Миф о лягушке-царевне

Александр Феликсович Борун
Миф о лягушке-царевне

Терун произнес волшебное слово "максимабор" и увеличился в сорок раз. Никакого змея не наблюдалось43. Увеличился еще раз. Нет змея44. Увеличился еще и стал таким, каким явился сюда. Болото. Змея нет, гор тоже никаких на горизонте не осталось. Может, змей успел уменьшиться, и они разминулись? Или он, змей, в болото нырнул?

Терун стал внимательно оглядывать болото. Кажется, ничего подозрительного… или цвет у болота стал немного позеленее? Не то чтобы из коричневого стал зеленым, нет, и был зелено-коричневым, и остался, обычный болотный цвет45, но был, вроде, чуть-чуть поземлистее, а стал чуть-чуть позмеистее. Или это небо отражается? Терун посмотрел на небо – та же картина! Было зелено-голубое, и осталось зелено-голубое, но, кажется, было поголубее, а стало позеленее… Или в глазах у Теруна позеленело?

Он быстро увеличился еще три раза, и вся голубизна осталась далеко внизу. Небо стало черным и звездным, как небо над родным небом Теруна. Или не черным, а черно-зеленым?!

"Ах ты, змей, утроба твоя ненасытная! – вскричал тут Терун. – Что же это ты, поганый змей, удумал? Всю-то он Вселенную укушал, Теруна на болоте не нашел! А теперь спокойно ожидает, пока я внутри переварюсь! Только он напрасно ожидает, он не на таковского напал! В гневе я ужасен и опасен, и со мной могучий мой везарь!"

И Терун стал расти, и рос, и рос, и рос, пока не стало тесно, а тогда пробил себе везарем путь и вышел, и они схватились с змеем не на жизнь, а на смерть. Терун метнул везарь змею в голову, думая выбить ему глаз, но змей уменьшился, и мимо пролетел везарь. Хорошо, что он сам возвращался Теруну в руки46. Змей увеличился и дохнул на Теруна огнем, но Терун успел уменьшиться, и огонь пролетел над его головой, только шапка сгорела. Везарь между тем, возвращаясь, уменьшился вместе с Теруном, и Терун поймал везарь, увеличился и метнул везарь змею под брюхо, думая, что если тот снова уменьшится, как раз под удар попадет, но змей увеличился, и опять мимо пролетел везарь. Змей же ударил Теруна лапой, но Терун увеличился, и змей только сапог с него когтями сорвал. Так большая часть ударов, и змея, и Теруна, пропадала зря, потому что всегда можно было увеличиться или уменьшиться, чтобы увернуться. А уменьшившись, можно было еще и продумать спокойно, что делать дальше. Так бились они незнамо сколько времени47.

Долго бились они. Наконец, надоело это Теруну. Вспомнил он слова колдуна хтонического, что и ум ему в поединке со змеем понадобится, уменьшился он несколько раз подряд, чтобы набрать запас времени, подумал хорошенько, а потом увеличился и подловил-таки змея. Он везарь свой верный таким волшебным способом метнул, что полетел тот в самую сущность змея, и от этого броска змей не мог уклониться48. Как он не уменьшался, прямо на него летел везарь, ни на волос мимо49.

Видит змей – делать нечего50. Увеличился он как следует, да и проглотил везарь! Потянулся было, чтобы и Теруна проглотить, но и Терун успел увеличиться. Началось соревнование. Терун старался увеличиться быстрее змея – тогда проглоченный змеем везарь, который увеличивался вместе с Теруном, оказался бы больше змея, и змей был бы разорван в клочья. Однако и змей это тоже понимал, и надувался изо всех сил.

Все свои волшебные силы напрягает Терун, никогда раньше не приходилось ему увеличивался так быстро, в глазах его потемнело, язык раскалился докрасна51, повторяя волшебное слово "максимабор"… Он уже не понимал, успевает ли уворачиваться от змея, или давно уже проглочен им, и продолжает увеличиватся внутри него. Все так перемешалось, что могло быть и так, что Терун незаметно проглотил змея… Все было уже неважно, главное – увеличиваться быстрее!

Однако мир не выдержал такой быстроты и лопнул52.

Он взорвался и перемешался, а когда все успокоилось, и Терун стал соображать, кто он и где он, то не смог сразу сообразить, то ли он, Терун, пришел сюда воевать зеркального змея и победил его, удачно метнув свой везарь, то ли он, Терун, всегда жил здесь, и победил напавшего на него зеркального змея, удачно метнув свой везарь. А змей, значит, явился сюда потому, что так ему приказала лягушка, которую он, змей, посватал. Главное было понятно: Терун победил змея, а вот что делать дальше, отправляться назад и жениться на красавице Мокоши, или жить спокойно в своем мире, в который раз отразив нападение? Непонятно.

 

Наверно, надо сперва посмотреть на этот мир повнимательнее, Терунов это мир или змеиный, да и есть ли он еще, мир этот, не стерли ли они со змеем его в порошок во время битвы?

43А видел Терун сейчас сквозь воздух метров на сорок.
44Видимость – километра полтора.
45С тех пор для него придумали еще много обозначений: "хаки", "брезентовый", "защитный", "маскировочный", "камуфляж", "омоновский"…
46Противоречие с началом мифа, где Терун метнул везарь, и тот к нему не вернулся, обсуждалось ранее. Это еще один аргумент для рассмотрения событий мифа с психоаналитической точки зрения. Тогда везарь, видимо, воля, направление которой на внешний объект может иметь неуправляемые последствия. В том числе, при направлении ее на себя, как на внешний объект, можно добиться собственного уничтожения. При использовании одной части личности для борьбы с другой частью личности она кажется лучше управляемой. Хотя победа может оказаться иллюзорной.
47Время битвы, действительно, Терун не мог оценить, так как при изменении размеров скорость течения времени индивидуально изменяется.
48Никакого волшебства на самом деле тут не требовалось. Очевидно, Терун на этот раз сумел точно рассчитать, где у змея центр тяжести (рассказчик, явно не понимая существа дела, довольно точно назвал эту точку "сущностью"). Если уклонение от удара можно было успеть осуществить только путем уменьшения, змей уже не мог увернуться. Знание сущности противника неудивительно, если противник – часть твоей личности.
49Можно высказать предположение, что это место мифа могло послужить источником таких вариантов рассказа, где противника Теруна зовут Волос (Велес). Не стоит и упоминать, что в многократно цитированной работе Волос тоже Перун, через Ярилу и Купалу.
50Наверное, он мог бы всю жизнь прожить спокойно, как следует уменьшившись, а везарь так все и летел, и летел бы к нему… Но это при условии, что, так сильно уменьшившись, змей мог бы найти себе еду. Если же говорить о змее, как о части личности самого Теруна, вряд ли ему-ей улыбалась перспектива провести остаток жизни в неактивном состоянии, будучи загнанной на задворки психики и учась ловить случайне крохи психической энергии для пропитания.
51Еще одна связь с кузнечным искусством, а также мотивом выковывания языка, пролизывания драконом дверей, хватания языка дракона раскаленными щипцами и под., описанными в той же основополагающей работе.
52Как будто они изнутри надавили на скорлупу гигантского яйца, и оно треснуло и развалилось… Большой Взрыв соответствует современным представлениям о начале Вселенной, но не соответствует ранее нарисованной картине путешествия в бесконечность. Далее, впрочем, выясняется, что мир, разорванный изнутри растущими соперниками, погиб, и его нужно воссоздавать из остатков. Так что и это, по-прежнему, описание не мира, а психики. Это подтверждается и дальнейшей путаницей в голове Теруна, когда он и сам не знает, кто он такой.
Рейтинг@Mail.ru