Миф о лягушке-царевне

Александр Феликсович Борун
Миф о лягушке-царевне

•      Кто будет ждать кого-нибудь, чтобы спросить, какой пень вызывной, тот пусть у советчика того и лечится…

… и еще много других18. Подумал Терун немного – и так неладно, и так нехорошо. Здорово придумано! Однако на ни два пня садиться, ни опасаться, ни отчаиваться, ни ногами на пень становиться ему было незачем, да и подсказок ожидать Терун не привык. Сел на какой попало пень, да и все тут. Тут же выходит из-за камня то ли еще один пень, то ли человек – старикашка корявый.

– Ты не болен, – говорит он Теруну, – и вылечить я тебя не могу. Сказывай, кто таков, откуда и зачем к нам пожаловал.

– Я болен, – не согласился Терун, – и ты можешь меня вылечить. Зовут меня Терун, живу я на небе, а пришел просить у тебя руку дочери твоей, Мокоши.

Слово за слово, разговорились они19. Согласился колдун хтонический отдать дочь за Теруна, но потребовал сначала сослужить ему службу20 – убить зеркального змея одноглазого21 у истоков бесконечного болота. А как те истоки найти, ему и самому неведомо. Пусть Мокошь, если хочет, сама подскажет – она знает.

Пошел Терун к Мокоши и говорит ей, что так, мол, и так, велел мне твой отец забрать у тебя везарь и идти воевать зеркального змея одноглазого у истоков бесконечного болота. А что это за змей, и где те истоки, сказал, ты мне подскажешь.

– Вот твой везарь, забирай, я и на новую палку его надела22, – молвила Мокошь. – Только знай, что если ты меня посватал только чтобы везарь свой раздобыть, а теперь обманешь меня и сбежишь, пусть тебе будет стыдно за мою безвременную молодую гибель. А как змея найти, я тебе расскажу.

И Мокошь велела Теруну повернуться к камню спиной и шагнуть семь шагов, все время увеличиваясь и приговаривая при этом: "Один да шесть – семь. Два да пять – семь. Три да четыре – семь. Четыре да три – семь. Пять да два – семь. Шесть да один – семь." И на седьмом шаге он увидит змея23.

Тогда Терун рассказал Мокоши, что он умеет увеличиваться и уменьшаться только в сорок раз за один раз. Значит, он не найдет змея24?

– Ничего, – успокоила Теруна Мокошь, – можно и в сорок раз.

И Мокошь велела Теруну шагнуть семь шагов, увеличиваясь и приговаривая при этом: "Шесть десятков – шестьдесят. Пять дюжин – шестьдесят. Четыре раза по полтора десятка – шестьдесят. Три двадцатки – шестьдесят. Две тридцатки – шестьдесят. Одна шестидесятка – шестьдесят." И на седьмом шаге он увидит змея25.

– Да, – сказал Терун, погладив везарь, – а дальше я сам. Скажи только, каков он на вид, этот зеркальный змей? Он, случаем, не стеклянный?

– Он похож на тебя26, – сказала Мокошь.

 

– Как это – на меня? Я бываю разным27!

– Да? Ну, скажи тогда, каким ты стал бы, если бы встретил опасного врага? – спросила Мокошь.

Терун подумал.

– Ну, я отрастил бы себе большие лапы c когтями – железными кинжалами, длинный хвост с шипами – железными копьями, покрылся бы чешуей железной, обзавелся бы крыльями кожаными, да тоже с когтями – железными ножами, а голова у меня стала бы с рогами – железными мечами, на длинной шее, а зубы– железные сабли. И еще я стал бы выдыхать огонь! – сказал он28.

– Вот таким он и будет, – сказала лягушка, – как ты.

– А везарь у него тоже есть?29

– Нет, – успокоила его Мокошь, – но он тоже умеет увеличиваться и уменьшаться.

– Знатная будет потеха, – сказал Терун, поглаживая свой верный везарь, – ну, я пошел?

Но Мокошь остановила его и сказала еще, что возвращаться Терун должен точно так же, как туда идет30. И для этого хорошенько запомнить должен, во сколько раз ему пришлось увеличиться, когда он встретился с змеем. А то он ее никогда не найдет.

А еще ему поможет ее найти ее платочек шелковый, волшебный31. И она отдала ему платочек.

Поблагодарил ее Терун за помощь, за заботу, и пошел.

Семь раз, увеличиваясь, шагнул – через семь миров перешагнул.

После первого шага попал он в туман светящийся32.

Второй мир был темный, внутри стеклянного шара33.

На третьем шаге Терун из него вышел, и шар тот, мельчайшим пузырьком за его спиной сделавшись, исчез из виду34. Зато кроме обычных вверх, вниз, прямо, задь, десно и шуе появились еще две стороны, секось и накось. Мир, если взглянуть на него секось накось, был полосатым: темные слои перемежались с ярко светящимися, и, увеличиваясь дальше, Теруну пришлось на время закрыть глаза, чтобы не ослепнуть…

На четвертом шаге попал Терун в мир удивительный, в котором лишних сторон еще прибавилось, и все происходило до того, как происходило35.

На пятом шаге лишних сторон поубавилось, потому что многие из них свернулись трубочками и в невидимые нити истончились36, зато остального ни словами сказать, ни пером описать.

18Остается только гадать, каких. Понятно лишь, что все они лишь затрудняли пришедшему выбор. Основываясь на том, чего Терун делать не стал, можно предложить, например: • Опасливый может не садиться ни на какой пень. Я уже знаю, кто он и чего хочет. Пусть стоит на месте, я сейчас выйду и его догоню. • Отчаявшемуся бесполезно садиться на любой пень. Все равно я к нему не выйду, и вообще ему ничто не поможет. • Кто на пень ногами встанет, да еще и подпрыгивать будет, того буду лечить от нетерпеливости.
19Судя по дальнейшим действиям колдуна, который помогал Теруну, несмотря на то, что последний не выполнил его поручения, между ними мог состояться такой, например разговор: – Охохо, – вздыхает старый колдун, – боюсь, сынок, ты и сам не знаешь, чьей руки у меня просишь. Ты с ней разговаривал? – Да, – удивляется Терун, – а как же? – Да мало ли как! Может, огонек болотный тебе о ней нашептал… может, еще как… много есть способов… – Нет, – возражает Терун, – я сам ее нашел… правда, искал везарь… Но и его нашел вместе с ней. И тут понял, что именно ее искал всю жизнь, сам того не зная, а везарь мне без нее и не нужен вовсе… И вообще ничего… – То-то и оно, сынок, то-то и оно, – радуется колдун, – голову она любому заморочит… А только не советовал бы я тебе вот так вот, сразу… Хотя вижу, ты не отступишься… Ну ладно, быть посему. Должен будешь ты пройти испытание, как полагается. Ну да если лягушка моя твое оружие тебе отдаст, ты, наверное, справишься. А если не отдаст, тебе лучше самому от нее отказаться. Опять же, если не справишься, так и на Мокоши жениться, значит, тебе не стоит… Иди и скажи ей: велел, мол, отец, извести зеркального змея, что живет у верховьев бесконечного болота. Она подскажет. А я предупреждаю: одним везарем ты не обойдешься. Тут нужна и сила, и ум, – и пропадает за камнем.
20На с. 166 цитировавшейся неоднократно работы имеется прекрасный текст: "…тэды казав ему змея забить и аженил его з сваею дачкой".
21То, что змей одноглазый, во-первых, привязывает миф к индоевропейской основе, где соперники богов, видимо, часто обладали этим свойством (см. отражение в "Рамаяне" и пр., где имеются одноглазые ракшасы, древнеирландские мифы о фоморах и под., позже – снижение образа – циклопы в дреанегреческой мифологии), во-вторых, к позднейшим славянским сказкам (Лихо Одноглазое, снижение – Соловей-разбойник, к-рому глаз выбивает Илья Муромец), в-третьих, с современной мифологии (легенда об одноглазом полководце – Кутузов, Нельсон…).
22Возможно, здесь фрейдистстские ассоциации не будут неверными, особенно в свете дальнейшей речи Мокоши.
23Довольно бессмысленный способ, видимо, сильно искаженный при пересказе. На самом деле инструкция должна была выглядеть примерно так: "Увеличиваться будешь так. На первом шаге пусть твой рост станет больше на одну шестую. На втором шаге – еще на одну пятую от того роста, какой будет в тот момент. На третьем шаге – еще на четверть прибавишь. На четвертом – еще на треть. На пятом – наполовину, то есть, в полтора раза. На шестом – на целый рост, то есть вдвое. А на седьмом шаге ты увидишь змея". Счет предназначен для достижения "с разгону" таких сложных понятий, как ноль и бесконечность. Семь да ноль – семь: на последнем шаге рост должен увеличиться на "одну нулевую", т.е., в бесконечность раз.
24Такой вопрос имеет смысл в контексте реконструированного выше способа.
25Еще один способ достижения бесконечности "с разгону", потерянный при неграмотном пересказе. На самом деле способ мог выглядеть, например, следующим образом: "Увеличиваться будешь так. На первом шаге – в десять раз, то-есть, не в десять раз, а десять раз в сорок раз! Десять – это одна шестая от шестидесяти. Запомнишь? – говорит Мокошь. – Конечно, – отвечает Терун. – На втором шаге увеличишься в сорок раз дюжину раз. Дюжина – это одна пятая от шестидесяти. – Понял. – На третьем шаге – полтора десятка раз. – Понял, – догадывается Терун, – это четверть от шестидесяти. Дальше будет треть. – Правильно, – радуется Мокошь, – двадцать раз по сорок на четвортом шаге, тридцать раз – на пятом, шестьдесят – на шестом. А на седьмом шаге, так же увеличиваясь, найдешь змея!
26Первый намек на сущность зеркального змея. По-видимому, это что-то вроде агрессивной части личности самого Теруна, от каковой части Мокоши хотелось бы Теруна избавить. Это было бы полезно и в совместной жизна, и при отрицательном ответе жениху… Кстати, название планеты драконов Перн в серии фантастических романов Энн Маккефри, очевидно, также происходит от Перуна.
27Почти полное совпадение со словами Кролика невольно наводит на подозрение, что Милн был знаком с этим мифом; между тем первая и пока единственная запись мифа была найдена совсем недавно…
28Способность Теруна к превращениям на самом деле даже шире, чем видно на этом примере. Он может из какой-нибудь части тела создать независимое живое существо, действующее по его приказу – см. миф о Колобке. Но здесь она его подвела, как и должно быть в поединке с самим собой.
29Если интерпретировать везарь как определенный символ, получится, что в представлении древних славян агрессивная часть личности лишена пола, что в корне отличается от результатов дихотомических исследований в многократно цитированной работе (где агрессивность неизменно связана с мужским полом); более того, пол можно использовать для укрощения агрессивности! Мудры были предки.
30Поход в бесконечность, действительно, отличается от похода в обычное место именно этим. Истоки бесконечного болота – со всех сторон, идти к ним можно, в какую хочешь сторону, хоть секось, хоть накось, главное, суметь бесконечный шаг правильной величины сделать. Но все же все они – в одном месте. И обратно оттуда надо идти не так, как обычно ходят обратно, а точно так же, как туда. То есть, опять куда угодно, но правильно увеличиваясь на ходу. Потому что, если смотреть оттуда, из истоков, центр Хтони, сток бесконечного болота – тоже везде. Но, если до него дойти – тоже в одном месте.
31Из дальнейшего видно, что платочек совсем не шелковый и вообще не из ниток соткан. Скорее, сделан из чего-то вроде полиэтилена. Если бывает волшебный полиэтилен.
32В описании путешествия Теруна в бесконечность мы опять видим отсутствие понимания правильной картины мироустройства. Расчет показывает, что светящийся туман –не что иное, как звезды. Таково действие увеличения в сорок в десятой степени раз (это примерно десять квадриллионов).
33По-видимому, замкнутая Вселенная.
34Терун вышел в четвертое измерение, в котором искривлено пространство Вселенной.
35Возможно, имеется в виду нарушение принципа причинности.
36Соответствует современной теории "струн".
Рейтинг@Mail.ru