Кого выбирает жизнь?

Александр Иванович Вовк
Кого выбирает жизнь?

Вместо них очередной стеной вставали русские! А когда и они замертво падали под градом пуль и осколков, на их место опять же вставали русские, в то время как эти…

У нас об этом не принято говорить вслух. И это очень плохо! Может, молчание и было бы сколь-нибудь оправдано, если бы эти «герои» уже понесли бы заслуженное наказание за свои преступные делишки, и теперь бы знали заслуженное ими место! Но ведь никто правду об их истинной сути не помнит, никто эту правду не знает и, что уж вообще ни в какие ворота, эти подлецы русскими сегодня еще и погоняют! Может, пришла пора открыто заявить, какова им всем цена по настоящим человеческим меркам? Все должны знать, что это подлое племя, которое паразитирует сегодня на нас, нас опять обязательно предаст!

Кажется, я отклонился от ответа на свой же вопрос о народе и Сталине. А правильный ответ, который десятилетия подряд в мозгах людей подменяют ложью со школьной скамьи, лежит на поверхности, поскольку выясняется элементарно, даже логическим путём.

Меня постоянно удивляет степень деградации нашего населения. Ведь невозможно же, имея какие-никакие мозги, всерьез относиться к вражеским измышлениям о том, будто Сталин был жестоким извергом и со страстью маньяка уничтожал свой народ!

А как быть с тем, что все успехи самого Сталина, которых зафиксировано великое множество, определялись трудом только этого народа? Оно и понятно! Сталин-то ничего не строил, ничего не выращивал, не добывал, ничего не проектировал – он лишь умно и заботливо направлял советских людей на решение актуальных задач, укрепляющих нашу страну, делающих ее богаче и прекраснее! Так зачем же ему, задумайтесь сами, уничтожать народ, который и страну поднимал, и самого Сталина возвеличивал? Это же полный бред, ибо лишен элементарной логики! А уж в ней Сталину даже столь лютые враги, как Черчилль, не отказывали!

Кстати, если судить по тому, как Сталин взаимодействовал со своим народом, то будет заметно, насколько хорошо он представлял, что для достижения страной значительных успехов по всем направлениям, людей надо учить, лечить, кормить, обеспечивать их культурный отдых, и, конечно же, воспитывать в духе советского патриотизма. Но он знал и то, что каждому «сверчку положен свой шесток!» Иными словами, каждый человек должен работать на том месте, где он принесёт своей стране наибольшую пользу и сам не будет обделён.

И это очень важный для страны и интересный вопрос. От его решения зависели экономические успехи Советского Союза. Речь о кадрах.

Решение кадровых задач было важнейшим делом для всей страны, потому ключевыми должностями Сталин занимался лично. Его стиль известен многим. Прежде чем доверить кандидату важную должность, например, Наркома СССР, Сталин изучал человека и по документам, и по рекомендациям людей, им уже проверенных, и путём личного общения.

Однако и это не всякий раз обеспечивало успех. Потому главной проверкой состоятельности человека на любой должности становилось его Дело! Через несколько месяцев самостоятельной работы ее результаты проверялись и оценивались Сталиным, пусть даже не лично, а некой комиссией. И сразу становилось очевидным, справляется ли человек?

Если нет, а такое случалось не столь уж редко, «виновник» начинал оправдываться, что ему якобы все вокруг мешали, ему не хватало того и сего, неблагоприятным оказался климат и прочие случайные факторы. Такого человека с должности снимали.

Предвижу голоса врагов, которые услужливо подскажут: «Снимали и расстреливали!» Да, нет же! Вы, господа, забыли важную черту сталинской кадровой политики, он берег советских людей, потому несостоявшемуся претенденту на высокую должность подбирали иной «сучок», чуть ниже, на котором тот мог гарантированно приносить пользу стране.

Проходило время, и Сталин проверял уже нового человека, как тот себя показал? Вполне возможно, и его приходилось снимать… Но, допустим, третий или четвертый вдруг оказывался всем хорош! И ничего ему дополнительно, как выяснилось, не требуется, и никто ему не мешает, и даже климат его окружает вполне подходящий, и порученное дело исполняется наилучшим образом, будто само собой! На нём Сталин и останавливал свой выбор. Этому можно доверять! Так страна обретала толкового руководителя!

Благодаря разумно организованной кадровой политике, на важнейших постах оказались люди активные, деловые, компетентные, талантливые и бесконечно преданные своему народу. Обладая столь важными качествами, они каким-то неведомым образом делали нужное стране дело за рубль, хотя за океаном на него требовалось сто долларов! Потому почти нищая страна, если сравнивать с теми же США, творила чудеса и догоняла американцев в решении всех важнейших задач. Вспомните авиацию, ракетостроение, создание ядерного оружия, электрификацию, образование, машиностроение, восстановление народного хозяйства после чудовищной войны. Даже в сельском хозяйстве наши успехи во многом были заметнее, нежели у США. Но об этом как-нибудь потом.

Но Сталин никогда не пренебрегал ещё одним правилом кадровой политики: даже за теми выдвиженцами, которые отлично себя проявили, периодически нужен контроль. Люди всегда остаются людьми, то есть, помимо достоинств, обладают и пороками, с которыми не всегда справляются самостоятельно. И нельзя допустить, чтобы пороки отдельных людей, особенно, высокопоставленных, вредили всей стране!

Нам все советские годы напролёт прививали веру в непогрешимость «небожителей» («у них, мол, пороков нет и быть не может!»), и население этому всё-таки поверило, хотя реальность свидетельствовала об обратном. Возьмем хотя бы выдающегося авиаконструктора Андрея Николаевича Туполева. Еще до войны он зарекомендовал себя прекрасным специалистом, способным создавать не только хорошие самолеты, соответствующие достигнутому в мире уровню, но и в чём-то даже превосходить его. Так было, например, с его самолетом АНТ-25, побившим несколько мировых рекордов.

Но явное приближение большой войны требовало ускоренного создания самой передовой авиации. Было решено опереться не только на теоретические знания и опыт советских конструкторов, но изучить и новейшие достижения США. Для подобной работы годился Туполев с его конструкторским бюро. Командировка планировалась на три месяца. После нее от КБ ждали качественного прорыва в проектировании самолётов!

Однако скоро от Туполева пришла телеграмма с просьбой продлить командировку и прислать дополнительную валюту. Конечно, всё это как-то было им обосновано. Туполеву поверили – продлили и послали! Но спустя три месяца это повторилось. Тогда Сталин поручил внешней разведке проверить, что к чему?

Разведчики беспристрастно собрали горы информации, в соответствии с которой Туполев и многие его подчиненные время в США проводили не без пользы для себя: бордели, увеселительные поездки, рестораны, дорогие покупки для родственников и прочее. Им явно понравилось в США! Причем настолько, что они забыли, зачем их командировали, и тем более, о том, что Родина находится в опасности и ждет самых лучших самолетов.

Туполева и его компанию отозвали в Союз, предъявили вполне обоснованные обвинения, которые они на суде отвести не сумели, потому посадили. Или как теперь модно говорить, репрессировали!

Может, еще скажете, что за подобные пустяки репрессировать талантливых людей не следовало? Тогда попытайтесь предположить, что получится, если козла, да еще не одного, пустить в огород? Ясно что! Конец наступит тому огороду! Потому и Туполеву, и его компании не позволили куролесить за государственный счёт, в то время как важная для обороны задача оставалась нерешенной.

Потому за свой «огород» каждый ответил в соответствии с его виной. Но как ответил? Уж не жизнью, разумеется! При Сталине особо ценилось Дело, потому всех гуляк незамедлительно отправили искупать вину в «шарашку», в которой они старательно изгоняли из себя безответственность, заодно проектируя те самые самолеты, которые были нужны стране!

Разве это не есть подтверждение того, что Сталин, оберегая свой народ, даже негодяев заставлял приносить отечеству пользу! Но когда эта дружная компания представила проект нужной машины, всех освободили и даже наградили! И они уже на свободе продолжили свою деятельность, получив опыт того, о чем не следует забывать, претендуя на высокое доверие Родины!

На мой взгляд, с ними обошлись даже чересчур мягко, но таким уж «кровожадным» был в реальных своих делах, а не в злобных наветах, Иосиф Сталин!

Туполев и после войны сделал ещё немало самолетов, нужных стране, например, Ту-104, прославившийся в мире как первый реактивный пассажирский самолет, и много других. За свою работу он получил множество вполне заслуженных наград и государственных премий! Даже Героем Социалистического труда стал. Причем, трижды! Действительный член Академии наук СССР! Генерал-полковник! Во как! Разве мало?

Вот только в партию его, сколько ни старался, так и не приняли. Ведь все хорошо знали его истинное – не коммунистическое – нутро, которое и потом не раз уводило Туполева в самую неприглядную сторону! Он не только основательно навредил многим людям, но более того, многим талантливейшим специалистам помешал сделать для страны то, что они вполне могли сделать ей во славу! Непомерная зависть, тщеславие, приспособленчество, мания величия – это всё о нем!

Насколько мне известно, любая конкуренция, особенно, со стороны действительно талантливых людей, приводила Туполева в чрезвычайно активное состояние. Всякими неправдами, наработанным авторитетом, достижениями, близостью к «телу» Хрущева, а потом и Брежнева, он добивался низвержения своих конкурентов, способных перехватить хотя бы часть той дополнительной славы, которую он мог бы еще заполучить, и на которую вполне обоснованно претендовали другие таланты!

Вы не удовлетворены моими обобщениями? Нужна конкретность? Пожалуйста! Попробую вспомнить! Но подробности извольте проверять самостоятельно. Для меня это дело, давно сданное в «архив» моей просевшей из-за инсульта памяти.

 

Так вот, может, вы и знаете, был такой талантливейший авиаконструктор – Владимир Мясищев, конструкторское бюро которого по заказу Правительства после войны разрабатывало параллельно с туполевским КБ стратегический сверхзвуковой бомбардировщик, способный доносить ядерные бомбы до США. Для СССР то был вопрос жизни, ибо американцы легко долетали до нашей территории с европейских аэродромов НАТО, чем постоянно и угрожали нам, а у советской авиации ответить Штатам со своих аэродромов возможности не было.

По результатам конкурса самолет Мясищева оказался лучше, хотя и он не вполне, как и туполевский, соответствовал техническому заданию. Но он даже в параде над Красной площадью поучаствовал, поразив иностранных атташе в самое сердце своей грандиозностью и необычной, даже фантастической компоновкой. Потом он установил еще 19 мировых рекордов, и всё же вполне заслуженного им места в авиации так и не занял, ибо в итоге именно Туполев, уж не знаю, как ему это удалось со своим, безусловно, худшим самолетом, официально выиграл тот важный конкурс, и Мясищеву пришлось отступить.

Но прошло много лет, и нечто подобное повторилось. При этом открылись подробности, позволяющие судить, каким именно образом Туполев расправился со своим более талантливым конкурентом Павлом Сухим, кстати, своим учеником. По аналогии можно было предположить, что и Мясищев, скорее всего, стал жертвой тех же нечистоплотных приёмов Туполева.

Теперь несколько подробнее. Известная многим «сотка» Павла Сухого, разработанная в том конкурсе, заслуживает особого представления. То был совершенно удивительный стратегический, как его представляли, убийца авианосцев, имевший немыслимую тогда скорость, 3000 км/ч, и оснащенный фантастическими гиперзвуковыми ракетами, скорость которых была столь высока, что никакая система ПВО тех лет не могла вовремя на них среагировать. Вкупе это обеспечивало надежное поражение даже прекрасно защищенных авианосцев США, то есть, абсолютное решение поставленной перед участниками конкурса задачи.

В конкурсе проектов также участвовали КБ Туполева и КБ Яковлева. Когда установленные сроки закончились, выяснилось, что Туполев конкурс провалил с треском, не сумев обеспечить основные проектные характеристики самолета. Но он не сдался и за счет заговора, осуществленного совместно с министром Авиапрома Дементьевым, саботировал выпуск «сотки» Сухого на Казанском авиационном заводе, где Туполев давно хозяйничал. А потом Дементьев и сам проект «сотки» закрыл своим решением и без каких-либо объяснений!

Даже чрезвычайно занятый многими государственными делами Сталин не позволял себе столь пренебрежительного отношения к заслуженным людям. Помню рассказ одного авиаконструктора. Его коллектив во время войны буквально днем и ночью трудился над разработкой весьма специфического самолета, а когда он был готов, конструктора вызвал к себе Сталин. Он говорил словами, которые можно было вполне посчитать извинением перед конструктором и его коллективом. Мол, обстановка на фронте настолько переменилась, что заказанный самолет больше не нужен. Но Сталин похвалил и наградил всех работников, выполнивших заказ Родины за счет своего таланта и героических усилий точно в срок. Вот как Сталин относился к людям и их работе! Что и обеспечивало его авторитет в глазах всего народа.

А что же Туполев? Он якобы оказался в стороне, ни при чём. Тем не менее, получил в полное распоряжение все конструкторские наработки по «сотке», которые потом использовал как собственные при разработке сверхзвукового пассажирского Ту-144. То был первопроходческий проект! За него можно было отхватить массу почестей и славы! Еще бы – подобного в мире ещё не было! Потому Туполев без стеснения многие технические решения перетянул к себе с «сотки». Оно и понятно – авиация по сей день не знает более наукоемкого проекта, чем «сотка»! В ходе ее проектирования было зарегистрировано более 600 изобретений, что стало абсолютным рекордом для любого самолета!

Сегодня многие конструкторские решения с «сотки» хорошо просматриваются даже во внешности и компоновке туполевского стратегического бомбардировщика Ту-160, состоящего ныне на вооружении ВВС РФ, и преподносимого в качестве самого лучшего в своём классе, но он до сих пор не достиг того уровня технического совершенства, которым обладала некогда легендарная «сотка».

Вот и скажите мне, разве Ту-160 не есть тот фиговый листок, которым Туполев прикрыл свою очередную подлость, считаясь лишь со своими интересами, а не с интересами страны? Только без Сталина и его кадровой политики, без его знания людей и его умения всё подчинять службе народу, сей фиговый листок стал вполне реализуемым.

Вы по-прежнему не верите? Тогда приведу лишь некоторые подробности той давней схватки ведущих авиаконструкторов, открывшиеся для меня недавно.

Министр авиационной промышленности Петр Дементьев в кулуарах конкурсной комиссии открыто заявил Сухому: «Мавр сделал своё дело. Мавр должен уходить, а эту тему мы передадим Туполеву». Звонил тогда Сухому и сам Туполев, давя на него, и уговаривая отступиться от «жирного куска»: «Паша, это же не твоя тема. Ты ведь не умеешь делать бомбардировщики, занимайся своими перехватчиками и истребителями!» Но Сухой не отступил, возразив, что, возможно, он и не умеет делать бомбардировщики, но его бомбардировщик всё равно получился лучше туполевского. То не были слова бахвальства, ибо под давлением авторитета ста пятидесяти государственных специалистов высшего уровня, поручившихся за Сухого, он всё же получил средства на проектирование своей «сотки».

В 1968 году началась постройка опытного самолета, а в августе 1972 года шеф-пилот фирмы Сухого Владимир Ильюшин и штурман Николай Алферов подняли самолет в первый полет. Ильюшин об этом вспоминал так: «Стотонная махина пилотировалась столь же легко, словно крохотный маневренный истребитель. Всё было настолько хорошо, что становилось даже страшно». Второй экземпляр самолета уже был готов, достраивали третий.

Туполев развил свою активность. Понимая, что из-за начала производства «сотки» в Казани он может потерять свой главный серийный завод, что приведёт к резкому снижению выпуска его самолётов, обращался с различными кляузами ко всем влиятельным чиновникам, тряся своими многочисленными наградами, и сделал всё, чтобы по факту не допустить Сухого на выделенное ему предприятие. По всей видимости, он нашел понимание не только у Дементьева, но и у курировавшего ВПК секретаря ЦК КПСС (и будущего министра обороны СССР) Дмитрия Устинова, имевшего огромный политический авторитет, как самый молодой сталинский Нарком в годы войны. Потому, не поставив в известность даже генерального конструктора Павла Сухого, баснословно дорогие «сотки» разрезали автогеном, словно ненужный металлический лом. Именно о такой судьбе для этого технического чуда и мечтали наши злейшие враги!

С тех пор в авиации за Туполевым закрепилась «слава» губителя самых прогрессивных проектов, хотя до того о нём говорили лишь с лёгкой иронией, будто первую звезду Героя социалистического труда Туполев получил за перевод дюймов в метрическую систему.

В общем, так и было! Тогда по заданию Сталина Туполев скопировал американский бомбардировщик Б-29, способный перелетать через океан. Вот каким образом он сделал «свой новый» самолёт, получивший название Ту-4. А все размеры Боинга, как и всё в США, конечно же, были в дюймах! Отсюда и вытекали шутки про дюймы.

Но я не стану иронизировать – задача копирования столь сложного технического объекта и впрямь являлась сложнейшей! Ведь у американцев не только размерная система не совпадала с нашей, но и почти всё остальное! Например, в нашей стране не производились обычные для США материалы, агрегаты, технические жидкости, масла и прочее. Они-то были и у нас, но совсем другие, потому даже копирование самолёта представляло невероятно трудную задачу не только для Туполева, но и для всей советской промышленности.

И всё-таки мои слова не о самолете, а самом Туполеве, поскольку слова эти позволяют нарисовать его портрет более точно.

Вам и этого мало? Тогда узнайте, сколько от Туполева натерпелся Владимир Челомей, когда сделал свою великолепную ракету «Р-100» стратегического назначения, тем самым создав для СССР сравнительно недорогой, но надежный ядерный ракетный щит, чем потеснил дальнюю авиацию, окучиваемую Туполевым, который в свой расчет никак не принимал, что ракеты Владимира Челомея для нашей страны объективно оказались более эффективны, нежели бомбардировщики. Оно и понятно, что не принимал, ведь Туполев собственные интересы всегда ставил выше интересов страны!

Вам опять мало? Тогда узнайте о судьбе побежденного, но так и не превзойденного никем до сих пор Ростислава Алексеева, удивительного человека и разработчика невиданных до него кораблей на подводных крыльях. Может, вы знаете его «Ракету», «Комету», «Вихрь»… Они совершили подлинный транспортный переворот, увеличив скорость передвижения судов по воде в два-три раза. Поначалу Туполева это не встревожило. Зато создание Алексеевым прямо-таки фантастических экранопланов едва не сшибло с ног!

Экранопланы – это что-то совершенно фантастическое! Не самолеты и не корабли! Но эти аппараты умели со скоростями, соизмеримыми с самолетными, перемещаться низко над водой. Для них не представляли помеху сильный шторм, отмели, пологие острова. Экранопланы могли выходить даже на берег. Пятьсот, шестьсот километров в час не стали их пределом! А грузоподъемность экранопланов значительно превышала возможности любых самолётов.

Это была транспортная революция мирового масштаба, поскольку позволяла заменить пассажирские самолеты на межконтинентальных маршрутах, обеспечивая перемещение и большего количества пассажиров, и с большей безопасностью для них. А ведь за этим просматривались перспективы применения экранопланов и в военных целях. Они бы оказались прекрасным средством доставки и высадки десанта, могли бы использоваться в качестве ракетоносцев или сверхскоростных боевых кораблей военно-морского флота.

Алексеев предлагал использовать экранопланы в качестве быстроходных спасательных судов. Было бы достаточно в мировом океане рационально разместить всего шесть баз для экранопланов, чтобы любое судно в случае бедствия могло быть спасено не более чем за четыре часа, независимо оттого, где с ним случилась беда. Ничего подобного в мире нет до сих пор!

Когда американцы со своего спутника-шпиона засекли советский экраноплан в ходе его испытаний на Каспийском море, их поставила в тупик и скорость, и размеры этой невиданной машины, сразу прозванной ими «Каспийским монстром». Они не могли понять, как такое возможно, но ведь сами его наблюдали! И, конечно, сразу оценили и военный, и коммерческий потенциал экранопланов, смирившись с полным своим поражением на этих направлениях! Ничего подобного они не замышляли даже в самых дальних планах! А тут, на тебе! В СССР интенсивно проходят испытания экранопланов! Понятно, почему американцы чрезвычайно всполошились, особенно Пентагон, авиационные и океанские трансатлантические перевозчики!

Как я понимаю, восстановить душевный покой американцам тогда помог наш «великий» Брежнев. Он подставил плечо своим американским «друзьям». Его действия, конечно, поддержал и весьма заинтересованный в устранении конкурента Туполев. И еще два министра – авиационный и морской, которые давно не хотели заниматься непонятными и чуждыми им экранопланами – ни самолеты, ни морские суда – отбрыкиваясь от их массового строительства.

Как итог, к Алексееву придрались в сущих пустяках, отстранили его от руководства созданного им КБ, назначили на унизительно низкую должность в своё же КБ. А дальше, как понятно каждому, разыгралась вполне прогнозируемая личная трагедия человека, не выдержавшего подобного позора. И выдающийся конструктор, до уровня разработок которого даже сегодня никто в мире так и не смог подняться, не стало! Спасибо надо сказать нашим кремлевским «патриотам, небожителям»! Но к этому приложил свои руки и Туполев. В результате их деятельности и уступок «американским друзьям» проекты Алексеева были похоронены.

А ещё можно рассказать о роли Туполева в судьбе великого Бартини. Впрочем, думаю, достаточно и сказанного. Хотя сгораю от нетерпения добавить еще один замечательный эпизодик.

Туполев, покидая свою должность генерального конструктора КБ, передал ее не своему выдающемуся заместителю, вполне достойному продолжателю славных дел родного коллектива, а своему сыну, который даже по формальным признакам не мог претендовать на это. Да и сам Туполев, как будто, не был царём, чтобы передавать государственную должность по наследству! Налицо было явное проявление внутреннего барства, семейственности, протекционизма и прочих беззаконий и безобразий. Но Андрей Николаевич не столь прост, чтобы творить такое самовольно. Он, разумеется, подсуетился, заручившись поддержкой где-то на самом верху. Зато его заместитель в знак протеста ушёл в отставку, из-за чего страна лишилась еще одного талантливого опытного авиаконструктора и полноценного руководителя конструкторского бюро.

 

К слову будет сказано, мне известен еще один подобный деятель с династическими замашками монарха! Это Борис Пиотровский. Он в течение 26 лет являлся директором государственного музея Эрмитаж, а затем передал эту должность ныне процветающему (в отличие от Эрмитажа, из которого не однажды что-нибудь ценненькое вывозилось за границу и почему-то не возвращалось обратно!) сыночку Михаилу Пиотровскому. Милое дельце, не правда ли? Просто семейная идиллия на фоне немыслимых богатств Эрмитажа! И удивительнейшая кадровая политика, при которой интересы государства для государственных служащих не являются приоритетными! Потому и результаты повсюду вполне прогнозируемые!

Да! Вспоминается мне еще один замечательный любимец нашего народа и достойный последователь А.Н.Туполева. Может я в подробностях что-то напутал, но в реанимации уточнить не смогу. Мой новый герой – Юрий Владимирович Никулин. Тот самый – всенародный любимец! Сдаётся мне, он тоже передал свою должность директора цирка сыночку.

Таким образом, явление, которое в нашей стране началось с Туполева, и которое не пресекли в зародыше, уверенно обрело устойчивость порочного правила!

Туполеву и всем иже с ним всё сошло с рук! А вот при Сталине, как вы уже знаете, каждый из них знал своё место и даже не помышлял о том, чтобы нарушать моральные, этические и прочие человеческие нормы. Это уже при прочих политических деятелях аморальные типы открыто распушили свои хвосты веером, провозгласив себя элитой! С тех пор даже самому этому слову – элита – присущ весьма странный запашок!

Вы, надеюсь, не потеряли логическую нить и догадались, зачем столько времени уделено Туполеву? Вопрос ведь не в нём! Вместо него мог быть и иной персонаж. Вопрос в том, что при Сталине любой гражданин страны работал не на свою славу, а на славу своего народа! Если он в этом чересчур преуспевал, тогда у него появлялась и своя слава.

Когда же Сталина не стало, то не стало и стройной системы служения своему народу, и всё покатилось в тартарары… Полагаю, вы не думаете, будто один Туполев отличался тогда чрезмерным тщеславием и алчностью?

Конечно же, нет! Но никому не позволяли! И они сами, все эти туполевы, понимали, что можно, а что нельзя! А когда «верхи» на правах «небожителей» были благословлены на пренебрежение к общественной морали, когда им «позволили», что нельзя позволять, то таких «хороших» сразу нашлось немерено!

Среди одних лишь ученых в нашей стране оказались десятки тысяч предателей! И механизм предательства стал предельно простым. Для начала им на родине перестали платить зарплату, так сказать, простимулировали предательство, дали ему материальное основание. Затем уже американцы начали свою игру: пригласили кое-кого из продуктивных академиков и прочих деятелей от советской науки, обладавших действительно важным интеллектуальным потенциалом, к себе поработать, в США. А потом этим гостям велели на их усмотрение составить списки лучших специалистов, из числа оставшихся в РФ. «Отсосали» из нашей страны и этих!

Таких изменников Родины в общей сложности оказалось, как я узнал, сорок тысяч! Дело дошло до того, что теперь по всяким оболванивающим каналам, типа «Первый», бахвалятся тем, что в силиконовой долине США практически все говорят по-русски. Мы, стало быть, должны еще и гордится этими предателями! Вот ведь как они свою родину прославляют, не забывая родной язык!

Я не берусь даже представить, сколько же негодяев работало на нашу страну, а потом так же упорно, если не лучше, принялось работать против неё, уже на наших врагов! Но мне совершенно ясно, что именно такого рода мерзкие людишки в годы прошедшей войны становились предателями, полицаями, карателями и прочей дрянью. И теперь такие же, как те военные преступники, иммигрируя из страны, осознанно и добровольно стали предателями, работающими на врага!

Вот как с их помощью стала пониматься очень многими соотечественниками совесть, честь и доблесть! И это почти полностью разрушило у народа прежнюю его нравственную основу, без которой ему не выжить!

Сколько этих человеческих отходов – всякого рода артистуток, спортсменов, врачей, композиторов, поэтов, историков, искусствоведов и прочих ничем непримечательных жидов – ринулось из страны, которую ранее они успешно доили. Ринулись туда, где давно всё за них сделано. На готовенькое! Лишь бы ничего не делать собственными руками, лишь бы не работать напряженно, ничего достойного с муками не создавать, не преодолевать бесчисленные трудности, улучшая трудом свою Родину!

Сколько же, на удивление всем, этой презренной швали, «умеющей жить» за чужой счёт, развелось еще тогда в советской стране! И, если приглядеться, почти все они принадлежат к так называемой «интеллигенции». То есть, из тех, кто, получив какое-никакое высшее образование, полагал, что уж теперь-то работать руками ему зазорно, хотя головой, часто оказывалось, тоже не по мозгам! Вспоминаете, как часто ныли наши инженеры? «Мы получаем всего сто двадцать, – меньше рабочих! Как же так? Зачем мы пять лет штаны протирали в вузах, да нервы себе портили каждую сессию?»

А ведь всё было просто и справедливо! От продукции рабочего человека страна получала осязаемую отдачу, а от какого инженера она была? Многие ведь только пыжились, щеки от мнимой важности раздували, что они инженеры, а рабочее время в курилках проводили! За что же им больше платить? Сказали бы спасибо и за то!

Между прочим, те инженеры, которые поднимались по служебной лестнице, доказав свою необходимость производству, оснований, чтобы жаловаться на свою зарплату, не имели! Но для этого следовало работать по-настоящему, с отдачей, с пользой для страны!

К слову, я и раньше не одобрял, когда в Советском Союзе чрезмерно «задирали» заслуги людей непроизводительной сферы, а уж теперь это вообще обострилось… Наиболее вредным оказалось чрезмерное восхваление и обильное награждение творческой богемы: всяких композиторов, поэтов, артистов, спортсменов. Звезды, кумиры, таланты! На всех каналах только они! Каждую минуту смотрите, как они начинали, как они напряженно жили и работали, насколько они великие и святые, как они уходили. Хочешь или нет, но складывается представление, будто они и есть самые порядочные, самые умные, самые необходимые своей стране люди!

Но не дай вам бог в это поверить, ибо всё о них, почти всегда, не соответствует этим панегирикам! Но мне сейчас, представьте, на эту тему даже думать неудобно – пусть уж ее обсуждают женщины, интересы которых не распространяются далее трех метров от телевизора.

Мне же интересны совсем другие люди! Например…

О! Боже! Но ни одна фамилия не вспоминается. Прямо-таки, полная беспомощность, до инсульта мне незнакомая! Ни друзей, ни известных людей… Ни названия… Всё, что попробовал… Города, адреса, даты, численные показатели чего-либо… Всё, что обладает логической составляющей, я по-прежнему легко вспоминаю, но то, что названо без особого смысла, например, улица, я могу не вспомнить и через минуту, и через пять, и даже двадцать пять! Смогу ли с такими мозгами работать как раньше, или стану предметом безжалостных насмешек со стороны студентов и коллег, с радостью иронизирующих над моей забывчивостью?

Ну, дела! Неужели придется бросать преподавание? А чем потом, да ещё со столь убогими мозгами, заниматься?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru