Записки охранника. Часть II

Алекс Эсмонт
Записки охранника. Часть II

Разбор налета

Глава 6

Главной загадкой было появление на ферме полиции всего лишь через 20 минут после нас. А ведь мы приняли все возможные меры предосторожности по пути. Это означало, что блюстители, без видимых на то причин, ринулись в погоню со сверхъестественной скоростью (учитывая расстояние и рельеф местности) и добрались до цели в два раза быстрее. Конечно, мы сделали лишний круг, чтоб не ехать напрямую от усадьбы, однако, он не мог занять у нас много времени.

Был вариант, что на самой ферме все же находился кто-то, кто смог оповестить о нашем приезде. Но тогда скорость появления полиции вообще доходила до уровня трансгрессии, (если конечно не выясниться, что они случайно проезжали мимо скотного двора в ту ночь). Давно подмечено, что именно «случайность» все чаще становится определяющим моментом жизни.

Я размышлял об этом утром, запивая свои мысли горьким кофе, и допивал вторую чашку, когда на кухню вошел Феликс. Мы не виделись после его вчерашнего разговора с Николас, и я не знал реакции хозяина на наш провал.

– Он похвалил нас! – беря свой кофе, ответил Феликс.

– Ты шутишь?!

– Нет, так прямо и сказал, что дуракам – везет!

– По-твоему – это похвала?! Мне не хотелось бы, чтоб обо мне так говорили!

– Но о тебе он и не говорил! – Феликс глотнул из чашки, прополоскал во рту и уселся напротив.

– Вчера в Х. (административном центре нашего гр-ва) должна была состояться протестная акция. Число участников, не в пример прежним годам и акциям, заметно превышало допустимый для небольшого городка лимит. А, как известно, когда нас много – нам не страшно!..

(Я усомнился, вспомнив беготню по ферме накануне.) Но Феликс продолжал:

…– Требования в ходе митинга начали видоизменяться, в основном в части увеличения объема желаемого. Предводительствовал сосед… Под натиском объединенных сил администрация дрогнула (не прошло и часа) и отступила… Проще говоря, задними дворами покинула командные посты. К тому же и рабочий день уже закончился.

Аграрии еще какое-то время били в свои барабаны (я образно выражаюсь), выкрикивали лозунги, гудели в трактора, прежде чем поняли, что перед ними стоит пустое здание. Толпа возликовала, – враг бежал. Были даже мысли захватить оставленные позиции – то есть саму администрацию и закрепиться там. Однако вскоре феерия закончилась. Стало очевидно, что враг бежал, но не сдавался. «Билль» с требованиями остался на руках и без ответа. (Вообще, отдав ферзя, они не получили даже пешки!)

Начали искать причины поражения и нашли … в ближайшем пабе, где наш сосед с бригадой теперь штурмовал барную стойку. По мнению коллег, именно он превысил обговоренные заранее требования, подстегивал других, из-за чего акция вышла из-под контроля. Его единогласно обозвали провокатором, он отбивался. Сначала на словах, затем в ход пошли более весомые аргументы. Ими, как говорят, покалечили с десяток людей и даже полицейских. И все-таки фермеру удалось уйти и в этот раз. Ориентировки были посланы во все углы графства. Из Л-на в тот момент возвращалась «группа» захвата… Они были в паре миль от штаб-квартиры революционера, рассчитывали взять его тепленьким и развернулись с сиренами на ферму… где четверо мужчин, как мы с тобой знаем, уже пытались повысить градус. И если б им это удалось, полиция действовала бы «по горящим следам», наверное, впервые в истории!

– Так к нам их появление не имело никакого отношения?! – с облегчением переспросил я.

– Верно. И я даже больше скажу. Если б в ту ночь сгорела вся ферма, а не трухлявые сараи Кайла, подозреваемых, после акции, насчитали бы не один десяток. И мы в этом списке стояли бы далеко позади, если б вообще попали!

Вошел Кайл. Он был бледен, поэтому яркая малиновая полоса, с левого бока расчертившая его подбородок, сильно выделялась на мясистом лице.

– Отлично выглядишь, шеф!!– воскликнул заместитель.

– Я тоже рад тебя видеть, Феликс.

– Нет, правда! Шрамы украшают нас, а тебе давно нужно было украшение… Хоть одно! Но все же лучше б ты его заклеил. Мы скоро будем есть – а он отвлекает нас от гуляша! Соперничает в цвете…

– Советую занять свой рот на время чем- то более содержательным, чем глупая болтовня, если не хочешь получить такой же. – Кайл потер шрам и сел к столу.

Нелли поставила перед ним тарелку жидкой каши и пообещала к обеду сделать протертые овощи с фрикадельками на пару.

– Ты на диете?! – не унимался Феликс, сунув нос в чужой прибор.

– Я не могу жевать! – прогнусавил Кайл так, что стало ясно – и говорит он через силу.

– Я приберег тебе соломинку в компот! – Феликс принялся рыться в карманах.

– Спасибо! – поморщился Кайл.

– Вчера застряла в силосном навозе! – он действительно вытянул соломинку и тщательно обдув, положил ее на блюдце перед нами. – Надеюсь, размер тебе подойдет, и она доставит хоть каплю радости, ведь в прошлом была коноплей!

– Чем?! – удивились мы с Кайлом.

– Я не специалист по травам, но думаю, что все возможно… При нашем желании! Теперь полиция будет внимательно следить за этим рассадником левых идей, подсадим туда и «правые»…

– И семена у тебя есть? – с недоверием смотрел Кайл.

– У меня есть гораздо больше! – Феликс постучал себя пальцем по лбу.

– Лучше постучи по дереву! Хотя разница будет не велика! Меня поражает твое самомнение! Я бы не был столь уверен в «подсеве»! Это опасно…

– А в поджеге уверен был?! – переспросил заместитель.

Мне не слишком нравился подход к делу Феликса, но он фонтанировал идеями, как Кайл своим подбородком вчера, и нельзя было не признать их оригинальность.

Я немного успокоился после рассказа и даже съел больше положенного. Пошел мыть посуду к раковине. На ходу поинтересовался, где наш хозяин.

– В полиции. – ответил Феликс, и я выронил свою чашку. Она с грохотом упала в мойку, едва не расколовшись пополам.

– Вы же сказали, что нас не заподозрили!

– В инциденте на ферме – пока нет. Его вызвали по поводу апрельского дела в «Синем Петухе».

Тема меня мало интересовала, к тому же ничего нового там не было обнаружено, и Никс, разочарованный, вернулся после обеда домой. В нижней гостиной зашел разговор о его поездки. Прошло почти пять месяцев и дело, кажется, закрывали. Виновных так и не нашли.

– Меня ни сколько не удивляет подобный результат! – говорил Кайл, – Ведь речь идет о личных охранниках Альфреда – власти просто все замяли…

– Как раз о них речь и не шла, насколько я знаю. – ответила Нелли, раскладывая обед для хозяина на большом китайском подносе.

– Ну кто другой мог быть замешан? Разве у Олли были иные враги? У тебя есть версии?

– У Олли – нет, а у Николас, вполне возможно!– настаивала женщина.

– Тогда почему разделались не с ним?! Ты уходишь в сторону, а между тем, все просто…

– Для простаков! – вставил Феликс, прислушиваясь к разговору.

– Ослабить нас – вот главная цель, которую они хотели достичь…– хлопнул себя по коленке Кайл.

– И достигли! Ты ведь – слабый?! А еще начальник! Не на своем месте сидишь! – вновь пристал к нему Феликс.

– Я не о качестве охраны говорю, а о количестве…– парировал Кайл.

– Но мы уже пополнили ряды…

(Все посмотрели на меня, и мне тоже как-то сразу стало неловко сидеть на своем месте.)

– Я как сейчас помню Олли. Нам еще долго будет его не хватать! – уселась за стол Нэл, забыв о подносе. – Такой статный молодой человек, друг детства хозяина. Где теперь встретишь такие крепкие отношения.

– Да, для Николас это тоже стало ударом…– кивнул Кайл.

– Но он его хотя бы пережил… – вставил его заместитель.

– …и совсем неожиданным. Олли долго был в отъезде, за границей. Они собирались встретиться в тот день после месяца разлуки…– продолжала повествование Нелли.

– Ты говоришь как о любовниках! – с неудовольствием заметил Феликс, полоща кофем рот.

– Я говорю о близких людях…– отчеканили женщина.

– Вот именно!

– Прекрати – это неприятно!

– Ага?! – Феликс ткнул в нее указательным пальцем.

– Твои звуки!– Нелли злобно сверкнула глазами. – А если ты не все знаешь – так и молчи!

– Не знаю – чего?!

– Как широко понятие «дружбы» в современном мире… – откликнулся Кайл.

– В самом деле? – развернулся к нему Феликс.

– Насколько разное теперь подразумевается под ним.

Как представитель обвиняемой стороны (охраны Альфреда) я сдержанно молчал, но с удивлением замечал особенности общения и быта в новом доме…

До вчерашних событий своим главным соперником я считал Кайла, теперь же Феликс становился очевидной проблемой. Со временем Никс может заменить Кайла (который и так на испытательном сроке) энергичным вторым охранником.

Хотя наша поездка на ферму дала понять, что в соперники мне попали люди не самого выдающегося ума и способностей, однако, они по-прежнему пользовались у хозяина большим доверием, чем я. И если Кайл был предсказуем, манеры Феликса тревожили. Лучшим вариантом было бы – избавиться от обоих и как можно скорее.

Идея с коноплей могла дорого обойтись Николас. А он уже пережил несколько огорчений в последнее время. И почему Феликс решил, что фраза – дуракам везет – обращалась только к фермеру. В какой-то степени нам тоже повезло. Этого всего лишь случайность, что нас не взяли при поджеге.

***

К вечеру в поместье принесли открытку. Она лежала поверх газет. На ней был снимок одинокого барана, с самым типичным выражением на упрямой морде. Бросались в глаза закрученные рога невероятных размеров.

Открытка была музыкальной, если так можно выразиться и, открываясь, издавала до боли знакомый звук. На развороте были выведены несколько строк о чудесном обретении ранее утерянного, с благодарностью за неожиданный подарок. Затем следовала практически угроза – если автору снова что-то понадобиться, он и дальше будет обращаться по данному адресу, так как обращения в официальные структуры результатов не дают. «До новых встреч на перекрестках!» – заканчивалось она двусмысленной фразой.

 
Рейтинг@Mail.ru