Письма из замка дракона 3\/3

Александр Феликсович Борун
Письма из замка дракона 3/3

51Б. Августина (после)

БАБУШКА! РАДОСТЬ-ТО КАКАЯ! ДОКТОР ПРОЧЁЛ МОЕ ПИСЬМО И ВИДАТЬ РАЗЖАЛОБИЛСЯ.

И ВОТ ЧТО ВЫШЛО – ТАКОЙ ХОРОШИЙ РАЗГОВОР. ТЕПЕРЬ МОЖНО ДОПИСАТЬ ПИСЬМО. ОН ЕЩЁ ВРЕМЯ ДАЛ. Я ДАЖЕ ХОТЕЛА ЧТОБЫ ЭТО БЫЛО ПИСЬМО ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕБЯ. ПОПРОСИТЬ ДОКТОРА ОТДАТЬ ОТДЕЛЬНО ОТ ТОГО ЧТОБЫ ТЫ ТО – ПРОЧЛА И ОТДАЛА ОТЦУ А’ВРИЛЛУ. А ЭТО – НЕТ! ЕМУ ПОЛЕЗНО ЗА МЕНЯ ПОВОЛНОВАТЬСЯ ЛИШНИЙ-ТО РАЗ. А ТО Я ЖЕ ПИСАЛА ЧТО НЕ ХОЧУ И БОЮСЬ РАЗГОВАРИВАТЬ С ХИТРЫМ ДОКТОРОМ. А ОН – НЕТ НАДО ВСЕ ПРО НЕГО РАЗУЗНАВАТЬ! ИЛИ ВОТ НАПИСАЛ СИДЕТЬ ТИХО И НИЧЕГО ДЛЯ МИССИИ НЕ ДЕЛАТЬ ДАЖЕ САМ ТУТ ЖЕ: УКРАДИ ДЛЯ НЕГО ТУ АГРОМАДНУЮ ЖЕМЧУЖИНУ ДА УКРАДИ. ДОРАЗУЗНАВАЛАСЬ И ДОУКРАДАЛАСЬ ВОТ. НО ДА УЖ ЛАДНО. ВСЁ ХОРОШО ЧТО ХОРОШО КОНЧАЕТСЯ. ПУСТЬ ТОЖЕ ЧИТАЕТ И ЗА МЕНЯ ПОРАДУЕТСЯ.

А БЫЛО ТАК. Я-ТО С НИМ СТАРАЮСЬ ЛИШНИЙ РАЗ НЕ ГОВОРИТЬ. ОН ХИТРЫЙ И МОЖЕТ КАК-НИБУДЬ ЗАДУРИТЬ МНЕ ГОЛОВУ. ТО ЕСТЬ МНЕ-ТО КАЖЕТСЯ ЧТО НЕ МОЖЕТ. НО МНОГИЕ ЖЕ ЕМУ ВЕРЯТ ПОЧЕМУ-ТО. ЗНАЧИТ ЭТО КАЖЕТСЯ. ХОТЬ И СТРАННО. ТАК ЧТО Я ЕГО ВСЕГДА ОБХОДИЛА ПОДАЛЬШЕ.

А С ДРУГОЙ СТОРОНЫ И НЕ СТРАННО. ВЕДЬ ОНИ ТУТ ВСЕ ОСУЖДЕННЫЕ СВЯТОЙ ИНКВИЗИЦИЕЙ ВЕДЬМЫ. ИМ ЛИ ЕМУ НЕ ВЕРИТЬ. ТАК ЧТО ТЕМ БОЛЕЕ НАДО ДЕРЖАТЬСЯ ПОДАЛЬШЕ.

ТОЛЬКО О ГОРОДАХ И ХРАМАХ СЕНТ-ЭТЬЕН МЕНЯ ЗАСТАВИЛИ С НИМ ПОГОВОРИТЬ. ТОЖЕ Я УДИВЛЯЛАСЬ – КАК У НЕГО ЯЗЫК ПОВОРАЧИВАЛСЯ ГОВОРИТЬ О СВЯТОМ. А ВОТ ЖЕ. НО ПРО ТО Я УЖЕ РАНЬШЕ ПИСАЛА.

А ТУТ ДЕВАТЬСЯ НЕКУДА. ЕСЛИ ОН ПРИШЁЛ ЗА ПОСЛЕДНИМ ПИСЬМОМ. Я ХОТЕЛА БЫЛО ЕГО ПОБЛАГОДАРИТЬ НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ. НО ВЕДЬ ОЧЕНЬ ТРУДНО БЛАГОДАРИТЬ ДРАКОНА ЗА СВОЁ СЪЕДЕНИЕ – ЕЩЁ ХУЖЕ ЧЕМ ПРЕСТУПНИКУ НА ЭШАФОТЕ ПРОСТИТЬ ПАЛАЧА. ХОТЬ И ПОЛАГАЕТСЯ. А ОН СРАЗУ КАК И СОБИРАЛСЯ СТАЛ ЧИТАТЬ ПИСЬМО А ВЕДЬ ТАМ УЖЕ НАПИСАНО ЧТО Я СОБИРАЮСЬ ЕГО ПОБЛАГОДАРИТЬ И Я НЕ СМОГЛА ГОВОРИТЬ КОГДА ОН ЧИТАЕТ. ОН ПРОЧЁЛ И ЗАХОТЕЛ ПОГОВОРИТЬ И КУДА ТУТ ДЕНЕШЬСЯ. ХОТЬ И ТЕМ БОЛЕЕ СТРАШНО ОТ СВОЕГО СТРАХА ЧТО-НИБУДЬ НЕ ТО СКАЗАТЬ. А ВЫШЛО ВОН ЧТО.

ТЫ – ГОВОРИТ ОН – СЧИТАЕШЬ – ТЫ НА СТОРОНЕ ДОБРА. А Я ПО-ТВОЕМУ НА СТОРОНЕ ЗЛА. ИБО БОГ ЕСТЬ ДОБРО А ДЬЯВОЛ – ЗЛО. А МЕНЯ ТЫ СЧИТАЕШЬ НА СТОРОНЕ ДЬЯВОЛА. А В ЧЕСТЬ КАКОГО ПРАЗДНИКА ТЫ ТАК ДУМАЕШЬ Я НЕ ПОНИМАЮ. ВЕДЬ Я НИКОГДА НЕ ПЫТАЛСЯ ЗАСТАВИТЬ ТЕБЯ ПОДПИСАТЬ КАКОЙ-НИБУДЬ ДОГОВОР А ТЕМ БОЛЕЕ – КРОВЬЮ.

МОЛЧУ. ОН ЖЕ НЕ СПРОСИЛ. А ЕСЛИ ЭТО И ВОПРОС – ТО ОТВЕТ И ТАК ЯСЕН. СЧИТАЮ СЕБЯ НА СТОРОНЕ ДОБРА. А ЕГО – НА СТОРОНЕ ЗЛА. МЫ ОБА ЭТО ЗНАЕМ. А ПОДПИСЫВАТЬ Я НИЧЕГО БЫ НЕ СТАЛА. ОН ЭТО ЗНАЕТ. ВОТ И НЕ ПРЕДЛАГАЛ. ЭТО ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ.

А КАК – ОН СПРАШИВАЕТ – ТЫ СЧИТАЕШЬ – ЕСЛИ КТО-ТО ПРОЩАЕТ КОГО-ТО ЗА ПРИЧИНЕННОЕ ЕМУ ЗЛО – ЭТО ДОБРЫЙ ПОСТУПОК?

СМОТРЯ ПО ТОМУ – О КАКОМ ЗЛЕ ТЫ ГОВОРИШЬ – ОТВЕЧАЮ Я. А САМА БОЮСЬ СКАЗАТЬ ЧТО-НИБУДЬ НЕ ТО. – Я НЕ СОБИРАЮСЬ ТЕБЯ НИ ЗА ЧТО ПРОЩАТЬ… ТЕМ БОЛЕЕ – ЗА ТО ЧТО ТЫ МЕНЯ СЪЕШЬ. – ПОБЛАГОДАРИЛА НАЗЫВАЕТСЯ!

НЕТ-НЕТ – ОН ГОВОРИТ. – НАОБОРОТ. Я ПОЙМАЛ ТЕБЯ КАК ТЫ ПОНИМАЕШЬ НА СГОВОРЕ ПРОТИВ МЕНЯ С МОИМИ ПРОТИВНИКАМИ. ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ ТАК ОНИ ТЕБЕ ОТРЕКОМЕНДОВАЛИСЬ. – ЭТОГО Я НЕ ПОНЯЛА И НЕ СТАЛА ПЕРЕСПРАШИВАТЬ НО СО СТРАХУ ЗАПОМНИЛА. – ПОСЛЕ ТОГО КАК Я ТЕБЯ СПАС ОТ КОСТРА И УКРЫЛ В СВОЕМ ЗАМКЕ. С МОЕЙ СТОРОНЫ ГЛЯДЯ ЭТО С ПЛОХОЙ ПОСТУПОК С ТВОЕЙ СТОРОНЫ. ТЕПЕРЬ Я ДОКАЖУ ТЕБЕ – Я НА СТОРОНЕ ДОБРА. ТЕБЕ НЕ НАДО МЕНЯ НИ ЗА ЧТО ПРОЩАТЬ. ЭТО НАОБОРОТ Я ТЕБЯ ПРОЩАЮ.

ТУТ-ТО Я И ЗАПУТАЛАСЬ. Я-ТО НЕ СЧИТАЮ СВОЙ ПОСТУПОК ПЛОХИМ. ВЕДЬ МЕНЯ ПОСЛАЛИ ВЫ. А Я ДОЛЖНА ВАС СЛУШАТЬСЯ. А ВЫ СЛУШАЕТЕСЬ ПАПУ. А ОН НЕПОГРЕШИМ. ТАК ЧТО ЭТО ТОЧНО ХОРОШИЙ ПОСТУПОК. НИКАКИХ СОМНЕНИЙ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. НО ТОГДА ПОЛУЧАЕТСЯ ОН ГОВОРИТ ВСЕ НАОБОРОТ. А ТОГДА И ЕГО ПРОЩЕНИЕ – ЗЛО? НО ТАК ТОЖЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. ПРОЩЕНИЕ НЕ СВОЙСТВЕННО ЗЛУ И ДИАВОЛУ. СУДЬЯ НЕ МОЖЕТ ПРОЩАТЬ ВСЕХ ПОДРЯД ПРЕСТУПНИКОВ – ЭТО БУДЕТ ЗЛО. НО ЭНТО ЗАНЕ НАШ МИР ПОГРЯЗ В ПОРОКАХ. И ТО НЕ ВСЕГДА А ТОЛЬКО МОЖЕТ ТАК ПОЛУЧИТЬСЯ – А БЫВАЕТ ДАЖЕ НАДО И СУДЬЕ ПРЕСТУПНИКА ПРОСТИТЬ. А Я-ТО ВСЕ ПРАВИЛЬНО ДЕЛАЛА.

Я – ГОВОРЮ ВЕЖЛИВО – НЕ ТАКАЯ УМНАЯ КАК ГОСПОДИН ДОКТОР. НО КАКАЯ-ТО ХИТРОСТЬ ТУТ ЕСТЬ!

А НИКАКОЙ – ОН ГОВОРИТ – ТУТ ХИТРОСТИ. Я – ГОВОРИТ – ТЕБЯ НИКАК НАКАЗЫВАТЬ НЕ БУДУ. И ДАЖЕ МОЖЕШЬ ПРОДОЛЖАТЬ МНЕ ЗА МОЕ ДОБРО ПОТИХОНЬКУ ВРЕДИТЬ! А Я БУДУ ТЕБЯ НА ЭТОМ ЛОВИТЬ. НО – САМОЕ ГЛАВНОЕ – НАКАЗЫВАТЬ И ТОГДА НЕ БУДУ. ЕСЛИ ДАЖЕ ОПЯТЬ ПОЙМАЮ.

И УШЕЛ. А Я ОСТАЛАСЬ ДУМАТЬ.

НАВЕРНЯКА ОН ОБМАНЫВАЕТ. НАДО РАЗОБРАТЬ В ЧЁМ. ЧТО ОН ТЕПЕРЬ БУДЕТ СЛЕДИТЬ – Я И ТАК ЗНАЮ. КАКОЙ ДУРАК НЕ СТАЛ БЫ. ТУТ ОБМАНА НЕТ. НО НЕТ И НИКАКОЙ ДОБРОТЫ – ЧТО ОН ПРЕДУПРЕДИЛ – РАЗ Я И ТАК ЗНАЮ. ЧТО НЕ БУДЕТ НАКАЗЫВАТЬ ПОЙМАВ СНОВА – ЕЩЕ НЕИЗВЕСТНО. НАВЕРНЯКА ХОЧЕТ ПОСЛЕДИТЬ И ЕСЛИ СНОВА ПОЙМАЕТ – УБЬЕТ ПОТИХОНЬКУ. МАЛО ЛИ ЧТО ОН ПООБЕЩАЛ? И ДАЖЕ НЕ ПОКЛЯЛСЯ. А ЕСЛИ Б И ПОКЛЯЛСЯ. КАКАЯ ВЕРА ЗМЕЮ? ОН ЕВУ СОБЛАЗНИЛ ЯБЛОКО СЪЕСТЬ. ЕДИНСТВЕННОЕ НЕПОНЯТНО КАК СЧИТАТЬ – ДОБРО ИЛИ ЗЛО – ЧТО ОН ЗА ПРЕЖНЕЕ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛ. ЭТО ОН НЕ ВРЁТ – Я ЖЕ ЖИВА И НЕ В ЖИВОТЕ ДРАКОНА. НИКАКОЙ КОРОЛЬ ИЛИ ГЕРЦОГ НА ЕГО МЕСТЕ…

ДУМАЮ ЭТО КАК РАЗ И ЕСТЬ ВРОДЕ ТОГО ЯБЛОКА. ТО ЕСТЬ КАК БЫ ДОБРО – ЯБЛОКО НАВЕРНОЕ БЫЛО ВКУСНОЕ И ВКУСНО ПАХЛО. А МОЖЕТ И ПРАВДА ОНИ ПОСЛЕ НЕГО СМОГЛИ РАЗЛИЧАТЬ ДОБРО И ЗЛО – ВОН КАК ИСПУГАЛИСЬ ЧТО ГОЛЫЕ. НО ЭТО ВСЁ РАВНО ЧТОБЫ ОБМАНУТЬ. Я БЫ ПОВЕРИЛА В ЭТО… И ТОГДА ПОВЕРИЛА ЧТО ОН И ДАЛЬШЕ БУДЕТ ТАКОЙ ДОБРЕНЬКИЙ… И ПОТЕРЯЛА ОСТОРОЖНОСТЬ… И ОН ЛЕГКО БЫ МЕНЯ ПОЙМАЛ. НО ВЕДЬ ОН И ТАК МЕНЯ ПОЙМАЛ!

ТОГДА ЕЩЁ ХИТРЕЕ. Я БЫ НЕ ПОВЕРИЛА ЕМУ… А Я И ТАК НЕ ПОВЕРИЛА! И СТАЛА БЫ ДАЛЬШЕ СИДЕТЬ ТИХО И НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ… А ЕМУ ТОГО И НАДО!

НО Я НЕ ОТСТУПЛЮ! ВЕДЬ ГЛАВНОЕ – ЭТО ДУША. А ДЛЯ ДУШИ НЕ ГЛАВНОЕ – СКОЛЬКО ПРОЖИТЬ. ХОТЯ ДЛЯ ДУШИ ЖИЗНЬ В ТЕЛЕ ВАЖНА – ЭТО ТАКОЕ ИСПЫТАНИЕ И ОПЫТ. НО ДЛЯ ДУШИ ГЛАВНЕЕ – КАК УМЕРЕТЬ. ПОТОМУ Я СТАРАЮСЬ НЕ БОЯТЬСЯ ДОКТОРА. НО ТЕПЕРЬ ТЕМ БОЛЕЕ ПОЧТИ СОВСЕМ НЕ БОЮСЬ. ВЕДЬ ДОКТОР САМ РАЗРЕШИЛ!

ТАК ЧТО ПОДУМАВШИ МОЖНО ПРОДОЛЖАТЬ. НО ОСТОРОЖНЕЕ – ВЕДЬ ОН ЗНАЕТ. А ЭТО И ТАК БЫЛО ПОНЯТНО. В ОБЩЕМ-ТО Я НЕ ПОНЯЛА ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ ОТ ЭТОГО РАЗГОВОРА. ВРОДЕ НИЧЕГО. А КАЖЕТСЯ – МНОГО. ПУСКАЙ ОТЕЦ А’ВРИЛЛ ОБЪЯСНИТ А ТО Я ЗАПУТАЛАСЬ.

НАСЧЕТ КАК КОГО НАДО ЗВАТЬ ВСЁ ПОНЯЛА. НО ТОЛЬКО НЕ ПОНЯЛА ПОЧЕМУ И ФРАУ МЕМ – МЕМ. И ФИЙ МЕМ – ТОЖЕ МЕМ. ВЕДЬ МОЖНО ПЕРЕПУТАТЬ.

НУ ВОТ А ТЕПЕРЬ МОЖНО НАКОНЕЦ ОТВЕЧАТЬ НА ТВОЁ БАБУШКА ПИСЬМО. СРАЗУ И МЫСЛИ ПОЯВИЛИСЬ ЧТО ОТВЕЧАТЬ.

ЧТО Я ТЕБЕ НЕ НАПИСАЛА ЧТО НОГИ ОБОЖГЛА И ТЕБЕ НАДО БЫЛО БЫ МОЛИТЬСЯ О СКОРЕЙШЕМ ВЫЗДОРОВЛЕНИИ – ТАК ТОГДА ТЕМ СКОРЕЕ МНЕ БЫ ДАЛИ ЭТИ ПРОТИВНЫЕ ЖИВЫЕ ТРЯПКИ. ПРАВДА ТЫ МОЖЕШЬ СКАЗАТЬ ЧТО ТЕМ СКОРЕЕ Я БЫ ОТ НИХ ИЗБАВИЛАСЬ. НО ТЕПЕРЬ ЭТО ВСЁ РАВНО ДЕЛО ПРОШЛОЕ ПОЕЛИКУ ВСЁ ДАВНО ПРОШЛО. И ВИДИШЬ Я ИСПРАВИЛАСЬ И ПОСЛУШНО ПИШУ ТЕБЕ ПРО ТЕПЕРЕШНЮЮ УЖАСНУЮ ОПАСНОСТЬ. ТО ЕСТЬ ТЕПЕРЬ-ТО УЖЕ ВСЁ НЕ ТАК НО Я ЖЕ И ТОГДА НАПИСАЛА В ТОЙ ПОЛОВИНЕ ПИСЬМА. А ТЕПЕРЬ-ТО ЧТО. РАДОВАТЬСЯ НАДО. ПРОСТО СТРАХ НЕ СРАЗУ УХОДИТ.

МЫ С ТОБОЙ БАБУШКА ПОХОЖИ. Я ТОЖЕ КОГДА ПРЕОДОЛЕЛА БРЕЗГЛИВОСТЬ – УСПЕЛА С ПРОШЛОГО ПИСЬМА – И СТАЛА СНОВА РАЗГОВАРИВАТЬ С ИННОЙ СРАЗУ СПРОСИЛА ЕЁ МОЖЕТ ЛИ ОНА СРАЗУ ПРИСТАВИТЬ СЕБЕ ОБЕ ЗАПАСНЫЕ РУКИ РАЗОМ. ОНА СКАЗАЛА ЧТО ПРОБОВАЛА. НО ОНИ ОБЕ ДЕЛАЮТ ОДНО И ТО ЖЕ. СОЖМЁШЬ КУЛАК – ОБА КУЛАКА СЖИМАЮТСЯ. НЕУДОБНО. НО ГОВОРЯТ ЕСЛИ ДОЛГО ТРЕНИРОВАТЬСЯ МОЖНО НАЧАТЬ ИХ РАЗЛИЧАТЬ. НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ УМЕЮТ ШЕВЕЛИТЬ УШАМИ КАК КОШКА И ОНИ ПРИЧЁМ НЕ ОБОРОТНИ. А НЕКОТОРЫЕ УМЕЮТ КАК БЫ В УДИВЛЕНИИ И ПРИТОМ ГЛЯДЯ СВЫСОКА ПОДНИМАТЬ ОДНУ ТОЛЬКО БРОВЬ ЗАМЕСТО ОБЕИХ. ВОТ ХОТЯ БЫ ОТЕЦ А’ВРИЛЛ ТАК МОЖЕТ И ЧАСТО ДЕЛАЕТ. А УЖ ЗАКРЫТЬ ОДИН ГЛАЗ ТО ЕСТЬ ПОДМИГНУТЬ УМЕЮТ ПОЧТИ ВСЕ. ТАК И С ЛИШНЕЙ РУКОЙ. НО ДАЖЕ ЕСЛИ НАУЧИТЬСЯ ЕЙ ДВИГАТЬ ОТДЕЛЬНО ЭТО НЕ ОЧЕНЬ УДОБНО. ЧЕЛОВЕК УСТРОЕН НЕ ДЛЯ ТРЕХ ИЛИ ЧЕТЫРЁХ РУК. ЛИШНИМ И МЕСТА УДОБНОГО НЕТ. К ЖИВОТУ НЕ ПРИСТАВИШЬ – ОН МЯГКИЙ И ОПОРЫ НЕТ. ПЛЕЧИ УЖЕ ЗАНЯТЫ. К БЕДРАМ ВМЕСТЕ С НОГАМИ – НИЗКОВАТО – ВИДНО ПЛОХО ЧТО ИМИ ДЕЛАТЬ. И НЕ ЗНАЮ – НЕ БУДЕТ ЛИ ТОГДА ЛИШНЯЯ РУКА ПОВТОРЯТЬ ЧТО ДЕЛАЕТ НОГА? ТОГДА БУДЕТ ТРУДНЕЕ ЕЙ ШЕВЕЛИТЬ КАК РУКОЙ. НО ИННА НЕ ПРОБОВАЛА А ДРУГИХ Я НЕ СПРАШИВАЛА. КАЛЕК НЕХОРОШО РАССПРАШИВАТЬ ИЗ ПУСТОГО ЛЮБОПЫТСТВА.

ЭТО ХОРОШО ЧТО ТЫ ПОПРОСИЛА СЕМЯН РАЗНЫХ ПЕРЦЕВ И ДРУГИХ РАСТЕНИЙ И НАПИСАТЬ КАК ИХ ВЫРАЩИВАТЬ. ВОТ ОН ПРИДЁТ ЗА ПИСЬМОМ А Я И ПОПРОШУ ПОДОЖДАТЬ ПОКА Я СХОЖУ В ОРАНЖЕРЕЮ ЗА НИМИ А ТО ОДИНОКОЙ СТАРУШКЕ ТРУДНО БУДЕТ БЕЗ ВНУЧКИ ОСТАТЬСЯ. А ТАК В ХОЗЯЙСТВЕ БОЛЬШОЕ ПОДСПОРЬЕ. А КАК ВЫРАЩИВАТЬ ТАК СРАЗУ НЕ НАПИШЕШЬ. ЭТО НАДО СПРАШИВАТЬ У СЕЗАРИНЫ СЕРРЬЕ И НЕ ВДРУГ ЗАПОМНИШЬ А НАДО ЗАПИСЫВАТЬ СРАЗУ КАК ОБЪЯСНИТ. А КАК РАСТЕНИЙ МНОГО ТО ЭТО ЗАЙМЕТ НЕ ОДИН ДЕНЬ. ПРИДЁТСЯ ЕМУ – ЕСЛИ КОНЕЧНО УДАСТСЯ ЕГО РАЗЖАЛОБИТЬ – ПОДОЖДАТЬ И ДО СЛЕДУЮЩЕГО ПИСЬМА И ДО ЕЩЁ СЛЕДУЮЩЕГО А ТАМ ГЛЯДИШЬ И ВООБЩЕ ПЕРЕСТАНЕТ СЕРДИТЬСЯ? АХ НЕТ. ЭТО Я ЕЩЁ НЕ ПРИВЫКЛА ЧТО МОЖНО БОЛЬШЕ ТАК НЕ БОЯТЬСЯ. КАК МЫСЛИ БЫЛИ ПОВЁРНУТЫ НА ТО КАК БЫ ЕГО РАЗЖАЛОБИТЬ ТАК ИНОГДА И ТЕПЕРЬ ОПЯТЬ. А НА САМОМ ДЕЛЕ ЭТО ГЛУПО – ЕСЛИ БЫ ВСЁ ОСТАЛОСЬ ТАК СТРАШНО МНЕ НИ ЗА ЧТО НЕ НАДО БЫЛО БЫ ПИСАТЬ ПРО ТО ЧТО Я ХОЧУ ЕГО ОБМАНУТЬ ЧЕРЕЗ РАСТЕНИЯ ДЛЯ ТЕБЯ – ВЕДЬ ОН ХОТЕЛ ПРОЧЕСТЬ. СМЕШНО. ЗНАЧИТ НА САМОМ ДЕЛЕ Я И ЗНАЮ ЧТО МОЖНО НЕ БОЯТЬСЯ – И НЕ ЗНАЮ – ВЕДЬ ТОГДА БЫ И НЕЗАЧЕМ СТРОИТЬ ТАКИЕ ПЛАНЫ. КАК ПЬЯНАЯ В ТРЁХ СОСНАХ ЗАБЛУДИЛАСЬ И НА СВОИ ЖЕ СЛЕДЫ ВСЁ ВРЕМЯ НАТЫКАЮСЬ И САМА ЖЕ ПУГАЮСЬ.

НО ЕСЛИ ЧЕСТНО ТЕБЕ С НИМИ ТРУДНО ПРИДЁТСЯ С ТАКИМИ РАСТЕНИЯМИ. ОЧЕНЬ МНОГИЕ ПРИВЫЧНЫ К БОЛЕЕ ТЁПЛЫМ КРАЯМ ЧЕМ НАШИ. И БОЛЕЕ СОЛНЕЧНЫМ. ДЛЯ НИХ НУЖЕН КРЫТЫЙ СТЕКЛОМ ОГОРОД – ОРАНЖЕРЕЯ. ЭТО ВОТ ТАКАЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ. ПРЕДСТАВЬ СЕБЕ ДЛИННЫЙ ДОМ У КОТОРОГО ВСЯ КРЫША СДЕЛАНА ИЗ СТЕКЛА. ПРИЧЁМ СТЕНКИ ОЧЕНЬ НИЗКИЕ А КРЫША ВЫСОКАЯ ЧТОБЫ БЫЛО КАК МОЖНО БОЛЬШЕ СВЕТА. ПОЛА НЕТ А ПРОСТО ЗЕМЛЯ И ВДОЛЬ ИДУТ ГРЯДКИ. ЧТОБЫ БЫЛО ТЕПЛО НУЖНО ТОПИТЬ ПЕЧКУ ПРИЧЁМ ЛЮДЯМ В ОРАНЖЕРЕЕ СЛИШКОМ ЖАРКО. НО ПРИХОДИТСЯ РАБОТАТЬ. ОДНО УТЕШЕНИЕ – В ЖАРКИХ-ТО СТРАНАХ И ВЫЙТИ ИЗ ОРАНЖЕРЕИ И ПЕРЕДОХНУТЬ ОТ ЖАРЫ НЕЛЬЗЯ А ТУТ МОЖНО. ТОЛЬКО НЕ ПРОСТУДИТЬСЯ И ТАМ НАДО ВСЁ ВРЕМЯ ПОЛИВАТЬ ЧТОБЫ БЫЛО НЕ ТОЛЬКО ЖАРКО НО И МОКРО. И ОТ ТОГО ДЫШАТЬ ЕЩЁ ТЯЖЕЛЕЕ. ДА ПРИКИНЬ ВОДА ДЛЯ ПОЛИВА ДОЛЖНА БЫТЬ ТЁПЛОЙ. А ЕЩЁ ТУТ КРОМЕ РАСТЕНИЙ ИЗ ДАЛЁКИХ ЖАРКИХ СТРАН И ПТИЧКИ ОТТУДА. ОЧЕНЬ СМЕШНЫЕ ПОНЕЖЕ ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКИЕ – КУДА МЕНЬШЕ ВОРОБЬЯ. НО ОЧЕНЬ ЯРКИЕ РАЗНОЦВЕТНЫЕ И ШУСТРЫЕ. НАЗЫВАЮТСЯ УЙТЦИЛИН ИЛИ УЙТЦИЛЬИ. КАЖЕТСЯ КОГДА ОДНА ТО ТАК А КОГДА МНОГО ТО ТАК. НО ЭТО-ТО МОЖЕТ И НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО. ХОТЯ Я ВИДЕЛА КАК ОНИ ОПЫЛЯЮТ ЦВЕТЫ ВМЕСТО БАБОЧЕК И ПЧЁЛ. ВДРУГ ТОЛЬКО ТАК И МОЖНО С ЭТИМИ РАСТЕНИЯМИ?

 

НУ И КАК ТЫ ЕГО СДЕЛАЕШЬ ТАКОЙ ДОМ? ОТКУДА ВОЗЬМЁШЬ СТОЛЬКО СТЕКЛА? У ТЕБЯ МОЖЕТ ДЕНЕГ КУРЫ НЕ КЛЮЮТ? РАЗВЕ ЧТО ДОКТОР ОПЯТЬ ЖЕ ПОЖАЛЕЕТ И СТЕКЛА В ДОСТАТОЧНОМ КОЛИЧЕСТВЕ ТОЖЕ ПРИНЕСЁТ. ЕСЛИ НЕ ГРОХНЕТ ПО ДОРОГЕ. ТАК-ТО ЕМУ НАВЕРНОЕ НЕ БУДЕТ СТЕКЛА ОЧЕНЬ ЖАЛКО – ТУТ ЕГО МНОГО. ПАВЛИНА-СЮЗАННА ПОТЬЕ-СУФЛЁР НЕ ТОЛЬКО ГОНЧАР ОНА И СТЕКЛОДУВ. И ЕЩЁ ФАРФОР ДЕЛАЕТ! А ЧТО КАСАЕТСЯ СТЕКЛА ТО ТУТ ОНО ВО ВСЕХ ОКНАХ. И ДАЖЕ В ДВА СЛОЯ – ДЛЯ ПУЩЕГО ТЕПЛА. ДА ТАКИЕ БОЛЬШИЕ СТЕКЛА! ЕСЛИ ВЕРНУСЬ ДОМОЙ НЕБОСЬ В РОДНОЙ ИЗБЕ С ОКОШКОМ ЗАТЯНУТЫМ БЫЧЬИМ ПУЗЫРЁМ ТЕМНО ПОКАЖЕТСЯ.

НУ А ПУСТЬ ДРАКОН ПО ДОРОГЕ НЕ РАЗОБЬЁТ СТЁКОЛ И ТЫ ТАКОЙ ДОМ ПОСТРОИШЬ. ДА ТЫ С ДРОВАМИ ЗАМУЧАЕШСЯ – ЗИМОЙ-ТО ВООБЩЕ НЕПРЕРЫВНО ТОПИТЬ ПРИДЕТСЯ! ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ СЕБЕ КАК ЧЕРЕЗ СТЕКЛЯННУЮ-ТО КРЫШУ ТЕПЛО УХОДИТ? ХОТЬ ДАЖЕ И В ДВА СЛОЯ. ТУТ-ТО ХОРОШО: В ДОЛИНЕ ЕСТЬ ГОРЯЧИЕ ИСТОЧНИКИ. ВДОЛЬ СТЕН ОРАНЖЕРЕИ ТЕКУТ ГОРЯЧИЕ РУЧЬИ – ВОТ И ТЕПЛО. ДА И РАЗВЕ ТЫ СМОЖЕШЬ ПОСТРОИТЬ ТАКОЙ ДОМ – СО СТЕКЛЯННОЙ-ТО КРЫШЕЙ? А ОДНОСЕЛЬЧАНЕ НИКОГДА ТАКОГО НЕ ВИДЕЛИ И ТОЖЕ НЕ СМОГУТ ПОМОЧЬ. А ТО ЕЩЁ ПОБЕГУТ К ОТЦУ А’ВРИЛЛУ ЧТО В ТЕБЯ БЕС ВСЕЛИЛСЯ И ТЫ СОВСЕМ РАЗУМ ПОТЕРЯЛА – СТЕКЛЯННЫЙ ДОМ СТРОИТЬ ХОЧЕШЬ. А ЕСЛИ И ВПРЯМЬ НАЙДУТСЯ ПОМОЩНИКИ И ПОСТРОЯТ ТО УЖО НАЙДУТСЯ И ЗАВИСТНИКИ И ЗИМОЙ КАМЕНЬ КИНУТ – ВСЁ И ПОМЕРЗНЕТ. ВОТ ЕСЛИ БЫ У ВСЕХ БЫЛИ ТАКИЕ ТО ВСЕ НАУЧИЛИСЬ БЫ НЕ ШВЫРЯТЬСЯ КАМНЯМИ.

ПРИКИНЬ ПОЛУЧАЕТСЯ МНЕ НАДО РАЗЖАЛОБИТЬ ДОКТОРА ДО ТОГО ЧТОБЫ ОН НЕ ТОЛЬКО ПОДОЖДАЛ ПОКА Я СЕМЯН У СЕЗАРИНЫ ВЫПРОШУ. ТАЖЕ ПОКА Я У НЕЁ СПРОШУ КАК ВЫРАЩИВАТЬ ВСЁ ЧЬИХ СЕМЯН ОНА ДАСТ ОПОСЛЯ ВЫПРОШУ У ПАВЛИНЫ-СЮЗАННЫ СТЕКОЛ ДА ЕЩЁ ЕГО ЖЕ ПОПРОШУ ВОЛОЧЬ ЭТУ ТЯЖЕСТЬ И В ДОВЕРШЕНИЕ ПУСТЬ ОН ЖЕ ТЕБЕ ОРАНЖЕРЕЮ СТРОИТ ЧТО ЛИ? КАК БЫ ОН ОТ ТАКОЙ НАГЛОСТИ НЕ РАЗДУМАЛ ЖАЛОБИТЬСЯ ВООБЩЕ! АХ ДА ЧТО ЭТО Я ОПЯТЬ. ЭТО УЖЕ НЕ НУЖНО. НУ ВСЁ РАВНО ОН НЕ СОГЛАСИТСЯ.

А ЯЙЦА УЭШОЛОТЛЯ ТО ЕСТЬ КАКОГО УЭШОЛОТЛЯ – ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ КАК ПЕТУШЬИ ЯЙЦА! ЯЙЦА УЭЙТОТОЛИН – ВОТ – ОТНЕСТИ Я ЕГО ПОПРОШУ. ЕСЛИ СОГЛАСИТСЯ – ПОДЛОЖИ ТОТОЛЬИ ТО ЕСТЬ КУРЯМ ШАРЛОТТЕ ЛИБО МАРГАРИТЕ ОНИ САМЫЕ СПОКОЙНЫЕ НУ ДА ТЫ САМА ЗНАЕШЬ – АВОСЬ ВЫСИДЯТ. ВЕДЬ ШАРЛОТТА КАК-ТО УЖЕ ВЫСИЖИВАЛА УТИНЫЕ ЯЙЦА И В ДРУГОЙ РАЗ МАРГАРИТА – ДАЖЕ ГУСИНЫЕ. А ВЕДЬ УЭЙТОТОЛИН НЕСЁТ ЯЙЦА ВСЕГО ЛИШЬ НА ДЕВЯТУЮ ИЛИ ДЕСЯТУЮ ДОЛЮ РАЗМЕРОМ БОЛЬШЕ КУРИНЫХ ТОГДА КАК УТКА – НА ПЯТУЮ А ГУСЫНЯ – В ПОЛТОРА РАЗА. ПО ВЕСУ КОНЕЧНО РАЗНИЦА БОЛЬШЕ. ТУТ УЭЙТОТОЛИНЬИ ЯЙЦА БОЛЬШЕ ТОТОЛИНЬИХ НА ТРЕТЬ. НО ВЕДЬ ГУСИНЫЕ-ТО ТЕМ БОЛЕЕ БОЛЬШЕ – ПО ВЕСУ В ТРИ С ПОЛОВИНОЮ А ТО И В ЧЕТЫРЕ РАЗА. ТАК ЧТО ДОЛЖНЫ. А УЖ ПОЧЕМУ ЕЖЕЛИ ЯЙЦО ДЛИННЕЕ НА ДЕВЯТУЮ ДОЛЮ ОНО ТЯЖЕЛЕЕ АЖ НА ТРЕТЬ ПУСТЬ ФРАУ МЕМ СЧИТАЕТ. ОНА МНЕ ПЫТАЛАСЬ ОБЪЯСНИТЬ ДА Я НЕ ПОНЯЛА. ЗНАЮ – ДЕВЯТЬ ЭТО ТРИЖДЫ ТРИ НО ЭТОГО МАЛО. СПРОСИТЬ ЧТО ЛИ ДРАКОНА – МОЖЕТ ОН ЛУЧШЕ ОБЪЯСНИТ? ДА НЕТ – НЕ ИНТЕРЕСНО. ГЛАВНОЕ – ОНО ТАК.

ДА – ТЫ СПРАШИВАЛА И Я ДЛЯ ТЕБЯ СПРОСИЛА – ГУСЬ НАЗЫВАЕТСЯ ТЛАЛАЛАКАТЛЬ – СМЕШНО ПРАВДА? А УТКА – КВАУТЛИ. ИЛИ ЭТО Я КАЖИСЬ РАНЬШЕ УЖЕ? ЛОШАДЬ – КАЎАЙОТЛЬ. КОЗА – ТЕНЗОНТЛИ. СВИНЬЯ – ПИЦОТЛЬ И ЭНТО НЕ ОНА А ОН. ЕСЛИ ДЕЛО ПЛОХО В ШУТКУ ГОВОРЯТ: ПИЦОТЛЬ ПРИШЁЛ. ОВЦА – КАМЕЛОТЛЬ. ВСЕ СЛЫХАЛИ ЛЕГЕНДЫ ПРО ДРЕВНЕЕ ЗАМОРСКОЕ КОРОЛЕВСТВО КАМЕЛОТ ГДЕ КОРОЛЬ АРТУР И РЫЦАРИ ГОЛОГО СТОЛА СОБИРАЛИСЬ НЕ ДЛЯ ЕДЫ А ДЛЯ РАССКАЗОВ О РЫЦАРСКИХ ПОДВИГАХ И ЗАМЫСЛАХ ОНЫХ! НО ПРИЧЕМ ТУТ ОВЦА-ТО?! НЕ ЗНАЮ. КОРОВА – КВАКВАЎЭ А БЫК – ОКИЧКВАКВАЎЭ. ЭТО ПОНЯТНО. СОБАКА – ИЦКВИНТЛИ. КОШКА – МИЦОНТЛИ. ПОЛУЧАЕТСЯ КАК КОШКА С СОБАКОЙ – КАК ИЦКВИНТЛИ С МИЦОНТЛИ. СМЕШНО БО ЯЗЫК СЛОМАТЬ МОЖНО С НЕПРИВЫЧКИ.

НО ВАЩЕТА ОТЕЦ А’ВРИЛЛ ОЧЕНЬ НЕ СОВЕТОВАЛ УЧИТЬ ЯЗЫК ДРАКОНОВ ДАБЫ НЕ ПОПАСТЬ ПОД ПОДОЗРЕНИЕ В СВЯЗЯХ С ДИАВОЛОМ – ЭТО РАЗ. И ДОКТОР АКОН ГОВОРИТ ЭТО НЕ ЯЗЫК ДРАКОНОВ ДЕМОНОВ АНГЕЛОВ ИЖЕ С НИМИ А ВСЕГО ЛИШЬ ЯЗЫК ЛЮДЕЙ ТОЙ СТРАНЫ ГДЕ ОН ЖИЛ РАНЬШЕ – ЭТО ДВА. ТО ЕСТЬ КАК ТЫ С САМОГО НАЧАЛА ПОДУМАЛА А НЕ КАК УЖОТКО ПРИДУМАЛА.

О! ОПЯТЬ ЧУТЬ НЕ ЗАБЫЛА! ПРО АГРОНОМА. ЭТО ВСЕГО-НАВСЕГО МАСТЕР ПО ВЫРАЩИВАНИЮ ВСЯКИХ ПОЛЕЗНЫХ РАСТЕНИЙ. КАК БЫ УЧЁНЫЙ – КРЕСТЬЯНИН. И ВОВСЕ НЕ НА ДЬЯВОЛЬСКОМ ИЛИ ВООБЩЕ ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ. ЭТО КАК РАЗ ПО-ФРАНЦУЗСКИ. ПРАВДА С ЯЗЫКА ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ. НО ВО ФРАНЦИИ АГРОНОМОВ НАЗЫВАЮТ АГРОНОМАМИ УЖЕ ЛЕТ СТО. ВОТ В ХОЗЯЙСТВЕ У МИРЕЙ КОГДА ОНА БЫЛА ВАЖНОЙ ДАМОЙ БЫЛ АГРОНОМ. И ЕЩЁ РАНЬШЕ В СЕМЬЕ ЕЁ РОДИТЕЛЕЙ ДЕ (зачеркнуто) ДЮ КРИСПИН. ТОТ ДАЖЕ ПРИДУМАЛ ЧТО-ТО НОВОЕ – КАЖЕТСЯ САЖАТЬ ЛЕС ТОНКИМИ ПОЛОСАМИ МЕЖДУ САДАМИ – ОТ ВЕТРА.

ПОКА ЧТО ОПЯТЬ НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО ТВОИМИ МОЛИТВАМИ БЛАГОПОЛУЧНАЯ

ТВОЯ ВНУЧКА АВГУСТИНА.

И ВОТ В ТОМ ПЕЧАТЬ.


-–

А ВОТ ЭТОГО ЛИСТКА НЕ ДАВАЙ!!!

ХОТЕЛА ДАЖЕ НАПИСАТЬ ЕГО МОЛОКОМ, ДА ПОДУМАЛА, ТАК И ТАК ПРИДЁТСЯ СКАЗАТЬ, ЧТОБ ОТДЕЛЬНО ОТ ПРОЧИХ ЭТОТ ЛИСТОК ПЕРЕДАВАЛ.

ТЫ ПИШЕШЬ ЧТОБЫ Я НЕ ДОВЕРЯЛА ОТЦУ А’ВРИЛЛУ И ИКВЕЗИТОРАМ. ДУМАЕШЬ – ОН ОБМАНЕТ И ИНКВЕЗИТОРЫ НЕ ОТПУСТЯТ ДАЖЕ ЕСЛИ УДАСТСЯ ОДОЛЕТЬ ДРАКОНА. НО МНЕ СТЫДНО ТАКОЕ ЧИТАТЬ А ТЕБЕ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО ТАКОЕ ПИСАТЬ. ЭТО СОВСЕМ НЕ ПО ХРИСТИАНСКИ. ЕСЛИ УЖ ГОВОРИТЬ КАК НА ИСПОВЕДИ – МНЕ ТАКИЕ ЗЛЫЕ СОМНЕНИЯ ТОЖЕ ПРИХОДЯТ. ИГБО ИНКВЕЗИТОРАМ НЕ НУЖНО ЧТОБЫ КТО-ТО ЗНАЛ СКОЛЬКО СОКРОВИЩ ОНЕ ЗАХВАТЯТ В СЕМ СЧАСТЛИВОМ СЛУЧАЕ. ПОЕЛИКУ ОНИ ЗАХОТЯТ ЧТО-ТО УТАИТЬ ДЛЯ СЕБЯ А НЕ ЦЕРКВИ И БУДУТ ОПАСАТЬСЯ ЧТО СТАНЕТ ИЗВЕСТНО СКОЛЬКО. И МНЕ НАЧИНАЕТ КАЗАТЬСЯ – ОНИ ДАЖЕ ДО СОКРОВИЩ ВЕДУТ СЕБЯ НЕЧЕСТНО. ВОТ ОТЕЦ А’ВРИЛЛ ПИШЕТ МНЕ НЕ САМ – ПИСЦУ ДИКТУЕТ. А Я ДУМАЮ: БОИТСЯ С ПОМОЩЬЮ ИМ НАПИСАННОГО ЕМУ ВРЕД МОЖЕТ БЫТЬ ПРИЧИНЁН ПУТЁМ ЗЛОВРЕДНОГО КОЛДОВСТВА… НО КОГДА ТАКИЕ НЕХОРОШИЕ СОМНЕНИЯ ПРИХОДЯТ – МНЕ СТЫДНО И Я ГОНЮ ИХ ПРОЧЬ ИЗО ВСЕХ СИЛ ЗАНЕ ЭНТО НАУЩЕНИЕ ДИАВОЛА КОТОРОМУ НЕЛЬЗЯ ПОДДАВАТЬСЯ. БЛАГОДАРЕНИЕ БОГУ НЕ СУДИТЕ И НЕ СУДИМЫ БУДЕТЕ. А ЭТО ЗНАЧИТ ПОКА ЛЮДИ НЕ ПОКАЗАЛИ ТОЧНО ЧТО ДОВЕРЯТЬ ИМ БЫЛО НЕЛЬЗЯ – ИМ НАДО ДОВЕРЯТЬ! И Я – БУДУ! А КОЛИ ОН ОБМАНЕТ ЕМУ БУДЕТ СТЫДНО И ЕГО БОГ ПОКАРАЕТ. А ЕСЛИ ОБМАНЕТ И НЕ БУДЕТ СТЫДНО – ТЕМ БОЛЕЕ ПОКАРАЕТ.

ТО ЖЕ И С ДРУГОЙ СТОРОНЫ. РАНЬШЕ Я НЕ ПИСАЛА – ЧТОБЫ НЕ СЕРДИТЬ ОТЦА А'ВРИЛЛА – ЧТО ВСЁ РАВНО КОПИИ ПИСЕМ ДЕЛАТЬ БУДУ. ОН МНЕ ВЕЛЕЛ НЕ ДЕЛАТЬ И СЖЕЧЬ И ДРУГИМ СКАЗАТЬ. А ТО ХОЗЯИН ЗАМКА НАЙДЁТ И УВЕРИТСЯ В СВОИХ ПОДОЗРЕНИЯХ. А ПО-МОЕМУ ОН НИКОГДА ДО ТАКОЙ ПОДЛОСТИ ЧТОБ ЧИТАТЬ ЧУЖИЕ ПИСЬМА НЕ УНИЗИТСЯ. А ЕСЛИ ПРОЧТЁТ – ГРЕХ БУДЕТ НА НЁМ. И ВДОБАВОК ЕСЛИ ПРОЧТЁТ ТО ТОЛЬКО УВЕРИТСЯ ЧТО НЕ САМА Я ЗЛО ПРОТИВ НЕГО УМЫШЛЯЛА А ПО СЛОВУ ДУХОВНОГО ОТЦА СВОЕГО. А КАК ЖЕ ЕГО ОСЛУШАТЬСЯ – ПОДУМАЕТ ОН.

КОПИЯ НА ЗДЕШНЕЙ ПОЧТОВОЙ БУМАГЕ ДЕЛАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО. БУМАГА ДВУХСЛОЙНАЯ. ВЕРХНИЙ СЛОЙ ОЧЕНЬ ТОНКИЙ. И ЧЕРНИЛА ПРОСТУПАЮТ НА ЕГО ОБОРОТЕ И НА ВТОРОМ СЛОЕ ИЗ ОБЫЧНОЙ БУМАГИ. ПОТОМ ВЕРХНИЙ СЛОЙ НУЖНО ОТОДРАТЬ. ЭТО И ЕСТЬ КОПИЯ. ИЛИ НАОБОРОТ? НО Я ЕГО СЕБЕ ОСТАВЛЯЮ. В НЕМ БУМАГА НЕ ТОЛЬКО ТОНКАЯ. МНЕ МАРТА ОБЪЯСНЯЛА. ОБЫЧНАЯ БУМАГА ИЗ НИТОЧЕК. А ЭТА ИЗ ТРУБОЧЕК КАК МЕЛКАЯ-МЕЛКАЯ СОЛОМКА. В ОБЫЧНОЙ БУМАГЕ ЧЕРНИЛА ПРИЛИПАЮТ К НИТОЧКАМ СНАРУЖИ И ЗАНИМАЮТ МНОГО МЕСТА. А В ЭТОЙ К ТРУБОЧКАМ ТОЛЬКО ВНУТРИ. СНАРУЖИ ОНИ СКОЛЬЗКИЕ. ПОТОМУ НА ТОЙ СТОРОНЕ БУКВОЧКИ НЕ РАСПЛЫВАЮТСЯ А В ТОЧНОСТИ КАК НА ЭТОЙ. А КАК ТАКУЮ БУМАГУ ДЕЛАЮТ А ОСОБЕННО ТЕ ТРУБОЧКИ ДЛЯ НЕЁ Я И СПРАШИВАТЬ НЕ СТАЛА. НЕ ПОЙМУ. И ПОСЛАТЬ ТАКУЮ ОПАСАЮСЬ.

52А. Юлия – Клоду

от Юлии из семейства Сент-Эмбре,

находящейся в Циуатлане Тепанкальи в Тепецалантепетле,

в Сент-Этьен на Луаре, дом на Купцовой улице ПЯТЫЙ от площади.

Молодому хозяину Клоду Сент-Эмбре и только ему лично в его ручонки загребущие.

Воскресенье 7 апреля 1477 года от Р.Х.

––

Приветик, братец Клод!

Знаю-знаю, ты, брат, не любишь панибратства. Каламбур. Так и вижу твою суровую недовольную физиономию. И слышу слова тихой любовной БРАТСКОЙ укоризны, такие, что мне, как обычно хочется от нее прямо провалиться под землю.

Только вот мне нынче тут стало так плохо, что я совсем уже перестала надеяться наяву увидеть и услышать тебя. Вот и захотелось тебя немного посердить – ты-то в безопасности. Ты вообще всегда сидишь В БЕЗОПАСНОСТИ – это ведь твоя работа. Я понимаю, так делать нехорошо – сваливать с больной головы на здоровенную. Но ты на меня все-таки не сердись. Ты же простишь свою несчастную сестричку, правда? Ну, хотя бы после того, как я расскажу, в КАКОЙ переплет попала?

Я признаюсь, ты был ПРАВ в обоих случаях. Правильно ты считал, что мне не стоит лезть в самую опасную башню замка – Циуатлан. И правильно ты предупреждал меня в последнем письме, чтобы сидела тихо. Жаль только, не написал, почему. Да и все равно, я за предупреждение тебе, конечно, очень благодарна, но ничего не вышло. Нет, тихо-то я сидела. Как только получила то письмо, ничегошеньки для твоего заговора против Тенкутли не делала, как ты велел. А сегодня вечером хотела уже написать и спросить, выполнять ли твой приказ и дальше, или снова что-то делать пора, может, отступила неведомая опасность? Ведь время для очередного письма подошло. Но не успела даже начать его. Если бы начала, можно было бы это счесть той самой неосторожностью, от которой ты меня предостерегал. Так ведь нет!

Не успела я начать письмо вот как: вечером Тенкутли неожиданно решил со мной ПОГОВОРИТЬ. Я-то как раз собиралась посмотреть закат и сесть за письмо.

К сожалению, из нашего Циуатлана не видно, как свет солнца уходит из замка. Я вышла во двор и прошла половину дорожки к западной башне, чтобы видеть обращенную на закат стену Тлапилкойана. Пол-дня тень Мачтилойана, возглавляющей тени юго-восточной и северо-восточной стены, подползала по двору к подножию Тлапилкойана, чтобы вечером начать медленно подниматься по его восточной стене вверх. Поскольку только что было равноденствие, как нам объяснили в школе, солнце заходит сейчас ровно на востоке, а не то тень восточной башни не попадала бы прямо на Тлапилкойан. Башня тоньше Тлапилкойана, так что ее тень не занимала всю его ширину, оставляя края освещенными. Когда она доползла почти до половины его высоты (ведь высота угловых башен и есть половина его высоты, так что и тень их не может быть выше), а тени стен закрыли нижнюю часть Тлапилкойана до четверти его высоты, из-за них вынырнула тень гор, окаймляющих долину. Она отличалась тем, что у нее был размытый край; и она ползла очень быстро. Чуть больше минуты прошло по часам Тлапилкойана – и вот уже его верхняя половина занята краем тени, так что свет плавно убывает от середины до верхушки. Еще столько же времени – и он погас. Дальше закат нужно смотреть, расположившись повыше, лучше всего – с самого Тлапилкойана, но и с наблюдательной площадки любой из угловых башен неплохо. Впрочем, чаще всего я ленюсь лезть на башни и смотрю окончание заката из моей комнаты, расположенной в башне довольно высоко. Когда темнеет Тлапилкойан, красный свет заходящего солнца остается на вершинах гор, больше всего – на пике Ането на северо-восток от замка, правда, только по высоте освещение пика превосходит прочие горы, а по ширине он захватывает там только довольно узкий левый край горы. Тень каких-то гор к востоку, невидимых от нас, наползает на него. Размытие тени на таком расстоянии кажется небольшим, и двигаетсяь она не так быстро, однако за шестую или пятую долю часа и пик Ането оказывается темным. Остальные горы, в том числе те, у которых виден восточный склон, так что по ширине освещенного красным светом участка они превосходят пик Ането, сдаются еще раньше. Вскоре после погасания гор темнеет и небо над долиной.

Однако в этот раз мне удалось полюбоваться только началом заката. Когда я вышла во двор ко времени затмения Тлапилкойана и пошла к восточной башне, мне повстречался Тенкутли. Увидев меня, Тенкутли обрадовался – мне и в голову не пришло ничего плохого! А это он был рад, что не пришлось долго ждать во дворе, не захочется ли мне выйти, или ловить кого-то идущего в нашу башню и просить позвать меня, или орать на весь двор, или, пуще того, по всему Циуатлану за мной гоняться, если я почувствовала что-то неладное. Но нюха на опасность мне не хватило.

Он обрадовался, сказал он, потому что он как раз хотел со мной поговорить, причем для приватности у себя в Тлакецамимильи – это его покои на верхушке Тлапилкойана. Сделав мне такое многообещающее приглашение, он ушел в подвал и – как раз погас свет заката на Тлапилкойане – вылетел из акашитля в облике кецалькўецпалина. Прости, братец, я, когда волнуюсь, вот как сейчас, начинаю на здешнем языке говорить и писать, ну, как говорят в Циуатлане. Наверное, чтобы себя случайно не выдать? Все говорят, ну и я маскируюсь. А тут в ходу много словечек Тенкутли, я про это писала.

Я ждала его – естественно, на башню, смотреть закатное затмение гор, я не пошла, да ведь из Тлакецамимильи видно еще лучше. То, что кецалькўецпалин вылетел из акашитля как раз в момент угасания света, я не приняла за плохую примету.

Я, правда, заволновалась, сама не знаю почему, но решила, что зря. Ведь, вообще-то, приватно поговорить он мог много где, вот хоть у меня в комнатах, зачем для этого превращаться. Но – мало ли зачем, сейчас сам объяснит.

 

Хотя странно. Если он про письмо хочет напомнить, что, де, можно писать, он отнесет, или наоборот, скажет, у него дел много, пока относить не будет, можно написать позже, так уединение тут не нужно.

Но я и не слишком сильно волновалась. Вообще-то я здесь все время в напряжении. И, наверное, привыкла. А зря.

Вид у него был, как обычно, страшный. Тот самый, какой был, когда он меня уволок прямо от столба на костре. Но я и тут не испугалась. То есть испугалась, но так, привычно. Вот ты, наверное, когда исповедуешься, то испытываешь страх Божий, но умеренно, не может же исповедник не отпустить грехи ДОМИНИКАНЦУ! Так и я с тех пор, как испугалась, увидев его впервые, уже давно привыкла видеть кецалькўецпалина. С чего бы мне пугаться? Видела много раз, и ни разу он не только мне – никому не сделал ничего плохого. А какое у него на морде выражение, не разберешь. Но мне показалось, что по-прежнему довольное. Может, оно такое и было, только вот не стоило мне на это полагаться.

Он очень осторожно взял меня лапой и перенес в наспинный короб, который использует для перевозки девушек и вообще всякого груза. Взлетел и отвез к себе в Тлакецамимильи. Я обрадовалась, ведь я там ни разу еще не была, и мне было очень интересно, но я НЕ УСПЕЛА разглядеть ничего из того, что там есть. Вынув меня из наспинного короба, кецалькўецпалин вдруг, вместо того, чтобы поставить на ноги и дать оглядеться, сунул меня к себе в пасть! Не целиком, а так, чтобы голова торчала, а пасть слегка прикрыл, чтобы я не могла выбраться. Но я и тут еще не поняла, что пора пугаться!

Должна признаться, братец Клод, хотя это наверняка будет тебе неприятно, и я бы и не стала признаваться, чтобы тебя не расстраивать, но теперь этого требуют интересы дела. Я уже бывала в пасти кецалькўецпалина, и ничем плохим, кроме приятного, это не кончалось. Я видела, ты ведь и сам понял, когда запугивал меня в своем подвале, что я не против того, чтобы мужчина продемонстрировал свою силу перед тем как, ну, ты понимаешь. А сила – это не только мускулы. Страшные железяки, законное оправдание любых действий, покровительство свыше – от бургомистра до Бога – и послушный палач-подручный – тоже СИЛА, да еще какая, верно? Ну вот, а когда мне нужно было подкатиться к Тенкутли, я себя просто убедила, что этот кецалькўецпалин – просто еще один такой ужасно страшный мужчина, дракон-оборотень, которому доставляет огромное удовольствие, что он такой большой и зубастый. А когда я так настроилась, то стала при виде его испытывать не просто страх, а такой страх-и-восторг, что ли. Это оказалось то, что надо в интересах дела; но притом Тенкутли стал меня развлекать, перекидываясь кецалькўецпалином. А я не возражала. Я вообще сильным мужчинам не возражаю. Ведь, чем они сильнее, тем больше полагаются на свою силу – а мне так удобнее ими управлять…

Только не подумай, что я управляла ТОБОЙ! Твоя сила – от Бога, даже твой палач с его железяками, хоть и похож больше всего на черта в аду. И пытаться управлять тобой – большой грех. А зачем мне лишний грех на душу? Тем более когда она вскоре будет исторгнута из тела и ей придется держать ответ за его страсти?

А Тенкутли я управляла с удовольствием. Надеюсь, за это ты на меня не очень сердишься? Это же для дела! И, видишь, как я беспокоюсь, что ты будешь сердиться? Прямо-таки больше беспокоюсь, чем когда он брал меня в свою пасть и делал вид, что хочет проглотить!

Но тут он не делал вид, что собирается меня проглатывать. Скорее, что собирается откусить мне голову. Или как называется, если после откусывания именно голова останется снаружи? Откусить меня от головы? Я все еще не испугалась – как велика сила привычки, даже недолгой! – и попыталась руками разжать ему челюсти. Это, конечно, была безнадежная попытка. Но он должен был ее хотя бы заметить. Если ты берешь в рот жареного цыпленка и хочешь откусить его от головы, а он изо всех своих цыплячьих сил пытается разжать твои челюсти, ты это ЗАМЕТИШЬ. Хотя легко можешь откусить все равно.

– Ай! – запаниковала я. – Стой, Тенкутли! Так мне СЛИШКОМ страшно! Вдруг ты чихнешь и поранишь мою нежную шейку? – Это я с ним по привычке заигрывала.

Но он не захотел меня выпустить, а говорить со мною в пасти ему было, наверное, трудно. Он взял лапой книгу… Лапа у него, между прочим, может кончиками когтей брать довольно маленькие вещи, когти так устроены, что точно смыкаются, так что взять книгу – это пустяк… Взял он ее и, подняв над моей головой, ведь лежала я на спине, лицом вверх, поднес мне к лицу, не вплотную, а так, чтобы было удобно читать, и ловко открыл ее одним когтем, другими продолжая удерживать неподвижно. Это оказалась НЕ СОВСЕМ книга: ее страницы были чистыми, и на них можно писать. На открытой странице было прямо в середине написано: "В моем замке шпионки инков устроили заговор против меня! И ты – одна из этих шпионок!!!"

Вот тут я испугалась. Ты видел, как это происходит, и наверняка видел у меня, и не только у меня. Сердце забилось, как сумасшедшее, руки и ноги задрожали, по лицу потек холодный пот, по спине и по голове побежали мурашки, не знаю, встали ли дыбом мои короткие – благодаря тебе – волосы, а впрочем, они и так настолько короткие, что всегда торчком, но ощущение такое было, не удивлюсь, если, посмотрев со стороны, мне сказали бы, что да, вот только никого там не было, чтобы посмотреть и мне об этом сказать. Не Тенкутли же спрашивать. (Кстати, теперь-то я понимаю, что могло бы помочь в той ситуации. Хотя бы от моего страха, если не от его гнева. Но увы, с перепугу не догадалась). Мы одни. Никто не увидит, как моя голова покатится по полу Тлакецамимильи, как бы пытаясь напоследок оглядеться, ведь я раньше тут не была… Дьявол! – прости, братец! – да тут вообще никто никогда не бывает! ПОЧЕМУ? И почему я об этом не подумала?! Это же прямо та самая запретная комната из истории про Синюю Бороду. Может, тут у него куча РАЗЛОЖИВШИХСЯ откушенных голов в углу, и моя к ним сейчас прикатится?! А вдруг я успею их увидеть, когда ткнусь в эту кучу ЛИЦОМ?! От страха я перестала видеть буквы, перед глазами плавали черные и красные пятна… Огромные зубы кецалькўецпалина, казалось, смыкаются все ближе… Но долго молчать было нельзя. Как бы ни было страшно, нужно бороться.

– Нет! – хрипло и возмущенно закричала я, и очень бурно зарыдала, – это ложь и клевета! Кто это сказал?!

А сама думаю – он ведь сейчас чувствует мой страх буквально на вкус! И холодный липкий пот, и дрожь, и сердцебиение, и частое дыхание, хорошо хоть не описалась, прости, братец, хотя и до этого, боюсь, недалеко было. Ой, не поверит он мне!

Кецалькўецпалин перевернул когтем страницу. На следующей было написано: "А чего ты тогда так испугалась, если это не так, а?"

– Ложь и клевета! – отчаянно хриплю я, хотя горло, вроде, пока не сжато его ужасными зубами, – а испугался бы всякий на моем месте, угодив под несправедливое обвинение! Я уже попадала под такое! Ты что думаешь, я на костер по собственной воле отправилась? Нет же! Как раз по несправедливому обвинению! И вообще, КТО сказал, что я – шпионка? Пусть он повторит это мне в глаза!

Кецалькўецпалин, не разжимая зубов, невозмутимо перевернул когтем еще страницу. Следующая надпись гласила: "Ты сама себя выдала. Помнишь, спрашивала, какой сейчас год? Я еще тогда по твоим вопросам понял, что ты переписываешься с инками, а не с родителями!"

Я похолодела…

Тут мне нужно рассказать тебе о том, что было несколько дней назад. Меня поразило, что мы с тобой, братец, оба уверены в том, что год правильный, но сначала я, что семьдесят шестой, а ты – что семьдесят пятый, а погодя я – что семьдесят седьмой, а ты – что семьдесят шестой. И мы ОБА ставим даты по благовещенскому стилю! А ты еще и на апостолический престол оперся (три слова зачеркнуто) авторитет апостолического престола оперся.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru