Записки охранника

Алекс Эсмонт
Записки охранника

Избранные места (Интернет-дневник)

Предисловие

Дневник начинается с того дня, когда поступило официальное распоряжение моего прежнего хозяина, главы некоего Сообщества, уважаемого во многих авторитетно-брутальных кругах досточтимого Альфреда V Rисток. (Ну да, он в некотором роде – наш пастырь, правда тропа, которой ведет, становиться все кривее. Кое-кто даже подумывает о смене «религии», а с нею вида деятельности и заработка на жизнь).

Но, я ухожу от сути…

Распоряжение заключалось в моем переходе на службу к его коллеге. «Счастливчик» находился в круговой иерархии на одну ступень ниже, а значит и в несколько подчиненном положении. Переход для Ника Ли Бустье, так его зовут, имел как будто бы насильственный характер (в отличие от меня, которому, надеюсь, доставит удовольствие), но проводился Альфредом под знаком дружеского участия и доброй воли.

Вот предыстория всего:

Два месяца назад главу охраны этого Никса нашли со свернутой шеей у паба «Синий Петух». Расследование неприятного инцидента на протяжении долгого времени не сдвигалось с места. У следователей не хватало улик и не имелось подозреваемых. Коронер вынес открытый вердикт. Хотя многим доподлинно было известно, что в тот же вечер и в том же пабе несколько человек из свиты самого Альфреда пили за здоровье своего хозяина, чьи именины прошли накануне, послужив причиной незапланированного выходного дня, редко выпадающего охранникам столь высоко уровня. К сожалению даже тот, во всех смыслах благородный повод, по которому они собрались, стал началом темных событий, всколыхнувших Сообщество.

Мало того, что драка была затеяна всего лишь через десять минут по- прибытии соперника (а охрана Альфреда к тому времени досиживала в пабе не первый час и изрядно накачалась). Она носила откровенно пакостный характер: четверо против одного, пьяные – против трезвого, вооруженные против безоружного.

До сих пор их соратники задаются вопросам – как эта встреча вообще состоялась, при той аккуратности, свойственной всем рядовым охранникам, не говоря уже о шефах охраны. Однако факт оставался… и остается неразрешенным. На теле погибшего нашли множество ран, и ни одна, по словам экспертов, не была способна привести к столь трагическому исходу для полного сил тридцатилетнего молодого человека.

Более того, явились свидетели, утверждавшие, что по окончанию разбирательств он сам ушел с места столкновения, не нуждаясь ни в чьей помощи, и что особо важно – поддержке.

Повод драки – также загадка. Ведь Николас принадлежал к организации, которую возглавлял сам Альфред. Между ними давние дружеские отношения. Конечно, не всегда отношения хозяев и их подчиненных совпадают, но не до степени же «братоубийства»!

Узнав о происшествии, вокруг которого уже витали имена его личных телохранителей (молва безжалостна), да еще случившемся всего лишь через сутки после собственного дня рождения, когда (по- идеи) все подарки вручены и розданы, а от предстоящего года ждешь только положительного Альфред был потрясен, (насколько он может). Во всяком случаи, испугались даже те из нас, кто не был в «Синем Петухе»…

Через неделю Глава лично выезжал к Николас подтверждать свои самые искренние дружеские чувства, однако взаимных, в этот раз, не добился. Два месяца ничто не менялось в их отношениях. Сложившаяся ситуация сильно напрягала Альфреда, мешая концентрироваться на обыденных делах, вносила разлад в деятельность организации и смятение в ее ряды. Возрастные и авторитетные члены выражали крайнее недовольство самими фактом нападения, участием «союзных группировок» и тем, что до сих пор не были изобличены и наказаны виновные.

И вот, после двухмесячного раздумья, Альфред решил развести ситуацию, прислав Нику взамен «утраты» своего охранника. Выбор пал на меня…

Записки охранника

12 июня 2012г. Фрэнк Корвин, наш непосредственный руководитель и сэнсэй, сообщил на внеочередной встрече, что с новой недели я перехожу в распоряжение нового хозяина, полюбопытствовав мимоходом, нет ли у меня возражений. Разумеется, у меня не было! Сбылась давняя мечта. Еще подростком, учась в спортивной школе, я впервые увидел Ники Ли Бустье. Он уже закончил ее с успехом, мало кому сопутствующим и спонсировал турнир, вручая кубок победителю. Он был примером для подражания долгие годы для всех учеников. Его фото на стене заменяло нам фотографии поп-звезд того времени. Устроиться к нему на службу было верхом желаний. А если учесть, что у Никса вдвое меньше охраны, то подняться до ее Главы было бы менее затруднительно, чем на нынешнем моем месте. Да и тело Ники охранять куда приятнее, чем тело Альфреда. Какая гибкость, какая маневренность, какое… все остальное!.. Но я опять отвлекаюсь.

Мне припомнилось, что два дня назад, занимаясь с партнером под присмотром Фрэнка, я видел машину Никса – серебристый спортивный Rover – у нас во дворе. Он приезжал к шефу по специальному приглашению. Теперь понятно, для чего. Планы менялись, в угоду общих желаний! А наши с Альфредом, видимо, совпадали. Мне велено было прекратить все «лекции» и уроки.

– Смотри, чтоб ни одного волоска с головы не упало… Хотя бы у этого!.. – говорил после хозяин, указывая на меня Фрэнку. В придверии «перехода» его разумеется волновала сохранность «подарка». Об этом особый разговор…

***

У Никса был выбор!

Вторым вариантом считался лысый Говард. Он должен был стать в паре со мной охранником вечерний смены, при условии, если мы пройдем сито жесточайшего отбора и останемся в Организации. Мы проявили старание и крайнюю заинтересованность. Десятимесячный курс подготовки подходил к концу, и Фрэнк намекал, что нас берут. Обоих… Я не был в восторге от перспективы работать с этим психом. Знал его по спортивному клубу, где вместе обучались с малолетства. Устраиваться на работу к Альфреду тоже пришли одновременно. В принципе, не сами пришли, – сюда просто так не приходят, – а получили определенного рода предложение – попробовать свои силы… И теперь почти ежедневно пробовали их друг на друге и в спаррингах с другими, более опытными охранниками поместья. Сэнсэй Корвин – Глава охраны, всегда считал физическую подготовку – приоритетной.

Правда, в тот исторический поворотный день проходил теоретический урок. Нам практически на пальцах (а у Фрэнка их было восемь) объясняли, как важно оттачивать мастерство первого удара. Ведь сойдясь с опытным, подготовленным противником, ты рисковал вступить в длинный, изматывающий бой, оставить клиента без надзора, и что самое опасное – получить серьезную травму. Зачастую она не только надолго выбивала из строя, но и вытягивала все накопления. Профсоюзов охранников в нашем случаи, не существовало и официальный пансион мы получить не могли. Зато попрощаться со здоровьем и карьерой – запросто!

Не считая, что покажусь нескромным, скажу, что техникой первого удара я обладаю в совершенстве. Уже на последнем году обучения выбивал любого с ринга – стрелка на часах не успевала пройти полный круг (секундная стрелка, разумеется!). К тому же, владел приемами, не оставляющими следов (редкий дар), в отличае от лысого конкурента, следы которого держаться многие месяцы даже в общей уборной …

Весьма возможно, что совокупность этих качеств и повлияло на выбор Ники!

Корвин, кажется, жалел, что у него отобрали ученика. Он самозабвенно исполнял роль нашего папочки, но поскольку у Альфреда дома охраны как в супермаркете, то и меняется она не реже, чем там. Большой поток людей прошел через его Организацию; многие безвозвратно утрачены, кое-кто утрачен частично (трое бывших охранников прикованы теперь к креслам на колесиках). Не сомневаюсь, что после моего отъезда появиться новая партия учеников, а стало быть и покупателей кресел-каталок (спрос в этом случае точно рождает предложения!)

Прощаясь со мной, Фрэнк был взволнован, что с ним не часто случалось. А обрисовывая ситуацию, сложившуюся в «команде», как он выразился, Николас, имел крайне хмурый вид. То, что шеф охраны, и при том замечательный профессионал, – это готов был признать даже шеф,– погиб насильственно и при загадочных обстоятельствах, его настораживало. Не важно, что по- мнению экспертов «обстоятельством» вполне мог быть и сам Фрэнк с товарищами, – он продолжал весь день меня стращать.

К его вящему неудовольствию я не проникся местечковым мистицизмом здешних людей и собрав вещи, в полдень оставил прежний дом, отправившись в дорогу к заветной мечте! Никс обитал за городом, в часе езды, поэтому мне приходилось торопиться.

15 июня 2012г. – Жуткий холод не по сезону. Как сказал метеоролог на ТВ – нас ожидает холодное лето, с мокрым дождем… Я слишком хорошо ощутил это на себе, пройдя всего пару сотен метров во всепогодной скандинавской куртке. Под мелким ситом плечи и спина быстро прилипли к одежде и стали значительно чувствительнее к любому дуновению ветра. За стоячим воротником скопилась стоячая вода. Видимо куртка работает как ночной клуб до 3-х ночи – все впускает и ничего не выпускает! (Никогда не охранял там, но знаю.)

Природа вокруг отличается однообразием: справа тянуться пустоши, (естественно – вересковые); слева возвышается каменная гряда – глыбы известняка, знаменитые тем, что находятся тут с доисторических времен. Впрочем, как и все остальные камни на планете, появившиеся одномоментно с ней. Ничто не отвлекает от мыслей, если они у тебя есть. А у меня были! Обыденная фраза: «не место красит человека, а человек место» здесь весьма красноречива. И этот человек для меня – Никс! Он олицетворение всех достоинств. Идя в его усадьбу, я был уверен, что новый шеф выбрал именно меня, потому что оценил и мои принципы и достоинства, вспомнил общее спортивное прошлое. Это очень трогало и умиляло…

Втянув сырой воздух в легкие, я вгляделся в даль. От станции, на которую прибыл, до места службы было несколько километров. Значительное расстояние. Мне придется либо ловить машину, а за последние десять минут не проехало ни одной, либо тащиться до пункта назначения (как говорят наши педагоги) «в предлагаемых обстоятельствах».

 

Я пошел спортивным шагом: глубокий вдох – два выдоха. Однако вес взрослого, хорошо одетого человека с багажом под сильным дождем увеличивается, наверное, вдвое. Я прибавил шагу, и на пологом подъеме едва не задохнулся – четыре вдоха – один эпилептический выдох. Лучше вертикальная гора метров в двести, чем постоянный нудный подъем на протяжении полутора километров. А впрочем, исходя из профессиональных наблюдений – правильно выбранная дислокация. Даже на самой современной тачке из-за частых и крутых поворотов с уклоном здесь не разогнаться до приличных скоростей. Других подъездов к усадьбе нет. Кругом глубокие овраги, заросшие деревьями.

Похожа, местность вообще мало заселена, кроме небольшой фермы, которую я видел в отдалении, на полпути, мне не встретилось никаких жилых построек. Лишь грязный комбайн, груженный силосом, прогремел мимо и тот – в обратном направлении.

Наконец просвет вверху – блеснула крыша! Я поставил тяжелый рюкзак на середину дороги, там, где не было луж, надеясь немного отдышаться и привести себя в приличный вид, перед тем как предстану начальству, как вдруг… Визг тормозов! Из-за очередного поворота вылетел внедорожник! Меня спасла лишь хорошая спортивная подготовка – я успел отпрыгнуть на обочину, чего не могу сказать о своих вещах…Далее было неловкое падение вниз, на кривой вяз, треск ветвей… и тишина.

Когда слух вернулся, вверху резко хлопнули дверцы машины. Я услышал диалог. Сначала молчаливый: там кто-то ходил, потом мимо меня просвистел камень (похоже, отбросили ногой), затем неожиданный вопрос: – Ну и где он?! Ни вещей, ни человека!

– А Вы уверены, что это был он?

– Я уверен, что был, а кто – уже другой вопрос! Во-всяком случае, если судить по времени – то да! Его поезд пришел на станцию почти двадцать минут назад.

– Пришел?

– Ну и ушел, разумеется! Как и он сам… Ведь из зала ожидания нам никто не звонил!

(А разве там есть «зал ожидания» – подумал я, вспоминая миниатюрную станцию).

– Мы слышали хруст ветвей в той стороне! – крикнули рядом.

– Что ж, пойдем посмотрим!..

На насыпи заскрипела галька. Сейчас меня увидят!

Я заторопился выбраться из зарослей и хватаясь за корни, торчащие из земли, полез вверх, на дорогу. Когда же я выбрался на ее край, оказалось, что на меня никто не смотрит! Все столпились у противоположенного обрыва и что-то разглядывали там, обмениваясь впечатлением:

– Вон он!..– уверенно заявил высокий человек с зализанными назад волосами.

– Да, что-то темнеет…– отозвался второй, присевший на корточки рядом с ним.

– Я же говорил!..

– Придется доставать!– второй поднялся во весь рост, оказавшись даже выше первого.

(В какой-то момент я усомнился, кого они ищут?)

– Иди за веревкой… – сказали третьему, застывшему с края. Тот повернулся и увидел меня. Наверное, после падения мой вид был не лучший, так как он резко остановился, поднял руку с указующем перстом, округлил сначала глаза, потом рот и изрек известный в таких случаях и при такой конфигурации носогубной складки звук:

– О-о!

Самый высокий из компании – Николас (а это был именно он!) – обернулся на звук. Посмотрел сначала на его глаза, рот, затем перевел взгляд на палец и дальше на то, куда он указывал… Таким, прямо скажу не идеальным образом и состоялось наше личное знакомство!

***

Меня посадили в машину. На колени положили вещи, которые я всего лишь час назад заботливо укладывались в рюкзак… Рюкзака больше не было. То, что от него осталось Никс не позволил взять в салон, обитый чьей-то очень дорогой кожей. Как и мою всепогодную куртку. Ее повесили на суку, в наказание за то, что «не справилась с задачей». Да и порвалась значительно…

– Но, ты же не очень жалеешь о ней?– спросил Ники, повернувшись с переднего сидения.

– Ничего, выдадим тебе новую! – заметил один из сопровождающих, прикрывая кривую ухмылку рукой.

Поначалу я испугался его угроз, представив униформу всех бытовых охранников – черную, с биркой на груди – seсurity. Но затем отмахнулся (образно), от подобной мысли, как несостоятельной. Я вступил в ряды серьезной Организации, а маскарад им ни к чему.

Всего за пару минут мы преодолели расстояние, которое пешим ходом заняло бы четверть часа. Наконец впереди показался двухэтажный дом с постройками. Мимо него пролегало шоссе из гравия. Оно соединяло несколько деревень, расположенных в этом месте и трассу, ведущую к городу.

Ворота открылись автоматически, при них была возведена будка, но в ней никого не оказалось(!)…

Машина подъехала к левой стороне дома. Из дверей выскочил человек средних лет, на ходу он что-то дожевывал, вытирая об себя руки, как я успел заметить. Меня высадили у крыльца и, пообещав, что «помогут устроиться», укатили обратно…

Я растерянно застыл посреди дворовой площадки, провожая машину взглядом. Жующий человек назвался Кайлом и протянул руки за моими вещами, которые я ему, после увиденного, разумеется не дал. Мы вошли в красивый холл с тремя дверями. Одна их них, почти у входа, вела в огромную гостиную в четыре окна. Вторая – в кухню; третья, сразу за лестницей на верхний этаж, – в служебное помещение. Далее шел поворот за угол, коридор и еще несколько дверей. Мне открыли первую.

Рейтинг@Mail.ru