Записки охранника. Часть II

Алекс Эсмонт
Записки охранника. Часть II

– А ты не знаешь?!

– О чем мы говорим? – он сощурил серые слезящиеся глазки.

– Но разве «знаков» не было? – теперь улыбался я. – Пару дней назад к нам приезжал Альфред… Ну ты знаешь, кто это… Разумеется, если он не посчитал нужным рассказывать новости вам, я не стану это делать за него.

Лысый начал потеть и дергаться, верный признак того, что пора было заканчивать встречу. Но я не унимался:

– Это к твоей мысли о том, кому из нас больше доверяют! И последний наводящий вопрос – кто сейчас гостит в доме?!– приманка была слишком явной.

– Где?! – по гладкому лбу побежали волны. Они разбивались о выбритый треугольник на самом верху, и брызгами пота стекали на бугристый подбородок бывшего партнера. – В каком доме?!

– Не том, где решетки на окнах, естественно! – я встал из-за стола. – Совет на прощанье – научись читать не только по знакам. Откроешь мир для себя с новой стороны. Узнаешь много интересного!

У Говарда вытянулось лицо и я поспешил покинуть компанию, чтоб не испортить произведенного эффекта и избежать дальнейшего углубления в бессмысленный разговор.

Как оказалось, они не знали о затеи своего шефа. Это не значило, что ее не было или, что он передумал. Но день прошел даром. Мне ничего не удалось выяснить по своим каналам и нечего было рассказать, вернувшись домой.

Приехав в восьмом часу, я увидел на тумбочки у двери два конверта. Вошел в комнату, включил лампу. Один из них, стандартных размеров, был надписан хозяином. Я аккуратно разорвал бумагу – внутри лежал чек. Заметная прибавка к моему жалованию в виде квартальной премии. И хотя я был уверен, что вряд ли бы ее получил, не будь сегодня именинник, все равно обрадовался.

Второй конверт, или лучше сказать – пакет фиолетового цвета, насторожил. Большого размера из шуршащей бумаги, он был надут так, что вероятно, многое в себе содержал.

Я медленно надорвал его края и потряс над столом. Оттуда вывалился … еще один конверт, другого цвета. Он также был с сюрпризом. Мне стало ясно, что внутри у этого, но я продолжил манипуляции.

Таким не хитрым путем удалось выяснить, что в фиолетовом конверте был розовый, в розовом – голубой, в голубом – ярко синий. Последний оказался настолько мал и идеально плоской формы, что я уже решил – это очередная шутка кого-то из новых друзей.

Однако, синий не пустовал. В нем лежала карточка с золотой витиеватой надписью. И прежде чем я успел прочесть…

– Абонемент на две игры в нашем клубе! – громогласно прозвучало за моей спиной, и в комнату влетел Феликс (уверен, он стоял за дверью все это время). – Наш общий подарок новорожденному. Мы скидывались все, но конверт ты, разумеется, получил от каждого. Как и хотел!

После чего пригласил меня в нижнюю гостиную.

Там стоял торт со свечами, как мне показалось, из коллекции последней подруги Николас и несколько блюд, по-видимому, тоже с хозяйского стола. У всех лежало по лепешке с горкой красной икры, холодное жаркое и салат из морских продуктов – сборная за разные дни.

За «праздничным» ужином Нелли и ее муж вручили мне бутылку в яркой упаковке, перевязанной широкой лентой с надписью, кому предназначена. (Хотя другого именинника в доме не было.)

На предложение Феликса развернуть бутылку, Нелли заявила категорический протест.

– Это подарок лично Рональду!– процедила она.

– Он будет пить это один, в своей комнате?! – удивился Феликс.

– Но ты же – пьешь!– парировала Нелли.

– Вовсе – нет!.. И очень редко!

– Не знаю, что ты подумал?! Это скорее – бальзам, чем спиртное… Надеюсь, принесет пользу здоровью… если дозировку соблюдать.

– Бальзам?! – протянул Феликс. – Дозировка! Ты в аптеке это брала?!

– А что тут удивляться? Рональду я плохого не посоветую. В отличие от некоторых…

Феликс начал выяснять, кого она имела в виду.

Я же с опаской взял бутылку в конце вечера. Хотя она была в упаковке, но подобно китайской петарде, пугала содержимым, напрягая ум и глаз.

Перед тем как день практически иссяк, Никс лично зашел ко мне узнать, доволен ли я его презентом. Он, прежде всего, имел в виду свой чек. Я поспешил заверить, что уже давно такого не получал.

– Давно?! – Ники изогнул бровь.

– Никогда прежде!! – добавил я, испугавшись, что мои заверения он расценит как намек. (В его присутствии я по-прежнему теряюсь и часто говорю не то, что хочу).

Пожелав напоследок успехов в работе: – «А ваши успехи – это и мои успехи!», и «счастья в личной жизни» (я чуть было не сказал, что тут тоже есть прямая связь), хозяин ушел к себе, оставив в воздухе знакомый аромат индийских благовоний.

Окутанный вонью двадцать четыре часа в сутки, он до сих пор в состоянии трезво рассуждать! Визит его подруги затягивался, и я небезосновательно начинал беспокоиться за душевное равновесие Никса. Но последующие события подлили масла в огонь не только свечей!

Рейтинг@Mail.ru