Тайна серебристой лягушки

Александр Иванович Бородулин
Тайна серебристой лягушки

Тайна серебристой лягушки

((( <°-°> )))

(сказка)

Был погожий летний вечер, дул восточный лёгкий ветер, принося деревьям ласку, ну а ты послушай сказку…

Как раз вот в такой же вечер Гобзи решил навестить своего друга Маруи. Они были друзьями с самого детства, и несмотря на то, что они часто и горячо спорили, обсуждая различные понятия, они никогда не ссорились. А когда младшая сестра Гобзи Сибли повзрослела, она влюбилась в Маруи и Маруи, тоже, увидел в Сибли ту единственную и неповторимую, с которой он мечтал связать всю свою жизнь. Вскоре они поженились и вот уже несколько лет жили в любви и радости.

Если бы у Маруи была сестра, то Гобзи, пожалуй, тоже женился бы на ней. Но у Маруи не было сестры, а где-то в другом месте Гобзи пока не встретил ту, которую мог бы назвать единственной и неповторимой. Но с его работой это было даже к лучшему. А работал Гобзи разведчиком земных недр, искателем залежей руд различных металлов и скопищ всяческих полезных минералов. Поэтому он большую часть своего времени проводил в походах и поисках, а вернувшись из очередной экспедиции, допоздна засиживался в лаборатории, проводя тщательные исследования доставленных находок. Вот и сейчас, когда он шёл в гости к Маруи, он вернулся из дальней экспедиции.

Увидев в дверях Гобзи, который был в походе целых десять недель, Маруи и Сибли очень обрадовались. Гобзи вытянул вперёд руку, в которой был мешочек с минералами для сестры. Почти из каждой экспедиции Гобзи привозил различные камешки и кристаллы. У Сибли их уже накопилось столько, что можно было бы изготовить более десятка комплектов украшений. Но Сибли считала, что увешивать себя бусами, браслетами и серёжками, нанизывать на пальцы кольца и перстни – это уподобление дикарям. А татуировки и пирсинг она, вообще, считала осквернением тела. По мнению Сибли настоящими украшениями любой женщины, да и мужчины тоже, являются чистая кожа, ясный взгляд и приветливая улыбка. За приветливые улыбки Сибли отвечала своей работой.

Как-то в детстве у Сибли заболел зуб, но она очень боялась зубных врачей и долго терпела боль, не говоря о боли родителям. Но однажды она увидела симпатичную девушку, которая ей очень понравилась и Сибли не отрываясь смотрела на неё. Но когда девушка улыбнулась, Сибли увидела почерневший гнилой зуб во рту красавицы. Этот гнилой зуб словно перечеркнул всю красоту девушки, мгновенно превратив её в безобразную дурнушку. Это произвело на Сибли шокирующее впечатление! Сибли была готова перетерпеть любую боль, лишь бы не допустить такого безобразия! Она немедленно сообщила родителям о необходимости лечить зуб, и родители отвели её к зубному врачу. К удивлению и радости Сибли, лечение зуба прошло быстро и безболезненно. С тех пор Сибли решила ни единого раза не лениться, и чистить зубы всякий раз после еды, а если не удается почистить, то хотя бы тщательно прополоскать рот водой. И уж, конечно же, ничего не грызть. И не употреблять ни горячее ни холодное. А если заметит что-нибудь неладное с зубами, то незамедлительно обращаться к зубному врачу!

Сибли было жалко ту симпатичную девушку с гнилым зубом. Однажды Сибли снова увидела её. Сибли смело подошла к ней, и попросила отойти в сторонку. Девушка немного удивилась, но взяла Сибли за руку, и они отошли на несколько шагов. Затем Сибли шёпотом стала говорить девушке, что знает как та боится зубных врачей. Далее, Сибли сказала, что она и сама до недавнего времени очень боялась их. Но вот она всё-таки сходила к зубному врачу и ей вылечили зуб совсем не больно.

Девушке стало стыдно за свою трусость, услышав эти слова от девочки, которая была лет на пять младше её. И они договорились на следующий же день сходить к тому самому зубному врачу вместе.

Когда зубной врач посадил девушку в кресло, она вся дрожала от страха. Сибли держала её за руку обеими руками. Другой рукой девушка вцепилась в кресло. К её удивлению, зубной врач первым делом спросил, музыку какого композитора больше всего любит девушка. Дрожащим голосом девушка ответила, что любит вторую симфонию Твири. Тогда зубной врач сказал, чтобы девушка ни о чём не беспокоилась и дал ей сполоснуть рот какой-то жидкостью. Через несколько секунд девушка ощутила во рту приятный холодок, и расслабленно раскрыла рот. Затем зубной врач надел ей на голову обруч и девушка услышала своё любимое музыкальное произведение, а перед глазами, в такт музыки, замелькали разноцветные лучики.

Зуб был уже очень испорчен, и девушке пришлось прослушать не только вторую симфонию, но много других произведений своего любимого композитора.

Сначала Сибли крепко держала руку девушки, которая была очень напряжена и Сибли смотрела только на неё. Однако, вскоре она почувствовала, что рука девушки расслабилась и Сибли перевела взгляд на врача. Она была очарована тем, как сосредоточенно, и даже, самозабвенно работал врач. Каждое движение было точным и потому выглядело изящно. В эти минуты Сибли поняла, что обязательно станет зубным врачом!

Скуфи, так звали ту девушку, стала её близкой подругой. Она занималась в балетной студии и потом поступила работать в театр. И вот совсем недавно сама написала музыку и разработала танцевальные сцены по мотивам старинной сказки «Возмездие воронов». Премьера балета была назначена на ближайшую пятницу и, естественно, Скуфи очень желала видеть в зале Сибли с Маруи и Гобзи.

И вот, к счастью, Гобзи вернулся из длительной экспедиции, и они втроём смогут присутствовать на премьере балета, который будет первой авторской работой Скуфи.

Можно себе представить как обрадовались Маруи и Сибли когда увидели Гобзи. Они обняли Гобзи, который добавил, что у него есть ещё один небольшой подарок для Маруи, но его он подарит после того, как расскажет об экспедиции, из которой он только что вернулся.

Сибли отравилась на кухню готовить праздничный ужин, мужчины следом за ней, с целью всячески помогать ей. И уже через полчаса они уселись на балконе за столом, накрытым множеством вкусных блюд и напитков.

За ужином Гобзи рассказал, что в этот раз их экспедиция направлялась к верховьям реки Виоль, где они искали крупное месторождение меди. К сожалению, для промышленной добычи открытым способом меди там оказалось недостаточно, и начальник экспедиции предложил подняться к самим истокам реки Виоль. Возможно, там они смогут обнаружить какие-нибудь рудные залежи. Но и там им не удалось обнаружить, хоть что-то, что могло бы заинтересовать промышленников. Ну что же! Не каждая экспедиция является успешной, и это – вполне нормально. Но совершенно случайно, уже собираясь в обратный путь, они встретили туземцев, которые охотились у подножья горного хребта Айбиор, там, откуда берёт своё начало река Виоль. Туземцы вели себя настороженно, но не агрессивно. Их было девятнадцать человек. На них почти не было одежды, и каждый охотник держал в руке смотанную в несколько колец верёвку, на конце которой был привязан камень, величиной с яблоко. Очевидно, что эта верёвка с камнем служила туземцам орудием для охоты. У троих на плече висели тушки небольших антилоп. А ещё двое держали на плечах толстую палку, к которой был привязан за ноги жирный крокодил. Хвост и голова крокодила свисали почти до земли и Гобзи определил, что длина крокодила с хвостом составляла два с половиной метра. Очевидно, что охота была удачной и туземцы были в отличном настроении, предвкушая предстоящее пиршество.

Начальник экспедиции жестами показал, что они пришли в эти края как друзья. Тогда туземцы стали улыбаться и пригласили членов экспедиции погостить в их селении. Один из них тыкал пальцем в убитого крокодила, и показывал, что они и сами будут есть крокодила и угостят мясом гостей.

Маруи спросил, как они с такой лёгкостью пошли с туземцами, не опасаясь, что они могут напасть на немногочисленный отряд разведчиков и перебить всех?

Гобзи подтвердил, что их было всего пятеро и несмотря на то, что у каждого из них был электронный излучатель, нож, топорик, а у двоих были ещё и лопаты, они вряд ли могли противостоять девятнадцати дикарям даже с таким простейшим оружием. Кроме того, встреча с дикарями и, тем более посещение их селения вовсе не входило в планы экспедиции. Однако, отправляясь в любую экспедицию нужно осознавать, что непредвиденные обстоятельства и события могут поджидать разведчиков на каждом шагу.

Туземцы выглядели вполне дружелюбно и обижать их отказом было бы просто не вежливо.

Пройдя около часа, они вышли к поляне, на которой были установлены двадцать пять шатров, в которых, по всей видимости, и проживали туземцы.

Подходя к селению, один из туземцев, что-то прокричал и затем рассмеялся. После его крика, из шатров вышли женщины, старики и, конечно же дети. Всего вышло к ним навстречу пятьдесят шесть человек.

У Гобзи и других разведчиков привычка моментально считать являлась профессиональным навыком. Поскольку, разведчики земных недр, выполняя свою работу, постоянно попадали в незнакомые местности и в непредвиденные обстоятельства им всегда было необходимо быстро и точно оценивать создавшуюся ситуацию для того, чтобы принять правильное решение и избежать возможных неприятностей.

Вот и сейчас они подсчитали, что детей различного возраста было двадцать четыре человека, молодых женщин двадцать человек, шесть пожилых женщин, и столько же стариков.

Причём, женщины выглядели намного более цивилизованнее, охотников-мужчин. На всех были одеты верёвочные юбки до колен, а на поясах, сплетённых из кожаных полосок с обеих сторон, были подвешены медные ножи с широкими лезвиями. На плечи были накинуты сетки, также сплетённые из кожаных полосок. И у каждой волосы были заплетены в косы, в то время как у мужчин волосы было просто связаны сзади в пучок. Дети же были все нагишом.

Наличие у женщин медных ножей, опровергло предположение разведчиков о том, что туземцам незнакома обработка и выплавка металлов. Очевидно, что медные ножи были большой ценностью и риск потерять их во время охоты был не допустим. Поэтому охотники и использовали камни на верёвках…

 

Приходя в гости, хотя и незапланированно, вежливые люди приносят какие-либо подарки. Обычно, дикарям принято дарить всякие бусы, браслеты и прочие побрякушки. Но у разведчиков ничего этого не было, и тогда начальник экспедиции оторвал от своей куртки блестящую пуговицу и протянул её одному из туземцев.

Этот жест произвёл на дикарей ошеломительное впечатление. Туземец, получивший пуговицу, прижал её к груди и склонил голову в знак благодарности, затем громко и отрывисто сказал какие-то слова. После этих слов все туземцы, сопровождавшие разведчиков, тоже склонили головы в знак благодарности.

Гобзи и другие члены экспедиции уже хотели последовать примеру своего начальника, но тот тихо сказал, чтобы они не делали этого! Такой жест должен остаться неповторимым, чтобы сохранить глубокое впечатление, кроме того, пуговиц всё равно на всех не хватит… И тогда Гобзи вспомнил, про пакет с жевательным мармеладом, который его сестра Сибли настоятельно советовала брать с собой, ибо в походе не всегда удаётся как следует почистить зубы после еды.

Гобзи достал пакет заглянул в него подсчитал, что жевательных мармеладных конфеток, выполненных в виде разноцветных фигурок животных в пакете оставалось двадцать семь. Тогда Гобзи принял решение, три конфетки спрятать в карман, а остальные раздать детям.

Получив лакомство, дети долго рассматривали фигурки не зная, что с ними делать. Затем Гобзи жестом показал им что, это можно жевать. Положив конфетки в рот детишки почувствовали удивительный вкус, которого они раньше не испытывали. Почти хором они выкрикнули одно слово, которое вероятно означало «вкусно». Затем вынули конфетки изо рта и дали пожевать их своим мамам. Как тут же подсчитал Гобзи, мам оказалось десять. Одна из них была беременна. Ещё три женщины были беременны, по всей вероятности, впервые. Относительно оставшихся семи молодых женщин можно было сделать заключение, что они совсем недавно вышли замуж. Это предварительное заключение утверждалось при внимательном рассмотрении этих семи женщин, которые были очень молоды и лишь наличие юбки и заплетённые в косы волосы отличали их от детей. Судя по всему, им тоже очень хотелось отведать этих разноцветных мармеладок. И когда матери вернули детям лакомство, те окружили этих десятерых молодых женщин и наперебой предлагали им тоже ощутить вкус этих диковинных вкусных штучек.

Все ликовали, но спустя несколько минут старики что-то крикнули, и дети тут же побежали играть, а женщины развели общий костёр, принесли широких листьев, каких-то кореньев и принялись сообща разделывать добычу.

Охотники предложили разведчикам пройти к ручью и умыться перед едой.

Вскоре над поселением туземцев витали аппетитные ароматы печёного мяса, приправленного душистыми травами и кореньями. После долгого перехода у разведчиков, да и у туземцев разыгрался аппетит и всем уже натерпелось приступить к ужину.

И вот, наконец, все уселись на маленьких, сплетённых их прутьев сиденьях вокруг дымящегося кострища. Но прежде, чем приступить к трапезе, один старик вынес из шатра какой-то свиток, развернул его и, к изумлению разведчиков, стал громко читать.

Гобзи успел включить диктофон. Когда старик окончил речь, он свернул свиток и вложил его в кожаный чехол, который был подвешен у него на поясе. Затем, он громко произнёс слово «унАга»! Все туземцы встали и хором повторили слово «унАга». Затем устремили вопросительные взгляды на гостей. Разведчики быстро сообразили, что туземцы ожидают от них, поэтому они поспешно встали и громко произнесли слово «унАга», не понимая, смыслового значения этого слова, но понимая ключевое значение этого слова.

После этого туземцы радостно заулыбались, и усевшись, стали доставать из кострища куски мяса и коренья, класть их на широкие листья, и с нескрываемым наслаждением лакомиться дымящимися кусками. Их примеру последовали и разведчики. Лично Гобзи мясо крокодила напоминало курятину, хотя его спутники утверждали, что вкус напоминает мясо тунца…

После мяса подавали плоды манго и киви. Первыми покончили с трапезой дети, которые едва встав и поклонившись в знак благодарности, взяли какие-то палочки, и тут же побежали играть.

Разведчики тоже встали и поклонились в знак благодарности. Однако, желания побегать и поиграть у них не было…

Гобзи вспомнил, как Скуфи, подруга его сестры, любит говорить, что если после еды хочется есть, значит недоел, если после еды хочется танцевать, значит поел в меру, а если после еды хочется полежать, значит переел!

Именно эту третью ситуацию и чувствовали разведчики. Туземцы дали каждому по две зелёных палочки. Очевидно, это были черешки листьев какого-то растения. Поскольку гости не знали, что делать с этими палочками, туземцы показали, что их нужно жевать. При жевании черешки расщепляются на мелкие, но достаточно жёсткие волокна, которые удаляют остатки пищи с поверхности зубов. Оказывается, даже дикари чистят зубы!

Поблагодарив гостеприимных хозяев, разведчики собрались в обратную дорогу. В горах темнеет рано, поэтому нужно было, пока светло, дойти до стоянки, где они оставили своё снаряжение.

Жители селения тихо говорили им какие-то напутствия, на что разведчики с улыбкой кивали головами.

Обратный путь был тоже не лёгким, и чувство переедания вскоре покинуло разведчиков.

Подходя к поляне, где они оставили снаряжение, они уже едва различали стволы и ветви деревьев и кустов. Дойдя до лагеря, они быстро установили палатки, умылись и улеглись спать.

На следующий день они дошли до берега, где оставили свои лодки и отправились в обратный путь.

И хотя экспедиция была неудачной, можно было радоваться уже тому, что верховья реки Виоль не пострадают от руднодобывающей промышленности и эти прекрасные места сохранят свою первозданную красоту.

Закончив свой рассказ, Гобзи улыбнулся и передал карточку с записью речи старика туземца.

Маруи был переводчиком и по профессии, и по увлечению. И эта запись была для него настоящим подарком. Он взглянул на жену, как бы прося, прослушать запись немедленно. Сибли только одобрительно улыбнулась, и Маруи включил карточку.

Едва прослушав первые слова речи туземца, Маруи выключил карточку и вскочил. Его лицо выражало крайнее изумление. Конечно же, и Сибли и Гобзи знали как Маруи увлечён различными языками, но такой реакции они не ожидали…

Маруи снова включил карточку, прослушал немного больше, чем в первый раз, и снова выключил карточку. На этот раз его глаза сияли так, будто он нашёл что-то очень важное… Он был очень взволнован и несколько раз повторил, что этого не может быть…

Гобзи сказал, чтобы тот успокоился и объяснил, чего же не может быть?

Маруи сделал несколько глубоких вздохов, попил, затем, тыкая пальцем в карточку и переводя взгляд то на Гобзи, то на Сибли, сказал, что это язык топсоков.

Гобзи переспросил, не тех ли топсоков он имеет ввиду, которые исчезли при весьма загадочных обстоятельствах несколько сотен лет назад?

Маруи с волнением подтвердил, что слышал именно язык топсоков, который он когда-то досконально изучил. Затем он снова включил карточку и стал переводить вслух.

«Пусть все, кто слышит меня, да будут здоровы и счастливы. И пусть радостью сияют их лица и лица их родных и близких.

Мы ─ хранители сокровищ топсоков. Мы живём здесь, вдали от других людей, что оберегать то, что нам поручено. И мы верны своему долгу!

Когда-нибудь, за сокровищами придут двое в блестящих одеждах. Но прежде этого, на большой камень сядет серебристая лягушка.

И тогда мы откроем им доступ к сокровищам, и наш долг будет выполнен! И мы будем вольны переселиться к другим людям или остаться здесь и жить так, как живём сейчас.

Да пусть будет так!»

Единственное слово «унАга», которое запомнил Гобзи, как раз и означало «Да пусть будет так!»

У Маруи горели глаза. Он осознавал, что стоит на пороге крупного научного открытия. Он уже представлял себе заголовки новостей главных информационных каналов.

«В лесах у истоков реки Виоль обнаружено селение, жители которого говорят на языке топсоков, целого народа, который считался бесследно исчезнувшим много веков назад. Но теперь учёным предстоит разгадать причины исчезновения этого народа, а также узнать какие сокровища хранят эти люди, ведущие почти первобытный образ жизни!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru