Нижний уровень

Александр Андреевич Психов
Нижний уровень

Всем ищущим ответы на вопросы посвящается.

И да не будете вы разочарованы, когда найдете их…

Авторское предисловие

Мысленные образы, благодаря которым появилось это произведение, зародились в моем воображении где-то за полгода до того, как я сел за его написание. Честно говоря, мне не нравились – ни персонажи, появляющиеся в моей голове, ни сцены, которые рисовала моя фантазия, ни общая тематика зарождающегося произведения. Но временн'ые обороты проходили, а образы и картины из жизни Города, наотрез отказывались покидать мое воображение.

Особенно явно это проявлялось, когда я, закинувшись банкой «Холодона», прошу прощения – банкой пива – начинал ходить по своей квартире из угла в угол. Голоса персонажей звучали в моей голове, а воображение наполнялось картинами добывания и перерабатывания. Особенно сильно звучал ЕЁ электронный голос. Он доносился до меня из глубины. Из глубокой темноты, в которую ведёт никому не известный тоннель.

В общем, однажды я решил избавиться от всех этих образов и плавающих в моем воображении картин. Выложив их в текстовый документ. Итак – всем спасибо и добро пожаловать на Уровень номер 2…

Среди тысяч, десятков тысяч миров есть такие в которых существуют ады, а есть такие в которых адов нет: есть такие, где имеются женщины, а есть такие в которых женщин нет.

Из «Сутры основных обетов».

Часть первая
Вопросы

1

Сони проснулся и открыл глаза. Из динамика, вмонтированного в стену, раздавалась тихая мелодия будильника. Вообще – в жилой капсуле имелось три динамика: один располагался на потолке – между софитами освещения и использовался для просмотра ТВ передач, второй – около входной двери, и он предназначался для громкого оповещения в различных аварийных ситуациях. И третий динамик был установлен в стену спального отсека. Именно из него сейчас и раздавалась мелодия. Тут же – около него – прямо в стене находился небольшой жидкокристаллический экран. В данный момент на нем светились цифры 06.00. Первый оборот пятого цикла.

Этот небольшой экран-планшет можно было вытащить из ниши в стене и использовать в каких-либо целях, например для просмотра телеканалов перед сном или чтения справочников и энциклопедий. Также с него можно было просматривать новостные ленты и заказывать еду в жилую капсулу, если отсутствовало желание принимать пищу в общей столовой. Ну или если наличествовало желание дополнительно подкрепиться. Естественно, что за дополнительные порции еды, не учитываемые договором с Корпорацией – взималась отдельная плата с личного счета. Выносной планшет предоставлял возможность заказывать дополнительные услуги, предоставляемые Корпорацией. За отдельную плату естественно.

Сони работал на Корпорацию ровно двадцать лет. Здесь все работали на Корпорацию. Ту или другую. Каждый житель Города принадлежал к одной из трех каст. Производители. Стражи. И ученые. Принадлежность к какой-либо касте определялась Советом Учебного Комбината, который оканчивал каждый горожанин. Все рождённые в Городе проходили через Комбинат. Иначе и быть не могло. Процесс взросления делился на три периода. Младенчество – с рождения до пяти лет. Детство – с пяти до десяти. И юность – с десяти до пятнадцати лет.

Период детства включал в себя игры со сверстниками и обучение элементарным вещам, таким как – чтение, правописание и разговорная речь. Период юности представлял из себя процесс обучения точным наукам в сформированных по возрасту группах молодых горожан. Ближе к завершению этого процесса определялась каста, членом которой становился каждый вышедший из Комбината. Период младенчества отличался тем, что его никто не помнил.

После окончания Комбината каждому горожанину предоставлялось некоторое время для того, чтобы он мог выбрать для своего трудоустройства одну из городских Корпораций. Выбор происходил согласно предрасположенностям закончившего обучение. И тестирующей системе Комбината. В случае затруднения с выбором места своей социальной трудодеятельности – Комбинат брал на себя обязанность с направлением молодого горожанина.

Всего в Городе функционировало пять Корпораций. Будь ты производитель, страж или ученый – ты в любом случае работал на какую-либо из Корпораций. Корпорации предоставляли своим сотрудникам жилье, питание и социальную плату за трудодеятельность на благо Города. И естественно – организованный труд. Каждый горожанин выполнял какой-либо функционал. Социальная оплата представляла из себя электронный счет, количество единиц которого определялось выполняемым функционалом горожанина и его социальным положением.

Как правило представители разных каст не пересекались и не общались друг с другом. Только на производстве. Каждая Корпорация имела свой жилой комплекс. Они были гигантских размеров и поделены на различные сектора. В одних секторах проживали производители, в других – защитники. Ученые соответственно – проживали в своих секторах.

Техническое состояние жилых комплексов и их составляющих, обслуживалось специальными отделами центральной службы Города. Каждый сектор жилого комплекса включал в себя капсулы для проживания, общественные столовые и разного рода небольшие площадки для отдыха, такие как кафе, тренажерные залы с бассейнами и аллеи для прогулок. А также медицинские пункты, социальные кабинеты и склады. Все жилые капсулы имели стандартные размеры и походили одна на другую как капли воды.

При желании можно было подать заявку на переезд в другую капсулу. Например, при смене работы в Корпорации или в зависимости от того, как близко или далеко ты жил от места своей трудодеятельности. В этом плане организаторы Корпораций шли навстречу своим сотрудникам. Если же горожанин заключал договор с другой Корпорацией, что было явлением довольно нередким, то новый работодатель предоставлял этому горожанину жилье в своем комплексе…

В жилой капсуле комплекса курировавшегося Корпорацией «Ресурс», под тихую мелодию будильника, Сони открыл глаза и посмотрел на планшет в стене, со светящимися на нем цифрами 06.00.

2

Сони вылез из спального отсека. Он прошел к противоположной стене и сдвинув в сторону стенную панель, шагнул в крохотный туалет. Справив малую нужду в унитаз, Сони нажал кнопку слива. Поток воды унес его мочу в систему канализации комплекса. В узел фильтрации. Там канализационная вода отфильтровывалась и обезвреживалась для того, чтобы использоваться далее в технологических процессах городских Корпораций.

Сони сдвинул в сторону следующую стенную панель, находившуюся рядом с туалетной. Это была душевая кабинка. Жителям Города, что были покрупнее прочих обывателей приходилось не очень комфортно в стандартных душевых кабинках. Много кто из горожан предпочитал блюсти чистоту тела в общественных саунах или в помывочных отсеках по месту своей трудодеятельности. По официальным данным историков Города – размеры крохотных санузлов в жилых капсулах объяснялись тем, что предыдущие поколения городских жителей, судя по всему – были несколько меньше в размерах, чем их нынешние потомки. Скажите спасибо Департаменту за то, что после событий Катастрофы, городской Совет и Корпорации сумели сохранить существующую структуру социума, при этом еще и улучшив качество питания городских жителей.

Сони закрыл обратно нишу душевой кабинки и встал на середину жилой капсулы. Он вытянул руки в стороны. От кончиков пальцев до стен жилого помещения оставалось небольшое расстояние. В длину же капсула имела расстояние в пять шагов. Спальный отсек, так же как и туалет с душем, находился в стенной ниши. На противоположной от туалета и душевой стороне. Там же находился вмонтированный в стену шкаф для одежды. Откидной стол стоял на торцевой стороне жилой капсулы. Над столом имелись несколько полок, скрывающихся за разъезжающимися в стороны стенными панелями. На подобных полках горожане как правило держали предметы декора и украшения. Департамент не возражал против личных пристрастий городских жителей. Приток воздуха в жилую капсулу обеспечивал кондиционер, подключенный к городской системе воздушного обеспечения.

Сони опустил руки. Когда ниши всех отсеков жилой капсулы были задвинуты – она являла собой пустое помещение со светящимся потолком. Этого вполне хватало для физических упражнений. Уже несколько лет – после каждого пробуждения Сони выполнял комплекс упражнений. Умственно-дыхательных. Сегодня Сони выполнял свою стандартную программу. Циклы глубокого дыхания животом и циклы нагнетающего дыхания – резкие вдохи, поднимающие энергию вверх по позвоночнику. Это было на разогрев.

Далее Сони выполнил несколько техник, каждая из которых имела специфическое название по типу «движение света вверх» или «движение света по кругу». При этом нужно было следовать смыслу названий – посредством дыхания и мысленной концентрации – двигать энергию в обозначенных направлениях. Эти действия требовали собранности и концентрации, погруженности внутрь себя и ощущения своего тела.

Сони зашел в душевую кабинку. Стоя под струей теплой воды, и размазывая по себе гель для душа, Сони уперевшись задом в герметичную дверь кабинки думал о том, что он прекрасно понимает этих здоровых ребят, увеличивших свои мышцы тренировками в тренажерных капсулах, и уже просто едва помещающихся в стандартных кабинках для душа. Неужели наши предки до Катастрофы были реально меньше нас? Катастрофа, произошедшая в Городе триста с лишним лет назад, таила ряд вопросов.

Имелась официальная версия произошедших тогда событий, но интуиция подсказывала Сони, что в этом деле имелись темные пятна. Сони смыл с себя остатки геля, выключил воду и насухо вытеревшесь полотенцем вышел из душевой. На полотенце синего цвета стоял лейбл одной из множества линеек корпорации производителя материально-технических средств – Обеспечение. Увенчанная сверху коронкой надпись – Сони.

 

Сони подошел к стенному шкафу и отодвинув панель в сторону начал одеваться. Спец костюм кабинетного стиля, отлично на нем сидел. Обувшись Сони посмотрел в зеркало, находившееся на дверце встроенного в стену шкафчика.

– Двадцать лет, – сказал Сони своему отражению.

Из зеркала на него смотрел средних пропорций горожанин с короткострижеными черными волосами. Кабинетный костюм серебристого цвета подчеркивал треугольную спину Сони. Брюки того же цвета обтягивали мощный зад. Лейбл с коронкой, оттиснутый на карманах костюма, гласил – Сони. Крепкие высокие ботинки были с логотипом той же линейки. Протянув руку в шкаф, Сони взял с одной из полок небольшой чемоданчик. Сделанный из плотной ткани, чемоданчик закрывался на заклепки. Его можно было носить на спине через лямку или просто в руке, держа за удобную ручку. На чемоданчике само -собой стоял логотип линейки «Сони». Сони закрыл шкаф и вышел в коридор.

3

С округлым потолком коридор уходил в обе стороны от жилой капсулы. На обеих сторонах длинного прохода были видны похожие одна на другую двери других капсул. Каждая дверь была оснащена, висевшим над ней светильником и расположенным сбоку дверным пультом. Все горожане имели личные ключи. Небольшая пластиковая карта с экраном и несколькими кнопками на одной стороне. С торца карты имелись металлические зубья, предназначенные для магнитных замков. Все замки в Городе имели стандартную конфигурацию. Личный ключ вставлялся в отверстие замка и, если уровень допуска горожанина соответствовал данному замку – он открывался. Уровень допуска жителей Города контролировал отдел специального назначения, курировавшийся кастой стражей.

Сони зашагал по коридору. Не все двери вдоль стен были дверями жилых капсул. Здесь были и быто-хозяйственные помещения и закрытые капсулы для досуга. Бесчисленное число дверей и то, что находилось за каждой из них – было известно только электронным службам городских программным систем. Специальный отдел «Сеть» занимался внесением и корректировкой электронных данных по городским коммуникациям. Другой спецотдел городской службы, который назывался «Возрождение», занимался изучением городских построек и старых районов докатастрофского периода. Еще один отдел, находившийся под контролем центральной службы Города и носивший название – «Оснащение» контролировал канализационно-электрические коммуникации. На нем же висел ремонт жилых и производственных помещений. Все три отдела входили в центральную службу Города и тесно сотрудничали друг с другом.

Во времена Катастрофы многие районы и организации стали непригодны для жизнедеятельности, и большая часть информационных данных о жизни Города до Катастрофы была утеряна. Последние сто лет Корпорации и Департамент, наряду с производством и добыванием ресурсов занимались также восстановлением разрушенного. По официальным данным во времена Катастрофы Город потерял два уровня. Нижний и верхний. Первый и Пятый. Каждый из вертикальных уровней Города занимал громаднейшие территории и охватывал большой спектр деятельности.

Магнитный ключ-карта также использовался как навигатор. Житель Города решивший начать физические тренировки делал соответствующий запрос в городскую службу на предмет предоставления ему допуска в ближайшую тренажерную капсулу, ну или же в какую-либо другую, интересующую его, например по причине того, чтобы заниматься тренингом вместе с коллегой по производству. Ребята из «Сети» вносили в ключ-карту желающего тренироваться допуск к интересующей его капсуле досуга. На электронной карте Города, имеющейся у горожанина на магнитном ключе, появлялась отметка и маршрут к ближайшему помещению для тренинга. А с личного счета социальных единиц периодически списывалась плата за пользование тренажерной капсулой…

Сони подошел к одной из многочисленных дверей. Он вставил ключ-карту в замок, тот тихо пискнул и Сони толкнул дверь. Он вошел в помещение раздевалки и привычно поставил чемоданчик в стенной шкаф-нишу. Ряд узких и бездверных шкафчиков занимал всю стену раздевалки. В него же Сони повесил свой серебристый пиджак. Далее Сони прошел в столовый зал. Он бросил взгляд на столик, за которым обычно сидел на приеме пищи. Пусто. Несколько горожан поодиночке сидели за другими столиками. Они были заняты поглощением еды.

Сони подошел к раздаче и осмотрел имеющееся в наличии пропитание. Он решил взять бесплатный завтрак, полагавшийся ему от Корпорации. Без излишеств. Сони провел магнитным ключом в отверстии электронной кассы, и когда подсветились обозначения блюд на панели раздачи, он щелкнул по надписи «Комплекс». Затем Сони нажал на зеленую кнопку завершения заказа. Квадратный робот-автомат, стоящий у стены, слегка загудел, а затем панель на его квадратном брюхе поползла вверх, открывая внутренности пластикового истукана.

Сони взял разнос с комплексом еды и прошел за свой любимый столик. За его спиной на корпусе робота-автомата мигнула надпись «приятного аппетита». Сони поставил разнос на стол и вернувшись к автомату взял с раздачи стакан. Подставил его под один из краников, расположенных на теле корпуса робота и нажал соответствующую кнопку. Струя светло-коричневого напитка начала наполнять стакан. Сони увидел светящуюся надпись, желающую ему приятного аппетита.

– Спасибо, – сказал Сони и вернулся за столик.

Пищевой комплекс состоял из жидкой кашеобразной смеси белого цвета со сладким привкусом и большой порции мясного паштета. Сони сразу же определил крупу, из которой была приготовлена похлебка. Это была такая игра, в которую он играл сам с собой и со своим приятелем по производству. Определи составляющие. С кашами на основе различных круп это было просто. Пока Сони ел жидкую смесь, в столовую вошел посетитель. Это был Обжора. Приятель Сони, трудившийся с ним на одном производстве. Встав на раздаче, Обжора щелкал по панели. Поставив на разнос появившиеся из недр раздачи блюда, он присел за один столик к Сони.

– Как сам, приятель? – спросил Обжора, расставляя еду на столе.

– Я в порядке, – ответил Сони. Он с удивлением смотрел на набор еды, который принес его друг. Ну он поэтому и Обжора. Сони отставил пустую тарелку и принялся за паштет. Он ел его просто – ложкой. Обжора только приступил к трапезе, поэтому Сони не торопился. Он смаковал мясной паштет. Обжора уже проглотил большую порцию омлета, приготовленного из сухого порошка, второго сорта – как он определил, и далее приступил к такому же огромному «горячему шлангу». Это была сосиска из мясных отходов с добавлением разных добавок и запечённая в мучной оболочке. Это блюдо являлось одним из самых старейших в Городе и название свое получило давным-давно в касте Производителей. Сосиски, изготовляемые корпорацией «Мир еды» своим видом напоминали резиновые шланги, используемые в производстве повсеместно. Ну и мужской «прибор» они напоминали тоже.

На сленге производственников – половой орган имел множество названий и «шлангом» его называли в том числе. Когда горожанин заказывал «горячий шланг» он подразумевал подогретую сосиску. Также горожанин мог добавить слово «сочный». Мне пожалуйста «сочный горячий шланг». Это подразумевало, что верхняя часть хлебного кокона вырезалась и сосиска густо поливалась каким-либо из соусов. Естественно, что эти обозначения работали в том случае, если обслуживанием в столовой или кафе занимался живой человек. С роботами-автоматами, стоявшими в половине питейных заведений, на сленге не пообщаешься.

Паштет, который в настоящий момент потреблял Сони имел ту же природу, что и сосиска, которую Обжора уже съел. Та же самая паста из мясных отходов, только бесформенная и менее плотной консистенции. С более постным вкусом. С тех же заводов корпорации «Мир еды». Эта корпорация производила все продукты питания в Городе. Ее производственные заводы занимали целый уровень. Третий. Там же находились и животноводческие комбинаты, и небольшие поля со злаковыми культурами, и бесчисленные ряды оранжерей с выращиваемыми в них овощами и фруктами.

Обжора покончил с «горячим шлангом» и принялся намазывать фруктовый джем на хлебные тосты. Толстым слоем.

– Не понимаю, – сказал Сони. – Чем тебя не устраивает комплекс от Корпорации?

– В Городе одна радость, – философски изрек Обжора. – Это еда.

– А как же Лотерея? – многозначительно спросил Сони. – Ты не хочешь пополнить генофонд Города, внести, так сказать, свое семя в общий котел? – Сони хихикнул, – заодно и совокупиться с прекрасными представительницами нашего вида. Матерями?

– Лотерея не для меня, – сказал Обжора, поедая тост с джемом. Уже второй. – Тебе да, Сони, еще стоит попробовать. У тебя неплохие данные.

– Ты можешь привести себя в форму. Начать тренировки, сменить пищевой рацион. Ты еще не стар, время есть. Тебе нужно только начать.

– А зачем? – Обжора удивленно посмотрел на Сони. – Мне вполне хватает для хорошего самочувствия трудодеятельности на спокойном производстве, вкусной еды и этих силиконовых дырок в капсулах отдыха.

– Ладно, обсудим все эти дела сегодня после смены, – сказал Сони. – Я заказал нам на вечер капсулу-кафе. Сегодня особый день. Я двадцать лет на производстве.

– Это отличная новость, – сказал Обжора.

Производственники встали из-за стола и положив разносы с посудой в нишу на раздаче направились в раздевалку.

4

Сони и Обжора работали в корпорации «Ресурс». Как и еще тысячи горожан. «Ресурс» была самая крупная корпорация в Городе. Ее заводы и комбинаты размещались на самом обширном уровне из всех. Втором. Промышленном. Со всеми примыкающими к Городу карьерами, штольнями, колодцами, котлованами, заброшенными и действующими шахтами и всеми начинающими разработку проектами, связанными с добычей и переработкой. Некоторые отделы Корпорации «Ресурс» также принимали участие в разработке и восстановлении верхнего уровня и примыкающих к Городу территорий, пострадавших во времена Катастрофы. Информация по этим объектам была закрыта для простых горожан. Этими делами занимались спецотделы, сформированные из производственников, научных сотрудников, представителей касты защитников и членов Департамента.

Несмотря на гигантский спектр деятельности и большую численную составляющую – корпорация «Ресурс» так же, как и «Мир еды» имела самый низкий социальный статус. Сотрудники этих корпораций получали небольшой доход социальных единиц и проживали в низкоуровневых жилых комплексах. Ребята из корпораций «Автотех» и «Снабжение» стояли уровнем выше в городском социуме. Пятая корпорация Города – «Энерга» – обеспечивала полное энергоснабжение для всех городских потреблений и коммуникаций. «Энерга» имела самый малочисленный состав – и считалась элитой среди корпораций.

Сони работал в «Ресурсе» с самого выпуска из Комбината. Он не был карьеристом и не стремился вверх по служебной лестнице. Трудодеятельность простым сотрудником на перерабатывающем производстве его вполне устраивала. Получаемых социальных единиц Сони хватало достаточно для спокойного обитания в обществе. Интересы Сони больше склонялись к истории и мироустройству Города, а также окружающей его Вселенной.

Еще Сони, как и многие другие горожане был одержим Лотереей. Вторая половина человечества, изолированная на отдельно расположенном уровне Города, не давала Сони покоя. Если Обжора спокойно довольствовался радостью еды и развлечениями, предлагаемыми Городом, например такими как силиконовые куклы или специальные игрушки, имитирующие половые органы Матерей, то у Сони из головы не выходили живые представительницы второй половины человечества, с незапамятных времен помещенные на Нижний уровень, доступ на который был закрыт для всех без исключения. И только те, кому выпал счастливый билет в Лотерею, удостаивались великой чести быть допущенными на этот полностью изолированный от Города уровень и совокупляться там с Матерями, оставив при этом свой генофонд в истории Города…

Позавтракав, Сони и Обжора спустились на лифте вниз. Этажом ниже. На платформу автовокзала. Здесь царила обычная для этого времени суета. Сотрудники корпорации       «Ресурс» начинали рабочую смену. Горожане спешили к своим вагонам, которые отвезут их на производство. Территория автовокзала освещалась мощными прожекторами, установленными прямо на потолочном своде. Повсюду стояли автоматы со светящимися мониторами, на которых можно было ознакомиться с маршрутами и получить еще кое-какую информацию, касающуюся месторасположения производственных объектов и обозначения транспортных путей. Имелся здесь также и огромный видеобанер, показывающий городское время, дату и мелкую рекламу. Сони с Обжорой подошли к своему транспорту. Стандартный вагон, передвигающийся по рельсовым путям, был рассчитан на пятьдесят человек. Производственники зашли вовнутрь и здороваясь со знакомыми по производству – заняли свои обычные места.

Сони смотрел в окно. Жители Города рассаживались на транспорт. Были здесь вагоны и большей вместимости чем тот, в который зашли Сони с Обжорой. Имелась и колесная техника, рассчитанная на различное число горожан. На другой стороне автовокзала базировалась грузовая техника. Начиная от вагонов с прицепами и заканчивая колесными фургонами, предназначенными для перевозки не особо крупных грузов. Эта часть автовокзала оживет чуть позже, когда горожане разъедутся по объектам. В этом Городе все заняты на производстве. Каждый житель приносит пользу обществу. Даже те, кто уже отработал свой тридцатилетний обязательный стаж и вышел на заслуженный отдых – все равно заняты каким-либо видом работ или деятельностью для развития Культуры, Просвещения и Досуга.

 

Электронное табло на вокзальных часах переключилось на 7/30. Двери вагона тихо закрылись и транспортное средство двинулось по рельсовым путям. Сони и все остальные пассажиры вагона работали на Старых Шахтах. Путь предстоял неблизкий. Некоторые пассажиры уже дремали в своих креслах. Обжора, сидевший через центральный проход, тоже спал. Сони смотрел в окно на проносящиеся стены туннеля. Сколько им времени? И до каких пределов простирается эта бесконечная земля, окружающая Город? У нее вообще есть край? И кто построил этот Город? И когда?

5

Старые шахты существовали еще до Катастрофы. В них добывалась руда, содержащая редкоземельный металл. Красний. Как повествует официальная история Города – незадолго до событий Катастрофы, запасы руды в Старых Шахтах были исчерпаны. Того наличия красния в неотработанной руде Старых Шахт оказалось маловато для серьезной промышленной д'обычи. Шахты собирались законсервировать, когда грянула Катастрофа. Опять же из официальных источников следовало, что ее причиной послужил мощный катаклизм, вызванный сотрясением земной массы. Первый Уровень Города в считанные мгновения оказался полностью похороненным.

Из-за аварий, вызванных мощным землетрясением, в Городе пропало энергоснабжение и сообщение между уровнями было утеряно. Примыкающие к Городу рудные карьеры со стороны нижних уровней – оказались затопленными жидкой массой, вырвавшейся из находившегося поблизости озера красной глины. Верхний уровень номер пять также очень сильно пострадал от катаклизма. Характер и масштаб его разрушений носил несколько меньший характер. Уровень номер Один, полностью засыпанный камнями и глиной был потерян для Города навсегда.

Нужно отдать должное поколениям тех горожан, на чью долю выпало это бедствие. Департамент Города не подался панике и сумел наладить связь. Начались спасательные работы. Сотрудники корпорации «Энерга» сотворили чудо, сумев восстановить энергоснабжение на всех уровнях. Восстановительные работы велись годами – со дня Катастрофы и по сей день. Верхний уровень был также потерян. Тем не менее – специально созданными отделами на нем ведутся работы различной спецификации. Информации об этом в открытом доступе нет и простым горожанам проход наверх закрыт. Ходили слухи о жителях Города, пробовавших узнать, что происходит наверху и совершавших вылазки на Пятый уровень. Сони об этом ничего не знал.

Что же касается слухов и разного рода легенд касательно событий в дни Катастрофы, то их бесчисленное множество. Говорят, что с красной глиной затопившей частично карьеры, в Город проникла какая-то зараза и началась эпидемия. Еще говорят, что на окраинах Города появились странные существа, настроенные очень враждебно к его жителям. Кастам ученых и защитников пришлось поработать в те дни. Много, о чем говорят. О неких плазмоидах вырвавшихся из глубин земли и бывших замеченными на территориях, примыкающих к Городу. О больших количествах сумасшедших, рассказывающих странные истории. Все это бездоказательно и ничем не подкреплено.

Старые Шахты оказались забытыми на долгие годы. В дни Катастрофы и тяжелые годы после нее – до них никому не было дела. И только лишь спустя где-то пятьдесят лет, когда корпорация «Ресурс» разработала технологию почти что стопроцентного извлечения красния из рудных пород – вспомнили про Старые Шахты. Департамент и руководство Ресурса решили начать добывание красния по новой технологии, но когда туда сунулась геологическая служба, то оказалось, что за прошедшие годы гигроскопичная вода, всегда и везде умеющая найти себе выход – полностью затопила Старые Шахты. Еще лет десять ушло на то, чтобы полностью осушить забытые всеми туннели. Эта история с водой стала всем наглядным уроком того, что в Городе нельзя надолго забывать о чем-либо.

Корпорация «Ресурс» совместно с городским Департаментом внесла в устав Города определенные изменения. Теперь все городские территории включая верхний уровень, прилегающие к Городу карьеры и рудники, хранилища природных реагентов, находящиеся в удалённости, а также любые объекты, относящиеся к старым временам – все это было поделено между корпорациями, каждая из которых должна была блюсти контроль за вверенными ей территориями. И даже если обозначенные проекты не использовались в производстве – отвечающие за них корпорации обязали поддерживать порядок и отчетность на местах.

Корпорация «Ресурс» создала новый отдел, деятельность которого была связана исключительно с территориями Старых Шахт. В общей базе данных этот отдел носил название «Забытый Красний». Число сотрудников варьировалось от пятиста и более. Здесь была и геологическая служба и собственная лаборатория и технологи с шахтерами. Сюда же входил отдел «смотрителей», задачей которых являлось постоянное наблюдение за шахтами, до которых еще не дошла добыча руды. Проект «Забытый красний» только начинал набирать обороты. Добыча бедной руды велась лишь в малом проценте Старых Шахт, б'ольшая же их часть оставалась погруженной в гнетущую пустоту.

От смотрителей требовался регулярный осмотр шахт, контроль откачивания вездесущей воды, отбор рудных проб, фиксация новых ответвлений в бесконечных туннелях, забытых и неучтенных после Катастрофы. Еще смотрители фиксировали несоответствия в электронных картах давно всеми позабытых шахт. Ежесменная отправка отчетов в центр статистики «Забытого Красния»

6

Сони с Обжорой зашли в комнату инструктажа смотрителей. Они подошли к стоящим у стены роботам-медикам. Пять квадратных истуканов выжидательно раскрыли свои рты. Это были старые модели медроботов, с отверстиями для просовывания руки вовнутрь. Там – в недрах старых пластиковых сейфов с работника снимались медицинские показания. Температура, давление и наличие в крови запрещённых препаратов. Сони просунул руку в специальное отверстие, расположенное на животе автоматизированного доктора. Что-то обхватило его предплечье, подержало несколько мигов в нежных, но цепких объятиях, далее Сони почувствовал легкий укол, и нежная хватка пропала. Сони вытащил руку и поднес ее к щели выдачи талонов. Доктор-робот издал довольное гудение, экран на его груди мигнул зеленым светом и из щели выполз талон. Привычным движением Сони схватил выползший чек и отправился в другой конец комнаты инструктажа. За его спиной Обжора проходил такую же точно процедуру.

Сони подошел к большущему столу, за которым сидел начальник смены смотрителей. Непосредственный их руководитель. Улыба – такое имя носил начальник Сони и Обжоры. Руководитель смены, насчитывающей около двадцати смотрителей – всегда улыбался.

– Как сами, парни? – улыбаясь спросил Улыба, слегка оторвав от стула свой зад.

– Лучше не бывает, – ответил Сони и показал руководителю сжатый кулак. Медицинский талон он положил на стол.

– Готов к труду и производству, – весело сказал Обжора.

– Замечательно, просто замечательно, – обрадовался Улыба. – Вы, как всегда, приходите самые первые. На наше скромное производство. Это очень похвально. Я попробую поощрить вас обоих через Нищего Босса. Но ничего не обещаю – вы сами прекрасно знаете, что отдел «Забытый Красний» совсем не котируется в нашей корпорации. Да это и видно по этому старью, – Улыба обвел рукой помещение. – Рухлядь. Мед-автоматы докатастрофских времен, старая техника в шахтах. У меня здесь тоже старье, – Улыба указал на большой программный шкаф за своей спиной и на монитор, стоящий на столе. – Ну да ладно, – сказал Улыба, поерзав на стуле, – Никаких новостей и вводных нет, работаем в обычном режиме. Сони, ты как обычно – в первом секторе. Ты, Обжора – на втором. Соблюдаем технику безопасности. В нестандартных ситуациях действуем по инструкции. То есть – вызываем специалистов. – Улыба закончил говорить и уставился в монитор перед собою, давая тем самым понять, что инструктаж закончен. Он по-прежнему улыбался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru