Глубокий вечный сон

Александр Андреевич Психов
Глубокий вечный сон

Всем дачникам посвящается…

Авторское предисловие

Пока я жду автобус, который отвезёт меня на дачу – несколько слов о «Глубоком вечном сне».

По сути, я просто переработал на свой манер рассказ Рэя Брэдбери «Здесь могут водиться тигры». Данный рассказ считаю одним из шедевров мировой фантастики, истинный смысл которого открылся мне совсем недавно. Поэтому – всё что получилось красиво и удачно – это к старику Рэю. А все огрехи и неудачи – пожалуйста в мой адрес…

В марте месяце, начав потихоньку готовиться к предстоящему дачному сезону, я «совершенно случайно» наткнулся на заинтересовавшую меня информацию. Речь шла об альтернативных способах выращивания садово-огородных растений.

Я заинтересовался этим вопросом. А это значит, что я начал ходить по своей квартире из угла в угол. «Вот так всё просто и красиво?» – спрашивал я себя. Но если всё так просто, то почему люди так не делают? К тому же мне показалось, что я услышал где-то вдалеке – поступь «третьего всадника». Надеюсь, что это просто мои обычные галлюцинации. Но… тем не менее, думаю, что в день сегодняшний тема альтернативного огородничества будет полезной…

Да, совсем забыл. Все события, персонажи и места действий произведения – являются вымышленными. Всем спасибо и погнали…

Ночь, ты как бездна глубока.

Ночь, ты безбрежная река.

Я растворился в темноте.

И я плыву по той реке.

Ночь – бархат черной тишины,

Ночь – состояние души,

Я растворился в темноте,

Я в прекрасном вечном сне.

Театр теней.

Мы все – лишь призраки в этом мире теней.

Часть первая
Дачник

1

Проснись, Токи.

Снова его разбудил этот голос. Женский. В последнее время он слышал его всё чаще и чаще. Токи открыл глаза. Он услышал пение птиц. Трясогузки. Маленькие красивые птички. Они облюбовали себе деревья, растущие на его дачном участке. Токи частенько видел этих пестрых птиц, прыгающих по грядкам или носящихся в воздухе и ловящих комаров.

Солнце уже стояло над землёй. По крайней мере над той её частью, на которой находилось дачное товарищество «Земледел». Солнечный свет падал в маленькое окошко строительного вагончика. Оно было занавешено светло-зеленой шторкой, которой не хватало для того, чтобы полностью изолировать помещение от солнечного света. Нужно купить шторку поплотней.

Токи посмотрел время на своём смартфоне. 06.55. Семнадцатое августа 2022 года. В последние недели он просыпался за пять минут до будильника. Сегодняшний день не составил исключения. Иногда его будил незнакомый женский голос. Как сегодня. И это было очень странно. Токи встал с кровати. Он аккуратно сложил все спальные принадлежности и убрал их в самодельный шкафчик. Затем он поднял спальную нару и веревочной петлёй прикрепил её к стене.

Токи полностью переделал жилой вагончик, доставшийся ему по наследству от предыдущего владельца дачного участка. Токи поделил его на два неравных сектора. Бо'льший из них он отвёл под жилое помещение. Откидные стол и спальное ложе, а также два шкафчика и несколько полок – составляли всё убранство жилого отсека. М'еньшую половину своего жилища, Токи отвёл под прихожую. Там же стояли небольшие печь-буржуйка и холодильник отечественного производства. Ну и совсем небольшой закуток – сразу у входа в вагончик – Токи отвёл под дрова и верхнюю одежду. Здесь же был и топор.

Токи вышел на веранду. Она имела размеры три на полтора метра. Веранду Токи приделал к вагончику прошлым летом. Сразу как оформив сделку купли-продажи переехал на дачный участок. Веранда имела рамы для стёкол, но Токи не спешил их вставлять. На зиму он заделал их поликарбонатом и скорее всего в этом году поступит также. Проснувшись, Токи любил выходить сюда и ощущая лёгкую прохладу или тёплые дуновения летнего ветерка – обозреть окрестности. Как сейчас.

– Вот ты и дачник, – сказал он себе.

Токи стоял на веранде и уже в который раз осматривал окружающее его пространство. Он не мог перестать любоваться тем, что открывалось его взору каждое утро. Крепкая, аккуратненькая банька стояла сразу за жилым вагончиком. Далее следовал небольшой сарайчик с прикреплёнными к нему дровней и туалетом. Эти постройки стояли в один ряд вдоль высокого забора, отгораживающего участок от редкого березового леса. Все остальное место на нем занимали посадки и тропинки, выложенные кирпичами из глины.

Имелась на участке и теплица. Простой конструкции и состоявшая из нескольких секций, она тянулась вдоль противоположной от построек стороны. Дача находилась на небольшом возвышении, и стоя на веранде, Токи видел почти все товарищество «Земледел» простирающееся перед ним. Ещё дальше виднелись и другие дачные соты. Ещё дальше за ними шёл лесной массив. Зелёным ковром он подступал к высоким горам, уходившим на северо-восток.

Токи осмотрел высокое небо и плывущие по нему белые облака. Красота. Зачинался замечательный день. И словно в подтверждение этой мысли – лёгкое дуновение коснулось его лица. Ветка растущей за вагончиком берёзы слегка стукнула по крыше веранды.

2

Куда ты держишь путь, Токи?

Фраза из припева старой хэви-металл композиции. Она не выходила у него из головы. Последние лет двадцать пять…

Дембельнувшись с Вооружённых Сил, Токи попал в самый лютый период безработицы, охватившей его родной край. Дело было в конце девяностых, начале двухтысячных. Занёс его как-то попутный ветер на рыбоперерабатывающий завод. В обработку естественно. Коллектив подобрался замечательный. Все нормальные ребята. Разновозрастной контингент, оказавшихся в то время не у дел парней и девушек, мужчин и женщин. Каждый со своей историей. Было весело. В те времена народ был попроще. Тогда ещё не было повального стукачества и жополизания. Коллектив Токи понравился, но…

Рыбзавод, на который попал Токи был из тех самых, на которых… не платили. Таких тогда было пруд пруди. Просто не платили. Кормили, одевали привозили и отвозили с работы и на работу. Но не платили. Местные дельцы в то время прилично «нагревались», «кидая» на зарплату тех, кому некуда было податься. Веселые 90-е, одним словом.

Токи отработал на этом заводе один месяц. Когда обработчики получили заработную плату – половина из них сразу же ушла. Токи был один из них. Он был молод и свободен. Работать «за бесплатно» он не собирался. Кто-то из ребят вообще отработал в минус. С улыбками на лице они показывали друг другу квитки с начислениями и хвалились кто из них остался больше должен «организации». Этот долг, вероятно, возник из-за бракованной продукции, которую «якобы» можно было «бесплатно» брать.

И когда народ разбирал бракованную продукцию, то технолог почему-то записывал кто и сколько чего берет. Токи это сразу показалось странным. Он подошёл к бесплатной раздаче «пряников» и спросил у технолога, что мол какой смысл в том, чтобы записывать кто и сколько чего берет, если эта продукция идёт типа как бесплатно. Токи помнил, как к нему повернулись удивлённые лица его товарищей по цеху. Кто-то улыбался.

– А парень дело говорит, – сказал бородатый пухлый мужик лет сорока. Как потом оказалось – они жили с Токи в соседних домах.

Те же лица повернулись к технологу. Выжидающе. Тот, не отрывая глаз от блокнота ответил, что это стандартный учёт продукции. Пусть даже и бракованной.

И вот в день выдачи заработной платы оказалось, что те из ребят кто брал «бесплатный брак» – заработали ноль рублей. А те, кто брал приличное количество «бесплатного брака» – остались должны. Естественно, что никто никого не заставлял отрабатывать эти долги. Люди просто молча ушли и всё. А когда технолог пробовал напугать кого-то из должников, чтобы он отрабатывал долг – то просто был послан в грубой форме. На три буквы. И в пять букв. И ещё там… много куда. Кстати, как позже выяснилось – технолога тоже «кинули». С непроницаемым лицом он вышел из бухгалтерии. Прошел на улицу. На глазах у курящих на крыльце работников, сел в свой джип и уехал. Молча. На заводе его больше никто не видел. Смеялись с него потом еще очень долго.

Ну а Токи получив на руки какие-то там несколько рублей, сделал вывод. Лучше бы он брал продукцией. И сейчас бы просто также как и половина его товарищей по цеху – просто молча ушёл. В общем – о тех весёлых временах можно рассказывать бесконечно.

Был как-то на заводе «проходной». Поступления рыбы не было, как и непереработанной продукции в цеху. Народ тусовался в раздевалке. Кто-то спал, используя предоставившуюся возможность. Кто-то пытался спать. Другие постоянно курили. Тогда ещё можно было курить во всех помещениях нашей Необъятной. В соседнем отделении раздевалки кто-то слушал на старом кассетнике отечественный хэви-металл. Другие шарахались на улице, по территории завода. Как водиться в нашей Отчизне – вдруг откуда ни возьмись появилась водка. Выпили. Кто бы стал сомневаться, что на этом дело встанет. Начали собирать ещё на одну. Токи тоже решил поучаствовать в общественном мероприятии. Встал извечный вопрос. Кому идти?

Завод находился далеко от города, и для того, чтобы купить местной «палёнки» – нужно было шагать до ближайшего частного сектора. Около часа времени. Естественно, что идти никому не хотелось. А выпить хотелось. Решили раскидать на «дурака». Кто проиграет – тот и пойдёт.

Шесть претендентов сели за «круглый стол». Токи тоже участвовал в веселии. Козырь продемонстрирован, карты розданы. Нашлись и несколько наблюдавших за процессом. Сочувствующие. Карты выпали Токи… полная шваль. Козырей нет. Полный провал. Токи мысленно увидел себя, пробирающимся какими-то заборами к местному магазину.

Оставалась надежда просто выкинуть все карты подкидывая их другим игрокам. Все-таки шесть человек в игре. Партия началась, и небо взирало на игроков. Токи благоразумно взял без боя первый же сделанный на него заход. После этого он занимался исключительно подбрасыванием карт другим. У него почти получилось выкинуться.

 

По итогу за столом остались два человека. Токи и Серёга. Серёга был здоровым лбом в очках. С причёской под «ежик». Хитроватый тип лет тридцати. Он стоял на бирже труда и попутно работал в различных шарагах. По типу той, в которой на данный момент всех присутствующих собрала её величество Судьба. Итак, у Токи четыре карты на руках. Две шестёрки и какая-то хрень по типу восьмёрки с девяткой. Разномастных. Козырей само собой у него не было.

Серёга сидел напротив с двумя картами. Еще и ход был его. Сквозь толстые линзы очков, он вперил свой пристальный взгляд в лицо соперника. Токи ничем не выдавая себя смотрел Серёже в лицо. Из соседнего отделения раздевалки неслась музыка. Тяжёлые рифы металла. Токи хоть и был металюга с пелёнок, но этой команды не знал. Музыка и текст вроде были так ничего себе. Но только у одной композиции – той, что играла сейчас. Предыдущие не особо его зацепили.

Серёга сделал заход. Токи удивлённо смотрел на выложенную карту. Семь? Шваль. Причём в масть. С непроницаемым лицом, Токи положил на семёрку свою восьмёрку. Серёга поднял на него взгляд. Вселенная замерла. Раздвинув тучи, Всевышний смотрел с небес на круглый стол и двух сидевших за нём рыбообработчиков. Бой.

Токи зашёл с девятки. Он думал о том, что сколько ему понадобиться времени, для того чтобы добраться до местного ларька. Но Серёга взял карту. И тогда Токи положил ему на стол две остававшиеся у него шестёрки.

– На погоны, Серёженька, – сказал кто-то из наблюдавших.

И в этот момент Токи услышал ЭТО. Из соседнего отделения раздевалки. Грубый голос неизвестного вокалиста. Под ритмичные рифы. Куда ты держишь путь, Токи?

Видать эта композиция вкатила и тому парню, что поставил кассету в магнитофон. Он несколько раз перематывал плёнку назад – на начало песни. И пока Серёга ходил за водкой – Токи слушал понравившуюся ему музыкальную тему. Куда ты держишь путь, Токи…

Годы спустя, когда уже появились интернет и Google, и когда уже все вокруг называли его Токи – он пробовал найти эту композицию. В поисковике у него не получилось этого сделать. А прослушивать все возможные композиции отечественного металла, не представлялось возможным. В тех же поисковиках Токи пробовал узнать кто такой его тёзка, да что-то тоже не вышло. В списке имен он нашел имя Токи как среди тюрских , так и среди скандинавских имен. Один раз он случайно наткнулся на своего тезку в мифологической теме, но почему-то потерял эту зацепку. Видать не Судьба…

3

Токи практиковал цигун. И уже давно. Он освоил базу. (Как он думал) Малую орбиту. Большую орбиту. Этого было достаточно для того, чтобы понять, что человек представляет из себя что-то вроде аккумуляторной батареи. С отрицательным и положительным зарядами. Соответственно минус – это земля. Тёмная и холодная. Плюс – это небо. Светлое и горячее. Но аккумуляторная батарея – это слишком простое сравнение. На ум сразу приходит Морфеус с батарейкой в руке, и Нео, отстраняющийся от него и нежелающий верить. На самом деле – всё сложнее.

До какой степени человек может постигнуть свою природу? До какой стадии человек сможет развить себя? Есть ли предел его возможностям? Токи считал, что нет. Совершенству нет предела. Образ батарейки не совсем корректен в отношении создания, происхождение и возможности которого неизвестны.

Токи практиковал каждое утро. Если погода позволяла, а этим летом она позволяла – он делал это на улице. На небольшой площадке перед баней. Токи выбрал это место, потому что здесь он был наиболее скрыт от посторонних глаз. В этом смысле ему повезло. Его участок был угловым и более того – владельцы соседних участков приезжали на дачу исключительно на выходные. И то не всегда. Поэтому Токи спокойно занимался цигун на улице. На земле, перед своей баней.

Глубокое полное дыхание. Токи наполнял Нижний даньтян энергией ци. Он вбирал её с воздухом, выполняя циклы полного дыхания. При каждом вдохе его живот сильно выпячивался вперёд. И это было правильно.

Нагнетающее дыхание. Или энергетезирующее. При вдохе живот втягивается внутрь и как бы прижимается к позвоночнику. Половые органы и промежность при этом подтягиваются вверх. Именно при нагнетающем дыхании выполняется множество упражнений. А также работа с сексуальной энергией цзин. Её подъем по позвоночнику вверх – по Малой Орбите. Нужно быть осторожным – излишки энергии нужно опускать в нижний даньтян. Не свари себе мозги – как говорили древние. При нагнетающем дыхании также осуществляется запаковывание энергии ци во внутренние органы и прилегающие к ним фасции. В связки, сухожилия, мышцы.

Овеваемый тёплыми дуновениями воздуха, Токи стоял босым на земле. В позе наездника. Колени чуть согнуты, руки выставлены ладонями вперёд. Токи стоял, не шевелясь – его ступни плотно сцеплены с землёй. Он циркулировал Большую Орбиту. Токи вбирал энергию из окружающего Пространства.

Вдыхая её с воздухом, а также посредством кистей и стоп, Токи ощущал её холодные ручейки, текущие у него под кожей и обволакивающие его кости. Ум Токи двигался вместе с энергией. Через стопы и вверх по ногам текла энергия ци. Токи также ощущал её движение в своих руках. Вбираемая ладонями, она холодновато-щекочущим потоком проносилась по костям его рук. Проходя через лопатки, ручейки прохладной бодрости соединялись в позвоночнике с потоками ци, поднимающимися по его ногам. Волна прохлады освежала мозг и по Переднесрединому каналу опускалась в землю. Туда, откуда она и пришла.

Практикуя цигун уже больше десяти лет, Токи начал задумываться. А где он? Источник этой энергии. Под землёй? Или энергия ци течёт по поверхности земли. И почему считается, что в горах её больше. Ведь именно в горы уходили древние мастера. Маги-отшельники.

Ну это можно объяснить с точки зрения обыденности. В горах чище воздух. В горах имеются пещеры, которые можно использовать для проживания. В горах множество ручьев с чистой водой. Вопрос о местонахождении источника энергии оставался открытым. Что-то ведь её производило. Или другими словами – откуда-то она ведь берётся.

Как бы там ни было – стоя на земле, Токи ощущал её. Положив руки на живот, он мысленно сконцентрировался на нем. Нижний даньтян. Одно из трех основных хранилищ. Излишки энергии ци лучше опускать в него.

4

…Токи было сорок шесть лет. Почти двадцать из них он отработал на вредном производстве. По первому списку. В сорок пять он ушёл на пенсию. Встал вопрос – что делать дальше. А делать ничего не хотелось.

За те годы, что Токи провел на производстве, он понял пару вещей. Первое – в его Отечестве производство никому не нужно. Только самым низким звеньям. Рабочим да мелкому ИТР. Второе – Токи больше не хотел работать на… долбоебов. Под долбоебами подразумевались: управляющие директора компаний, каждый второй из которых был самодур и дурак. И почти каждый из них – вор. Возникало ощущение, что их отбирали по специальному тесту. Один умный коллега Токи, объяснил ему почему так. Специальная система. Менеджмент, наоборот.

Ещё под долбоебами подразумевались руководители подразделений. Трусливые, жалкие, безграмотные и трясущиеся за свои зарплаты и жопы. Но не все. Токи посчастливилось пару раз поработать с грамотными и адекватными руководителями. Также под долбоебами подразумевались генеральные директора и окружающий их офисный планктон. Эти были самые далёкие от производства люди. Это они вечно выдумывали всякую чушь по типу реорганизаций, модернизаций и оптимизаций, которые как правило приводили к развалу предприятий. Любой рабочий знает – если грядут улучшения – жди беды. Одним словом, Токи больше не хотел иметь дела с этим сбродом долбоебов.

Но заниматься чем-то было нужно. И Токи решил найти самую тупую работу, какую только сможет найти. Копать снег или ложить асфальт. Ещё можно разгружать контейнера – Токи был здоровый лось с мощными руками и ногами. Треугольной спиной и круглыми плечами.

Выйдя на пенсию, он какое-то время шарахался по родному городу. Посматривая да поглядывая. Увиденное ему совсем не нравилось. Ценник на продукты постоянно поднимался. Мусор, серость и собачье дерьмо царили на улицах города. Он видел на улице хмурые и угрюмые лица с напяленными «намордниками». Абсолютно все вокруг были погружены в собственные проблемы.

Лужи и грязь. Проезжающие по дороге джипы обрызгивали Токи грязной жижей. «Чтоб ты обосрался!» – кричал им вслед Токи. Буксующие зимой на гололеде бабушки и спящие летом под кустами бомжи были тем, что видел Токи вокруг. И машины. Много машин. Держа руки в карманах военных штанов, Токи ходил по грязным и обледенелым тротуарам вдоль автомобильных пробок. Ильф и Петров были правы. Автомобили вытеснили пешеходов. Пешеходы построили всю инфраструктуру для автотранспорта и выполнив эту задачу – были отодвинуты в сторону.

Посылая ругательства вслед облившего его очередного джипа, и лицезрея длинные автомобильные пробки, Токи разглядел лицо врага рода человеческого. Хоть тот прятался и скрывался, ехидно посмеиваясь над «жалкими людишками», но Токи вычленил его злобный оскал. И видел его в каждом проезжающем мимо автомобиле.

В мире царила фейковая пандемия и те, у кого была хоть капля мозгов – уже поняли, что задроченное человечество накололи в очередной раз. Намечалась глобальная вакцинация. Всех и вся. Как понял Токи – ради неё всё и затевалось. Впереди маячил какой-то концлагерь. Только законченные дауны продолжали верить правительству. Лживая пандемия показала Токи сколько вокруг него было дибилов. Как оказалось – очень много.

Как понял Токи – Некто начал воплощать сценарий апокалипсиса. Мир узрел первого всадника, и имя ему было – Чума. Мир узрел и начертание. Те, у кого было что-то в голове сразу смекнули, что вакцинация это есть принятие печати Его. А особо смышленые разглядели в «куриных» кодах, присваиваемых «уколотым» как какому-то скоту – число имени ЕГО.

Выполнив утреннюю практику цигун, Токи шарахался по улицам родного города. Спотыкаясь, бредущая куда-то пьянь. Оценивающе смотрящие на него женщины. Оценивающие в смысле материально. Токи стало уже давно наплевать на «этих», думающих и говорящих только о деньгах и зарплатах людей. Он не заводил никаких знакомств. И его тошнило от зациклившихся на деньгах и халяве, попадающихся ему женщин. Его лучшая подруга – правая рука.

С интересом наблюдая за происходящим вокруг, Токи пришёл к выводу, что половина населения, если не большая её часть – по праву заслужили отправиться на утилизацию. Токи понимал, что он сам отправится туда же. Он тоже быдло. Он тоже биологический мусор, не добитый «паленной» водкой в 90-е.

Всё чаще и чаще он задумчиво смотрел на горную гряду вдалеке. Из окна своей квартиры, или когда шёл по грязной, обледенелой улице. Токи начал ходить в лес. Иногда он брал с собой спиртное. Сидя в тишине, около костра, Токи смотрел на деревья. А они смотрели на него. Токи задал себе вопрос. Как бы он хотел провести последние спокойные дни, которые оставались человечеству. Ответ пришёл ему сразу. На природе. В лесу. На земле.

Всевышний не дал Токи жены и детей. Своих родителей, он уже похоронил. Как и половину своих приятелей. С малочисленными родственниками он не общался. Так что в этом плане он был абсолютно свободен и ничем не обременен. Обратившись в риэлтерское агентство, Токи выставил свою квартиру на продажу…

5

Токи зашёл в баню. Уютно и компактно. Просто и со вкусом. Предбанник, комната для отдыха и парилка. В предбаннике дрова и обувь. Комната для отдыха была небольшого размера. Два на два метра. Откидные стол и лавочка, а также крючки для одежды – вот всё, что в ней находилось. Широкая лавочка шла во всю стену и при желании её можно было использовать как спальное место.

Парная – она же помывочная. Таких же габаритов, как и комната отдыха, она включала в свой реестр печь-буржуйку, откидной широкий полок и несколько различных ёмкостей для воды. Имелся также и кран с водой, проведённый от дачного водопровода.

Специально для бани, Токи купил полевой душ. Он представлял из себя маленький аккумуляторный насос, опускающийся в любую ёмкость. Одной зарядки хватало на три помывки. На стенах парной висели пучки полыни и берёзовые веники.

Токи разжег огонь в буржуйке. Он использовал мелкие щепки, заранее заготовленные и лежащие на своём месте в предбаннике. Забив печь дровами, Токи чуть приоткрыл поддувало и вышел на улицу.

Всю сторону дачного участка с высоким забором, выполненным из профнастила – занимали постройки. Въездные ворота, жилой вагончик, баня, и в углу участка – сарайчик с дровней и туалетом. Землю между баней и дровней, Токи накрыл деревянным настилом. Получилась этакая площадка метров пять на семь. Прочный настил лежал на невысоких бетонных пятаках, которые Токи залил специально для него прошлым летом.

 

Здесь Токи практиковал и тренировался. Медитировал и рубил дрова. Здесь же можно было спуститься с настила и укоренившись ногами в землю, вращать Малую и Большую Орбиты. Токи поднялся на «тренировочную площадку» и подошёл к её дальнему углу. Взялся рукой за веревочную петлю, лежащую на настиле. Потянул на себя. Деревянная крышка, установленная на обычных петлях, поднялась и заняла вертикальное положение. Токи облокотил её на один из заборных столбов. Заглянул вниз. Яма. Ширина – полтора на полтора метра. Для того, чтобы земля не осыпалась, Токи отделал досками стены этого квадратного углубления в земле. Глубина «колодца» была ровно один метр.

Токи сел на настил, свесив ноги вниз. Затем он аккуратно спрыгнул вниз. На глиняное дно ямы. В деревянной стене «колодца», Токи открыл маленькую дверку. В земле имелось квадратное углубление. В данный момент в нем лежали пластиковые бутылки. Они были наполнены красной жидкостью. Токи достал одну из них. Держа бутылку в руках, он постоял несколько секунд, слегка согнув ноги в коленях. Задержав дыхание, Токи выпрыгнул наверх. Приземлился на доски настила. Закрыл крышку. Отметил про себя, что пришло время копнуть яму чуть глубже – он уже спокойно выпрыгивал из неё.

Токи взял этот метод тренировки у китайских монахов. Или ниндзя-синоби придумали это первыми? Сейчас это сложно было сказать. Но идея была просто гениальная. Глина, выкапываемая со дна ямы шла на изготовление кирпичей. В стенках колодца можно было делать отсеки для хранения продуктов или ещё чего-либо. Токи надеялся, что его глубина будет увеличиваться и увеличиваться.

Положив на дрова полуторалитровую бутылку, Токи подошёл к сараю и открыл дверь. Взору представился различный инструмент, закреплённый на стенах. Лопаты, тяпки, вилы, грабли, железные и пластиковые ведра, электропила, циркулярная пила фирмы «Bosh». Всё это и многое другое занимало в сарае свое место. Токи снял со стены – выдернул из пластиковых защелок, предназначенных для водопроводных труб – самодельное копье. Ровное полутораметровое древко имело остро заточенный наконечник.

С копьем в руках, Токи вернулся на «тренировочную площадку». Ещё несколько минут он потратил на вращение и отработку ударов. В этом плане Токи был любитель и порол отсебятину. Его собственное дзе-дзюцу. Много раз он говорил себе, что нужно скачать какое-нибудь пособие с подобающей тематикой и по нему заниматься. Но слишком много было того, что нужно было делать.

Нужно было практиковать цигун. Нужно было продолжать приводить садово-дачный участок на д'олжный уровень. Нужно было изучать информацию по садовым культурам. Информацию по дикоросам. Нужно было продолжать заниматься атлетикой. Нужно было заготавливать себе припасы на зиму. В конце концов нужно было погулять в лесу и любоваться Природой, или просто посидеть на у мангала, попивая разливное пиво. Поэтому Токи тренировался с копьем так, как у него это получалось.

6

… На дворе стояло лето 2021 года. Вакцинация шагала по Миру. Дело дошло и до его родного города. Сам Токи уже не работал. Он лицезрел это безумие со стороны. Токи практиковал цигун, тягал гантели и искал себе дачный участок. Он просматривал объявления о их продаже и ездил по местным садовым товариществам. Народ реально ломил ценник.

Весной и летом токи Земли усиливаются. Голос Природы, зовущей его на свое лоно, явственно звучал в душе Токи. Он шёл на этот зов. Он видел себя живущим на даче, практикующим и возделывающим землю. Но те варианты дачных участков, что попадались – ему не нравились. Когда продавец явно преувеличивал цену, а когда Токи не нравилось само расположение участка.

В июле ему попалось объявление о срочной продаже. Цена вполне приемлемая. Токи связался с продавцом. Это оказалась женщина. По телефону она кратко рассказала о том, что имеется на дачном участке. На следующий же день, Токи ехал в её машине на «смотрины». Женщину звали Марина и из разговора с ней, Токи понял, что она является дочерью умершего хозяина участка. Пока её отец был живой, он ковырялся на грядках. Теперь же когда его нет – некому и заниматься всеми дачными делами. Самой Марине эта дача была не нужна.

Дачное товарищество, в котором находился продаваемый участок – было удалённо от города где-то на тридцать километров. В окно иномарки, Токи рассматривал проносившиеся пейзажи. Пока претензий не было. Дачный сот в который они заехали – раскинулся на лесистом подножии зеленой сопки. В окрестностях имелись также и парочка магазинов.

Приехали. Токи и Марина вышли из машины. Продаваемый участок оказался угловым и находился в самой верхней точке дачного товарищества. Пока женщина открывала замок в калитке, Токи осматривался. Высокий забор из профнастила. Берёзы, ива. И тишина. Здесь можно было гулять по лесу, а можно было подняться на вершину горы. Наследница дачи справилась с замком и пригласила Токи на территорию участка.

Токи зашёл в калитку. Хватило двух секунд. Он увидел аккуратно расположенные вдоль забора жилой вагончик, баню и сарай. У противоположной стороны находилась длинная теплица. Группа из пяти берёз росла у вагончика. Между их белыми стволами стоял вкопанный в землю круглый столик с двумя лавочками. Токи сразу влюбился в этот столик. Он уже видел себя сидящим за ним летним вечером и расслабленно попивающим пивко, купленное в минимаркете у центральной дороги.

Берёзы, окружающие столик, казалось, услышали мысли Токи. Они призывно зашелестели своей листвой. И в этом шепоте Токи услышал – «Сюда, к нам, под наши кроны». Ветви одной из них склонились над вагончиком, ласково поглаживая его крышу. Бесконечное небо над головой. Плывущие облака. Горная гряда вдали. И уходящий вниз, по подножию холма – сот «Земледел». Токи повернулся к наследнице этого волшебного места.

– Беру, – сказал он.

Всевышний помог Токи завершить цикл. Нашёлся покупатель на его квартиру. Это оказался какой-то делец, возрастом немного старше самого Токи, и подыскивающий скромную квартирку своей дочери. (Или молодой любовнице). Обозрев уютную квартиру Токи, делец остался доволен. Его дочь (или любовница) тоже.

Почти одновременно Токи заключил две сделки купли-продажи. Все были довольны. Делец с дочерью. (Токи почему-то думал, что это все-таки была его молодая любовница). Наследница дачного участка Марина. И Токи. Токи был доволен больше всех. Собрав свой нехитрый скарб, он заехал на дачный участок. Сот «Земледел» встретил новоявленного дачника шелестом листвы.

Остаток лета, Токи провел на только что приобретённой даче. Деньги вырученные от продажи квартиры, Токи положил на накопительный счёт. Незначительную сумму из них он потратил на закупку дополнительного садового инвентаря. Также он прикупил кое-какой электроинструмент и немного стройматериала. Были также приобретены две новых печи-буржуйки и скромный отечественный холодильник.

До окончания лета, Токи занимался благоустройством дачи «под себя». Он придал более уютный вид жилому вагончику, как изнутри, так и снаружи, и построил деревянный настил между баней и сараем. Облагородил баню, сарай, туалет и дровню. Вывез весь мусор и соорудил около въездных ворот небольшую площадку. Под всякий «хлам».

Никаких посадок на участке не было. Старый владелец умер зимой и некому было ими заниматься. Среди имеющихся на участке многолеток, Токи знал только малину, клубнику, смородину и крыжовник. Он узнал иргу. Зелёные лопухи хрена он узнал тоже. На даче имелись ещё какие-то растения. Они были ему незнакомы. Токи предстояло вклиниваться в садоводческую тему. Интернет ему в помощь.

В сентябре, Токи шарахался по окрестностям, лазил по сопке, у подножия которой раскинулся «Земледел», и пил разливное пиво за круглым столом. Под заботливо укрывавшими его от солнечных лучей ветвями берёз. К пиву он как правило жарил мясо на мангале, который купил одновременно с буржуйками.

Рейтинг@Mail.ru