Записки охранника. Часть II

Алекс Эсмонт
Записки охранника. Часть II

На ферме

Глава 5

Не успела пострадать одна машина, как стало известно о столкновении с другой!

Колонна гусеничной техники, без спецсигналов, едва не подмяла под себя на пустом перекрестке Rover самого Ника. Парадным маршем фермеры направлялись к административному центру гр-ва, с целью проведения митинга, оканчивавшегося по традиции в ближайшей пивной. (Митинговали и пили по случаю повышения цен на «топливо», пока оно и в барах не взлетело). Завершал колонну грузовик со штурмовой командой, из числа работников фермы и около нее. Эти отморозки повели себя совершенно беспардонно.

Хозяин вернулся с перекрестка в крайнем раздражении. Он долго ходил вокруг своего Roverа. Одно из боковых стекол выбило напрочь, – осколками был усеян весь салон. Заднюю дверь вогнуло внутрь. Это был открытый вызов!

Мы решили, что пришло время сообщить наши предложения по поводу ответных действий. Никс жутко разозлился, узнав, что за последние двое суток пострадала уже вторая машина.

– Пора, наконец, обратить внимание на сельхозпроизводителей! Хотя бы нам! – сказал он. – Сделать встречное движении…

– Надеюсь, они оценят этот шаг… – кивнул Феликс.

– Если ты наступишь им на горло! – ответил хозяин, глядя прямо на Феликса.

Улыбка медленно расползалась по смуглому лицу бравого охранника. Возможно, выражение Николас он понял буквально. В любом случаи, одобрение на все ответные действия было получено, и мы решили приступить к делу незамедлительно.       Эта акция протеста позволит нам устроить собственную «акцию»…

Парни принялись к подготовке операции, засучив рукава. Я не стал брать никаких «сложных» средств, полагая, что применять их не придется. Моя догадка подтвердилась, когда Кайл запихнул в багажник пару канистр с бензином. В восьмом часу мы выехали на двух машинах (единственных целых в гараже) и помчали в нужном направлении.

Когда первый джип оказались за воротами, со стороны псарни внезапно раздался глухой вой, протяжно и жалобно наполнивший сгущавшийся вечерний сумрак. Он показался мне недобрым предзнаменованием. Феликс громко выругался, и только за вторым поворотом я вспомнил, что как раз сейчас, по обычаю, должен был гулять с псом. Животные хорошо чувствуют время. Когда Спенсер понял, что за ним не придут, выразил свои чувства по-своему.

– Лучше бы он этого не делал! – заметил Кайл, когда я объяснил, в чем дело. – У меня желудок свело при этом звуке… И до сих пор не отпустило!

– Чего мы так боимся?! Там никого нет, а пара сторожей ни в счет…– вскинулся Феликс.

– Ты сказал – боимся?! Нет, ты это слово произнес?! – возмутился Кайл

– А что тогда с твоим желудком?..

– Я говорил лишь о неприятных звуках по ночам… В особых условиях…

– Сейчас не ночь, а что до звуков, то твои … в особых условиях… еще неприятнее!

(Они с Феликсом жили в левой части дома, в соседних спальнях, но при этом делили одну ванную комнату на двоих).

Мы гнали во всю мощь. Нам предстояло сделать лишний круг, чтоб подъехать к ферме с противоположной от усадьбы стороны. Дорога шла через густой лес, где нас никто не мог увидеть.

– Сейчас подъедим!! – сообщил я. – Вы уже решили что делать?

– Пусть каждый возьмет на себя свою роль! – ответил Кайл.

– Очень умно! – фыркнул Феликс. – Конечно – свою! – он вытянул губы. – Твою роль я ни при каких условиях на себя брать не стану!

Куда делось чувство единения, благодушно витавшее все предыдущие дни. «Братство» распалось при первом же опасном деле. Каждый тянул на себя. Вот он, отрицательный момент отсутствия строгой субординации. Может охрана Альфреда тайно и соперничала между собой, но серьезные операции всех сплачивали, каждый знал свое место и то, чьи указания должен выполнять, независимо от личных симпатий и пристрастий. (В подобных случаях пристрастием, одним на всех, был Альфред.) Меня поразила перепалка в самый ответственный момент.

– Мы подожжем стойла?! – спрашивал Феликс. – Я видел в дали, на откосе что-то белело! Наверное – овцы! Скорее всего, загоны пусты…

– Ты что – дурак! Поджечь загоны?! Гореть будут только амбары и гараж…– отмахивался Кайл.

– Но их гараж сейчас тоже пустует! Никс же сказал – они уехали…– не унимался Феликс.

– …Значит – сараи и подсобные помещения. – рычал Кайл.

– Кому нужны сараи?! Тем более те, что у него?! Ногой пнешь – сами заваляться! Он нам еще спасибо скажет. Мы очистим ему двор!– пыхтел Феликс.

– Что ты предлагаешь?!

– Я, кажется, уже сказал тебе – что!!

– А я уже ответил!…Отрицательно!!

– На раздумье осталось пара минут. Мы подъезжаем! – заметил я, с трудом перекрывая шум.

– На месте разберемся! – отозвался Кайл, после недолгого молчания.

– Мне это не нравиться! – я начал сомневаться в удачном исходе налета.

– Учитывая, что скоро стемнеет … много ли у нас времени будет там размышлять? – согласился со мной Феликс. – Когда ты клал в машину канистры, я был уверен, ты знаешь, что делаешь!

Кайл не отвечал. Феликс возбужденно вскинул руки:

– Наш противник никогда не мучается вопросом, как и куда «нагадить»!

– У вас с ним много общего… – пробормотал Кайл.

Впереди, за небольшим оврагом, показались приземистые постройки, хаотично разбросанные на склоне под холмом. Прежде, я видел их лишь издали, с шоссе. Въезд, как и выезд с фермы был один. Но Кайл рассказал, что за рядом длинных амбаров находилась довольно широкая тропа, шедшая через рощу позади гаражей спецтехники. По ней, в случаи надобности, можно было проехать на машине.

– Приехали! – оповестил я всех.

– Что скажешь, Док? – снова спросил Феликс, теряя терпение.

– Хорошо. Поскольку мнения разделились, пусть каждый выберет то, что ему больше нравиться!

– Тогда мы спалим все?.. – обрадовался Феликс, хотя тон его и был вопросительным.

– Не надорвись… – Кайл мельком взглянул на светящийся циферблат – прошло полтора часа с момента наезда на перекрестке.

– Не беспокойся на мой счет! – Феликс, с улыбкой маньяка, уже вылез из машины. Мы последовали за ним. Через минуту подъехала вторая машина, в ней был Гэрри. Он сопровождал нас для страховки и должен был задерживать движение в случае, если кто-то едет позади. Нам везло. Как мы и думали, в это время на ферме никого не было.

Феликс быстро открыл багажник, всячески показывая свое нетерпение и подстегивая нас. Он достал сразу обе канистры и грохнул их на землю.

– Придурок! Ты нас взорвешь… – отскочил в сторону Кайл.

– Расходимся по территории – нечего торчать на самом видном пятаке! – приказал Феликс гнусаво, склонившись над бензином. Воротник его кофты все время попадал ему в рот и он отплевывался… чаще под ноги Кайлу. Последнему явно не нравился приказной тон заместителя, но Феликс был прав, и спорить с ним не имело смысла.

Мы подошли к машине, Кайл развернул маленький план, составленный после наезда у паба, на лобовом стекле. Там, по его памяти, была схематически зарисована вся местность. Накануне мы долго изучали ее. Теперь же, когда рассматривали план в сумерках, стоя на самой ферме, почти не находили в них общего. Рисованные квадраты разной формы должны были соответствовать определенным строениям. Но они им определенно не соответствовали.

– Вот это длинное – загоны для скота! Их мы отдали Феликсу! – ткнул Кайл в кривой прямоугольник.

– Удачная мысль! – отозвался снизу Феликс, открывая канистры – в воздухе тут же распространился терпкий запах бензина.

– Вот здесь – гараж для техники. – показал наш шеф в угол плана (с оторванным куском). – Гэрри – проверишь его?

– Ты правильно все разместил? Я вижу пятно с надписью на плане, но не вижу в том месте гаражей

Мы пристально всматривались в ту сторону, там действительно не было ничего похожего.

– Ты не перевернул рисунок? – нервно переспросил Гэрри.

– Тогда надписи будут вверх ногами!

Мы молча склонились над планом, пытаясь разобрать. Я смутно различал наши обеспокоенные лица на темном стекле машины,– вверху, на небе, загорелась первая звезда. В этот момент позади что-то громко треснуло. Кайл выронил листок. Все обернулись к канистрам. Феликс рвал длинную марлю на части, аккуратно, смакуя процесс, опускал их в бензин, затем вынимал, принюхиваясь.

– Убери свои бумажки! Они понадобятся тебя позже! – сказал Феликс. Хотя его манера мне не нравилась, но он был единственный, кто знал, что делать и действовал. – Возьмите запал и подожгите свой костер! – заявил заместитель Кайла, раздавая каждому по куску марли. – Здесь полно сена, навоза. Наш агроном не слишком аккуратен. Произведем зачистку местности от барахла… Надеюсь, у всех есть зажигалки?

Выяснилось, что не у всех. Гэрри не курил, как и я, после случая с фонтаном. Феликс, выказав неудовольствие, отдал нам свою, и приказал торопиться.

С развивающимися мокрыми полотнами мы побежали вокруг длинных загонов в сторону гаражей, и там решили разделиться.

Я остался у амбаров, где под навесом сушились большие копны сена. Суетясь, поджег их зажигалкой… Точнее, попробовал поджечь, но они были недостаточно сухими. Скорее тлели, чем горели. Гэрри в спешке опустил конец своей марли к тонким языкам цветного пламени. Он был искренне уверен, что успеет добежать с ней до гаражей. Марля заискрилась, Гэрри рванул вперед, порыв ветра подхватил ее на открытом пространстве, и через секунду она оказалась факелом в его руках.

В испуге он уронил марлю на влажную, развороченную колесами, грязь и отскочил в сторону, тряся пальцы. Марля съежилась на сырой земле и, выпустив последнее вонючее облачко, потухла. Позади меня, в свежескошенном сене, тоже тихо шипело, шел слабый аромат разнотравья, но ни огня, ни даже искр уже не было видно.

– Дай мне зажигалку! – крикнул Гэрри.

– Я выронил ее в темноте!

Чувство невыполненного долга затмила необходимость торопиться. Мы понеслись обратно к машинам.

 

– Уже подожгли? – спросил Феликс, оглянувшись. Он вытащил из-под сидения знакомый погнутый номерной знак и привязал его к одной канистре. Гэрри собирался ответить, но в тот же миг на дороге, почти растворившейся в темноте – загудели сирены. Все замерли.

Рейтинг@Mail.ru