Молчанка

Алекс Хилл
Молчанка

– Мы так и будем говорить? – спрашиваю я.

– Что-то случилось? – слышу родительские настороженные нотки в голосе Мари. Интересно, у кого она этого набралась? Раньше я за ней такого не замечал.

– Нет, все хорошо, я просто… – я хотел поговорить с ней насчет Мии, но теперь передумал. Это не то. Все равно, что купить игру и загуглить прохождение. Понимаю, что хочу либо сам ее пройти, либо не играть вовсе. – Крис звонил вам насчет завтра? Вы идете?

– Да, конечно.

– Отлично, тогда до завтра, – кладу трубку, уставившись в пустоту.

Ну и что это было? Я же не люблю головоломки, слишком много времени и сил тратится. Вот гонки – да. Старт, пара кругов, финиш, победа. Сменил машину и погнал дальше. Это то, что мне подходит.

Заворачиваю оставшиеся кесадильи пленкой и собираюсь выйти из комнаты. Взгляд цепляется за чистые листы, прикрепленные к холодильнику магнитом. Интересно, кто их вообще здесь повесил? Беру один и, прихватив ручку, лежащую сверху, сажусь за стол.

Я могу не разгадывать Мию и оставить в покое, но для начала нужно привести наше общение в норму, если это вообще можно так назвать.

Мия

«Дорогая соседка, ты ранила меня в самое сердце тем, что не ответила на последнее письмо… Шучу, у меня его нет. Зато, есть совесть. Мия, я не хотел чем-то обидеть тебя и в качестве извинений приготовил ужин. Так что угощайся. Надеюсь, ты любишь мексиканскую кухню. Д.»

Сжимаю письмо в руке и перевожу взгляд на кастрюлю, стоящую на плите, и тарелку, на которой лежат, по всей видимости, кесадильи. Желудок жалобно сжимается, подавая сигнал, что ему бы очень хотелось получить все это.

Почему Дерек это делает? Не понимаю этого парня. Он не знает, кто я, что за человек, даже как выгляжу, и все равно ведет себя по-доброму.

Тело сотрясает мелкая дрожь от одной мысли, что я могу познакомиться с кем-то и начать общаться. Тем более, с парнем. Я… просто не могу. Если это допустить, боюсь, снова придется пройти через предательство и ложь. И ведь придется. Все лгут, абсолютно все.

А люди, ненавидящие ложь, лгут больше всех.

Ложусь спать голодной и грустной, но полностью уверенной в правильности своего решения. Нужно продолжать жить так же, как раньше. Перемены мне ни к чему, и новые знакомства тоже.

Узкий темный коридор царапает обшарпанными стенами руки, но я продолжаю пробираться вперед к золотой двери. Знаю, мне нужно туда. Но сколько бы я не сделала шагов, приблизиться не удается.

Продолжаю идти, потому что уверена, что за дверью меня ждет что-то хорошее. И как только уже кажется, что можно дотянуться до ручки, снова оказываюсь в самом начале.

После бесчисленного количества попыток, просто сажусь на грязный пол и закрываю глаза. Мне никогда туда не дойти, не стоит и пытаться…

Дерек

– А тут прикольно, – Даяна осматривает интерьер бара.

– Да, классное место, Дерек, – улыбается мне Мари.

Райли тут же прижимает ее к себе сильнее, на что я только ухмыляюсь. Пусть понервничает. Это даже полезно.

– Может, закажем что-нибудь выпить? – предлагает Крис. – Мы празднуем или что?

– Здесь и танцы будут… – Ди внимательно читает пластиковую карточку, стоящую на столе, – после десяти музыка будет громче, а свет потушат. Круто!

– Значит, мы сегодня танцуем! – вскрикивает Мари, извиваясь всем телом. Даяна подхватывает ее движения в такт негромкой музыке.

Девчонки своим мини-танцем привлекают внимание парней за соседним столиком. Смотрю на Криса, потом на Райли, и мы как по команде впиваемся взглядами в наших любопытных соседей. Заставляем их отвернуться и четко даем понять – эти девушки с нами.

Надеюсь, сегодня обойдется без драки. Хотя… На самом деле, я не против набить кому-нибудь морду. Наверное, недельный отпуск без груши сказывается не очень положительно на количестве агрессии внутри меня.

– Ну что, погнали, – Крис раздает стопки с текилой.

Чокаемся друг с другом, весело вскрикивая. Сегодня будет отличная ночь.

Падаю на диванчик, стараясь отдышаться. Десять песен подряд – крутое кардио для любого. Сейчас играет какая-то медленная композиция и танцполе остаются одни пары. Мои уши благодарят диджея за возможность чуть передохнуть.

– Не хочешь пригласить кого-нибудь? – Крис плюхается рядом.

– А где твоя девушка? – ищу глазами Ди, но нахожу лишь Райли и Мари, танцующих вместе.

– В уборной.

– Разве они не должны были пойти вдвоем? – наигранно удивляюсь.

– Сам в шоке, но Ди сказала, что большая девочка и справится сама, – с таким же удивлением произносит Крис, кладя руку на грудь.

Снова перевожу взгляд на танцующую пару передо мной. Райли подхватывает Мари, заставляя смеяться и болтать ногами в воздухе, пока он ее кружит.

– Жалеешь, что упустил ее?

– Нет. Я не смог бы сделать ее такой счастливой, – и это правда. Мари заслуживает быть на первом месте. Заслуживает, чтобы ее любили больше всего на свете. Я не могу ей все это дать.

Черные короткие волосы мелькают в толпе, и я чуть ли не вскакиваю с места.

Микки! Это она.

– Скоро вернусь, – бросаю я, вставая. Проворно двигаюсь между столиками, чтобы успеть догнать эту быструю мышку.

Впереди снова темный коридор, в котором она хочет спрятаться, но я, не мешкая, переступаю черту.

– Погоди, – произношу громко, и плечи девушки вздрагивают от неожиданности.

Она оборачивается и снова эти дурацкие очки скрывают глаза. Хочу спросить, как ее зовут или сказать хоть что-то, но не чувствую язык во рту. Будто его там и не было никогда.

Мы стоим друг напротив друга и между нами всего четыре шага. Именно столько делает девушка, чтобы подойти ко мне вплотную. Кладет руки на плечи и тянет вниз. Наверное, хочет что-то сказать. Наклоняюсь к ней ближе, ожидая услышать какую-нибудь колкость. Но даже догадываясь о подвохе, все равно с удовольствием делаю так, как она хочет.

Маленькая ладошка гладит меня по щеке… а после я ощущаю взрыв, который должен был выбросить нас из этой комнаты и снести все стены.

Поцелуй боязливый и медленный… Ее губы замирают напротив моих в молчаливом приглашении. Она сделала свой шаг, теперь моя очередь.

Подхватываю ее под спину одной рукой и приподнимаю выше, чтобы выпрямиться самому. Вторую руку кладу ей на шею, притягивая ближе и приникая к губам. На этот раз веду я. Жадно исследую ее теплый ротик, сделанный будто из мармелада со вкусом мяты. Микки отвечает мне, но очень осторожно, словно совсем не знает, что нужно делать.

Замедляю темп, давая ей время расслабиться и привыкнуть ко мне. Это срабатывает. Мышка смелее включается в игру и, проводя пальчиками по моему затылку, меняет наклон головы. Ее волосы касаются руки, которой я ласкаю нежную щеку и шею.

– Дерек, – голос Ди заставляет меня оторваться от Микки и быстро поставить ее на ноги, – Крис тебя уже потерял.

Поворачиваю голову и даю понять Даяне, что сейчас не лучший момент. Она начинает отходить назад, строя извиняющуюся мордашку. Умная девочка.

Собираюсь вернуться к умопомрачительному занятию, но Микки уже нет в моих руках. Слышу, как хлопает дверь где-то в конце темного коридора, закрывая от меня девушку, которая в первый раз в жизни вызвала у меня такой спектр чувств одним лишь поцелуем.

Глава 4

Мия

Прижимаюсь спиной к двери, руками стараясь удержать вот-вот готовое выскочить из груди сердце. Губы печет, а все тело будто опалено огнем. Не знаю, что со мной. Никогда раньше себя так не ощущала. Никогда.

Черт. Безусловно мне хотелось его поцеловать, но я и подумать не могла, что смогу. Это оказалось не так уж и сложно, и очень… очень приятно. Похоже, не все во мне сломано до конца.

Но как мне теперь вернуться в зал? Что, если этот парень снова подойдет? Об этом я не подумала.

Дерек. Так назвала его та девушка. Ее голос показался мне смутно знакомым. Кажется, я слышала его раньше и не раз. Что там она еще сказала? Крис уже тебя потерял.

Воздух в легких превращается в ядовитый газ. Не может быть. Просто невозможно.

Повезло, что хозяин бара сегодня в хорошем настроении. Он беспрепятственно отпускает меня домой пораньше, тем более, что кальяны во время танцев не очень популярны. Но домой я не иду. На самом деле, я вообще не знаю, куда иду. Просто гуляю. Гуляю и ругаю себя.

Глупая, какая же я глупая. Ну кто набрасывается с поцелуями на незнакомых парней? Хотя, он не такой уж и незнакомый. Если, конечно, я не ошибаюсь в своих догадках, то этот Дерек и есть мой сосед.

Черт, черт, черт! И как же быть теперь? Узнает ли он меня, если увидит дома? Не думаю. Парик и очки должны хорошо скрывать мою внешность, но мало ли что… Остается только один вариант – продолжать прятаться. Так будет лучше. Он не захочет знать, что девушка, с которой он охотно целовался в баре, и его ненормальная соседка – один и тот же человек.

А ведь я только хотела почувствовать себя нормальной девчонкой, хотя бы ненадолго. Почувствовала, мать твою!

Касаюсь холодными пальцами губ, которые, кажется, все еще охвачены огнем. Поцелуи были такими горячими и страстными. Теперь понимаю, почему столько шумихи вокруг всего этого. Поцелуи, объятия, ласки, секс… Если только первые два пункта заставляют тело превращаться в желе, то что будет, если…

Зажмуриваю глаза, останавливаясь посреди тротуара. Хватит, Мия! Прекрати думать об этом!

Осматриваюсь по сторонам. Понятия не имею, где нахожусь, и как мне вернуться домой. Это точно будет долгая ночная прогулка. Надеюсь, она поможет выветрить все ненужные мысли из моей глупой башки.

Дерек

Остаток вечера жду мышку, но она больше не появляется в зале. Куда она пропала? Вот дерьмо!

В половину третьего ребята собираются домой. Усадив веселую четверку в такси, я все-таки возвращаюсь в бар, чтобы дождаться Микки. Они ведь закрываются в три, значит, она должна быть еще здесь.

 

Мне нужно ее увидеть. Не собираюсь оставлять все так.

– Что желаете? – спрашивает рыжая, протирая бокал.

– Кальян, – бросаю я, оглядывая помещение в поисках мышки.

Музыка играет гораздо тише, скорее просто для фона. Четыре столика заняты пьяными компаниями, которым для веселья уже не нужно музыкальное сопровождение.

– Простите, но кальянщица уже закончила свою смену.

– Что? – резко поворачиваюсь к бармену лицом.

– Она уже…

– Да я понял, – потираю лоб, закрывая глаза. Значит, все-таки сбежала. – Можно кофе, пожалуйста.

Еще пять минут назад я чувствовал невероятный духовный подъем и прилив сил, а сейчас будто опустошен. Может, это усталость? Хотя с чего бы мне уставать, отпуск же. Не помню, когда в последний раз так долго валял дурака. Нужно срочно возвращаться на работу.

В кармане жужжит телефон, достаю его и читаю входящее сообщение.

«Мы дома, мой заботливый друг. Спокойной ночи. Хотя, скорее всего, ты уже подцепил себе какую-нибудь малышку и едешь с ней в такси. Так что, мое пожелание звучит глупо… трахни ее как следует».

Крис в своем репертуаре. Усмехаюсь, глядя на экран. А ведь не так давно он сам был таким. Девушки на одну ночь, вечеринки и никакой серьезности. Было весело и легко. Так почему он променял все это на одну девушку? Нет, я не имею ничего против Ди, но что в ней такого? Не понимаю. Никогда не пойму, что это за странная штука под названием «любовь», порабощающая людей.

Чашка появляется передо мной и рыжая улыбается, заправляя волосы за ухо. А она ничего…

– Во сколько ты заканчиваешь? – наклоняю голову вбок, внимательнее рассматривая ее.

– В половину четвертого, – закусывает губу. Девочка уже согласна, это видно.

Снова жужжит мой телефон. Отвлекаюсь от светящихся желанием глаз и читаю сообщение от Мари.

«Дерек, мы уже дома. Спасибо за сегодняшний вечер, было здорово. Надеюсь, скоро нас станет шестеро, чтобы все по парам. Будь осторожен по пути домой и предохраняйся».

Эти родственнички невозможны.

– Так ты что-то хотел? – девушка-бармен кладет локти на стол, придвигаясь ближе.

– Хотел сказать, чтобы ты была осторожна. Уже поздно, – убираю телефон в карман и достаю деньги. – Здесь и на такси хватит, – выпиваю кофе в три глотка и отхожу от барной стойки. – Ах, да, – оборачиваюсь, – как зовут кальянщицу?

– Эми, – рыжая невесело усмехается, – тебе ничего с ней не светит.

– Это мы еще посмотрим, – говорю тихо, скорее самому себе, чем ей, и направляюсь к выходу.

Мия

Давно я уже не наблюдала за восходом солнца. Рождение нового дня – поистине магический момент. Говорят, встречая рассвет, нужно всегда думать о чем-то хорошем. О том, чего ты хочешь. И это обязательно сбудется.

Я думаю о том, что хочу найти свое место в жизни. То самое, где мне будет комфортно и спокойно. Интересно, такое вообще существует?

Следующий поворот наконец-то приводит к дому. Я еще не замерзла до смерти, но уже близка к этому. Не чувствую ни рук, ни ног. С трудом поднимаюсь в квартиру и спешу в свою спальню. Переодевшись в пижаму, закутываюсь в одеяло и отключаюсь, как только голова касается подушки.

Телефон ездит туда-сюда по тумбочке, издавая противный дребезжащий звук. Нехотя открываю глаза, пытаясь прогнать остатки сна. В горле стоит ком такой величины, что глотнуть больно. А в голове шумит, словно она набита пенопластовыми шариками, шуршащими от каждого движения. Что это со мной?

Хватаю мобильник, с огромным трудом управляя рукой, и подношу к лицу.

«Кейси».

Точно, сегодня же воскресенье. Она звонит каждую неделю в этот день и не принимает никакие отговорки. Боится, что я забуду, как разговаривать с нормальными людьми, если периодически не практиковаться. Как будто мне это нужно. Сбрасываю звонок и печатаю сообщение, что перезвоню позже. Сначала нужно удостовериться, что территория чиста.

После разведки со спокойной душой звоню подруге, включая чайник. Надеюсь, горячий напиток поможет горлу. Болеть сейчас никак нельзя.

– Привет, – голос Кейси согревает не хуже чая.

– Привет, – хриплю я.

– О боже, что с тобой? Сколько пачек в день ты куришь?

– Кейс, я просто приболела немного, и ко всему прочему проснулась буквально только что. Все в порядке.

– Как всегда, – вздыхает.

– Как дела? – спрашиваю, стараясь оттянуть начало лекции о том, что пора стать нормальной и прекратить играть в «молчанку. И как ей еще не надоело говорить мне одно и тоже из раза в раз?

– Хорошо. А ты? Родители перестали доставать тебя? – а она напориста.

– Как будто это возможно. Давай не будем об этом, – отмахиваюсь. – Лучше расскажи последние новости. Как Колин? Мистер Берн?

Удерживая телефон плечом у уха, завариваю зеленый чай в большой кружке и иду в гостиную.

– Мистер Берн все время спрашивает о тебе. Переживает, куда пропала его любимая ученица. Говорит, что тренировки без тебя стали совсем неинтересными. Но я думаю, старому извращенцу просто нравилось смотреть на лица парней, которых ты укладывала на лопатки в два счета.

– Он не извращенец. Прекрати говорить так, – хоть голос звучит строго, улыбка не сходит с лица. Единственное, по чему я очень соскучилась… Нет, не мистер Берн. Тренировки по рукопашному бою. Мне они очень нравились. Отличная разрядка, и слова совсем не нужны.

– Ладно, – смеется, – какие еще новости-то… А, Колин. Он выиграл какой-то супер-умный конкурс и его пригласили на какую-то крутую конференцию. Так что последнюю неделю рядом со мной был не Колин, а мистер Умник, который скоро сломает себе шею, споткнувшись обо что-нибудь. Так сильно он нос задирает.

– Как его девушка, ты вроде должна радоваться и гордиться. Разве нет?

– Ой, посмотрите на нее. Кто-то превратился в гуру любовных отношений? Неужели уже и опыта набралась? – дразнит Кейси.

– Ох, заткнись, – усмехаюсь.

Действительно, я не та, кто может давать ей советы на эту тему, ведь я в этом абсолютно не разбираюсь. Подсознание подкидывает воспоминание из вчерашнего вечера. Щеки начинают гореть, а язык самовольно проходится по губам. Зато теперь у меня есть опыт в поцелуях. Это уже что-то.

– Как твоя новая подруга? – спрашивает Кейси, вырывая меня из раздумий. Наверное, она имеет в виду Мари.

– Кейс, ты же знаешь – я не завожу друзей, – поднимаюсь с дивана, оставляя кружку на столике, и подхожу к окну.

– А кто же тогда я? – голос обиженный, но я знаю, что на самом деле она не обижается. Кейси привыкла к моим заскокам, и просто принимает меня такой, какая есть.

– Мой личный задница-надиратель? – произношу с теплотой в голосе.

– Да, но даже этого недостаточно, чтобы заставить тебя снова жить, – грустно.

– Я живу… – пытаюсь возразить.

– Мы обе знаем, что это не так!

– Кейси, – тяжело вздыхаю. Сквозь меня проходит электрический разряд. Затылок жжет, будто светят лазерным лучом. Я не одна в комнате, здесь есть кто-то еще. И этот кто-то теперь знает, что я могу говорить. Он это слышал.

Дерек

Бегать на улице в феврале не самая хорошая идея, но мне необходимо проветрить голову и подумать. Поэтому уже сорок минут я непрерывно наворачиваю круги в ближайшем парке. В движении мозг работает быстрее.

В этом городе меня окружают одни сумасшедшие. Две влюбленные парочки, не замечающие ничего вокруг. Призрачная соседка, которая умудряется доставать меня даже без своего физического присутствия. И мышка, все время сбегающая от меня. Что мне со всем этим делать, не представляю. Но, похоже, я начинаю сходить с ума вместе с ними.

Мышка. Эта девушка крепко смогла зацепить. Я точно должен найти ее. Периодически возникающие обрывки воспоминаний вчерашнего поцелуя расплавляют мне мозг. Не думаю, что долго еще смогу выдержать это.

Соседка Мия. А вот ее как раз стоит оставить в покое. На контакт она не идет. Не знаю, что и придумать для того, чтобы сблизиться с ней. Да и стоит ли? Если Мари хочет помочь, то пусть занимается этим сама. Не мое это. Слишком много заморочек.

Мысли разложены по полочкам, и пора уже возвращаться домой. Пока все пальцы еще на месте.

Замираю в коридоре, не веря своим ушам.

– Мой личный задница-надиратель? – слышится тихий голос из гостиной.

Медленно стягиваю кроссовки и бесшумно ставлю их на пол.

– Я живу…

Голос женский. Но чей он? Может кто-то пришел в гости к Мие? Но это точно не Мари. Тихонько подхожу к двери в комнату, чтобы не попасться.

– Кейси, – слышу тяжелый вздох, а теперь еще и вижу говорившую.

Девушка стоит ко мне спиной, переступая маленькими босыми ножками перед окном. Светло-фиолетовые спутанные волосы намекают на то, что она недавно встала с постели. Бесформенная желтая футболка и зеленые бриджи помяты и очень похожи на пижаму. А еще она крохотная, просто малышка. Я знаю, кто это.

Судя по всему, почувствовав мой пристальный взгляд, девушка медленно убирает телефон от лица, но поворачиваться не спешит.

– Рад наконец-то познакомиться, Мия, – произношу, входя в гостиную. Вот так встреча.

Она оборачивается и встречается со мной взглядом. В серых глазах плещется ужас, а лицо вытягивается в удивленной гримасе. Делаю шаг вперед, нас разделяет всего два метра дивана. Мия бросает быстрый взгляд на дверь своей спальни. Нет уж, не дам ей сбежать.

Она говорит! Говорит, черт возьми! А значит, ей стоит кое-что объяснить. Например, почему она врет Мари.

Мы одновременно бросаемся к двери, но я оказываюсь быстрее. Преграждаю ей путь, упираясь спиной в дверь.

– Думаю, нам стоит поговорить, – усмехаюсь.

Перестаю радоваться своей проворности, как только Мия встречается со мной взглядом. Она хищно прищуривает глазки, замышляя что-то. Мне становится как-то не по себе. Даже странно. Что может сделать эта кроха против меня?

– Послушай, Мия, давай просто поговорим, ла… – достаточно сильный удар прилетает в мою челюсть.

Обалдеть! Эта малышка не может бить так! Чувствую, как Мия пытается отпихнуть меня от двери, пользуясь дезориентацией. Да что это с ней? Мия очень старается пробиться в свое убежище, но ей все же сложно сдвинуть меня с места. Теперь, когда я знаю, чего ожидать от нее, то готов ко всему. Мы поговорим, хочет она этого или нет.

Ловлю обе ее руки и завожу за спину. Тут же в ход идут ноги. А она не сдается. В процессе потасовки движемся по комнате. Стараюсь не сделать Мие больно и не оставить синяков, чего не могу сказать о ней. Все ее удары и выпады выглядят продуманными и точными. Да и наносятся в полную силу.

Так, пора уже усмирить эту непонятно откуда взявшуюся бестию. Подталкиваю ее к дивану и прижимаю своим телом к мягкой поверхности. Ненадолго отпускаю ее руки, чтобы сменить захват, за что довольно жестоко расплачиваюсь. Наверняка останутся отметины на шее и груди.

Вот стерва! И это «тихая забитая девочка»? Врет всем, что не может говорить, да еще и дерется, как кикбоксер. Снова беру контроль над ситуацией, удерживая ее руки над головой.

– Тише, – пытаюсь успокоить разгневанную девушку, но получается плохо.

Мия извивается подо мной, стремясь снова напасть. Я был прав, когда сказал, что в этой девушке сидит бесенок. Да какое там, может, даже сам дьявол!

– Знаешь, не самое лучшее мое знакомство с девушкой, – усмехаюсь я. Эта ситуация действительно кажется смешной. Даже идиотской, по сути.

Мия дергает руками, сверля злым взглядом серых, почти серебряных глаз.

– Хочешь, чтобы я отпустил? – цокаю языком. – Нет уж, мне дорога моя жизнь.

Соседка зло щурится, напрягая руки изо всех сил. Ее детское личико выглядит очень сосредоточенным и напряженным. Почти с умилением наблюдаю, как забавно Мия пыхтит и скалит зубки, будто двигает гору. Губы сами складываются в улыбку, пока она мечет в меня серебряные ножи.

– Значит, ты говоришь, – продолжаю вести беседу, как ни в чем не бывало. – Так давай поговорим.

Отворачивается в сторону, показывая, что не настроена на разговор. Мне плевать. Я настроен.

– Ну тогда продолжим лежать так. Мне даже приятно, – немного ерзаю, устраиваясь поудобней.

Возбуждение молниеносно спускается вниз по животу. Черт. Вот это уже нужно контролировать. Мия резко разворачивается, вскидывая брови, и судорожно вдыхает, втягивая живот. Надеется, что так мы будем меньше соприкасаться? Вот дурочка. Не могу не улыбаться, глядя на нее. Дикий котёнок. Совсем не ручная, но такая маленькая и миленькая.

– У меня есть еще одно средство, которое тебя точно разговорит. Мне бы, конечно, не очень хотелось прибегать к таким жестоким методам, – устрашающе говорю я, приближаясь к ее лицу.

Сладкий и смутно знакомый запах бьет в нос. Мята и мармелад. Но что-то перебивает эту смесь… Кажется, сигаретный дым.

 

Мия

Боже, пожалуйста, пусть он меня не узнает. Пожалуйста.

Дерек слишком близко. Он и есть тот самый парень из бара. Теперь это очевидно. Мысли путаются, а страх проникает под кожу. И страх быть раскрытой и просто страх близости с этим человеком. Но как ни стараюсь, не могу ничего сделать, чтобы скинуть его с себя или освободить хотя бы одну руку. Сильный, гад. Да он вообще какой-то псих!

Хотя, я, наверное, тоже выгляжу сейчас сумасшедшей.

Ты и есть сумасшедшая.

Гоню этот противный внутренний голос. Сейчас не время для разговоров с самой собой.

Почему Дерек просто не дал мне уйти? Зачем он меня остановил? Что ему нужно?

– Мия, давай по-хорошему, – просит ласково, но в глазах разрастается черная туча.

Качаю головой, подразумевая, чтобы он не вздумал ничего делать, но Дерек, видимо, принимает это за отказ. Оба мои запястья сжаты одной рукой, а второй он медленно проводит по ребрам вниз. Неужели… Нет, он не посмеет. Зловещая улыбка появляется на его лице, и я понимаю, что обречена.

Стискиваю зубы, стараясь уговорить саму себя не реагировать на его действия, но когда давление усиливается, а рука забирается под футболку, уже не могу сдержаться.

Черт! Я очень сильно боюсь щекотки. Взвизгиваю так громко, что раздраженное горло ссадит. Мечусь, кусая губы, и в глазах появляются слезы. Больше не в силах выносить эту «смешную боль» начинаю хохотать, как безумная.

– Попроси меня остановиться, и все закончится, – издевательски говорит Дерек.

Продолжаю мотать головой, отказываясь поддаваться. Но сил все меньше, а смех все громче. Смотрю Дереку в глаза и не могу понять, о чем он думает сейчас. Чего добивается этим? Забавляется? А ведь я думала, он добрый.

Ты ударила его по лицу, он не припечатал тебе в ответ, так что он добрый.

«Заткнись!» – приказываю голосу в голове.

– Скажи, Мия. Одно слово, – с придыханием произносит мучитель.

Замечаю проблеск странного света в его глазах. Что это? Движения становятся плавнее и даже нежнее. Рука ползет вверх, останавливаясь у края белья. Легкие касания кончиками пальцев вдоль живота заставляют проснуться в нем неведомых мне до этого момента бабочек, о которых я прежде только читала. Больше не могу.

– Остановись, – прошу, тяжело дыша.

Дерек замирает, услышав мою просьбу. Мы буквально обмениваемся воздухом, так близко ко мне его лицо. Воспоминания вчерашнего вечера затуманивают разум. Поцелуй в том темном коридоре, наверное, еще долго будет преследовать меня. Учитывая, что это был мой первый настоящий поцелуй.

Еще немного и я потеряю здравый смысл, которого и так практически не осталось. Пользуясь странным замешательством Дерека, резко вырываю руки из ослабевшей хватки и толкаю его в бок, ударяя коленом по самому больному. Он падает с дивана, и я, перепрыгнув через спинку, залетаю в свою спальню. Защелкиваю замок и оседаю на пол, опираясь спиной о дверное полотно. Выдыхаю и слышу гортанный рык в соседней комнате.

Я, конечно, старалась рассчитать силу удара, но не уверена, что получилось хорошо. В такой-то критической ситуации.

– Ну и прекрасно! Знаешь что, Мия, пошла ты! Я хотел как лучше. По нормальному. Но видимо, для тебя норма сидеть в своей комнате и молчать. Так даже лучше! Будем просто продолжать в том же духе, избегать друг друга и прочее. Нравится тебе так? Пожалуйста!

Удар о дверь заставляет меня содрогнуться от неожиданности. Уходит. Слышу шаги и хлопок соседней двери, из-за которого снова дергаюсь.

Получилось. Как и всегда. Я его оттолкнула. Это правильно. Никто мне не нужен.

Но от чего же так плохо и горько внутри? Откуда это глухое разочарование, словно по коже прошлись ржавым тупым ножом?

Чувствую себя обессиленной. Голова кружится, а холод сковывает тело. Сон. Мне нужно поспать. Это просто усталость и стресс. Вот высплюсь, и все снова станет, как прежде. Я буду довольна своей жизнью, насколько вообще это возможно, и никакие Дереки не будут меня волновать.

Мари.

Он расскажет ей?

Конечно, расскажет.

Она расстроится, наверняка, не поймет, обидится… Ржавый нож все глубже. Резкий вдох и протяжный выдох. Возможно, это к лучшему. Она сама от меня отвернется, и всё точно станет, как прежде. Не нужны мне друзья. Никто не нужен.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru