Паша-Конфискат

Александр Дмитраковский
Паша-Конфискат

Глава 1. Архивно-материальная крыса.

Вот опять сижу я в своём, так сказать, подвале и от нечего делать смотрю по телику очередной сериал про ментов и диву даюсь – «ну кто их там этих актёров и режиссёров консультирует?». Ну такую иногда хрень: показывают, что плеваться хочется- то менты постоянно бухают на работе, то всех без разбора валят из табельного оружия и, главное, никаких проблем после этого. В действительности же за каждый израсходованный патрон менту приходится отчитываться, да попросту пистолет в оружейку с недостачей патрона не примут. А в сериалах стреляют налево, направо и хоть бы что. Ну это фильмы для простолюдинов, а не для силовиков, которые даже не смотрят их. Ну а я смотрю от безысходности или от безделья. Иногда даже интересно сравнить словоблудие с действительностью.

Да, забыл представиться, я подполковник полиции в отставке, попросту пенсионер МВД Павел Иванович Иванов, устроился на эту свою гражданскую должность начальника центрального хранилища вещественных доказательств, изъятых по уголовным делам или в рамках других спецопераций силовых ведомств, а их у нас в стране- вагон и малая тележка. В каждом отделе силовиков есть свои комнаты вещдоков, но у них не тот уровень. Уровень нашего хранилища в рамках управлений и министерств, а соответственно и объёмы заоблачные. Между собой начальники ведомств кличут меня «Паша- Конфискат», это прозвище они позаимствовали от каких-то урок или от названия магазина. Первоначально я обижался, а потом плюнул.

Теперь хочу рассказать о хранилище. Если верить архивным документам, то оно было создано в 1937 году органами НКВД СССР, с начала, так сказать, массовых чисток и Сталинских репрессий, как это сейчас называют. Начальников этого хранилища было много. До 1941 года менялись каждый год, в войну вообще не менялись, после войны менялись каждые полтора-два года до смерти Сталина. Потом смена начальников хранилищ и кладовщиков производилась при смене наших генеральных секретарей партии. А с развалом СССР было всего две смены, я принял эту должность в 2014, когда в ходе спецоперации, в которой я участвовал, на границе с Украиной получил тяжёлое ранение и пошёл на компромисс – мне не стали оформлять инвалидность, а уволили на пенсию по выслуге и предложили эту должность. И я согласился. Весь «цимус» состоял в том, что я не должен был быть в зоне ведения боевых действий, но меня попросили оказать помощь в налаживании компьютерной сети вроде бы как просто на рабочем месте, а тут начались приграничные бои в ДНР и ЛНР и наш спецотряд случайно попал под «замес», были раненые и погибшие. Другие пострадавшие были официально командировочными, а я так себе – по просьбе. И вот пришлось некоторым начальникам прикрывать свою задницу различными уловками, чтобы самим не оказаться на пенсии или ещё хуже оказаться без нее. Сам-то я хоть и офицер МВД, но являлся чисто техническим сотрудником, хотя спецподготовку по системе спецназа проходил. Имею два высших образования – инженер компьютерных технологий(электронщик) и инженер-механик. То есть объёма знаний у меня хватит на десятерых. Поэтому мне в качестве взятки и предложили эту должность начальника хранилища- директора магазина. Магазин – это так, по совместительству. Всё, что было изъято по решению следственных органов и суда переходит в доход государства. А государство решило, что товару и вещам не следует пылиться. Нужно переводить всё в деньги. Правда не всё можно было продавать, но клиентов всё равно хватало. У меня можно было приобрести очень дефицитный товар.

А Центральное хранилище – это даже не хранилище, а здоровенная база с системой больших хранилищ соединённых в одно целое, а по площади, если сравнить, то занимающей пару городских кварталов г. Москвы. Только разница лишь в том, что хранилища находятся под землёй, за Садовым кольцом г. Москвы и примыкающей к одной ветке метрополитена. Ну как примыкающей… когда-то, ещё до войны, начали строить дополнительную ветку метро, но прошли выработку под землёй около 400 метров, и стройка была остановлена. По каким причинам мне неизвестно, но штольня была законсервирована. Через несколько лет, то есть в 1937 году, когда возникла необходимость в создании данного хранилища, рядом с этой штольней сделали ещё ряд подземных проходок, то есть разрыли подземный такой «небольшой» котлован и сделали склад площадью около 2,5 гектара и включили законсервированную штольню метро в этот склад. То есть в хранилище можно заехать по рельсам из метро и с другой стороны хранилища, на надземной части построили ангар длинной 100 метров с заездом в него грузового автотранспорта и последующим съездом через ворота в подземную часть хранилища, с другой стороны. Если посмотреть на хранилище сверху через земельный слой, то можно было бы увидеть такой слоённый пирог из коридоров, примыкающих друг у другу, которые по сути и являются хранилищем со стеллажами, комнатами и даже морозильными камерами с широкими проходами и проездами, по которым свободно могут проехать грузовые автомобили. Крайний проезд и выходил из метро с рельсами. Были здесь и капитально отстроенные большие комнаты для размещения караульного помещения, и в них можно было жить. Здесь есть и санузлы, и кухни и спальни и даже центральный пульт управления начала 2010 года, вот только не знаю для чего его делали. Понатыкали компов всяких с телеэкранами. Я ещё не разобрался. Документы лежат, но всё что-то лень залазить в эти компьютерные дебри. Я себе одну комнату 5 на 5 метров оборудовал для отдыха. Установил из изъятых сплит систему, телевизор здоровенный на полстены из того же конфиската, кровать, холодильник. Ну чтобы отдохнуть нормально можно было и не ехать в свою двухкомнатную хрущёвку через пол Москвы. Теперь можно немного рассказать и о себе. Семьи как таковой у меня нет, хотя мне перевалило за 40. Меня и на пенсию с почётом отправили потому, что набрал 20 лет с хвостиком с боевыми. Женщины были -разные, но это так мимолётные увлечения, не больше. Сейчас у меня есть хорошая одинокая женщина, как и я, без семьи. Доктор – хирург, а после курсов повышения квалификации ещё и терапевт. Работает в районной больнице. С ней мы видимся с периодичностью два раза в неделю. То ей некогда, то я делаю вид, что занят. Она всё понимает и её это устраивает. У неё есть квартира, тоже двушка. И мы встречаемся в основном у неё. Несколько раз она порывалась уйти с работы. И вот с полгода назад она ушла. А соблазнил её уйти я. У меня по штату на хранилище четыре должности – начальник- это я, старший кладовщик и два кладовщика. Так вот, одна должность долго была вакантная – это кладовщик по хранению медицинского оборудования, медпрепаратов, лекарственных средств и много чего, связанного с медициной вообще, и дополнительно он же кладовщик, который отвечает за холодильное оборудование, продукты питания если таковые поступали. Долго не могли найти медика, т.к. ставка кладовщика не большая. Одного не учитывали, что срок годности продуктов, лекарств имеют сроки, а далее их надо утилизировать. А если с умом подойти, то это Клондайк. Поэтому я и не хотел на этой должности чужого человека. И вот её я и уговорил. Кстати, зовут её Иванова Елена. Её я и сделал старшим кладовщиком. А по фамилии – это просто совпадение с моей. Ну и ещё две должности кладовщиков. На эти две должности я со временем сосватал и притащил, так сказать, своих людей. Начальство сверху пошло мне навстречу. Обе должности заняли супруги Максимовы – Иван да Марья из бывших силовиков. Она лейтенант, бывший кладовщик базы МТО (материально-технического обеспечения) с ОМОНа, попала под сокращение. Кстати, по образованию историк. А муж её специалист оружейник-ремонтник, капитан запаса, уволенный якобы то же по сокращению штатов, но там тёмная история. На сколько я знаю, набил морду какому-то начальствующему чину. Вот они и остались не удел. Меня как назначили, я сразу стал искать замену старым кладовщикам, т.к. это было моим условием. Старый штат я не знал, а подставляться особого желания у меня как-то не возникло. И вот нашёл эту семейную пару. Обоим за сорок, как и мне. Детей нет, но оба специалисты хорошие. Знают своё дело. Мне как раз такие и нужны. Мы со своими знаниями дополняли друг друга. Когда штат был заполнен, мы собрались и решили, что пока мы будем работать на этих должностях, то нам надо обеспечить себе комфортабельные условия. Места свободного хватала внутри, поэтому мы переделали часть комнат под жилые помещения под свои потребности. Каждый из нас по графику дежурил на приеме вещдоков и магазине-конфискате в верхнем надземном здании. Решили дежурить по неделям. А чего мелочиться? Разбили месяц на четыре декады и всё. Что-либо выдавать приходилось не очень часто, да и принимать тоже. Вся мелочёвка оседала в районных отделах. К нам везли по крупняку – машинами и вагонами. Когда приходило судебное решение об уничтожении каких-либо вещдоков, то для нас это был праздник, потому что Акт об уничтожении составлялся же нами с одним исключением – если уничтожали не на хранилище, а где-то на определённом объекте, например, предметы, продукты без сертификатов и документов в большом объёме, то в долю брали, например, директора свинофермы, куда сдавали просроченные продукты питания или без сертификата качества. Директор был членом комиссии по утилизации, и мы оформляли акты. Частично оставляли себе часть утилизированной продукции или брали взамен то же мясо свинины. Ну и так практически во всём. Естественно 50% я отдавал тем, кто меня поставил на эту должность. Это было или в натуральном виде, или в виде денежных знаков после реализации или утилизации. А если учесть, что среди конфискованных предметов, вещей были и автомобили, и другая бытовая и электронно-компьютерная техника, бытовые приборы, продукты питания, мебель, предметы старины, оружие, медикаменты, то это неисчерпаемое море всего-всего. Особо нас радовали таможенники. От них поступления были очень значительными и ценными. С судом я тоже нашёл общие связи. В общем крутились как могли, особо не напрягаясь.

 

Да, забыл сказать. Энергоснабжение было здесь тройным – электрическая сеть, спускающаяся с земли через метро, дизель-генераторные установки внутри и один маленький атомный энергоблок, снятый с какой-то подводной лодки. Для её обслуживания нас с Иваном три месяца обучали самым строгим образом. Стояла эта установка с элементами тройной защиты. В случае необходимости её всегда можно было заглушить. Запас уранового топлива был на триста лет, не меньше. А по объему-в руке можно было унести. Я так понимаю, это хранилище, наверное, хотели использовать как резервную базу какого-то командного пункта, но так и не дошли руки до этого. Коммуникации-вода, канализация были автономными. Внутри были и скважины, и запасные резервуары. Сама база выполнена под землёй на глубине не менее 50 метров от поверхности земли. Стены, перекрытия железобетонные. Я как-то замерял толщину стены, и был впечатлён, 4 метра бетона над головой и 6 метров по бокам. Ворота въезда по рельсам со стороны метро из брони толщиной 400 мм. Электромеханический привод на открытие-закрытие. Такие же ворота, с другой стороны. Проезд между рядами комнат и складов помещений хранилищ не менее 5 метров. Пол бетонированный. Танком можно ездить. Кстати, о танках! По книгам учёта где-то в хранилище стоят несколько танков выпуска 80-х годов. Не знаю с какой целью их сюда поставили или где их изъяли. Вроде бы как после путча ГКЧП в начале 90-х годов. Если смотреть на автомобильный парк вещдоков и конфиската, то судя по книгам здесь хранятся бензовозы, хлебопекарни, штук пять «Уралов» и КАМАЗов, с десяток УАЗов различного назначения и даже две Волги ГАЗ -21. И все они чем-то гружённые. До них ещё руки не дошли. Сейчас на дворе 2017 год. А я за три года так и не разобрался с тем, что на хранилище и складах есть. Знаю только поверхностно. Ещё предшественники стали делать электронную базу всех вещдоков и конфиската, но не сделали и 1\3. Теперь этим занимаемся мы, но это трудоемкий процесс, чтобы не подумали, что мы тут сидим и жируем. Вне дежурства мы ходим с компами по стеллажам, смотрим и составляем опись, маркировку и, хотя бы приблизительно всё это фиксируем в электронном виде. Я думаю ещё лет пять ходить будем. Особо не перетруждаем себя. Ну вот скажите мне, кому понадобилось запихнуть на хранилище две машины с кабинками биотуалетов? Или вагон муки? Ведь её так скоро жучки сожрут или крысы. Хотя, со всей нечистью мы боремся теми же средствами из конфиската. Химии здесь хватает. Мы завели штук пять котов, и они бродят по хранилищу гоняют мышей, если такие появляются. Вся территория хранилища увешана видеокамерами по секторам. Средства пожаротушения и вентиляции тоже мощные. Об оружии особо следует сказать. Есть у нас спецхран, где расположено огнестрельное оружие и боеприпасы. Чего там только нет! За танки я уже говорил, есть так же несколько БТРов, несколько установок залпового огня типа «Град». Даже вертолёт и самолёт в разобранном виде есть. А об ручном огнестрельном оружии и говорить нечего – лежат ящиками ППШ, РПК, АКМ, СВТ, ПМ, ТТ, КЕДР, винторезы, Мухи, Шмели, мины-МОНки, средства защиты. Так же вагон обмундирования всякого, тюки с тканью. В целом всего не пересчитать и не перечесть. Особо хочу остановиться на продуктах и морозильной камере. Загнаны и стоят несколько вагонов – изотерм- рефрижераторов, которые забиты тушёнкой, консервами и прочей снедью. В морозильных камерах туши свинины со штампами 1941 года. Охренеть! Сахар и мёд в нержавеющих ёмкостях- баках по 100 литров. Соль мешками. Даже икра есть. Вот часть этих припасов периодически «списывается» и периодически пополняется. Из современной техники- вагон, крытый с холодильниками, телевизорами, компьютерами и комплектующими к компам, и как в том фильме- «видики-шмидики». Я специально нашёл документы на этот вагон, его тормознули во Владивостоке таможенники, но было два вагона. Один попал к нам в хранилище, а второй, наверное, где-то пристал к чьим-то рукам. Есть несколько вагонов со строительными материалами- цементом, стеклом, металлом, кирпичом, пластиком, сантехникой, электрикой и всякой другой хренью. Если выстроить все вагоны в одну линию, то получится целый состав. Есть на хранилище и Спецхран. Допуск к нему есть только у меня. Спецхран не большой- пять на пять метров, а потолки везде по высоте одинаковые -10 метров. Так вот, спецхран полностью из брони листа толщиной 10 см. В нем поддерживается постоянная температура 18 градусов тепла и постоянная влажность, чтобы не было сырости, т.к. здесь хранятся особо ценные предметы- драгоценное оружие, картины, ювелирные изделия и прочие ценности. Привезли как-то автомобиль КАМАЗ, набитый изъятыми мешками и сумками с деньгами. Так его просто загнали в склад с широкими дверьми и так и оставили рядом с таким же автомобилем, только Газон 40-х годов выпуска и тоже с набитым деньгами тех же годов. Будут стоять пока не сопреют или мы не «спишем».

Короче, я уже устал перечислять, что в хранилище есть. Если перечислять и дальше, то недели не хватит, да нам ещё и больше половины не известно, что тут есть. Акт приёма передачи не составлялся, и никто ничего не пересчитывал. Самим придётся всё считать. Прошлым работникам можно было растащить, и никто бы не определил сколько, никто же не считал!

Мы решили дополнительно не устраивать субботники. Посторонних лиц нам запретили на склады пускать. Будем сами, но и надрываться тоже нет смысла. Надо же как-то и жить, а не сидеть как в бункере. По очереди решили летом устраивать семейные парные отпуска. Отдыхать надо на земле, а не под землёй. Нам по парам это подходит, да и хочется общения с людьми и природой.

Глава 2. Очередная находка, поставившая в тупик.

Как-то мы с моей дамой на очередном вечернем ужине решили узаконить наши отношения, и скромно «сыграть» свадебный вечер. А перед этим решили нашу «подземную берлогу» привести в порядок и малость расширить. Место позволяло. Мы объединили четыре комнаты в одну квартирку площадью в 150 кв. метров. Сделали ремонт. Уменьшили в два раза высоту потолков. Они стали у нас высотой 5 метров. Естественно всё облагородили, установили сплиты, вытяжки, мебель. Всё это мы взяли, не выходя из хранилища. Тоже сделали и Иван с Марьей. По обоюдному согласию в одном из тупиков сделали парники с теплицей. А что? Машины есть, экскаватор есть. Выехали наверх, загрузили чернозём на пяток КАМАЗов и спустили вниз и вот у нас имеются огороды. Просто свежей зелени и овощей хотелось. Иван где-то достал карликовые фруктовые деревья и сделал летний сад. Освещение только было искусственным.

В очередной раз, когда мы делали опись, мы с Иваном наткнулись на зачехленный автомобиль- Газ-66 с будкой типа «вахтовки». Двери все были закрыты на цифровые замки. При осмотре мы увидели, что-машинка-то не простая, а с бронированными толстыми стёклами и сам кузов, и кабина были бронированными. Ни шифров к замкам, ни ключей, ни какой-либо документации к машине мы не нашли. На кабине и по кругу кузова были видны какие-то лючки диаметром около 15 см, но и они были закрыты. Я принёс свой личный комп-дешифратор (я всё же компьютерщик) и через присоски и датчики присоединился к кабине в районе замков и включил поиск шифров этого замка. И оставил комп и ушёл. Дело это долгое, может занять не один день. Если получится, то сигнал мне даст знать, что шифр подобран. А если нет, то просто вскроем с помощью газового резака. Просто не хочется портить металл пока. Сигнал мне должен прийти на другой комп в квартире. И однажды ночью этот сигнал поступил. Я еле дождался утра. Поднял Ивана, и мы пошли к машине. Открыв кабину, мы залезли и увидели непонятные дополнительные приборы, в бардачке нашли и шифры от замков по всей машине. Открыв двери кузова, мы зашли во внутрь. Внутри даже для меня компьютерщика- инженера было всё не понятно. Нет частично я знал назначение некоторого оборудования и техники- мониторы, клавиатуры, выключатели, какие-то направляющие антенны, но в совокупности все это составляло непонятное оборудование для не понятных целей. Пошарившись по кунгу (аббревиатура, Кузов Универсальный Нулевого (Нормального) Габарита, стандартизированный по габаритам тип закрытого кузова-фургона военных грузовых автомобилей и прицепов) я нашёл брошюрку-инструкцию на включение основного монитора- инструктора, по крайней мере так было написано, но чтобы запустить нужно включить питание, а его как раз не было. Под сидением у стены при входе я нашёл мощную АКБ, проверив её, я понял, что она разряжена. Притащив зарядное устройство, я подключил на зарядку две АКБ в кунге и под капотом на запуск двигателя. Через сутки я проверил зарядку. Позвал Ивана, и мы включили в кунге основной монитор инструктор. И начали читать инструкцию, отразившуюся на мониторе. На первых же минутах мы поняли, что это что-то из области фантастики. И ещё в начале текста было сказано, что если мы читаем этот текст, то авторов этого текста уже нет в живых. Так же было сказано, где находится пульт самоликвидации с таймером. Из текста инструкции мы стали понимать, что группа строго засекреченных лиц вела несколько лет разработку и создание данного передвижного пункта – аппарата переноса во времени. Если простым языком сказать – машины времени. Далее пошли нумерованные файлы – инструкции по работе каждого агрегата и прибора в кунге и машины в целом. Я решил скачать файлы на свой комп, чтобы дома почитать более внимательно, изучить, а потом уже попробовать в действии. С Иваном определились, что никому ни слова о находке, даже жёнам. Иначе сами понимаем, что может быть. Каким образом кунг попал в наше хранилище? Неизвестно. Кто знает о нём? Тоже не понятно. Возможно его даже ищут спецслужбы. Хотя из текста понятно, что под кунг эти люди, а их было трое, решили замаскировать свое изобретение в последний момент. Интересные люди. Повстречаться бы с ними.

Дома, как говорится «на ночь глядя», я четыре дня изучал инструкцию. Из нее понял, что в кузове есть ещё один выносной пульт с монитором и ящичком, всё вмещается в дипломат из бронированного листа с кодовыми замками. Я его видел в кунге, но ещё не открывал. Принцип действия всей установки такой: в память аппарата вводятся временные параметры, от года и с точностью до минут, вводятся географические координаты с точностью до 5-ти метров, вводятся параметры расположения переноса и нахождения над уровнем земли, под землёй, воды и под водой, в воздухе и в горах. То есть переносимый объект может зависнуть над чем-либо или нырнуть куда-либо, или проникнуть, переместиться куда-либо. И никаких преград для переносимых объектов нет. Интересная штука. И, кроме того, можно установить размеры и массу переносимого объекта. После введения всех параметров устанавливается время обратного отсчёта для срабатывания. А на мониторе можно увидеть место предполагаемого переноса в реальном времени. Это что же, я сел в автомобиль, допустим Волгу Газ-21 и захотел переместиться с ней в Москву на Красную площадь, и включил параметры, посмотрел на мониторе фактическое место и время переноса и ай да вперёд. Очень интересно. А пределы размеров и веса переносимых объектов как же? Максимальный размер переносимого объекта – 1000 на 1000 метров длинна и ширина, и высота 200 метров, глубина в земельное покрытие 100 метров. Вес не ограничен. Так это я могу переместить такой объект, как любой жилой квартал города со всем что там есть сверху и снизу в пределах указанных размеров! Ну и для чего создавалась эта машина? И для кого? И каких целей? Можно только предполагать. Принцип действия скорее основан на электромагнитных волнах, или чем-то ещё. Моих знаний для этого не хватает. Такая машинка ох! как бы понадобилась сильным мира сего! Теперь понятно почему изобретателей нет на этом свете. Это же какие возможности даёт эта машинка? Можно только гадать. Ну хватит эмоций. Я рассказал Ивану обо всём, что узнал. Он не сразу пришёл в себя. А только сказал: «Теперь понятно почему спрятана, но для работы этой машины нужна сильная энергетическая мощь!»

– А у нас атомный реактор для чего? Думаю, что мы найдём всему применение.

Единственное, это полная закрытость информации, даже для наших жён, пока. Это гарантия наших жизней и безопасности. Пока я буду разбираться в принципах её работы и управления. А там видно будет. Можно даже покинуть наше время и обосноваться в лучшем мире. Тебя что-нибудь держит в этом мире?

– Ничего, кроме жены и тебя с женой. Это все наши радости.

– Ну вот и хорошо. Теперь надо усилить работу по созданию полного списка всего находящегося в нашем хранилище. Если и сматываться из этой жизни, то полностью с хранилищем. А оно входит по объёмам перемещения (улыбнулся я). Посмотреть ещё что нам надо, достать и всё. Если что используем запасы наличности. Вон, целый КАМАЗ стоит. Так что работаем!

– А я и не против. Надо бы нам медицину всю посмотреть и продовольствие. Точно знать, что есть.

– Ну вот ты с моей женой этим и займись. А твою жену пока оставим на дежурстве. Пусть сидит на приёме.

 

Мы составили примерные графики и сектора осмотра хранилища. И начали работу.

Глава 3. Пробный запуск и перемещение.

На следующий день, я, набив дипломат крупными купюрами по 5000 рублей, решил наведаться в некоторые злачные места, где продавали компы самых последних и новых марок, крутые и навороченные. Также приобрести и собрать всякую информацию на флешках и дисках- от исторических, географических сведений, до технических новинок и вообще всё, что касается ТТХ военной техники после 80-х годов, т.к. такая техника была у нас в хранилище. А также рассекреченных архивов НКВД, КГБ, ФСБ, МВД. Расходники на компы у нас были в большом количестве. Одной только бумаги в пачках целая фура. Еще я решил скупить драгоценных камней и ювелирных изделий, поскольку таковых у нас было мало. А золото оно и в Африке золото. Было правда устарелой валюты- долларов США, где-то мешка два. А сколько там в сумме? мы не считали. По документам их изъяли где-то в конце пятидесятых годов.

Кроме того, я наведался на фармфабрику и оптом закупил «вагон и маленькую тележку» одноразовых шприцов, которых у нас хранилище не оказалось. А также последние виды сильных обезболивающих и антибиотиков. Много – мало не бывает. В том числе удалось урвать целый ящик спец аптечек для спецназа. Нашлись и обеззараживающие таблетки для воды. Это очень хорошая вещь в условиях дефицита хорошей воды. С помощью таких таблеток через 10 минут можно пить воду, набранную из луж с дороги. Набрал плазмы крови. Этого взял тоже много, хранить есть где. В общем собирал по списку составленного женой после проверки всей медицины в хранилище. Жена правда задала вопрос для чего, но я сказал, что надо на долгое время для выживания в экстремальных, возможно боевых условиях. Она лишних вопросов не стала задавать.

Кроме того, я решил подобрать пару тройку бойцов спецназа, без какой-либо привязанности к этому миру. Поэтому получив базы архивов МВД и ФСФ, я занялся поисками таких людей. Это наша охрана и боевой отряд будет.

И одновременно с Иваном решили проверить в действии эту машину-времени, так сказать. В один прекрасный вечер, мы загнали машину подальше от глаз наших жён и запустили её. Я спросил у Ивана:

– Ну что, куда попробуем попасть?

– А давай недалеко. Где-нибудь в Подмосковье или район Калуги, например, под вечер в лесной массив где-нибудь у дороги, подальше от больших городов. А время пусть будет год смерти Брежнева – 10 ноября 1982 г.

Я ввёл параметры и вывел на экран. На экране увидели окраину какого-то то ли села, то ли колхоза. Я увеличил и приблизил центральную площадь и увидел траурный портрет Брежнева на здании, наверное, правления колхоза. Потом вернул окраину и нашёл в метрах пятистах лесной массив. В нём я нашёл опушку, а к ней идущую проселочную дорогу. Я сказал Ивану, чтобы подогнал УАЗик – 69, тех времён. Взял переносной пульт с дипломатом. Мы оделись в одежду того времени и сели в УАЗик. И я нажал кнопку «Пуск». В голове помутнело, но ненадолго. Пришли в себя быстро и увидели стоявший наш УАЗик на проселочной дороге у опушки. Решили проехаться. Перед этим мы нашли и заполнили бланки паспортов и удостоверений с печатями у нас. Такое тоже было в хранилище. И выехали по направлению к колхозу. Перед площадью увидели сержанта милиционера с траурной повязкой на рукаве шинели. Он махнул рукой нам. Мы остановились. Он попросил предъявить документы. Мы засветили свои корочки сотрудников милиции. Он отдал честь и спросил, что нужно. На что мы спросили:

– Ну как обстановка, сержант?

– Да вот только митинг закончился по поводу смерти генерального секретаря.

– Ну понятно. Мы торопимся. Поэтому, будь здоров!

И мы уехали. Мы поняли, что машинка то работает. Теперь вот проверить возврат назад. Вернувшись на опушку, я открыл дипломат и ввёл параметры времени и места откуда, мы прибыли и нажал кнопку. Такое же лёгкое помутнение и мы оказались у себя в хранилище.

После этого всего мы решили сообщить всё нашим жёнам. Всё равно сообщить придётся, но решили это сделать вечером после рабочего дня. Решили поужинать вместе. Сказали жёнам, что есть повод, и чтобы взяли с собой купальники. Часов в восемь они накрыли стол, и мы уселись за стол. И я задал вопрос обоим женщинам:

– А у Вас купальники есть? Не хотите на море сегодня скупаться?

Женщины посмотрели на меня как на идиота, и сказали, что они думали, что в баню пойдём.

– Ладно, берите купальники, полотенца. И летние сарафаны, не особо привлекающие внимание. И выходите в коридор к Волге и садитесь.

Они посмотрели снова на нас странными глазами, но пошли к машине.

Я взял дипломат с переносным пультом. Взял пару пистолетов. Мало ли на кого нарвёмся? И вместе с Иваном вышли к машине. Иван сел за руль, а я на заднее сидение к жене. Набрал тот же 1982 год, 18 часов 30 июня на окраине Адлера, что в районе Имеретинской низменности на берегу моря. Там ещё есть заросшее деревьями и кустарником старообрядческое кладбище. Вот там выбрав тропинку под прикрытием деревьев, я нажал кнопку «Пуск». И мы все оказались в выбранном месте. Надо было видеть лица женщин!!! Они приходили минут пять в себя.

– Ну что? идём подъедем к берегу и купаться? На всё с пол часа, пока особо людей нет.

Мы подъехали к морю. Остановились у галечной кромки пляжа в метрах 20-ти от воды, и, раздевшись, побежали к воде. Мы с Иваном по очереди решили быть у машины. Все-таки дипломат – это путь возвращения назад. Потом Иван сменил меня и мы, поплескавшись, все вернулись к машине, и я набрал команду возврата назад.

После возвращения, мы сели за стол продолжать ужин. Дамы молчали сначала. А потом их прорвало и посыпалось очень много вопросов: Как? Почему? И что это значит?

Пришлось им рассказать обо всём и то, что мы можем перемещаться не только на машине, но хоть и всем хранилищем и хоть к Ивану Грозному.

Женщины промолчали. Мы закончили ужин, и я всем сказал:

– Все мы стали носителями очень убийственной тайны. Её разглашение может убить и погубить не только нас, но и других. Поэтому рот на замке.

Все согласились с данным фактом. И от объёма свалившейся информации решили разойтись и завалится спать. Как говорится «утро вечера мудрее».

Глава 4. Корректировка планов. Жить стало веселее.

Проснувшись по утру под бочком у любимой женщины, я понял, что со вчерашнего дня жизнь стала веселее, если особо не злоупотреблять. Вот так повалявшись по утру, мысли приходили всякие. Я ранее начитался всяких книг из серии про попаданцев и видел, как попаданцы лично пытались изменить ход истории, совершали немыслимые подвиги с учётом своих знаний будущего и прочее, прочее, прочее. Мне почему-то не очень хочется лезть куда-нибудь в пекло, рискуя головой, совершать военные или трудовые подвиги, а тем более общаться там со Сталиным, Берией, Иваном Грозным или Петром Первым или быть реформатором, но вот простому люду или простому солдату, которым было труднее всего, я помог бы, независимо от исторических реалий и времени. И наказал бы подлецов и предателей, да и просто скотов в человеческом обличии. Взять бы туже блокаду Ленинграда: ведь сколько сотен жизней погибло от голода и мучений, а ведь там было очень много детей. Или если взять Ежово-Бериевские репрессии начиная с 1936 года? А ГУЛАГи?! Сколько жизней там пропало! И никто по сути-то и не ответил за это. А ОУНовцы как зверствовали?! Вот этих бы всех я бы наказал и причём так, чтобы на своей шкуре попробовали то, что сами творили с людьми.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru