Записки охранника. Часть II

Алекс Эсмонт
Записки охранника. Часть II

– Это полиция?!– удивился Гэрри, вслушиваясь в переливы.

– Нас кто-то видел!– воскликнул Феликс.

– Хорошо, что не загорелось!!

– Где Кайл?!

После этих слов низкие, покосившиеся строения с левой стороны осветило изнутри. На ярком фоне мы увидели темный силуэт, приближавшийся к нам. Кайл поджег то, что хотел. Сегодня ему одному это удалось. Старые трухлявые сооружения мигом вспыхнули, подняв вверх огненный столб.

Кайл подошел к нам, остановился и осмотрел наши изумленные лица.

– Ты был в сараях? – спросил очевидное Феликс.

– Угадал.

– Значит, тебе пригодилась твоя бумажка!

– Твоя марля, скорее. Но я не вижу вашего пламени! – ответил он, махнув на загоны. – У вас было достаточно времени!

– Но теперь его нет! Разве ты не слышишь сирены?!– отозвался Гэрри.

Шеф прислушался, как- будто впервые заметив чужеродный звук.

– Откуда взялась полиция?

– Ее вызвал я! – злобно глядел на Кайла Феликс. – Дорога перекрыта! Что делать?!

– Значит путь один – к роще! – быстро сориентировался Кайл. – Гэрри, твоя машина легче, езжай вперед!

Все засуетились. Гэрри кинулся к седану и начал выруливать на нем со двора. Мы увидели синие отсветы в овраге. Гул сирен стал громче. Феликс завел мотор, я бросился на заднее сидение. Теперь всполохи освещали темный салон даже внутри. Кайл уселся рядом с Феликсом и тот нажал на газ.

Джип рванул со двора вслед за седаном. Поскольку фары были выключены, мы с трудом различали дорогу и машину впереди. Несколько раз нас сильно тряхнуло на чем-то. Наконец мы выехали на открытое пространство, за пределы фермы. Роща темнела совсем близко. Небо вверху казалось светлым, но внизу, на земле, царил мрак.

– Удачный выезд, ничего не скажешь! – воскликнул Феликс.

– Хорошо, что вовремя заметили погоню…

– Трудно не услышать!

Впереди опять шла перебранка.

Неожиданно на призрачной дороге загорелись два красных огонька.

– Он что, совсем сдурел?! – завопил Кайл. – Включает фары!

Огни, казалось, горели далеко, но прошло всего пара мгновений, и мы едва не врезались в седан, стоявший прямо перед нами. Феликс резко затормозил и не пристегнутый Кайл больно ударился о доску приборов. Включилось радио. Диктор сообщил нам, который час. Я припомнил, сколько было на циферблате Кайла вначале – выходило, мы провели на ферме не больше двадцати минут. Раздавшиеся следом звуки психоделического рока, заставили воображение работать на полную мощь…

Перед глазами предстала почти мистическая картина. Темный седан, еще темнее, чем роща, освещал все красным светом позади себя. Зато его капот медленно обволакивало чем-то бледным. Создавалось ощущение, что он попал в полосу тумана, только двигался тот с поля как-то неестественно быстро и в разных направлениях. Я вспомнил вой, которым провожали нас из усадьбы, и чувство плохого конца.

Феликс вжался в сидение, с недоверием вглядываясь в то, что творилось за окнами машины. Кайл без отдыха обругивал все и всех, держась за разбитый подбородок. Даже в темноте было видно, как с него стекали капли крови.

– Пойди, узнай, что там случилось? – предложил мне Феликс, отключив радио.

В этот миг в луч света выскочила большая овца, за ней вторая, третья… В испуге, они наскакивали друг на друга, бились о борта машин. Оказалось, что дорога, по которой мы собирались выехать с фермы, использовалась для загона стада с полей. Животные столпились у проема в деревянном редком заборе, окружавшем фермерские угодья, и не давали нам проехать. Гудение сирен позади, заглушало их бестолковое блеянье. Мы оказались заперты в капкан. Огромному стаду не было видно конца.

– Сколько их здесь? – завопил Феликс.

Машину то и дело сотрясало от накатывавших на нее живых волн. Красные фары седана погасли, и единственным источником света осталась приборная доска, по которой бегали цветные огоньки.

– Сидите тихо. Может нас не заметят!– пробормотал Кайл.

Я оглянулся. Сирены все еще гудели вверху, но синие сполохи застыли между постройками двора, не двигаясь с места.

– Тупые животные! – тихо выругался Феликс. К кому бы это не относилось сейчас, он был прав.

– Считай, что нам повезло. Овцы затопчут следы от колес! Надеюсь, наше пребывание не заметят! – прошептал Кайл.

– Еще пара минут стоянки здесь и это не будет иметь уже никакого значения!

Наконец, тихо загудев, седан дернулся с места. Феликс, включил зажигание. Мы медленно выезжали с фермы, мимо покосившегося знака: «Частная территория, проезд запрещен».

Машина пару раз дергалась, как- будто натыкаясь на препятствие, затем пошла ровней. Через пару минут мы углубились в рощу. Феликс молчал всего с километр пути, затем перепалка началась с новой силой.

– Это и был твой план?!– закричал он.

– Я свою часть выполнил! – отмахивался от него Кайл.

– Не велика потеря – трухлявый сарай с нужником посередине!

– Зато они долго не смогут им воспользоваться. В отличае от овец… те вернулись в стойла!

– На что ты намекаешь?!

– Кто-то кричал, что берет скотину на себя! Просто в следующий раз реально оценивай свои возможности! Баранина тебе не по зубам!

– Не тебе меня судить!– вытаращил глаза Феликс.

– О нет! Я предоставлю это профессионалам…

У меня разболелась голова. К тому же, я надышался бензина и, в отличае от Феликса, который стал заметно энергичнее, почувствовал сильную слабость и вялость в конечностях.

– А почему вы не подожгли гараж? – повернулся ко мне последний, и мы подпрыгнули на чем-то, едва не соскочив на обочину.

– Смотри на дорогу! – одернул его Кайл.

– Я все равно ничего не вижу! – огрызнулся Феликс. – Так, в чем же дело?!

– Мы услышали сирены. – наврал я.

– И сразу дали задний ход?

– Я расценил, что так будет правильней. Если кто-то видел нас на ферме и вызвал полицию, убраться оттуда не нанеся заметный ущерб – лучший выход.

Феликс закусил губу.

– Ты все понял?! – повернулся к нему Кайл.

– Не капай на меня! – выплюнул тот.

– Дождемся следующего раза и припрем фермера…– заверил всех шеф.

– Тебя, между прочем, и в этот раз могут «припереть». Ты единственный из нас «нанес ущерб». Профессионалы тебя точно осудят! – ехидничал Феликс. – Я, как мне кажется, улик не оставил. Вы, – он опять повернулся ко мне, – полагаю – тоже! Канистру ты забрал? – снова спросил бойкий охранник у Кайла.

– Какую канистру?

– Одну из тех, что сегодня загружал. Я привязал к ней номер!

– Ты ими занимался, почему я должен был их забирать?!

– Я погрузил одну, тебе сказал – другую!

– Какой смысл был таскать канистры за собой?! Твоя обязанность – избавиться от них. Даже ребенок с этим справиться!..

Пока шел спор, я начал гадать – что подумает фермер, вернувшись с митинга, и обнаружив на своем дворе канистру бензина с приложением – виде бонуса – захваченного нами номерного знака. Скажу честно, мне мало вариантов пришло в голову.

Тем временем роща стала более частой, темной и кривой. Начинался пологий подъем. Иногда по крыше и люку стучали ветви деревьев, низко склонившиеся над дорогой. Раньше мы не пользовались этим путем и джипу доставалось. Но даже страх испортить еще одну машину, не заставлял нас сбавить скорость. Все то и дело оборачивались назад, прислушиваясь к звукам. На предложение Кайла прокрутить дополнительный круг, для проверки «хвоста», Феликс сказал, что тот вполне может это сделать, но в одиночку и без машины. Кайл отстал.

Верхушки деревьев, смыкавшиеся над нами всю дорогу, образую природную галерею, разошлись, открыв небо, уже все усыпанное бесчисленным количеством ярких и бледных звезд. Шины тихо шуршали по вековому наслоения опавшей листвы. Их шорох успокаивал.

Кайл выпросил у Феликса остатки марли и приложил к разбитому подбородку. Ему придется сильно корректировать свой отчет о сегодняшнем дне. За колючими кустами смутно вырисовывались очертания усадьбы. Вокруг царило умиротворение, насколько оно возможно в десятом часу. Напугал всех лишь резкий гудок впереди. У ворот сигналил Гэрри. Цепочкой мы въехали во двор.

Седан сразу направился к гаражу. Феликс остановил наш джип у крыльца. Он вновь первым выскочил из него. Я поспешил на воздух следом. Кайл какое-то время крутился на сидении. Феликс сделал ему приглашающий жест в сторону открытой двери (там ждали, новостей), а сам полез осматривать верх машины.

Придерживая свой подбородок двумя руками, как- будто тот мог отвалиться, Кайл вошел в дом. Тед охнул, увидев его. Я бы тоже испугался Кайла при ярком свете, если б не был готов. Всю светлую рубашку на обширной груди и животе залила кровью. Плечи и рукава пиджака тоже были забрызганы – результат сильной тряски по проселочной дороге. Создавалось ощущение, что он истекал у нас на глазах.

– Сегодня явно не твой день!– подавляя восторг, сообщил Феликс.

Тед взял Кайла под левый локоть и повел на кухню к мойке. Кайл дал себя отвести, подыгрывая разворачивающейся сцене, правда, жестко отмахнулся при этом от Феликса, когда тот попытался пристроиться к нему с другого бока.

– Чем тебя так? – спросил Тед, держа полотенце на отлете.

– Приборной доской! – ответил за Кайла Феликс. – Наши машины умеют давать сдачи. Правда, к сожалению, не тем, кто на них нападал!

На шум вышел хозяин. С площадки второго этажа он наблюдал картину. Затем сообщил Кайлу, что ждет его у себя через полчаса. Мы с Феликсом остались на кухне вдвоем.

К назначенному времени и в самом плачевном состоянии, переодетый Кайл поднимался наверх. За отведенные полчаса его челюсть распухла раза в два, и теперь услышать от него что-то вразумительно ясное не представлялось возможным. Говорил он с большим трудом.

– Вот почему на войне допрос проводят в первые минуты захвата! – радостно оглядывал себя в зеркале Феликс.

Однако позднее выяснилось, что Кайл все-таки «накапал» на Феликса. Хозяину. Не знаю, много ли он смог сообщить, но следующим на «допрос» был вызван именно его заместитель.

 

Я еще с час посидел на кухне ожидая своей очереди, но она не подошла. В 12-ть ушел к себе, лег на кровать и тут же отключился. Сон был беспорядочным. В нем я вновь возвращался на пресловутую ферму, гонял по дорогам, считал овец… и даже во сне ощущал тряску, которую пережил на яву. Наше предприятие потерпело крах, но многое в этом было не понятно, вопросы сами приходили на ум. К утру мы получили и ответы…

Рейтинг@Mail.ru