Записки охранника. Часть II

Алекс Эсмонт
Записки охранника. Часть II

Мы не успели спрятать открытку и Ник некоторое время развлекался ею в нашем присутствие. Прочел послание, покрутил в руках.

– О чем здесь говориться? – озадаченно посмотрел на нас хозяин, отбросив ее в сторону – она заблеяла. – Переведи!

– Понятия не имею! – не задумываясь, ответил Кайл.

– Не имеешь понятия? – повторил за ним Никс, – а тебе бы следовало его иметь! Почему она пришла на мой адрес? Что за намеки, какой подарок? Кому и что я подарил?!

Мы с Феликсом переглянулись. Хотя последнему было не с руки, он все же пришел на помощь Кайлу:

– Деревенский юмор! – с подобострастной ухмылкой заметил Феликс. – Стиль нашего соседа оставляет большое пространство для размышления над ним. Но стоит ли терять впустую время. Эти люди не достойны вашего внимания!

(Они многое скрыли от Николас – подумал я, но не мог не оправдать поступка, глядя на его сердитое лицо.)

– Что вы собираетесь с ней сделать? – спросил Феликс хозяина.

– Повешу над кроватью!..

– Если позволите, мы заберем ее себе, как улику…

– И как напоминание, что вы не выполнили обещанного! – постучал по ней пальцем Ник, – Я не желаю впредь получать подобного!

– Это вызов нам!– возмутился Кайл.

– И уже не первый! – заметил хозяин.

***

– Теперь надо просматривать всю корреспонденцию Николас,– сказал Кайл, вздыхая, когда тот ушел. – Куча лишней работы!

– А еще лучше – ускорить реализацию моего плана, если не хочешь вообще работу потерять! – ответил Феликс и развернувшись стал набирать чей-то номер на своем сотовом телефоне.

Неожиданный визит

Глава 7

5 Сентября.

В девятом часу я как обычно вышел за ворота в сопровождении Спенсера. Начало сентября – мое любимое время года. Самые яркие краски, накопленные за лето, раскрываются во всем своем многообразии именно в эту пору. К тому же через неделю я отпраздную свой 22-й день рождения.

Жизнь на новом месте наконец-то вошла в нормальное русло, протекала без резких поворотов и неожиданных глубин. Феликс и Кайл разрабатывают свою стратегию мести, я никоим образом не мешая им – свою.

С собакой мы ежедневно проходим все большие расстояния. Спенсер проявляет огромный интерес к лохматым существам, в несметном количестве заполняющим ближайшие к нам луга и болота. Я поощряю пса в этом. Когда он слышит отдаленное блеяние, с трудом удерживаю его… Пока.

В этот раз мы не успели еще выбраться из рощи, когда я заметил небольшой картеж, двигавшейся в направлении усадьбы. Поскольку мы были за валом, отделявшем дорогу от оврагов, где полно прогулочных троп, нас не заметили. Спенсер разгрызал очередную дубинку, найденную в кустах. Пока он был занят, я поднялся на вал и приник к старому дереву. Разумеется и сами машины, и номерной знак последней из них были мне отлично знакомы. Четвертая отстраненно торчала на перекрестке у подъема на гору, но ее отстраненность не могла меня обмануть. Я знал, что и она из этого картежа.

Поскольку их появление в здешних пределах редкий случай, повод, видимо, был особенный.

Я не слишком честолюбив, чтоб решить, что прежний хозяин явился поздравить меня с надвигавшейся датой. Его личное внимание даже для друзей никогда не становилось радостным событием. Особенное удовольствие Альфреду доставляло привозить с собой дурные вести. Его извращенная годами несанкционированного труда психика находила неизъяснимое удовлетворение от вида подавленной морально, а часто и физически, плоти.

Известно, что всего за пару лет Глава уже лишился нескольких добрых приятелей, и в первую очередь, по собственной инициативе. Возможно, он ценил оставшихся, но я не слишком надеялся на благодушие с его стороны. Свистнул Спенсеру, пес поднял с земли дубинку, которую не успел разгрызть, но не желал отступаться, и мы бегом припустили за внушительным картежом. До усадьбы было не слишком далеко. Небольшая гонка по пересеченной местности нам не повредит.

Пес хрипло дышал сквозь сомкнутые на дубине зубы. Слюна длинными лентами свешивалась вниз, болталась у ног и шлепалась кусками на землю. Его упорство снова восхитило меня, и я еще раз утвердился в том, что сделал правильный выбор.

Прошло десять минут – они уже там! Мы добрались до ворот несколько медленнее, чем ожидали…

Из всей охраны Главы, приехавшей сюда, мне были знакомы только трое: личный шофер Альфреда, его помощник и Wильям Брайс, сменщик Корвина в важных делах. Остальные, в количестве пяти человек, разбрелись по саду; пара курила у гаража.

– Что за урод? – воскликнул Вильям, увидев нас.

– Ты о ком?

– О твоем дружке, конечно! – он уставился на Спенсера.

– Не советую тебе так выражаться!

– Пес понимает?!– улыбнулся своей щелью Вилли.

– И запоминает!

– Ты водишь его без цепи?– охранник нахмурил лоб.

– Обычно – да!

– Хорошо, что у него рот занят!!

Дубина с грохотом упала на асфальт, разломившись надвое в месте укуса. Спенсеру надоело ее держать. Он помотал огромной головой, слюна мигом забрызгала капот одной из сияющих машин (Вилли поднял руку, защищаясь от нее), затем сел рядом со мной тяжело дыша и принюхиваясь.

– Опусти руку! – сказал я Брайсу, – Не нужно резких движений и … резких слов!

– Ты выучил много фраз Корвина!– загыкал тот.

– А, кстати, где он?– я огляделся, но нигде не заметил Фрэнка.

– Пока что не у дел! Имел неосторожность высказать Альфреду свое неудовольствие тем, что «молодежью» занимается Петит, и временно отстранен от всех занятий. В общем, смещен с поста. Но ненадолго. Ты же знаешь любовь Альфреда ко всему объемному, большому.

Сейчас это было особенно заметно. Огромные японские внедорожники, практически весь модельный ряд, едва помещались на нашей, к слову, не маленькой территории. При развороте они проехались по спортивной площадке. В тонком слое песка, с заботой разровненном накануне, виднелись глубокие рельефные борозды от широких шин. Один застрял на стриженой лужайке, и было ясно, что он выберется обратно, круша декоративные кусты.

Здесь любимый Rover Никса определенно выигрывал в маневренности. Вообще, когда хозяин полагался на собственный вкус, то неизменно делал правильный выбор.

Я отвел пса в загон и быстро вернулся к дому. На лестнице стояли двое человек из свиты Альфреда. Они спиной опирались о высокие перила, вытянув длинные ноги к противоположенной стене, как будто перекрывая собой ход к их шефу.

Еще выше, на площадке второго этажа, в точно такой же позе застыл и Феликс. Площадка была заметно шире лестницы, и он мог ее перекрыть, только если б лег поперек на пол. Однако, нахального вида не терял и подмигнул мне, когда я проходил в свою комнату мимо живой «заставы».

Кажется, беседа носила мирный характер. Тем не менее, я решил присоединиться к Феликсу и Кайлу как можно скорее. Переоделся, и вышел в коридор. Не рискнув прорываться сквозь завал ног охраны Альфреда, уселся на кухонный столик у подножия лестницы. Обычно его использовали на завтрак: оставляли подогретую еду для ночной смены, возвращавшейся с дежурства во дворе, или развозили по комнатам, если кто-то желал питаться в одиночестве.

Конструкция оказалась довольно хлипкой даже для моей комплекции. Столик периодически издавал какие-то звуки, отвлекая внимание двух «гостей». Между тем, я спокойно следил за ними со своего места. Глядел в упор, не отводя взгляда, – тренировки на Спенсере принесли результат.

Вскоре, на мой безмолвный вызов откликнулся один из соперников! Он развернулся ко мне, убрав ноги с белоснежной стены.

Прошло пять минут. В псарне они казались секундами, тут же было ощущение, что минуло не меньше получаса. Соперник опять поменял позицию на более удобную, – начал нервничать! Я с удовольствием наблюдал его конвульсии.

Еще через пять минут уже все присутствующие на лестнице участвовали в дуэли, хотя бы, как зрители. Феликс, заинтригованный моим методом подавления, передвинулся ближе к перилам.

Нашим противникам он никак не мешал, имея возможность наблюдать лишь их затылки. Зато на меня теперь были направлены сразу три пары глаз. (Впрочем, вполне обыденная ситуация, если учесть, кого я каждый день кормлю в бывшей конюшне).

Спустя пару минут приятель моего визави начал уговаривать его «не обращать внимание» – несколько запоздалый совет. Вряд ли сейчас кто-то добровольно сдастся, учитывая, что каждая последующая секунда может стать решающей.

Феликс, оказавшись не у дел впервые за последний месяц, переживал нашу борьбу намного хуже, чем мой соперник. Он начал мне махать. Показал сначала один большой палец, затем два. («Дурак, ты мне мешаешь!») Когда решил сложить третью комбинацию, дверь вверху распахнулась. Собрание закончилось. Феликс отпрыгнул от края площадки, второй охранник Альфреда завертелся на месте, чтоб предстать перед хозяином нужным ракурсом. Но даже появление через минуту обоих Глав на лестнице, не прервало наш зрительный контакт. Я вопросительно приподнял левую бровь. Мой конкурент еле заметно мотнул подбородком. (Тем хуже для него!) Я приподнялся со столика, тот плавно отъехал в сторону.

Альфред, что-то рассказывая Нику, первым стал спускаться. Он отдал приказ заводить машины тому из своих людей, который смотрел на него. Последний ринулся вниз, пытаясь на ходу выбить меня из состязания. Неспортивный прием! Мне пришлось вытянуть шею, чтоб не упустить из виду соперника. Альфред, тем временем, поравнялся с ним и распорядился разворачиваться. Болван только ухом повел, все еще упорствуя. Альфред проследил за направлением его взгляда, заметил меня и резко остановился.

– Что тут происходит?– спросил он.

Я не мог припомнить, когда в последний раз присутствие Альфреда так явно игнорировалось его подчиненными. Возможно, такого и не было никогда. Лицо моего противника дрогнуло, по нему пробежала болезненная судорога.

– Я не мешаю вам? – переспросил его хозяин.

Тишина.

 

– Нам подождать?!

Ответа не последовало, и Альфред вышел из себя.

Рейтинг@Mail.ru