Что изволите?

Александр Иванович Вовк
Что изволите?

Тогда попробую на примере…

Для начала выберу какого-либо случайного субъекта, но с ярко выраженным, как кажется мне, комплексом «что изволите», и на его примере постараюсь разобраться в сути явления. Возьму, возьму… Так кого же мне взять?

Можно, кого-то из широко известных предателей, негодяев, холуёв… Такими у нас всегда хоть пруд пруди! Особенно на любых уровнях власти, где они активно локотками работают! И в генеральской среде. Но они мне неинтересны, поскольку совершенно понятны сами по себе, и причины их особой услужливости вышестоящим мне тоже понятны. Карьеризм! Борьба за место под солнцем! Привилегии! Что еще им важно, что дорого? Читайте, как говорится Николая Васильевича. Он их ярко высветил!

Можно притянуть к ответственности очень многих журналистов, писателей, киношников, актеров! Они из штанов выпрыгивают, так стараются! В общем, копни любую Мельпомену, и ты такое узнаешь… Да шут с ними! Они и сами, часто, всего-то шуты! Но все живут по этому принципу.

Очень неприглядно смотрятся наши соотечественники, рьяно трудящиеся на вражеской радиостанции типа «Свобода» или «Голос Америки». Эти деятели из штанов выпрыгивают, лишь бы выслужиться! Что изволите! Напрягаются изо всех сил, чтобы их не только заметили и оценили, но и поверили, что они совершенно искренне вываливают гору гадостей на ту страну, на тот народ, который их породил, который старался их воспитать порядочными людьми, но, в итоге, вынужден признать, что из-за их гаденькой сущности нужного результата не добился. И всё же, надо отдать им должное: заливаются они прямо-таки соловьями! Потому и хочется спросить: «Вы рождены-то были русскими? А сейчас вы кто? Высокооплачиваемые безродные подонки? Или мните себя гражданами любой страны, лишь бы не той, которой всем обязаны?»

Ну, Федя! Заметался ты, засомневался! Оно и понятно! Выбор достойного объекта для исследований, да еще с претензиями на типичность, задачка непростая!

Наконец, Федор нашел субъекта, пригодного для своих рассуждений:

– Пусть им побудет наша уважаемая Терешкова! – решил он и усмехнулся. – Да, да! Та самая, которая летчик-космонавт! Которая первая в мире женщина на орбите, Герой Советского Союза, председатель Комитета советских женщин, депутат Верховного Совета, а потом еще кто-то. Которая – даже генерал авиации, самый персональный пенсионер на свете и еще, невесть кто! В общем, спортсменка, комсомолка и просто красивая женщина… Ее сущность под слоем многочисленных наград просто так не разглядишь! Но вспомнил я ее неспроста! – с новой усмешкой подумал Федор. – Давненько кажется мне она ненастоящей, липовой! Если общеизвестные факты меня не дезинформировали, то наша космическая Валентина есть не что иное, как мыльный пузырь, надутый полвека назад! Судите сами! Ну, какой она, к черту, генерал? Вам даже смешно? А мне, скорее, грустно! Ну, зачем устраивать столь нелепый маскарад? Зачем настолько унижать действительно высокое звание генерала? Дабы иметь основания платить Терешковой повышенную зарплату? А что, иначе как через постыдную комедию, этот вопрос не решался? Кроме того, какой она летчик? И это ведь сплошной обман! Никогда она не летала за штурвалом. А какой космонавт? Опять же, никакой! Ну, свозили ее в космос и обратно буквально в качестве бандероли! Причем поставленную задачу она завалила с достоинством и честью! Королёв от нее с орбиты ни одного ответа не дождался! Наша Валентина лишь изредка мычала нечто нечленораздельное, из-за чего Сергей Павлович, рассказывают свидетели, бурно психовал, не в состоянии понять, что с ней происходит, очень переживал, метался по бункеру и матерился: «Надо же! Посадили бабу себе на голову!»

Но за это ее упрекать как раз и не стоит! – сжалился Федор. – Там всем было очень тяжело! Гагарин лишь один виток сделал, но о своих подлинных ощущениях он нам так и не рассказал. Не напрасно же всё засекретили! А когда летал Титов, с Земли уже через несколько витков заметили, что он стал односложно отвечать на вопросы, а к концу суточного полета и вообще безвольно склонил голову на бок. Тогда обеспокоенные товарищи на Земле попросили Титова без всякого кодирования сообщить о своем самочувствии. Германа хватило лишь на одно слово, не совсем приличное! И оно исчерпывающе объяснило его состояние!

– Да что об этом рассуждать! – неожиданно возбудился Фёдор. – Невесомость буквально по стенкам размазывала всех первых космонавтов, зажатых в теснейшей шаровидной капсуле… Потому и Терешкову не стоит упрекать, что в том полете смогла лишь выжить, не более того! Да и героя ей присвоили вполне заслужено! Хотя бы потому, что в роли подопытного кролика основательно натерпелась! Тогда всех первопроходцев делали героями, а она была среди них, среди первых! А все мои претензии к ней относятся уже к поре ее долгой-долгой деятельности после полета! – Федор подбирал как можно точнее слова своего обвинения, о котором никто и никогда не узнает. – Так вот, более полувека она где-то там, наверху, пряталась от нас, а чтобы совсем ее не забыли, в памятные дни показывалась на трибунах или «Голубых огоньках». И всё!

На всякий случай Федор опять стал припоминать всё, что знал о Терешковой, но, так и не обнаружив ничего, противоречившего первоначальному мнению, решительно изрёк, словно доказывая кому-то:

– Так вот! За все эти годы я не слышал ни одного слова благодарности в адрес Терешковой! Ни от кого! Ни по какому поводу! Никто так и не вспомнил ее добрым словом. Это очень важно! Это очень показательно! Поскольку, знаю точно, если бы она сделала людям, хоть что-то полезное, молва бы ее не забыла! Люди добро долго помнят! И даже преувеличивают его, воспевая без меры! А с Терешковой получилось наоборот! Будто ее вообще не стало после полета! Только официальные сообщения: поехала, открыла, возложила… Никто ее достойных дел не знает, никто ее дел не помнит! Мне самому неудобно, но не мог я этого не знать! Хотя бы потому, что до сих пор интересуюсь космосом и всеми космонавтами. Их на планете более шести сотен, но о многих могу такое рассказать… Впрочем, теперь я не о них. Странно, ведь даже уборщицу (не слишком редкая и, тем более, совсем непочетная должность) большинство людей вниманием не обделят, если добросовестная, если аккуратная, а тут – столь высокие, столь заметные посты… А если учесть и огромный круг общения по должности, то она вообще должна купаться во внимании, быть на виду… Но этого не было и нет! Так в чём же ее секрет? Подозреваю, что после полета она жила как раз по тому самому принципу – что изволите? Мол, куда ни поставите, буду имитировать что надо, хотя понимаю, что ни на что не гожусь. Так и жила для себя, не напрягаясь даже на тех должностях, которые занимала.

А действительно, куда ее можно пристроить, чтобы соответствовала своим многочисленным званиям? Для космоса она – бесполезна! А чему еще ее учили? Ничему! Неумеха! Вот и получилось, что руководить людьми – она не способна! Руководить производством – тем более не в состоянии! Там ведь нужно быть широким и отнюдь не липовым специалистом! Производственные проблемы звездой героя не разрешишь! Вот и шла бы опять в ткачихи, где что-то понимала и умела! Народ не только бы понял, но и одобрил, даже зауважал бы! Так нет! Работать ткачихой ей стало зазорно! Она ведь уникальная! Ее же в космос возили! Лучше уж быть бесполезной, но соответствовать образу великой. Так и приятнее, и выгоднее! Всегда красивый костюм, аккуратная прическа, ухоженность, каждое слово по бумажке, неприступность, сдержанность и показная аскетичность… А сама на «Чайке» разъезжала! У нее один расход бензина по паспорту – 28 литров на сотню! А еще шофер! Это вам не скромная жизнь ткачихи! Ну и много ли проку от нее нормальным людям?

«Вы предлагаете мне, узнаваемой во всём мире, представлять страну, представлять советских женщин, представлять вас, чиновников, в разных странах, на трибунах, на телевидении? Я согласна, если меня не обидите… Я согласна делать вид, будто тружусь, не покладая рук, во имя своего народа! Согласна изображать заботу обо всех советских женщинах, о наших героических матерях и труженицах! Только я-то понимаю, что вы и сами для них не собираетесь даже пальцем шевельнуть! За это, как раз, не переживайте! Я стану лишь имитировать деятельность, но вас, меня пристроивших, никогда не потревожу! Отдыхайте, уважаемые!» – так, пожалуй, рассуждала наша звездная героиня тогда. А сегодня она и не рассуждает! Сегодня она живет уже привычкой.

Как-то видел я в телепередаче молодую женщину, жившую некогда в Звездном городке неподалеку от Юрия Алексеевича Гагарина. Правда, к космосу она отношения не имела, а лишь работала неподалёку в каком-то магазинчике. Однажды утром Гагарин встретил ее расстроенной и стал заинтересованно выяснять, почему такое уныние на лице? Пришлось рассказать, что заболела, что придётся ехать в Москву на перекладных, где-то искать нужную поликлинику, очереди, масштабы столицы, неизвестность… Потом так же обратно, а дома дочка маленькая… И что сделал Гагарин? Он отбросил свои заботы, не стал даже заходить домой, хотя, видимо, домой и приехал, и решительно сказал: «Поехали! Я тебя отвезу!»

«И отвез! – рассказала женщина. – И несколько часов ждал на улице. И потом мы еще куда-то заезжали, по моим же делам! А когда освободились, шел четвертый час. По пути домой Юра, по-прежнему шутивший по всякому поводу, остановился возле случайного гастронома, дал мне деньги и попросил купить ему бутылку кефира и какую-нибудь булку. В машине он на моих глазах весело отхлёбывал из бутылки, стараясь не сорить хлебными крошками. Оказалось, даже не завтракал. Но интересно даже не это, – с улыбкой счастливого человека вспоминала женщина незабываемую встречу с великим, таким простым в общении и отзывчивым человеком. – Когда я спросила Гагарина, почему бы нам не заехать в любую столовую, чтобы поесть нормально, его ответ меня потряс: «Не могу! Со всех сторон набегут люди… Автографы… Просьбы рассказать, ответить… Сама понимаешь! Поесть всё равно не получится! Они от своей радости меня совсем не понимают, а я отказать никому не смогу!»

 

Вот он – человек другого типа! Человек с большой буквы, хотя тоже герой, тоже всемирно известен! Даже более того! Ведь никогда до Гагарина не было на Земле человека, ради которого все люди прекращали свои дела и с улыбкой зазывали его к себе в гости! Ему были рады все! В любой стране, в каждом доме! Но он, как видите, о себе думал в последнюю очередь! А ведь можно было натянуть на лицо маску вселенской озабоченности, как делает это Терешкова, тогда и на козе никто подъехать не решится! Никто не потревожит! А уж если обратятся нужные люди, свои, тогда – «Пожалуйста. Мы всегда рады! Что изволите?»

Впрочем, вспомнил Федор: «Мой суд обязан быть беспристрастным! А в моей памяти всплыл-таки один случай заботы Терешковой о женщинах! Расскажу его!»

В 1977 году брежневские игрища подвели страну к приему новой конституции, будто старая кого-то не устраивала! Просто очередной спектакль во славу Генсека! Окружавшие его «что изволите» ублажали тщеславного бездельника! А народ посмеивался и удивлялся! Однако не возмущался – «чем бы ни тешились в кремле, лишь бы мы от них не плакали!» Именно в пору той «народной инициативы» по совершенствованию советской конституции Терешкова предложила внести в нее следующее: «Сократить женщинам, имеющим малолетних детей, продолжительность рабочего дня». Об авторстве Терешковой упомянул с самой высокой в стране трибуны генсек, похваливший Валентину и согласившийся с возможностью реализовать ее предложение. Но с тех пор воз, как говорится, и ныне там… Даже еще дальше!

И как же тогда поступила Терешкова, чтобы матерям и малолетним детям облегчить их участь? Стала добиваться воплощения совсем неплохой и официально одобренной идеи? Воспользовалась хорошим случаем, чтобы сделать настоящее доброе дело, которое с благодарностью к ней запомнили бы сотни тысяч женщин? И не только женщин!

Ничуть! Она лишь однажды, когда велели, прокукарекала с трибуны нужные слова, но чтобы бороться… Со своими! Это не про нее! Оно и понятно! «Я стану лишь имитировать деятельность, но вас, меня прекрасно пристроивших, ни за что не потревожу! Отдыхайте, уважаемые!» – она свято исполняла своё обещание, данное тем, кому действительно служила. Не народу, конечно!

А вот еще один пример того, как ведут себя настоящие человеки!

Сегодня редко кто вспомнит Малиновского Родиона Яковлевича, Маршала Советского Союза. А ведь он не раз прославил себя как командующий фронтом во время Великой войны. А запомнился он многим, надо же, совсем другим своим подвигом. Когда и в мирное время действовал как герой, не прогнулся для своего благополучия, не встал в стойку «что изволите?»

Дело было так. Хрущев нервно искал деньги, чтобы заткнуть очередную дыру в бюджете, образовавшуюся в результате его волюнтаристской деятельности. Вот и предложил, как говорится, для начала, сократить пенсии военным пенсионерам. «Война-то закончилась – военные и их прошлые заслуги нам пока не нужны! Можно офицеров и прижать! Как-нибудь стерпят и перебьются!»

Доклад по этому вопросу на Политбюро предложили сделать Министру обороны Малиновскому, чтобы предложение высечь военных исходило якобы от самих военных! Но Родион Яковлевич разработал свой доклад как некогда, когда готовился к сражению с лютыми врагами, и начал его так: «Самая низкая пенсия у военных сегодня в Турции! Но у советских офицеров она еще ниже!»

Переполох, вызванный такой постановкой вопроса, привел к тому, что вопрос был снят с обсуждения. За это многие пенсионеры до сих пор с благодарностью вспоминают Малиновского. А Терешкова и иже с нею – я это хорошо представляю – послушно встали бы в позу послушания! Что изволите? Я на всё готова! Ибо она всегда блюла лишь собственный покой и благополучие!

Вспоминается мне еще один всенародный герой – Маршал победы Иван Конев. Не могу сказать, что он был хорошим Командующим фронтом, но лучше многих других. И всё же на фронте его жизни, по большому счету, мало что реально угрожало. Он под пулями редко бывал! В таком случае легко слыть героем! А вот в мирной жизни, вращаясь в высоких кругах, где, попробуй вовремя не догадайся, что задумал начальник, попробуй ему не угоди, потерять можно не только расположение, должность, но и жизнь. Понимая это, Конев без сопротивления сломался и проявил себя тем самым – «что изволите?» Хрущев, хороший психолог, потому-то Конева и выбрал для своей подлой мистификации! Знал он, что Конев побоится отказаться! И не ошибся! Некогда боевой маршал трусливо прогнулся (что изволите?) и прикрыл своим былым военным авторитетом преступное убийство Хрущевым второго человека в иерархии Советского Союза. То есть, участвовал в самом настоящем реакционном государственном перевороте, поставившим крест на сталинском социализме в нашей стране. Эх, герой! Вместо того, чтобы немедленно арестовать преступника Хрущева, он сам стал преступником в надежде что-нибудь для себя отхватить! А как же, Хрущев уже пообещал ему должность Министра обороны, а то ему, великому, приходилось прозябать Командующим то одного, то другого военного округа! Не место птице его полета! После государственного переворота Конев еще полгода в роли председателя какого-то особого суда разыгрывал процесс над давно убитым Берией. В общем, замазался полностью! Но тогда ведь народ подробности не знал! А теперь этому народу либо по фигу, либо не до того из-за бытовой затюканности!

Поменьше бы таких «героев», была бы страна другой. Другим был бы народ, иное будущее светило бы нашим детям и внукам. Но уже подросли и начали свою деятельность новые «что изволите». Если их не образумить, не остановить, обеспечат они ныне живущим соотечественникам самое мрачное «светлое будущее». Вернее, какое будущее оттуда закажут, такое они послушно и обеспечат! И я догадываюсь, каким оно будет!

Ох уж, эти «что изволите?» Они ведь всегда и во всём только ради себя! Они ни работать на свою страну не станут, ни защищать ее. Там где они, там жди большой беды! Не сегодня, так завтра! Они и жилые дома взорвут без колебаний, и наши суверенные территории кому угодно отдадут…

Да что вспоминать! Пришли ведь, в конце концов, тяжелые и разрушительные девяностые годы. А с ними возникла острейшая необходимость защитить нашу страну от внутренних врагов, от алчных изменников на всех уровнях аппарата управления, готовых уничтожить Союз в угоду заокеанским хозяевам и своему карману. К тому времени на всех уровнях власти сплотились эти самые, «что изволите», готовые предать и свою страну, и пойти в услужение бывшим врагам! Представляете, что было? Никто из них не исполнил свой служебный долг! Ни армия, ни КГБ, ни МВД, ни АБВГД, как их ни готовили к этому, как ни оснащали, как сытно ни кормили… Никто не встал на защиту народа! Оно и понятно! Там, наверху, давно обосновались преимущественно моральные уродцы под названием «что изволите!» А среди них героев быть не может! С героями они заранее расправились!

Рейтинг@Mail.ru