Девственность по контракту

Алекс Найт
Девственность по контракту

Глава 1

Карделия

– Держи и ознакомься.

Мачеха положила передо мной на письменный стол свиток. Красная сургучная печать излучала потоки магии, сообщая о силе клятвы заключенного контракта. Белоснежный пергамент местами примялся, четко отпечатались следы от пальцев, будто его довольно часто открывали и просматривали. Хотя обычно документы подобного толка заключались один раз, а потом хранились взаперти, как гарант исполнения обязательств всеми сторонами.

– Что это? – я даже не попыталась взять предложенное, вновь перевела взгляд на мачеху.

Она сидела передо мной в высоком кожаном кресле. Тонкие губы кривились в ядовитой усмешке, серые глаза смотрели холодно, с мрачным предвкушением. Она постукивала ногтями по деревянному подлокотнику кресла и лишь повела плечом, явно не считая нужным отвечать.

Зло стиснув челюсть, я подалась вперёд в своём кресле и все же схватила проклятый документ. Не ждала ничего хорошего. После того, как мой дар заблокировали раньше, чем дар сводной сестры, всем стало ясно, что я скрывала истинный уровень своих сил.

Как я не ругала себя, но руки дрожали, пока я развязывала тесьму и разворачивала свиток. От мачехи можно было ожидать чего угодно. Но пока она мой законный опекун, мне нечего ей противопоставить.

– Этот контракт, – охрипшим от волнения голосом проскрежетала я, – на инициацию.

– Всё верно, – сухо ответила мачеха‚ кивнув. – Моя инициация пройдёт не так, – теперь руки дрожали от негодования, сердце билось о грудную клетку, как бешеное. – Вы не посмеете!

Я подскочила с места, отбрасывая свиток на отполированную столешницу письменного стола. Сила кипела в груди под действием моей ярости, но не могла вырваться наружу из-за блока. Только ярче было подступающее к горлу отчаяние. Оно горечью растекалось на языке, опаляло огнём мысли, не позволяя оценивать ситуацию здраво. – А ну сядь, дрянь! – рявкнула она.

Я вздрогнула от неожиданности. Раньше мачеха никогда не повышала на меня голоса. Между нами царила атмосфера истинного притворства. Я не мешала ей и делала вид, что довольна её управлением семейным бюджетом. А она в свою очередь не донимала меня и не требовала приездов из академии в родовое гнездо. Жила на широкую ногу, баловала свою дочь. А мне доставалось лишь урезанное содержание.

Недовольно поджав губы, вновь заняла кресло. Пытаясь успокоиться, поправила юбку формы академии. Я ведь только с дороги. Думала, мачеха просто желает поприветствовать меня после долгого отсутствия в семейном поместье. А оказалось, она решила обрадовать контрактом, заключенным ею от моего лица.

– Ознакомься, – она вновь придвинула ко мне свиток.

Да, точно. Этого требует закон. Я обязана прочитать этот документ, знать свои обязанности и права. Только строчки расплывались перед глазами. Может, потому что договор выглядел стандартно.

– Послушайте, я уже договорилась об инициации. Профессор Дюпон согласился провести для меня ритуал по новейшей технологии за полцены. Уверена, это намного дешевле стоимости стандартного ритуала.

Решила зайти с другой стороны. Знала не понаслышке о меркантильности мачехи. Инициация – дорогостоящий ритуал, так как несет риск для обоих участников. Все эти годы я откладывала деньги, но этой суммы все равно недостаточно. Отправляясь домой, я надеялась, что смогу договориться с мачехой о выдаче мне денег на ритуал. Здравый смысл подсказывал, что она не посмеет оставить меня без средств на проведение ритуала. А вот пессимизм говорил об обратном, что матушка отправит меня раздвигать ноги перед обычным человеком без способностей в надежде на природную инициацию.

– Сами подумайте. Я пройду инициацию, но буду фактически невинной. Многих может заинтересовать такая невеста.

– Ознакомься, – голос мачехи стал тягучим, как патока, а улыбка‚ скорее‚ напоминала оскал.

Мурашки плохого предчувствия поползли по позвоночнику. Но её слова позволили отбросить первоначальный шок от новостей и вчитаться в строки контракта.

– Это новейший ритуал, полностью под контролем опытного магистра. А вы подкладываете меня под… – дыхание оборвалось, когда взгляд отыскал имя мужчины, что должен провести инициацию. – Август ди Зерек. Это тот… – спазм сдавил горло, пришлось тяжело сглотнуть, чтобы продолжить. – Маг Бездны?

Я прикрыла глаза, не желая, чтобы мачеха видела ту безысходность, что овладела мной. Маги в нашей стране элита, представители высшей аристократии. Но с открытием пять лет назад пролома в параллельный мир, называемый Бездной, многое изменилось. Маги, что запечатывали межпространственный разрыв, получили силу иного мира. Их начали называть магами Бездны. Заперли, чтобы выяснить природу их сил. А позже выяснилось, что разлом – только начало. Твари Бездны начали проникать в наш мир через людей, овладевали их волей и сознанием, постепенно поглощая. Таких людей стали называть Одержимыми. Магов Бездны освободили, ведь стало известно, что лишь они способны чувствовать силу иного мира в других. С тех пор они – защитники мира, элита над элитой, те, кому не писано большинство законов.

– Да, это он. Тебе очень повезло, что такой сильный маг согласился провести инициацию твоей силы. Практически бесплатно.

– Что это значит?

Больших трудов стоило отбросить панику. Ещё ничего не известно. Жизнь научила меня бороться, не сдаваться. Нет безвыходных ситуаций. Поэтому нужно собраться и начать искать выход из ловушки, в которую меня загнала мачеха.

– Прислуживание? Две недели? И как я должна прислуживать Зереку? – мои слова сочились ядом, а мачеха лишь улыбнулась. Довольно, даже весело.

– Подумай, Карделия, что в тебе может заинтересовать мужчину после того, как он лишит тебя невинности?

“И магических сил‚” – мелькнула страшная мысль.

– Вы не можете, – на выдохе произнесла я, просто отказываясь верить в происходящее.

При инициации возможен любой исход. Опытный маг, такой‚ как Зерек, может полностью иссушить меня, забрав силы себе. А потом еще две недели поиграться, будучи довольным увеличением могущества. Мачеха просто продала меня, мою невинность, мой дар, растоптав всё, к чему я стремилась долгие годы. Верить, что это простая инициация? Глупость. Кто откажется получить чужой дар? Точно не маг Бездны.

Глава 2

Карделия

– Не могу? – идеальная бровь мачехи приподнялась в притворном изумлении.

– Я пожалуюсь…

– На что? – фыркнула мачеха, а слова так и сочились ядом ненависти, даже ненавистью.

Я несколько опешила, глядя широко распахнутыми глазами на нее, ведь не ожидала таких ярких эмоций.

– Это стандартный договор инициации. Знаешь ли, наша семья находится в сложном положении. И ты должна быть благодарна судьбе, что Зерек готов взять плату твоим телом.

– Благодарна, как же, – я стиснула ладони так сильно, что ногти до боли впились в кожу.

Но боль отрезвила, помогла отбросить растерянность и панику. Нужно сохранять здравый смысл. Не время терять рассудок, когда решается моя судьба.

– Вы просто желаете избавиться от помехи вашей дочери, матушка.

Наверное, глупо сейчас придерживаться правил прошлой игры. Да и нет смысла. Если я лишусь дара, то не смогу претендовать на роль главы рода. Кому я вообще буду нужна без дара? Стану отверженной как среди магов, так и среди обычных людей, ведь всю жизнь посвятила освоению магической науки. Я просто не вижу смысла в жизни без магии.

– Ты догадлива, дорогая падчерица, – невесело усмехнулась она, так резко подавшись вперёд, что я невольно прижалась к спинке кресла. – Столько лет скрывать силу дара, прикидываться, что слаба, терпеть насмешки. Тебе почти удалось обмануть меня, – выплюнула она, заставив меня внутренне задрожать.

Так и есть. Отец любил новую супругу. Той удалось втереться в доверие даже мне. Тогда я ещё искренне верила, что мачеха позаботится обо мне, потерянной сироте, наследнице рода. Но моя наивность рухнула довольно быстро. Видимо, вмешалось провидение, ведь я стала свидетельницей разговора мачехи со своим любовником.

Она желала судьбы главы рода своей дочери, не мне, и готова была всеми силами помешать. Ровно через неделю после подслушанного разговора на меня напали, попытались изнасиловать, но я знала, чего ждать, подготовилась. И лишь потому отбилась. Позже было ещё несколько подобных нападений уже во времена моей учебы в академии магии Альквимеи. Именно академия стала для меня настоящим домом. Я редко покидала её стены. Но все равно мне приходилось скрывать истинный потенциал, чтобы избежать усиленных действий со стороны мачехи в стремлении избавить меня от дара.

– Думала, все будет так просто? Пройдёшь инициацию и откроешься? Да только ты просчиталась. Чем больше объем резерва, тем раньше блокируют дар перед инициацией.

– Веронике ещё не заблокировали, насколько я знаю.

– Ты! – кулак мачехи с силой обрушился на столешницу.

Серые глаза вспыхнули светом внутренней магии. В комнате мгновенно похолодало, а волосы взъерошил ветер. Мачеха была магом из обедневшего и почти потерявшего силу рода. Но сейчас с заблокированным даром я была обычным человеком. Даже аура бы не выдала стихийную направленность.

– Ты ознакомилась? – уже ровно произнесла мачеха, проведя ладонью по уложенным в высокую прическу волосам.

Я пододвинула к себе контракт и вновь вчиталась в строки своего приговора. Мыслей, как и эмоций, роилось множество, но я силой воли держала их в узде. Было важно прочитать договор вдумчиво, попытаться найти лазейку. Только контракт был прочитан уже три раза, а способа спастись я не нашла.

Мачеха права, стандартный контракт, заключенный по всем правилам. Даже графа о плате не противоречила законам и относилась к личным договоренностям. Стоило представить, как лягу под незнакомого мужчину и буду ложиться так две недели, меня замутило. Но хуже было то, что меня лишат дара.

 

Да, это не указано в контракте. Фактически это запрещено законом. Магов в Альквимее не так много, чтобы забирать их силы во время инициаций. Но ритуал имеет свойство выходить из-под контроля. Возможно лишение сил, особенно с уровнем моего дара. И доказать, что это произошло неслучайно практически невозможно. Только кто скажет хоть слово такому, как Август ди Зерек?

Маги Бездны – они же особенные. Благородные воины, защищающие наш мир от вторжения тварей Бездны. Закон всегда на их стороне. Видела я несколько подобных магов. Самовлюбленные козлы, считающие себя хозяевами жизни. И их сила… Пугающе завораживающая, давящая и чуждая этому миру.

– Ознакомилась, – я положила контракт на стол.

Мачеха с самым довольным выражением на лице свернула свиток, связала его бечевкой, после чего закрепила сургучную печать.

– Контракт вступит в силу завтра. Ты и сама поймешь, когда печать обета появится на плече. Срок исполнения – пять дней. Но Зерек ждёт тебя раньше, само собой, – усмехнулась она. – Завтра отбудешь в его поместье. Через две недели тебя заберёт карета, чтобы привезти обратно.

Сердце оборвалось. Её слова подтвердили мои догадки. Она уверена, что после пребывания в поместье Зерека, я буду не в состоянии открыть портал.

– Вы не откроете мне портал?

Щеки мачехи вспыхнули от гнева. Она была слабым магом, не способным на создание порталов. А я свой первый портал открыла ещё три года назад. Насколько я знаю, Вероника, её дочь, унаследовала силу от моего отца и была более способной в магии‚ нежели мать. Но это не отменяло того факта, что я сильнее. У меня больше шансов подчинить артефакты рода. Было, до подписания этого контракта.

– Отправишься в карете. Завтра днём. Я распорядилась о подготовке тебе некоторых вещей.

– Каких же? У меня всё есть.

– Мужчины, как известно, любят глазами. Поэтому я заказала тебе подходящее случаю бельё, дорогая падчерица, – ехидно усмехнулась она. – Не стоит благодарности.

Глава 3

Карделия

Меня трясло от гнева и отчаяния, когда я покидала кабинет мачехи. Закрыв за собой массивную деревянную дверь, облокотилась на стену спиной, прикрыв глаза. Сердце громко бухало о грудную клетку, мысли носились как бешеные: одна другой страшнее. Я глубоко вздохнула, заставляя себя успокоиться, взять себя в руки. Нужно ещё раз все обдумать. Безвыходных ситуаций не существует, и эта не исключение. Мачеха думает, что переиграла меня, но слишком рано празднует победу.

Набрав полные легкие воздуха, я медленно выдохнула, пытаясь привести мысли в порядок. Выпрямилась, сжав ладони так сильно‚ что ногти впились в кожу. Но боль окончательно отрезвила. Я столько лет боролась, совершенствовалась, скрывала свою силу. Явно не для того, чтобы позорно потерять всё, к чему стремилась.

Двинулась было по коридору прочь от двери кабинета матушки, когда заметила впереди фигуру сводной сестры. Вероника была одета по последней моде. Шелковое платье сидело, как влитое, подчеркивая сочные изгибы фигуры. Меня природа и долгое пребывание на полигоне подобным обделили. Я могла разве что похвастаться худобой и проявляющимся рельефом мышц. Вероника кривила губы в ядовитой ухмылке, а карие, как у меня и отца, глаза искрились нескрываемой ненавистью и силой внутренней магии.

– Тебя можно поздравить, сестрица? Ритуал инициации. С магом Бездны.

Сводная сестра училась на факультете защитной магии. Показывала хорошие результаты, насколько я знала. Тогда как я стала артефактором. Среди магов эта профессия хоть и ценилась, но элитной не считалась. Наоборот, все знали, что артефакторику избирают слабые маги. Здесь важен не размер резерва, а умение тонко управлять потоками силы. А ведь с уровнем моего дара я могла стать боевиком, но сохранение дара и жизни были важнее. Если бы мачеха поняла раньше, что я сильнее Вероники, то вряд ли бы мне удалось завершить академию.

– Спасибо, Вероника, – ровно произнесла я, не собираясь отвечать на провокацию.

Сейчас моя сила была заблокирована, а о вспыльчивом характере сестры знали многие. Уже было несколько историй о её стычках с девушками с потока.

– Слышала, что придется задержаться в поместье Зерека, – сестра двинулась ко мне, продолжая улыбаться. – Вот смеху будет, когда узнают, как ты оплатила ритуал.

– Думаю, слухи поутихнут к моменту твоей инициации, – усмехнулась я.

К слухам я давно равнодушна. Маг, которой пророчили роль главы рода Вейз, но попавшая лишь на факультет артефакторики, заранее была обречена на жизнь, сопровождаемую ехидными шепотками за спиной. А уж слухи о любовной связи с магом мне вряд ли повредят.

Улыбка Вероники скривилась, а в глазах вновь вспыхнуло внутреннее пламя. Она была младше меня на год, но уже давно вступила в возраст наступления пика сил. Как и я‚ она уже завершила академию и теперь совершенствовала навыки под наблюдением магистров академии в ожидании достижения нужного уровня дара. Я достигла своего предела семь месяцев назад, но‚ к сожалению, утаивать такую информацию долго не удалось. До вступления в возраст полной дееспособности оставалось три месяца, когда на одном из занятий дар всё же вырвался из-под контроля. Его заблокировали и, следуя законам, сообщили опекуну о необходимости проведения инициацию. Так я оказалась в ловушке. Смешно, чтобы получить свободу от опекунства мачехи, я должна пройти инициацию дара. Но лишь она решает, как пройдет этот ритуал. Как же избежать страшной перспективы?

– Смейся, пока можешь, – прошипела Вероника. Прекрасное лицо исказилось ненавистью. – Пусть ты сильнее, но это временно. Тебя высушат, а потом еще попользуют, как последнюю шлюху. Кстати, – пропела она уже язвительно, – хорошая профессия для человека. Постарайся запомнить, как можно больше. Пригодится, когда окажешься на улице.

Злость вскипела во мне, а перед глазами встала красная пелена гнева, ведь сестра подтвердила все мои догадки. Никогда прежде я так не желала навредить кому-то, как в это мгновение. Повезло Веронике, что мой дар заблокирован. Она даже отступила на пару шагов назад, явно почувствовав, насколько ослабли блоки, когда подпитанная сильной эмоцией сила попыталась вырваться наружу.

Блоки были надежны. А вот эмоции все еще требовали выхода. Вероника с криком повалилась на ковёр. Только когда из разбитого носа сестры полилась кровь, я осознала, что ударила её. Дверь за спиной с грохотом распахнулась, выпуская в коридор мачеху.

– Что у вас тут происходит?! – завопила она, рванув к дочери. – Что ты себе позволяешь‚ дрянь?

– Ничего, матушка, – эмоции схлынули так же быстро, как пришли, сменившись усталостью. Сейчас я жалела о своей горячности. – Вероника рассказала мне о ваших планах на мой счёт. Вот и всё.

Матушка даже бровью не повела, фыркнула. Вряд ли она признает слова дочери, да и что я докажу? Это личные договоренности, тогда как печать обета, что появится на моём теле, будет самой настоящей.

– Иди к себе, Карделия, – процедила она, поправив прическу. – Завтра тебе предстоит долгая дорога.

Коротко кивнув‚ я отвернулась от мачехи и двинулась дальше по коридору, даже не взглянув на сидящую на полу сестру. Пусть думает, что хочет, но я выберусь из этой истории победителем. Нужно рассмотреть обстоятельства, которые позволяют на законных основаниях нарушить контракт. Их немного, но они есть.

Наметив план действий, я немного успокоилась. Первым делом решила отправиться к себе и переодеться с дороги. Помнится, в вещах как раз должен лежать обновленный свод законов. Я изучала лазейки в отношении опекунства, но, похоже, стоит сосредоточиться именно на магических контрактах.

Родные стены родового поместья навевали воспоминания о счастливом детстве и отце. Моя родная мать была слабым магом, она умерла во время родов, не справившись с силой моего резерва. Отец, как сам рассказывал, желал, чтобы у ребенка была мать, тогда и познакомился с Валери, моей мачехой. А она, уцепившись за него, довольно быстро забеременела и родила Веронику. В детстве мы даже дружили, вместе играли, сидя на коленях отца. Но с его смертью во время гражданской войны всё изменилось. И дом перестал быть безопасным местом. У меня остался только мой дар и надежда на то, что однажды я отвоюю то, что причитается мне по праву рождения.

Толкнув двустворчатые двери, я вошла в свои покои. За два года, в которые я не посещала поместье, здесь ничего не изменилось. Та же мебель из светлого дерева, слегка выцветшая от времени, бирюзовые с серебром ткани на стенах, портьеры на окнах в крупный узор по старой моде. Обстановка‚ можно сказать‚ сохранилась со времен моего детства. Оттого в груди отозвалась застарелая боль потери, а глаза защипали непрошеные слёзы. Это ещё одна из причин, почему я не возвращалась домой из академии. Слишком больно и горько.

Но все мысли выбило из головы, когда дверь за спиной с грохотом закрылась. Сердце сжало неприятным предчувствием. Я дернула ручку двери, попыталась провернуть замок, но ничего не вышло. Двери не поддавались. Тогда я ринулась к окнам, но и они оказались накрепко заблокированы. Мачеха решила не рисковать и заперла меня.

Глава 4

Карделия

Я заметалась по комнате, яростно сжимая кулаки. Если бы не блоки, я бы в два счета снесла и двери, и окна, и стены. Но дар был заблокирован, поэтому даже обычный замок представлял для меня серьезное препятствие. И зачем меня запирать? Боится, что сбегу? Смысл, если после полуночи на плече появится печать обета, по которой меня можно будет отыскать в любой части страны. Видимо, искать не желает. Либо опасается, что до появления печати я найду способ лишиться невинности? Будто я решусь так рисковать даром. Да и какой маг согласится подставляться ради меня?

Чеканя шаг, я направилась в спальню к своим сумкам, намереваясь заняться тем, чем и собиралась, а именно изучить свод законов по контрактам на инициацию. Иногда я жалела, что родилась в Альквимее. Да, я живу в самой крупной и сильной стране людей в мире. Но наши законы довольно жесткие. Магами дорожат, их всячески контролируют, чтобы избежать потерь. Потому нужны опекуны, для того столь строги правила в академии.

Наша страна не признает богов. Не скажу, что я против, боги коварны, мстительны и меркантильны, часто вмешивают смертных в свои разборки, не заботясь об их судьбах. Но иногда я завидую жителям империй Меорис и Лазерт. Там девушки-маги, достигая пика силы, проходят инициацию в храмах, получая благословение богинь, которым поклоняются демоны и драконы.

Маги Альквимеи лишены благословения богов. У нас проводится физиологическая инициация под контролем мага. Чтобы стать полноценным магом, девушка должна лишиться невинности. Чаще всего, как в моём случае, с незнакомцем. Контракты на инициацию оговаривают условия ритуала, а печать обета не позволяет особо строптивым сбежать. Ритуал – обычная практика, её воспринимают само собой разумеющейся, а об интимной стороне не принято говорить. Это не секс, а инициация. В большинстве случаев, но не в моём. Ведь оплатой ритуала является моё тело, а итогом – потеря дара.

В спальне меня ожидал ещё один неприятный сюрприз. Сумки мои лежали на кровати, раскрытые. И проверив их, я убедилась, что меня избавили от некоторых вещей. В частности, от денег, всех артефактов и документов. Даже все книги забрали.

– Замечательно!

В порыве негодования я отбросила на пол сумку с вещами. Из нее вывалилась форма академии и одежда, большей частью брюки и рубашки, практичные, почти одинаковые. Тогда и заметила на кровати упаковки от известной в столице марки нижнего белья. Жаль нельзя их испепелить. Это стало последней каплей. Если мачеха опасается побега, его и совершу. А дальше буду действовать по обстоятельствам. Придется просить помощи у профессора Дюпона. Но куда деваться? Вот такая у него бедовая студентка.

Первым делом я все же переоделась в удобную одежду: черные брюки, свободную рубашку и высокие сапоги. Во время переодевания окончательно сформировала план побега. Мачеха считает, что без дара я ни на что не способна. В частности, на телепортацию. А значит, вряд ли отменила мне разрешение на телепорт в поместье. Артефакты и накопители забрали, но на мне их надето достаточно, чтобы получить заряд для экстренного перемещения.

Отбросив ковёр с пола, я принялась чертить магический знак. На более сложных знаках формируются стационарные станции телепортации. Долгое время мобильная телепортация была утерянной технологией. Шесть с половиной лет назад письмена смогли вложить в артефакты. Они вшивались в тело, под правую ключицу. Такой артефакт и позволял совершать межпространственные переходы. Некоторые ученые считали, что именно из-за повсеместного открытия порталов ткань пространства стала настолько тонкой, что произошёл разрыв в мир Бездны. Но доказать ничего не удалось, как и изменить. Разлом был запечатан, но не закрыт, позволяя тварям Бездны вселяться в людей и порабощать их сознание.

 

Знак был начертан. Дело оставалось за самым сложным – за системой внешней подпитки. Здесь пришлось повозиться, но вскоре от горстки украшений к письменам потекли потоки магии, наполняя круг силой. Понимая, что энергия ограничена, я прыгнула в его центр, формируя в голове маршрут.

Экстренные порталы потому так называются, что переход проходит быстро и без особого комфорта. Голова закружилась, когда перед глазами на огромной скорости пронеслось черное марево межпространства. Через секунду, показавшуюся вечностью‚ я оказалась в переулке ближайшего города под название Кротаун. Довольно крупный, чтобы затеряться, но далеко не столица. В детстве я здесь частенько гуляла с отцом и узнала центральную улицу‚ видимую в конце переулка. С неба капали прохладные капли дождя, дул порывистый ветер. Я поежилась в тонкой рубашке, но было бы энергозатратно брать вещи, даже плащ.

– Побег удался, – заключила я, рассмеявшись.

Теперь нужно связаться с профессором Дюпоном и найти способ избежать инициации по контракту.

Маркус

Портал вынес меня под моросящий дождь. Передо мной возвышался серокаменный полуразрушенный особняк, окруженный высокими домами. Над головой поблескивал полупрозрачный барьер, не позволяющий открытие порталов. Само собой, ограничение не касалось магов Бездны. В мыслях взорвался поток чужих голосов: громких, наполненных паникой, гневом и страхом.

– Проклятье! – я прыгнул вперёд, перекатываясь по влажной‚ мощеной камнем дороге, когда над головой пронеслись потоки магического огня.

Присев на колено, огляделся, пока не отыскал брата, притаившегося за каменным, местами обугленным и развалившимся забором.

– Где тебя носит? – спросил Николас, когда подбежал к нему.

Вода стекала по его волосам и бороде, струйками неслась по длинному черному плащу со знаком магов Бездны: белоснежные крылья, заключенные в магический круг, отражали печать обета, которую принял каждый из нас. Судя по всему, Ник мокнет здесь прилично по времени.

– Меня только вызвали, – фыркнул я. – Что у вас происходит?

– Одержимые засели в доме. Похоже, крупное убежище.

– Маркус!

Поморщился от досады, когда услышал знакомый голос. Томас ди Вайлет, член Совета, известный боевик и крупная заноза в заднице всех магов Бездны. Оглядевшись, я отыскал его, засевшего в укрытии за столбом чуть дальше. Он тоже был в плаще магов Бездны, пусть и не являлся одним из нас.

– Мне нужно знать, есть ли внутри гражданские и одержимые первой и второй стадии.

– Кто бы сомневался, – пробормотал я, отчего серые глаза Томаса опасно сузились.

– Ты со мной? – спросил, взглянув на брата.

– Конечно, – он выпрямился, создавая в обеих руках плетения щитовые плетения.

Я последовал его примеру, впрочем, уверенный, что щиты снесут в первые же минуты рывка. Вот только магистр‚ заноза в заднице‚ любит отправлять меня в пекло. Все надеется, что подохну, но я, естественно, не собираюсь доставлять ему такое удовольствие.

– Я готов, – сообщил Николас.

– Тогда вперёд, – подмигнул брату, и первым покинул укрытие.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru