Улыбка

Алекс Хилл
Улыбка

Глава 4

Все студенты жалуются на учёбу, и я не исключение. Хотя, наблюдать у меня период нытья и жалоб можно очень редко. Да и продолжается он не так уж и долго. Но нельзя придумать более удачного времени, для того чтобы поразмышлять о значимости и степени удачливости или в моём случае не удачливости своей жизни, как утро понедельника.

Как же сейчас хочется домой. Нет, не в квартиру, а действительно домой. К родителям в родную город. И ещё желательно, чтобы мне снова стало десять лет. Это было самое счастливое и беззаботное время в моей жизни.

Профессор по архитектурной колористике уже час рассказывает какие-то странные истории о собаках и глупых водителях, хотя тема сегодняшней лекции – «Закономерности цветового воздействия на человека». Даже не знаю, о чём на самом деле скучнее слушать, о том, как болеет его собака и ни одно такси не хочет везти их в больницу или о том, что нельзя сочетать красный и зелёный.

Мысли, что мой выбор профессии не совсем правильный, проносятся в голове все чаще и чаще. У меня нет каких-то серьёзных проблем с учёбой или пониманием дисциплин. Просто бывают дни, когда я задумываюсь о том, что будет дальше. После того как окончу университет. Неизвестность пугает. Общаясь с ребятами из группы, часто слышу «хочу работать…», «это моя цель», «моя мечта», но сама я так далеко никогда не заглядываю. Какая моя цель? Какая мечта?

После учёбы ноги несут меня совсем не домой. Есть одно место, где я люблю находиться в такие дни. Хм, нет, не в критические. А просто в дни, наполненные тоской и грустью. Жаль, что я сегодня пешком, путь предстоит неблизкий. Но зато погода прямая противоположность моему настроению. Солнечно и ясно. Конец осени, а ощущение, что начало весны. Так что пешая прогулка, это скорее приятный бонус.

Океанариум практически пуст. Здесь только я, персонал и пожилая пара, мирно прогуливающаяся мимо аквариумов. Обожаю приходить сюда в будние дни, когда большинство людей ещё на работе или учёбе. Можно просто отвлечься и насладиться этой умиротворяющей атмосферой. Не знаю более спокойных и красивых мест, до которых можно добраться так быстро и легко. Океанариум, как кусочек прекрасной экзотической природы, находящейся прямо в центре города. Тёплое синее свечение, пробивающиеся сквозь толщи воды, и тысячи видов красочных рыб успокаивают и расслабляют. Но все эти рыбки мне не очень интересны. Здесь есть один красавчик, из-за которого, собственно, я и полюбила это место.

Подхожу к аквариуму во всю стену и сажусь на мягкую скамейку лицом к этому чуду. В этой стеклянной громадине живёт мой друг Джонни, большая старая кошачья акула. На самом деле его зовут «Большая кошачья акула (самец)». Так написано на стенде. Но это слишком длинное имя, и я придумала ему новое. Сейчас аквариум пуст, но Джонни обычно всегда выплывает, когда я прихожу. Сама не знаю почему. Может быть, я ему просто нравлюсь, а, может, он чувствует, что мне так же одиноко как и ему.

Вот он мой пятнистый друг. Джонни делает пару кругов и поворотов, показывая себя во всей красе. Так рад моему приходу?

Давно меня здесь не было, все как-то времени не находилось. С тех пор как мы стали жить вместе с Ди, я редко чувствовала необходимость в компании такого рода. Но скоро она переедет к Крису, это лишь вопрос времени, и тогда-то я буду приходить сюда гораздо чаще.

Улыбаюсь Джонни в знак приветствия. Наверное, со стороны я выгляжу как местная сумасшедшая, поэтому сегодняшнее малое количество просителей играет мне на руку.

Джонни, мне так жаль. Тебя посадили в эту прозрачную тюрьму и заставляют жить, чтобы радовать каких-то идиотов вроде меня, приходящих просто поглазеть и убить время. А ведь тебя никто не спросил, хочешь ли ты такой жизни. Я себя тоже иногда чувствую в таком же стеклянном плене со зрителями по ту сторону. Нужно улыбаться и показывать трюки им на радость, и никто даже не поинтересуется, что у тебя на душе. Но в отличие от тебя, у меня есть выбор. Я ведь сама себя заточила и сама же могу вытащить, но пока не хочу. Помимо всех минусов такого существования, есть ещё и плюсы. Безопасность – вот за что я держусь. Находясь за этим стеклом, я не причиняю неудобства людям, которые меня окружают. Они могут любоваться мной и оставаться довольными красивой картинкой, не задумываясь о том, что я мечтаю о бескрайнем океане так же, как и ты. Но, возможно, когда-нибудь наши мечты осуществятся.

Джонни делает две петли вверх, вызывая слабую улыбку на моем лице. Будем считать, что это его согласие. Продолжаю вести мысленную беседу, рассказывая об учёбе и моих размышлениях по поводу дальнейшей жизни. Джонни кружит за стеклом, подбадривая меня. По крайней мере, мне так кажется. Рада, что пришла сюда. В голове вырисовывается наконец-то хоть какое-то подобие направления, в котором нужно двигаться, чтобы не пустить свою жизнь какому-нибудь животному под хвост.

Поход в океанариум положительно влияет на моё душевное состояние. Возвращаюсь к обычному ритму жизни, стараясь не грузить себя лишними переживаниями. Дерек после воскресной тренировки не звонит и не появляется, как и Райли, кстати. И чтобы поменьше думать о своей личной жизни, которой как таковой и нет, решаю серьёзно взяться за учёбу.

После разговора с Джонни, а точнее, с самой собой. Хотя, не знаю даже, что хуже: говорить с самой собой или думать, что ты говоришь с акулой, и она понимает тебя. Ну, так вот, в конце концов прихожу к выводу, что, чем лучше буду знать и понимать университетскую программу, и вообще специфику своей будующей профессии, тем проще мне будет определиться с работой. По-моему, довольно разумно. Для девушки, говорящей с акулами, так точно.

Поэтому в среду вечером я сижу и пытаюсь самостоятельно разобраться в архитектурной колористике. И, на удивление, это оказывается даже интересно. Оранжевый, например, становится одним из моих любимых цветов. Он поднимает самооценку и настроение в целом. А ещё, теперь всерьез думаю перекрасить стены спальни в синий и купить такое же постельное белье. Этот цвет успокаивает и умиротворяет. Понятно, почему океанариум так влияет на меня, там же всё синее.

В начале седьмого, от познавательного путешествия в мир цвета и тонов меня отвлекает звонок в дверь.

Кто это может быть? Обычно тот, кто хочет прийти в гости, звонит перед этим как минимум за пару часов. Это правила хорошего тона. Но как только смотрю в глазок, становится абсолютно наплевать на все правила. Этого человека я рада видеть даже среди ночи. Распахиваю дверь, а сердце пускается в пляс.

– Привет, – Дерек улыбается и поднимает коробку пиццы на уровень моих глаз. – Можно войти?

Молча делаю шаг в сторону, пропуская его. Понятия не имею, как вести себя. По совету Райли, нужно сердиться на него за инцидент в зале, но я не могу.

Вхожу следом за Дереком на кухню, все ещё сохраняя тишину. Он включает чайник и ставит пиццу на стол, поднимая на меня виноватый взгляд. Дерек выглядит так мило, как нашкодивший щеночек. И как вообще можно злиться на него? Медленно усаживаюсь за стол, не разрывая контакт. Раскаяние – вот что вижу в его глазах.

– С чем пицца? – спрашиваю я с улыбкой, поддевая край коробки пальчиком.

– Ты разговариваешь со мной? Слава богу, – произносит он с облегчением. – Мари, я…

Не хочу слышать его извинения. И так видно, что он сожалеет.

– Проехали Дерек. Я знаю, что это было недоразумение.

Чайник закипает, и я спешу подняться, чтобы заварить чай.

– Не надо. Я сам все сделаю. В качестве извинений.

Мне достаточно того, что он здесь. Но раз такое рвение… Довольно улыбаюсь и киваю, усаживаясь обратно. Ну вот как его не любить? Он ведь такой заботливый. И почему Райли говорит, что это не так?

– Как дела с рекламой вашего филиала? – спрашиваю, с интересом наблюдая, как парень моей мечты суетится на кухне ради меня.

Это ли не счастье?

– Хорошо. На этой неделе будет несколько частных тренировок, а в воскресенье бесплатное занятие, там же в Р***.

Рада, что у него нет проблем из-за того, что случилось.

– Ты придёшь? – спрашивает Дерек.

Конечно, я хочу пойти, но сначала нужно узнать у Райли о нашем следующем шаге. Не пора ли нам уже расстаться, чтобы я была свободна для Дерека?

– Нужно поговорить с Райли об этом, – задумчиво отвечаю, пожимая плечами.

– Тебе не кажется, что он какой-то странный?

Ох, не может быть. Дерек же не мог догадаться о том, что Райли гей? Прячу своё выражение лица в чашке с чаем, боясь что на нем может отразится нервозность и выдать меня.

– В каком смысле? – произношу, не отнимая кружку от губ.

– Ну, он относится к тебе, как к собственности. Ведёт себя слишком агрессивно.

О чём он говорит? Райли и агрессивно – вообще несовместимые вещи. Тогда в зале он был резок и зол, лишь потому что волновался за меня. И мне не нравится, что Дерек говорит о Райли в каком-то нехорошем свете.

– Конечно, нет! Райли, скорее, чересчур заботливый, – произношу я уверенно.

– Вот, именно. Чересчур.

Сжимаю челюсти, чтобы унять раздражение. Дерек его совершенно не знает. Не думала, что он опустится до банальных оскорблений человека за его спиной. Хотя, вместо него сейчас может говорить ревность. Но ведь я хотела, чтобы Дерек обратил внимание на меня, а не на Райли.

– Хватит, Дерек. Он хороший парень. Ты не знаешь о чем говоришь, – говорю резче, чем хотела.

Дерек смотрит на меня, удивлённо распахнув глаза. Я никогда раньше не говорила с ним таким тоном.

– Прости, Мари. Я немного перегнул.

Теперь моя очередь удивляться. Дерек Стоун извиняется? Ого. Похоже, стоит чаще повышать на него голос.

– Как насчёт того, чтобы перенести наш ужин к телевизору и посмотреть какой-нибудь фильм? – предлагает Дерек.

Это лучше, чем обсуждать Райли.

– Наш ужин? Это что свидание? – говорю я с наигранно-восхищённой интонацией.

Это старая шутка. Обычно Дерек всегда поправляет – «дружеское свидание».

 

– Свидание, – кивает он улыбаясь.

Чувствую, как сердце сбивается с обычного ритма. Свидание? С Дереком? Эмоции просятся наружу, но я не хочу спугнуть его, как в прошлый раз. Лучше делать все размеренно. Постепенно.

Наше свидание, если вообще его можно так назвать, заканчивается очень быстро. Дерек получает сообщение через полчаса после начала фильма и, ссылаясь на какие-то неотложные дела, уезжает.

Но одно то, что он всё-таки пришёл, а ещё и назвал сегодняшний вечер «свиданием», а не «дружеским свиданием», делает меня счастливой. Не терпится рассказать об этом Райли.

Набираю его номер и прыгаю по квартире от переизбытка чувств. Слушаю длинные гудки, но ответа нет. Собираюсь набрать ещё раз, но входящее сообщение меня останавливает. «Не могу говорить. Увидимся завтра на занятиях.»

На душе становится как-то неспокойно. Может, у него что-нибудь случилось? Отгоняю прочь дурные мысли. Скорее всего, Райли сейчас с Ники, и они оба заняты чем-то интересным. Ох, эти мысли тоже стоит выкинуть из головы.

Интересно, а Райли рассказал Ники о нашем плане или нет? Его парень в курсе всего, что происходит? Что если кто-то увидит нас с Райли вместе и расскажет Ники? Тяжёлое чувство предательства опускается на дно моего желудка. Это ведь все неправильно. У Райли есть любимый человек, а он изображает моего парня. Но ведь он гей. Точно. Между нами же ничего не может быть, так что можно не приравнивать наши лживые отношения к измене и предательству, верно?

На следующий день, чуть ли не подпрыгивая, сижу на лекции по истории архитектуры и считаю минуты до окончания занятия. Хочется скорее рассказать Райли все, что случилось вчера вечером. В конце концов, это благодаря ему дело сдвинулось с мёртвой точки.

– Боже, Рири, ты сейчас выпрыгнешь из своих маленьких штанишек, – произносит Райли насмешливо улыбаясь, после того как я подбегаю к нему, дождавшись пока аудиторию покинет последний студент.

– У меня есть хорошие новости, – сияю я.

– Твой мистер идеал одумался и позвал тебя сразу замуж? – смеётся Райли.

Вот вредина.

– Не настолько хорошие, – обиженно надуваю губки, а Райли уже держится за живот, задыхаясь от смеха.

– Тогда, может, встретимся после твоих занятий, и ты мне все расскажешь?

Ещё столько ждать? Райли, видимо, замечает разочарование на моем лице, потому что сразу предлагает другой вариант:

– Ну, или ты можешь прогулять их и рассказать мне все прямо сейчас.

Довольно улыбаюсь. Он снова читает мои мысли. Уже даже начинаю привыкать к тому, что Райли понимает меня без слов.

Но только вот прогулять… Не уверена, что это хорошая идея, но и ждать до конца дня не хочется. Так! Я же была умничкой, и много занималась дома на этой неделе. Если погуляю один раз, ничего страшного не случится. Верно? Принимаю решение и киваю Райли в знак согласия со вторым вариантом.

– Куда пойдём? – спрашиваю я.

– Зависит от того, как ты себя чувствуешь. Я без машины сегодня, – произносит Райли, смотря на правую ногу, которую я держу на весу, опираясь о парту.

– Я в полном порядке. Уже могу марафоны бегать, – уверяю я, начиная бежать на месте, доказывая, что здорова. Хватит ему так беспокоиться обо мне. Но Райли прожигает меня недовольным взглядом, заставляя остановиться. Что не так? Почему он злится?

– Перестань, Рири. Сама знаешь, чтобы восстановиться нужно время. Не обязательно всегда показывать насколько ты сильная и самостоятельная девочка. Все кому ты важна и так это знают.

Отвожу взгляд в сторону,закусывая щёку изнутри. Такое ощущение, что меня отругал кто-то из родителей за глупое поведение. Поворачиваюсь к Райли вновь, и уже глядит на меня он с нежной и доброй улыбкой. Нет необходимости ничего говорить, он знает, что я все поняла.

– Давай лучше выберем какое-нибудь место поблизости. Я, конечно, могу понести тебя, но погода сегодня не очень подходит для прогулок, – размышляет Райли, глядя в окно, за которым ветер неистово треплет деревья, и, кажется, начинается дождь.

Ну вот, что я говорила? Заботливый. Очень заботливый.

– Как насчёт кафе на соседней улице? Оно только с виду страшное, а еда там вкусная, да и народу обычно немного, – предлагаю я.

– Хорошо, тогда идём в страшное кафе. Где твоя шапка? – спрашивает Райли, ища глазами мой головной убор. – Снаружи холодно.

Смеюсь, доставая шапку из рюкзака.

– Райли, перестань так беспокоиться обо мне. Я уже большая девочка.

Он подхватывает меня, сажая на преподавательский, и стол и забирает шапку из рук.

– Какая же ты большая, Рири? – надевает шапку мне на голову, гладя большими пальцами щёки. Приятная дрожь распространяет тепло по телу, мгновенно заставляя забыть, что сейчас почти зима. – Ты просто крошечная, – говорит Райли, показывая маленькое расстояние между двумя пальцами.

Улыбаюсь, глядя ему в глаза, и он улыбается тоже. Мгновение длится, кажется, несколько часов, и я хочу продлить его ещё немного, чтобы погулять в весеннем лесу и погреться под солнышком по имени Райли. Но неожиданный щелчок по носу возвращает в реальность. Райли помогает мне спуститься на пол, и мы вместе выходим из аудитории.

– Рири, ему понадобилось три дня, чтобы прийти извиниться. И ты так этому радуешься? – говорит Райли возмущённо, откидываясь на спинку диванчика.

В кафе, кроме нас, только женщина в возрасте, заканчивающая обедать и компания каких-то молодых людей, пьющих пиво. Пиво в обед? Жуть.

Шикаю на Райли, поднося палец к губам.

– Незачем оповещать об этом всех, – возмущаюсь я. Райли показывает жестом, что закрывает рот на замок. – У него просто были дела. Наверное… Главное, что он приехал. Разве нет?

– На полчаса? – Райли насмешливо вскидывает бровь.

Этот разговор начинает меня злить. Я так радовалась всему произошедшему, пока не начала рассказывать об этом. Хмурю брови, недовольно поджимая губы. Теперь даже мне собственная реакция кажется глупой.

– Спокойнее, Рири. Я не пытаюсь изгадить впечатления от вашего первого за столько лет «настоящего свидания».

Бросаю на него взгляд, означающий «Серьёзно?», именно это он и делает.

– Просто я смотрю на ситуацию более трезво. Без розовых очков, – Райли наклоняется ближе ко мне, опираясь локтями о стол. Машинально делаю то же самое. – Вот скажи мне, он спросил тебя о самочувствии? Спросил, как твоя нога?

Медленно качаю головой. Нет, ничего такого он не спрашивал. Он вообще ничего не спрашивал обо мне. Ох, теперь понимаю, о чём говорит Райли. Внутри образуется противный комок из неоправданных ожиданий.

В конце зала из-за столика, за которым сидят любители пива, доносятся крики с кучей нецензурной брани.

– Да не ломайся ты, маленькая сучка.

Один из парней хватает официантку за руку, пытаясь усадить себе на колени. Двое других противно гогочут, наблюдая за этим.

– Сиди здесь, – произносит Райли твёрдо, устремляя взгляд в сторону этой неприятной компании, и резко встаёт.

Райли направляется к ним, и, заметив это, самый наглый из парней произносит:

– Парень, лучше не лезь, если отхватить не хочешь.

Со своего места плохо вижу лицо говорящего, так как длинная грязная чёлка закрывает его практически полностью, но тупая улыбочка заметна даже отсюда. Райли стоит боком ко мне, и на его лице появляется дерзкая ухмылка. Это что-то новенькое.

– Девушку отпусти, и посмотрим, кто из нас отхватит, – произносит Райли уверенно.

Двое других парней встают из-за стола, будто по беззвучной команде. Райли наклоняет голову набок, рассматривая соперников.

– Хорошо. Сначала твои шавки, – вздыхает мой друг, которого сейчас невозможно узнать. Да кто вообще это парень?

Потасовка длится меньше минуты. Несколько ударов и оба парня валяются на полу, держась за носы и животы и корчась от боли.

Прикрываю рот руками, заглушая вскрик. Адреналин закипает в крови, подталкивая к действиям. Райли, конечно, крут, но их всё-таки трое.

Будто читая мои мысли, Райли бросает взгляд в мою сторону, еле заметно качая головой. Он не хочет, чтобы я вмешивалась? И как он успевает бить людей и копаться у меня в голове одновременно? Главный из кретинов отвлекает внимание Райли, начиная возиться за столом.

– Тише парень, – главарь отпускает девушку, и она шарахается от них, припечатываясь к стене. Тип выставляет руки вперёд в защитном жесте, когда Райли делает к нему шаг. – Я же просто шутил, – начинает оправдываться он дрожащим голосом, оглядывая своих товарищей, валяющихся на полу.

– Тебе было смешно? – спрашивает Райли у официантки.

Она качает головой, смотря на него, наполненными страхом, широко распахнутыми глазами.

– Видишь, ей было не смешно, – голос Райли сочится ядом.

Ещё немного и он точно ударит и этого парня. Его руки снова сжимаются в кулаки. Не думала, что он вообще может быть таким…устрашающим.

– Извиняйся и вали отсюда вместе со своими дружками, – резким движением Райли щёлкает шейными суставами.

– Извини, – пищит тот придурок, медленно обходя Райли сбоку, и помогает подняться своим друзьям.

Все трое пятятся к двери и вываливаются наружу. Райли спрашивает у девушки, в порядке ли она, на что получает твёрдый кивок и кучу слов благодарности. Видимо, подобное с ней случается не в первый раз.

– Райли, ты сума сошёл? Кем ты себя возомнил? Суперменом? – кричу я, пока Райли усаживается обратно за наш столик. Разминаю затёкшие пальцы, которыми держалась за край стола, и делаю глубокий вдох. – Я так волновалась, – выдыхаю я.

– Рири, успокойся. Как видишь, со мной все в порядке, – Райли разводит руки в стороны, демонстрируя, что цел. – Ни царапинки, – он улыбается открытой и ослепительной улыбкой, которая заставляет меня немного расслабиться.

Передо мной снова Райли, к которому я привыкла. И он, действительно, цел и невредим. А того, кто был здесь две минуты назад и устроил разборки, хоть и во благо, я не знаю. Да и не очень хочу, если честно. Милый и добрый Райли-гей мне нравится больше, чем злой и опасный Райли-плохиш.

– Ты в порядке? – спрашивает он заботливо.

– Да, и не только я, – искоса гляжу на официантку, не сводящую взгляда с нашего столика. Ещё одна бедная девочка, попавшая в его сети. – Кажется, ты заинтересовал её, – легонько киваю в сторону девушки.

Райли даже бровью не ведёт.

– Она не в моём вкусе, – отвечает он скучающим тоном.

Ну конечно, как же я могу забыть. Ни одна девушка не в его вкусе.

– Я знаю. У тебя есть Ники.

– Мы расстались, – произносит Райли и делает большой глоток своего молочного коктейля.

Расстались? Я ослышалась? Что он сказал? Открываю и закрываю рот, как рыбка, не в состоянии вымолвить и слова.

Райли видит моё замешательство и, отрываясь от своего занятия, поясняет:

– Ники теперь живёт в другом городе. Мы больше не вместе.

Неужели, это из-за меня? Может, Ник узнал, что Райли помогает мне, и рассердился? Я должна как-то все исправить. Чувство вины заполняет и разрывает меня изнутри, заставляя задыхаться.

– Что… – запинаюсь.

Ладонь взлетает к губам, а лицо начинает гореть. Я ужасна.

– Рири, все давно к этому шло. Никто не виноват. Это общее решение. Мы отпустили друг друга и остались друзьями.

– Так, это не из-за того, что ты притворяешься моим парнем? – спрашиваю, закрывая лицо руками.

– Конечно, нет, – Райли убирает мои руки и гладит запястья большими пальцами. – Малышка, даже не думай об этом. Просто для отношений на расстоянии, наших чувств явно недостаточно.

Не могу поверить, что слышу это от него.

– Если есть взаимные чувства. их достаточно для всего, – произношу убеждённо.

– Ты права. Значит, у нас уже и чувств не осталось. Просто привычка.

Всматриваюсь в его лицо, пытаясь разглядеть хоть что-то. Грусть, печаль или, в конце концов, боль. Все это чувствуешь, теряя любимого человека.

– Ты так спокойно говоришь об этом, – произношу удивлённо.

– Думаю, у Ники появился другой парень.

Округляю глаза, резко втягивая воздух.

– И мне, кажется, тоже нравится другой человек, – произносит он тихо, больше для себя, чем для меня.

– Так вообще бывает? Чувства были-были, потом хлоп, и ничего нет? Что за бред?

– Смотря, какие чувства. Иногда нам кажется, что все, это любовь на всю жизнь, а на самом деле, оказывается просто страсть или навязчивое желание. Все могут ошибаться, – последнюю фразу он произносит с такой грустью в глазах, что сразу решаю больше не расспрашивать его о Ники, боясь расстроить еще больше.

Вдруг Райли просто храбрится передо мной. Я ведь и сама все время так делаю.

Проводим ещё немного времени вместе, обсуждая меня и Дерека и разрабатывая следующий шаг. Теперь нужно устроить ещё одну встречу, но не в спортзале. Нужна нейтральная территория и дружеская обстановка. Райли предлагает сходить куда-нибудь вместе или что-то вроде того. И организация всего этого веселья, конечно же, ложится на мои хрупкие плечи.

 

Вернувшись, домой на такси, заботливо вызванном и оплаченном Райли, все никак не могу перестать думать о разговоре с ним. Можно ошибаться в чувствах, даже если они твои собственные? Это никак не укладывается в голове. Я же не могу обмануть сама себя? Или могу?

Вечером этого же дня около часа сижу на диване в банном халате с головным убором из полотенца, уставившись в выключенный телевизор и пытаюсь придумать, куда мы можем сходить вместе с Дереком и Райли, чтобы всем было комфортно и весело. Мест-то куча, но меня смущает то, что нас только трое. Это будет выглядеть глупо. Вот если бы Ди и Крис были здесь, но их нет.

Идея приходит в голову спонтанно. Создаю группу в «мессенджере», добавляю туда всех ребят из университета, с которыми более или менее общаюсь, и предлагаю сходить в караоке, чтобы потусить и развеяться.

А что? Это же не запрещено. Общий досуг – это хорошо. Сплочение коллектива, все дела. И я сама очень люблю такое времяпрепровождение. Просто почему-то забыла об этом?

Желающих оказывается достаточно. Мне даже не приходится предлагать прийти со своими вторыми половинками, это делают за меня. Я, конечно, молчу, что приду сразу с двумя половинками. И какая из них точно моя, не знаю даже я сама. Наверное, никакая.

Ребята выбирают и место, и время. Вечер пятницы и бар недалеко от универа. Отлично. Почва подготовлена и остаётся самое главное. Пригласить Дерека.

Набираю его номер и от волнения сжимаю пальцы ног так сильно, что практически перестаю их чувствовать. Что если он откажется?

– Привет, Мари, – отвечает Дерек быстро.

– Привет. У меня к тебе есть одно предложение, – перевожу дыхание и выпаливаю, как на духу, – ребята из группы собираются в караоке. Должно быть весело и можно приводить друзей. И я подумала… Если ты не занят, то мог бы…

Он не даёт мне закончить.

– Отлично. Где и во сколько?

Дерек согласен? Так просто? Начинаю пританцовывать, подскакивая с дивана.

– Пятница. Шесть часов. Бар недалеко универа, вниз по улице, напротив стадиона, – выдавливаю я сквозь улыбку.

– Хорошо, Мари. Я заеду за тобой на такси.

Последняя фраза сбивает с толку. Со мной будет Райли, и он как мой парень должен это сделать. Но я хочу, чтобы Дерек заехал за мной. Черт… Будет ли это нормально? Боже, я совсем запуталась. Слишком долго думаю, и Дерек, наверное, принимает это за согласие.

– Мне нужно бежать. Увидимся в пятницу. Пока, – он торопливо прощается и кладёт трубку.

Медленно убираю телефон от лица. Отчего-то внутри так мерзко, что не остается и следа недавней радости. Почему я ощущаю себя сейчас как-то неправильно? Что это за странное чувство вины?

Набираю Райли, чтобы рассказать ему о планах на пятницу и подзарядиться позитивом и уверенностью, но он как назло не отвечает. Звоню ещё пару раз – результат тот же. Отправляю сообщение, где все подробно объясняю, но и на него не получаю ответа.

Странно. Почему он молчит?

Лежу в кровати, но ощущение, что я сделала что-то ужасное, не даёт заснуть. Будто какой-то неспокойный зверёк мечется внутри меня.

Звоню человеку, который должен помочь мне почувствовать себя лучше. И нет, это не Райли. Он до сих пор даже не ответил мне.

– Привет мам.

– Привет милая, давно тебя не слышала. Как ты? – счастливый голос мамы, как бальзам для души.

Конечно, не буду рассказывать ей обо всём, что происходит у меня сейчас с Дереком, но просто поболтать-то можно. И это лучшее успокоительное и снотворное для меня.

С детства люблю поговорить с мамой перед сном, когда мучают какие-то волнения. Мне всегда казалось, что она своей аурой отгоняет кошмары, дурные сны и мысли. Я выросла, а эта привычка осталась. Ну кто ещё может лучше успокоить, чем мама? Никто.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru