспомощность перед устрашающей неизвестностью. Боже мой, ты, конечно же, в тот автобус втиснуться не смогла бы. Значит, осталась? Но где?

Дальше моё воображение всегда приводило меня в такой ужас, что я от безысходности впадал в транс. Ты была совершенно беззащитна в обстоятельствах, в которых и я не мог тебя защитить. Я даже ничего не знал! Если бы с тобой что-то тогда случилось, то я не только не простил бы себе этой беспечности, но и жить дальше с такой виной не смог бы. Это точно!

Боже мой, спасибо нашему ангелу, прекрасному человеку и отличному преподавателю Рэму Петровичу Большунову!

55

Ну, вот! Мою память, кажется, понесло! Вспомнился ещё один преподаватель. В общем-то, не хотелось вспоминать его, вспоминать былые неприятности, но придётся, коль уж та история сама собой теперь всплыла!

С тем преподавателем у меня случился конфликт. Правда, не я стал его инициатором. Я лишь действовал в ответ.

При первой встрече тот преподаватель представился подполковником Абдразяковым. В нашем взводе он вёл практические занятия по системам управления штатных ракет и казался (на наш взгляд, разумеется) человеком технически грамотным, знающим свою дисциплину и материальную часть ракет назубок. Кроме того, его отличала неизменная уравновешенность и, нам это особенно бросалось в глаза, то ли демонстративная самоуверенность, то ли самодовольная бравада. Но и эти качества превращались у него в достоинство. Выходило так, словно он привык из любых ситуаций выходить победителем. Возможно, так оно и получалось, хотя нам нашёптывали, будто он – кум королю. Зять высокого партийного начальника. Не знаю, не уточнял.


В общем, Абдразяков как преподаватель нам нравился. Объяснял он всё досконально, подробно, последовательно, не мельтешил, следил за тем, чтобы мы успевали записывать. То есть, всё, как и следовало, но часто, правда, вполне уместно и достойно, он иронизировал или шутил, чем, впрочем, ещё сильнее располагал к себе.

Да и его учебная дисциплина сама по себе была для нас весьма интересной. Это, конечно, не его заслуга, но всё-таки объясняло, почему на занятия Абдразякова мы ходили с удовольствием.

Надо сказать, на той кафедре перед нами действительно раскрывались удивительные технические решения приборов, отвечающих за ориентацию ракеты в полёте, за ее устойчивость, стабилизацию центра масс, за программный разворот. Многое нас удивляло и восхищало. Оно и понятно! Множество миниатюрных гироскопов, измерители ускорений и углов, электронные реле времени, бортовые компьютеры, коммутаторы, посеребрённые и позолоченные контакты, чтобы не окислялись со временем… Это же так интересно! Самое современное! Самое передовое! И всё следовало досконально изучить. Но ведь и обстановка нас к тому подталкивала…

56

Нас, двадцатилетних мальчишек, тогда захватил мощный водоворот военного научно-технического противостояния, спрятаться от которого в каком-то придуманном мире мы не могли. Это противостояние очень многое определяло в нашей военной жизни.

То, что легко могли пропускать мимо себя студенты и, тем более, студентки, жившие совсем иными жизненными ценностями, было сутью нашей дальнейшей службы, всей нашей жизни. Мы старались вникать в международную жизнь и понимать значительно больше, чем нам полагалось. Мы стремились предугадывать события, анализировали создавшиеся в мире ситуации. Мы вникали в войны, которых тогда возникало и велось немало. Мы тоже готовились воевать.


Политическая ситуация в мире в те годы была острой и, можно сказать, разнообразной. Чего только не происходило! Я и теперь многое помню, будто оно случилось вчера. Может, в это трудно поверить, но я и сейчас, если напрягусь, могу восстановить основные события, которые определяли ситуацию в мире за годы моей учёбы. Может, не вспомню точные даты, но в месяцах вряд ли ошибусь. Тем более, помню года.

В общем, даже интересно сейчас проверить себя. Неужели всё ещё живёт во мне пережитое тогда?

Итак, вспоминаю, так сказать, на спор с самим собой! Ха, ха! Начинаю.


Начну с года поступления в училище.

В начале 67-го США ввязались в войну с Вьетнамом. А очень скоро в Пекине против СССР была проведена вражеская провокация – захват советского посольства.

В том же 1967 году было и нечто приятное для поддержания мира. Например, США, Великобритания и СССР договорились о запрете любых военных действий и ядерных испытаний в космосе. Зато Франция ввела свободный рынок золота, а китайские военные ввели в Пекине военное положение! И то, и другое сильно напрягало мир.

Кажется, в марте американцы провели бомбардировку своего союзника, Южного Вьетнама – чтобы были послушнее!

В марте же, находясь на похоронах своего мужа в Дели, дочь Сталина Светлана Аллилуева, от которой отец фактически отказался еще тогда, когда она выросла и стала куролесить, попросила в посольстве США политического убежища. После этого в СССР случился дворцовый скандал, в результате которого вместо Владимира Семичасного Комитет государственной безопасности возглавил Юрий Андропов. Не мог я тогда догадаться, что некоторые тайные политические круги в СССР Аллилуеву могли специально использовать для того, чтобы произвести эту рокировку в пользу Андропова. А он потом, опираясь на власть всесильного комитета, пятнадцать лет разваливал СССР изнутри. Правда, и до того сделал немало для развала, возглавляя партийное содружество социалистических стран на подобающей этому должности в международном аппарате ЦК КПСС.

 

Тогда же, в 1967 году, Верховное командование НАТО было изгнано из Франции и переехало в Бельгию. Французы совершили этот демарш только затем, чтобы Советский Союз перестал рассматривать Париж в качестве основной ядерной цели в случае начала войны. Парижу пообещали.

Потом возник острый военный конфликт между Сирией и Израилем; боевые действия между Грецией и Турцией. А Международный трибунал признал США виновным в агрессии против Вьетнама!

В июне того же года началась известная «шестидневная война» Израиля с рядом арабских государств. Это сильно задело СССР, поскольку он занимался усилением обороны арабских государств, поставляя им военную технику и вооружения. Оборона не сработала не по вине СССР. Просто арабы сами затеяли сложную интригу, не допуская к себе наших военных советников, но внимая советникам из Великобритании. Кроме того, арабы военную технику и вооружение активно покупали у Великобритании, Франции и США. Вся эта странная военная композиция, технически несовместимая, да еще под руководством английских военных советников, просто не могла оказаться боеспособной! Арабские страны были разгромлены в пух и прах, а их вооружения сожжены израильскими воздушными ударами.

В результате тех событий и в поддержку арабских государств СССР совершил непростительную для себя внешнеполитическую ошибку (если ее не организовали наши внутренние враги!) – он разорвал дипломатические отношения с Израилем, лишившись возможности как-то на него воздействовать.

Буквально следом Китай объявил об успешном испытании своей водородной бомбы! Это пострашнее, нежели граната в руках обезьяны!

Тогда же началась гражданская война в Конго, где работали наши военные советники. Надо знать, что Конго «сидит» на немыслимых богатствах, которые вывозятся из нее, в то время как население остаётся чуть ли ни самым нищим в мире.

В августе в США, помню, случились очень массовые расовые волнения. Дело шло к изменению отношения в американском обществе к чернокожим, которого они давно добивались силой. А Китай схлестнулся на границе с Индией.

В конце года Соединенные Штаты Америки захлестнули массовые демонстрации против призыва на военную службу и отправки во Вьетнам. Протесты оказались настолько серьёзными, что США отменили призыв в вооруженные силы, начав ускоренный переход на свободный наём.

Кажется, события, наиболее заинтересовавшие меня тогда, я перечислил. Могу перейти и к следующему году.


1968-й мне запомнился не столь уж многими событиями, но некоторые из них оказались весьма опасными.

Будто специально в честь Нового года студенты организовали в Варшаве демонстрацию против политической цензуры. Казалось бы, чего им не хватало, этим студентам, и как их затрагивала политическая цензура? Однако то было явно подогретое извне мероприятие. Оно преследовало облегчение вдавливания в Польшу враждебной западной литературы. Через десять лет те меры сработали на всю мощь, став началом развала всей социалистической системы.

Летом ГДР ввела визовый режим для западных немцев, что привело к серьёзному недовольству своих же восточных немцев, поскольку разорвались многие семейные связи. Из-за этого возникло напряжение, как в ГДР, так и в остальном мире.

Кажется, именно в июле в Москве с огромной помпой 61 государство подписало договор о нераспространении ядерного оружия. Я и теперь отношусь к нему неопределенно. Сдаётся мне, будто многих войн удалось бы избежать, если бы страны-участницы тех войн имели своё ядерное оружие. Впрочем, в этом я полностью не уверен. При чрезмерной ретивости некоторых стран, могло получиться и наоборот.

Очень хорошо мне запомнилось 21 августа 68-го года. Утром в Одессе, находясь в отпуске, я как раз выдвигался на пляж, но прослушав «последние известия» по радио, узнал о вводе ночью на территорию Чехословакии войск дружественного Варшавского договора, и опешил. Это были войска Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и, конечно, Советского Союза. Перед ними ставилась цель защитить социализм в ЧССР, предотвратить утрату Коммунистической партией Чехословакии (КПЧ) властных полномочий в пользу противников КПЧ, а также не допустить выхода страны из социалистического содружества и Организации Варшавского Договора, к чему призывали антикоммунистические силы.

Ситуация по моим представлениям была столь серьёзной, что я отставил пляж, подумывая, а не объявят ли сегодня всеобщую мобилизацию? Ведь войска НАТО тоже могут резко отреагировать! Однако хорошо помню, как ждал этого весь день, но складывалось впечатление, будто в Советском Союзе никто вообще не обратил внимания, что мир оказался на грани ядерной войны. И правильно сделали, что не заметили, поскольку жизнь покатилась и далее в прежнем режиме, благо и руководство НАТО голову не потеряло.

Но для угрозы миру тех событий, видимо, оказалось мало, потому в конце августа уже Франция показала себя. Она объявила об успешном испытании водородной бомбы в южной части Тихого океана. То есть, стала пятой ядерной державой в мире, несмотря на недавнее подписание договора о нераспространении ядерного оружия. Получилось странно. Хотя Франция и не нарушила договор, так как у других стран ядерное оружие не покупала, но сама-то его сделала! Разве так по договору можно? Распространения вроде бы не произошло, но ядерное оружие появилось еще в одной стране! Или это не распространение?

Ну, а дальше я, помню, стало еще веселее. СССР вдруг резко потребовал от Западной Германии прекратить вмешательство в дела восточноевропейских стран. Разумеется, это требование более всего касалось вмешательства в чехословацкие события. Но в противном случае СССР пообещал вторжение! Это уже было более чем решительное заявление! Мне показалось, чрезмерно решительное! Не дай-то бог, придётся выполнять свою угрозу!

В ответ на это США, Великобритания и Франция предостерегли Советский Союз от столь опасного шага но, как мне казалось, всё же прекратили и подстрекать, и всячески поддерживать реакционные силы в ЧССР, потому события стали постепенно затухать.

Далее в том же году вспоминаю интереснейшую информацию, существо которой я так и не понял. Она заключалась в следующем. Правительство Западной Германии начало проверку благонадежности своих государственных служащих. Оказалось, что несколько высших чинов службы безопасности и военного ведомства, имевших доступ к секретной информации, покончили жизнь самоубийством. Уж не знаю, то ли правительство подозревало убийства, то ли само не могло предположить, в чём причины сей странной эпидемии.

И ещё! То, что никогда не забыть!

16 марта 1968 года американские морские пехотинцы из роты «Чарли» 1-го батальона 20-го пехотного полка армии США высадились из вертолётов во вьетнамской деревне Сонгми. И, словно в бою, принялись убивать крестьян, работавших на рисовых полях.

Во время беспорядочной стрельбы случайно убили своего, и тогда лейтенант Уильям Келли приказал в отместку уничтожить всю деревню. Солдаты насиловали женщин и детей, убивали грудных младенцев и стариков. Было убито 504 мирных жителя, из них 210 детей.

Но нашёлся-таки порядочный человек в США. В марте следующего года Рональд Райденаур, услышавший об этом преступлении во время своей службы во Вьетнаме, демобилизовался и сообщил о нём президенту Никсону, в Пентагон, в Госдепартамент и многим конгрессменам. Его письма, взывавшие к человечности, нигде не вызвали реакции. Они привлекли внимание лишь одного-единственного человека – конгрессмена Морриса Оделла. Его возмущенная позиция привела к началу расследования.

Чудовищные преступления американских варваров были доказаны специальной комиссией. О них узнал весь мир! Люди планеты содрогнулись, узнав подлинное лицо американского завоевателя.

Несмотря на это, в Вашингтоне выводы комиссии не признали убедительными. В ходе следствия количество обвиняемых, представших перед военным трибуналом, сократилось до шести. Но и они были оправданы, за исключением лейтенанта Уильяма Келли, отдавшего преступный приказ. Его для демонстрации «торжества американской справедливости» приговорили к пожизненной каторге.

Но через несколько дней после вынесения приговора он по особому распоряжению президента США Ричарда Никсона был переведён из тюрьмы под домашний арест.

В 1974 году стало известно, что Келли президентом вообще помилован и освобождён.

Такую свободу и демократию всегда обеспечивают миру США!


Я потом часто возвращался к этому в своих мыслях. Всё пытался понять, откуда же истоки такого поведения американских вояк? Они ведь тоже набраны в армию из среды, надо полагать, нормальных не агрессивных людей. Тех людей, которые выросли в любящей семье, живут своей работой, интересами семьи, заботами и вечными, во многих случаях неразрешимыми проблемами.

У нас мало кто знает, что в американских вооруженных силах рядовому составу платят очень мало. За месяц даже одной тысячи долларов не получается! А главным стимулом, чтобы добровольно шли в армию, стала возможность для полунищих американцев после военной службы за счет государства получить высшее образование. Но с условием, что за время службы не было ни одного нарекания, не говоря уже об отказе убивать, грабить, жечь!

Потому нищие, попадая в вооруженные силы, готовы на всё! Они готовы стерпеть любые издевательства над собой! Готовы совершать любые преступления, если прикажут! Готовы становиться зверьми! И с большинством именно это и происходит! Только бы после службы получить образование и подняться, как это им представляется, на более высокий общественный уровень. Но кто же им, безродным плебеям, разрешит подняться? Смешно даже! Кто разрешит им смешаться с элитой?! Есть масса всяких условий, выполнить которые они никогда не смогут! Они всё равно останутся почти на дне, но душу свою, убивая людей где-то в Корее, Лаосе, Вьетнаме, Конго, Алжире, где угодно, уже продадут дьяволу!

Может, это национальные особенности только американцев? Может, так! Естественные или выработанные! Условные или безусловные!

Но ведь почти так же вели себя в годы войны и германцы на нашей территории. Причём и литовцы, и латыши, и эстонцы, которые свою государственность-то получили лишь благодаря СССР, люто ненавидели и зверски уничтожали советских людей. Куда немцам до них! Прямо-таки, истребляли всех подряд! Безжалостно! С удовольствием! Откуда это?

А разве другие народы не свирепствовали так же? Русские в пору гражданской войны, что творили сами с собой?! Особенно, казаки, ныне прославляемые. За что, кстати? Ладно, это отдельный разговор! А как зверствовали в Америке голландцы, португальцы, французы, испанцы! Всякие конкистадоры или как их тогда называли? Они вообще, по некоторым оценкам, сто десять миллионов туземцев уничтожили. Чем теперь занимаются и американцы во Вьетнаме, Сирии, Ливане и где им угодно.

Откуда это в людях, которые внешне вполне нормальны? Почему они убивают себе подобных? Или у них мозги отшибло? Забыли своё детство, забыли свою мать?

Понятно, что выродки среди людей всегда появлялись и будут появляться! Но они – печальное отклонение природы от нормы. Не уследила природа! Но как же целые народы…

Что об этом говорят наши знаменитости?

А что они говорят? Либо осознанно поддерживают то, что от них требуют хозяева, то есть, откровенно лгут, либо и сами ничего не понимают. Возьмите «Войну и мир» Льва Толстого! Разве он понимал причины возникновения войн? Конечно, не понимал, если поводы выдавал за причины! Такого бреда намесил, что стыдно за него. Прошло немало лет с тех пор, когда люди впервые задались таким вопросом! Люди стали лучше в этом разбираться!

Мог ведь и Лев Николаевич почитать хотя бы Клаузевица, своего современника. Тот в этом вопросе в корень смотрел! Война, говорил он, есть продолжение довоенной политики, но иными, уже насильственными средствами. Замечательно ведь! Почти как Ленин! Но это о политике целых государств! А у государств морали нет! Вернее, она есть, но самая отвратительная! Мол, всё хорошо, что идёт на пользу своему государству, а на другие страны можно даже не смотреть! Так и до фашизма недалеко! Потому он и кружит постоянно где-то рядом! Но люди – не государства! Так что же их превращает в зверей?

Я ведь тоже военный! – думал я тогда, когда был курсантом. – Я тоже призван и буду убивать, если начнётся война! Но я готов убивать не всех, а только врагов! И только для того, чтобы они не убили всех нас, русских! Я же – для защиты интересов народа и его судьбы! Не стану же я убивать беззащитных людей, невраждебных, безвредных! Не стану, конечно!

 

А если прикажут? Да! Если прикажут? Если найдётся такой же Уильям Келли? Ведь приказ командира – закон для подчиненного! Невыполнение приказа грозит трибуналом и расстрелом уже мне самому! Стал бы я тогда выполнять?

То, что любое убийство абсолютно против моего существа, это ясно! Это и обсуждению не подлежит! Это совершенно недопустимо для меня, но если над самим занесён меч? Как поступил бы я тогда?

Нам же никогда не говорили о том, что некоторые приказы могут быть преступными и их выполнять нельзя! Нам об этом не говорили! Нас этому не учили! Чтобы не думали! Чтобы не сомневались! А сам бы я смог разобраться? Смог! Конечно, смог бы! Не стал бы я стрелять!

А если самого под расстрел бы подвели? Если бы вопрос так поставили, что либо ты, либо тебя? Тогда как бы ты запел?

Нет! Стрелять в ребёнка! В малыша? Что же я, спятил? А в беззащитную женщину? В мать! Нет! Уж лучше стреляйте в меня! Ни за что не заставите! Тогда ведь кто-то и в моих родных станет стрелять? Нет уж!

А если в пленного врага? Выстрелил бы?

Нет, конечно! В пленного нельзя! Он беззащитен!

Всё так! Но лишь пока всё так! А если его освободить, если сбежит, то опять же в тебя станет стрелять! Так, может, лучше его сразу, того?

Нет! Всё же – нет! Нельзя же пленного! Нельзя.

А почему нельзя? Только потому, что в тебя этот запрет вдолбили? Тебя этому с детства научили! Только потому и нельзя? Лежачего не бить, да? А он встанет и тебя убьет! Это тебе понравится, чистюля?

Ну, не знаю я! Может, потому что учили… Такая у нас обстановка была. Гуманистическая! Правильная обстановка! Мораль человеческая! Высокая мораль! Я ее с детства впитал и ни за что не смогу в пленного! Пусть он и враг, нас немерено убивавший! Всё равно не смогу!

А они-то смогли почему-то? Почему смогли?

Не знаю, почему? Вседозволенность? Безнаказанность, безответственность, гарантированная самим президентом? Они же не только в детишек стреляли, они ножами резали всех на куски, изверги! Вот кого надо расстреливать с самого детства!

А разве в детстве они были такими?

А если были, тогда в чём же причина? Почему уже в детстве извергами стали? Круг замкнулся. Дело в обработке сознания? В идеологии? В подавлении личности? Так выходит, что и совесть подавляется? Так, что ли?

Что, скажите мне, наконец? Что людей делает даже не зверьми, а настоящими чудовищами? И можно ли такими сделать кого угодно? Меня, например? Впрочем, меня – нельзя! Не получится! Стало быть, и других получится не всех! Но почему люди делятся на тех, кого можно превратить в зверя, и на тех, кого никак не выйдет? Кто их делит? Кто создаёт чудовища, когда и зачем?


Такие вопросы меня часто волновали в молодости, когда был курсантом. Теперь я давным-давно военный пенсионер. За всю службу мне так и не пришлось кого-то убивать. И это хорошо – легче спится!

Хотя в последнее время сомневаюсь в жизнеспособности чисто гуманитарной идеологии. Сгубили ведь мою страну именно с такой идеологией! Сгубили оттого, что всех врагов своих жалела! Разрешала им, и говорить, и поступать против себя. Всё прощала! Всё надеялась, что поймут, что одумаются, что оценят человеческое отношение к себе!

А они всегда поступали, и всегда будут поступать иначе! Всё безжалостнее они сталкивали огромный красивый народ в небытие! И он туда свалился! И исчез! Пройдёт еще лет десять, и скажут, не искажая истину, исчез он без следа!

Вон, США, даже со своими гражданами не миндальничают! Там все у них под прицелом, все в каком-то терроризме подозреваются! Ни сядь, ни повернись – сразу стреляют! Даже слово сказать не дадут, не говоря о реальной свободе! Скажи, например, капитализм! Или негр! Так сразу и загремишь в тюрьму! Чудеса, если по-нашему! Но такая у них свобода! Такая демократия!


Год 1969 тоже оказался полон тревожных событий. Главное из них, мне тогда казалось, случилось 1 марта. В тот весенний день возник вооруженный пограничный конфликт между СССР и Китаем. На реке Уссури в районе острова Даманский. Погибли более пятидесяти советских пограничников. Спустя неделю советские войска перешли советско-китайскую границу в Синьцзяне, и конфликт был решен, как народу сказали, силовыми методами. Но нам долго лгали о том, что поставили тогда китайцев на место. Лгали. А не так уж давно остров Даманский вместе с нашей кровью вообще отдали Китаю. Он рассматривает это как свою победу над СССР. Всюду предательство, покрываемое толстым слоем лжи!

Тогда же полковник Муамар Каддафи сверг короля Ливии Идриса, и страна сразу выдвинула требование немедленного закрытия всех британских военных баз на своей территории, что Великобритании явно не пришлось по нраву. А в США миллионы американцев участвовали в демонстрациях против Вьетнамской войны.

В ноябре США после длительных массовых протестов японского населения заявили о своей готовности вернуть Японии остров Окинаву и удалить с его территории своё ядерное оружие.


В январе 1970 года лидер Китая Mao Цзэдун обвинил руководство СССР в «закоренелом неоколониализме» и установлении в стране «фашистского диктаторского режима». Лихо! Потому отношения с Китаем, который стал независимым государством только усилиями СССР, портились всё более. Причиной этого поначалу было предательство советским руководством памяти Сталина, более чем уважаемого Мао и китайским народом, а потом в Китае стали развиваться собственные странности, связанные с культом личности Mao Цзэдуна. Культурная революция! Дацзыбао! Хунвейбины, громившие всё подряд, особенно культуру своего народа, его интеллигенцию, наиболее образованных людей, ученых!

В феврале аквалангисты ВМС Египта потопили израильский транспортный корабль. В ответ израильская авиация уничтожила в Суэцком заливе несколько египетских минных тральщиков.

Летом в ленинградском аэропорту двенадцать советских граждан (преимущественно евреи) попытались под видом свадьбы захватить пассажирский авиалайнер с целью перелёта всем составом в Норвегию.

В сентябре палестинские террористы захватили четыре пассажирских авиалайнера – один в Каирском аэропорту (Египет), два в аэропорту Доусонзфилд (Иордания) и один в аэропорту Хитроу (Лондон). В том же месяце и опять же палестинские террористы захватили пассажирский авиалайнер английской компании. Ещё через десять дней они взорвали три самолета, захваченных ранее в аэропорту Иордании. Оставшиеся в живых заложники были освобождены после того, как Великобритания, Западная Германия и Швейцария выпустили на свободу всех арестованных палестинских террористов.


В 1971 году главные новости исходили от США.

Во-первых, 20 февраля в США произошёл сбой в системе информации об угрозе ядерного нападения. Прошло ошибочное сообщение о пуске советских ракет в сторону США, что должно было вызвать мировую ядерную войну. Инцидент сумели урегулировать только за счёт наличия прямой связи между СССР и США и трезвого мышления военных с обеих сторон.

Во-вторых, Президент США Никсон объявил о том, что собирается в следующем году посетить КНР. Весьма опасное для СССР сближение тогда только начиналось.

В-третьих, президент США Никсон опять встряхнул весь мир! Он отдал распоряжение прекратить обмен долларов на золото, заморозить на 90 дней цены и поднять на 10 % пошлины на импортные товары. С той поры доллар превратился в обычную бумажку, хотя население мира этого не поняло. Оно и сегодня отдаёт свой труд и материальные ценности за фантики, ничем не обеспеченные! Правда, до сих пор действует давление США на весь мир, обязывающее покупать и продавать нефть только за доллары. Потому, в основном, они и в ходу!

Рейтинг@Mail.ru