Призраки Орсини

Алекс Д
Призраки Орсини

Глава 5

Дино

В офисе «Боско энд Варт», корпорации под эгидой Изиды, которую всучил в зону моей ответственности Лайтвуд, появляюсь через неделю. К этому времени, видимые на лице следы побоев почти проходят, а те небольшие ссадины, что остались, загримировали с утра в отеле. Лайтвуд прислал целую бригаду косметологов, чтобы привести меня в порядок, потому что мое присутствие в компании было необходимо. Стараюсь не думать о прошедшей неделе в замкнутых стенах наедине с кающимся Генри. Не знаю, что для меня хуже – его гнев или его раскаяние.

Вертолет опускается на крышу офисного здания, и я спускаюсь по лестнице в офис, который был обустроен специально для Лайтвуда. Пуленепробиваемые стекла, стены и оборудование, которое глушит любой сигнал. Здесь максимально безопасно и в меру комфортно. Я точно знаю, потому что много часов провел здесь с Лекси Памер, обучая ее азам управления этой махиной, посвящая в финансовые секреты и лазейки корпорации. На самом деле, готовил я ее совсем к другой задаче, но об этом она узнает позже.

Основателя «Боско», которого никто ни разу не видел, прозвали «Призраком», но мало кто знает, что это я распространил его прозвище, заочно причислив к числу тех, к кому он очень скоро присоединится.

Выпив кофе и выкурив сигарету, я вызываю Марию Александру Памер в бронированный офис Лайтвуда, который временно оккупировал.

– Доброе утро, Саша, – вежливо приветствую я девушку, которая заходит в кабинет, закрывая за собой дверь. – Ты чудесно выглядишь сегодня.

– Не могу сказать того же о тебе, Орсини, – вздернув подбородок отвечает Лекси. А дерзость – это у них семейное. Мои губы дергаются в подобии улыбки. Когда я вспоминаю Андреа, и новые двести семьдесят сообщений, и почти столько же пропущенных вызовов. Александра немного растерянно скользит взглядом по моему лицу.

– Готова продолжить, Саша? – будничным тоном, спрашиваю я.

– У меня есть варианты, Дино?

– Тогда садись…

Андреа

Дино снова пропал. Первый день я держалась, не звонила ему, переключившись на сестру, которая действительно снова выглядела подавленной и замкнутой больше, чем обычно. Я не могла ей сказать, что знаю, в чем дело, но и наблюдать за тем, как она снова проваливается в депрессию не было сил. Не думала, что могу кого-то так ненавидеть. Всем сердцем, до скрежета зубов. Джейсон Доминник. Если однажды встречу эту сволочь, я… не знаю, что я с ним сделаю.

У меня появляется навязчивая идея выследить ублюдка, который причинил моей сестре столько боли. И хотя я сама еще не понимаю, что буду делать, если столкнусь с этим моральным уродом, способным избивать и калечить беззащитную девушку, которая вдвое меньше его, мне просто хотелось убедиться, что подозрения Дино беспочвенны. И у Джейсона нет новых планов на мою сестру. Я не боялась его, шестым чувством будучи уверенной, что в зоне риска находится только Мария, чем-то зацепив избалованного, богатого ублюдка.

Просмотрев заголовки таблоидов, я быстро набросала список мест, где засветился Доминник. На самом деле, найти бывшего футболиста, которого из-за скандала с Лекси Памер выперли из сборной, спорта и сына известного банкира, который недавно отправился к праотцам, было несложно. Я подкараулила его возле кафе, где он обычно обедал. Я стояла недалеко от черного Порше, принадлежащего Доминнику. Кстати, довольно скромного для человека его социального статуса. Он появился в дверях кафе минут через пять, и я даже не сразу узнала в похудевшем мужчине с уставшим выражением лица и рассеянным взглядом некогда брутального, накачанного футболиста, который всюду хвастался своими мышцами, обнажаясь для рекламы трусов и средства для бритья. В прессе, которая мне попадалась, я видела только старые кадры, где Джейсон находится на пике своей физической силы. Я даже несколько растерялась, обескураженная переменой.

Он выглядел… как Мария, почти так же. Словно только оболочка осталась от человека, а душу вынули.

Я не стала ненавидеть его меньше, просто поняла, что, возможно, многого в их истории с Марией не знаю.

– Доминник, – окликнула я его, решившись, когда он уже проходил мимо, дернув за руку. Он замедлил шаг, обернувшись. Убрал приготовленные ключи от авто в задний карман джинсов.

– Я тебя знаю? – прищурив черные глаза, спросил он, вопросительно разглядывая меня с головы до ног. Господи, это был жуткий момент, потому что, не смотря на обманчивое впечатление безопасности, которое я испытывала, я увидела в глубине его пронзительных глаз настоящий ад. Передо мной стоял страшный человек, беспощадный, и даже не пытался это скрыть за вежливыми манерами. Не могу поверить, что, когда Мари впервые заговорила о нем, я сказала, что ей не нужно теряться и замутить с этим красавчиком. Идиотка, какая же я идиотка. Джейсон Доминник ужасен, но при этом демонически красив. Я бы точно обошла подобный тип мужчины стороной, что стоило сделать и моей сестре.

– Не смей к ней больше приближаться!!! – одернув руку, которой все еще держала его ядовитое запястье, закричала я.– Никогда, слышишь? Оставь ее в покое. Мари не выдержит еще одного срыва.

– Ты сумасшедшая? – нахмурившись, спросил Джейсон, с любопытством разглядывая меня. Рассвирепев от того, что он даже не помнит имени моей сестры, не понимает, о ком я говорю, я набросилась на него с кулаками. Джейсон быстро пресек град ударов, которыми я пару секунд его осыпала, скрутил запястья, и оттолкнул в сторону.

– Пошла вон. Больная. Пока полицию не вызвал, – рявкнул Доминник таким тоном, что сомневаться в его словах я не рискнула. Меня трясло от ярости, гнева и бессилия, пока я смотрела, как человек, разрушивший мою сестру, садится в «Порше» и уезжает.

Меня утешает только одно. Если Доминник не помнит Марию – он больше не станет преследовать ее.

Я возвращаюсь домой пешком, а это почти полтора часа по оживленным улицам Нью-Йорка. Не могу заставить себя спуститься в метро или поймать такси. Мне нужен воздух, чтобы собрать хаос в своей голове во что-то вразумительное. А еще мне нужен Дино, жизненно необходим. Я набираю его номер снова и снова, но в ответ, как и в прошлый раз, когда он пропал на три недели, слышу длинные гудки.

На следующие шесть дней я выпадаю из реальности, прогуливая занятия, усугубляя и без того непростую ситуацию с успеваемостью. Я думаю только о Дино, детально прокручивая в памяти все моменты наших встреч, каждое слово, взгляд, прикосновение. Поцелуй, который выпросила, как голодная нищенка. Периодически, мне звонит Джек, и я, как дура, подскакиваю от каждого сигнала мобильника, надеясь увидеть на дисплее другое имя. Я злюсь на Джека, своих бывших подружек, которые пытаются влиять на меня и читать нотации, спорю с родителями, раздраженная их внезапно проснувшейся опекой, ненавижу весь мир. И только Мари ведет себя так, словно ничего не замечает, пропадая с утра до ночи на работе, и я ненавижу ее тоже за то, что она имеет возможность видеть ЕГО, а я даже не могу спросить, как он там, и что, черт возьми, происходит…

Орсини появляется на восьмой день моих мучений. И так совпало, что это было в первое утро, когда я собралась пойти на занятия в колледж. Встала пораньше, собралась и пошла на автобусную остановку. Стояла, не глядя по сторонам, когда вдруг рядом затормозил темно-синий БМВ.

Лобовое стекло опустилось, и я пропала, окунувшись в бездонные глаза мужчины, о котором грезила все дни и ночи, показавшиеся мне вечностью.

– Садись, – без тени улыбки, сказал он.

Меня не нужно было просить дважды. Я беспрекословно подчинилась. Прыгнула на переднее сиденье рядом с ним, улыбаясь, как конченная идиотка, и ничего не могла с собой поделать. Орсини скептически скользнул взглядом по моей форме, потом посмотрел в глаза.

– Прокатимся, Андреа?

Неожиданно и не к месту смутившись, я робко кивнула. Он уверенно вел машину одной рукой, в пальцах другой держал сигарету. А я смотрела на него и не могла оторваться. Черный свитер с высоким воротом и темные джинсы придавали ему мрачноватый вид, но ничто не могло испортить, бьющей в глаза, красоты Дино Орсини.

– Где ты был? – спросила я, когда автомобиль затормозил возле уличного кафе в Бруклине, где мы часто бывали вместе. Большинство столиков были пустыми. В это время люди или еще спали, или уже работали.

– Работал, Андреа. Представь себе, люди иногда работают, – не очень-то вежливо, ответил он. Я напряженно вгляделась в жесткие, идеальные черты лица, на подсознательном уровне чувствуя, что Дино чем-то разгневан.

– Что-то случилось? – тихо спросила я, когда мы сели за столик в самом углу площадки под навесом. Он затушил сигарету в пепельнице. По-моему, это была третья с того момента, как я села в БМВ. Сложив руки на столе, он пристально посмотрел мне в глаза.

– Тебе угрожает опасность, Дреа, – заявил он ледяным тоном, заставив меня похолодеть от ужаса.

– Что? – пискнула я, едва дыша.

– Я оказался прав в отношении Джейсона Доминника. Он планирует заставить Сашу вернуться к нему, – совершенно серьезно произнес Орсини. Я застыла, изумленно глядя на него, на миг забыв, что безумно влюблена в этого парня. Он сумасшедший?

– Что значит, вернуться? Она и не уходила. Они не были вместе! Доминник украл Мари и держал под замком в своей камере пыток, где издевался над ней.

– Судебный запрет истек, и ничто ему не помешает, Андреа, в случае, если Саша придет сама.

– Но она не придет! – воскликнула я.

– Тихо, не нужно кричать…

– Как не кричать? Что за ерунда, Дино? Откуда у тебя, вообще, эта бредовая информация.

– Есть источники. Достоверные. Я просто хочу помочь вам обеим, – он мягко улыбается, но я даже не замечаю, продолжая спорить.

– Это какая-то шутка, Дино. Я видела Джейсона… Глупо, конечно, но я хотела убедиться, что он оставил ее в покое. И Доминник даже не понял, о ком я говорю.

– Все он понял. Этот человек умеет носить маски, Дреа. Тебе не стоило к нему приближаться. Теперь он знает, как заставить Сашу вернуться в его комнату для развлечений по собственной воле.

 

– Нет… – качаю головой, отказываясь верить в то, что говорит Дино.

– С помощью тебя, Андреа. Его люди уже наблюдают за тобой, ищут удобный момент, чтобы похитить.

– Похитить? Меня? Ты точно спятил! Зачем? – округлив глаза, я уставилась на Дино, как на сумасшедшего.

– Твоя свобода взамен на ее согласие делать все, что он пожелает.

– Я не верю…

– Да послушай меня, глупый ребенок, – перегнувшись через стол, Дино хватает меня за плечи и встряхивает, как куклу. – Они уже близко. Дышат в затылок. И даже сейчас, я уверен, за нами следят. Хоть раз прислушайся к моим словам и подумай головой.

– Ты сам-то понимаешь, как это звучит? – отчаянно всхлипываю я.

– Хорошо. Я объясню, – отпустив меня, Дино тяжело вздыхает и достает из заднего кармана джинсов файл с фотографиями, подавая их мне. Взглянув на первую, я даже в ужасе закрываю ладошками лицо. Не ожидая подобного зрелища. На снимке избитая девушка. Не просто избитая… ее лице одна сплошная гематома.

– Что это? – хрипло спрашиваю я, дрожащим от ужаса голосом.

– Люсиль Амаро. Двадцать лет, – ответил Дино.

На следующей фотографии увидела девушку с похожим характером травм.

– Эмма Блейк. Двадцать три года.

Поверх Люсиль Амаро лег еще один снимок. Девушка в полный рост. Правое плечо, и рука до локтя практически черные от синяков. Правая сторона лица фиолетового цвета.

– Летисия Свон. Двадцать лет, – бездушным, монотонным тоном, произносил Орсини незнакомые имена.

– Терри Блайт. Двадцать один год.

– Кирстен Дьюк, опять двадцать лет.

Снимки, один за другим, как карты непонятного пасьянса, ложились на стол перед моим лицом. Все эти девушки были избиты, жестко и безжалостно. Кто мог сделать подобное? Что за зверь?

– Лекси Памер. Двадцать лет, – положив последнюю, сказал Дино, глядя мне в глаза. Я заплакала, потому что это было выше моих сил… Слишком живы воспоминания о тех днях, когда я навещала Марию в больнице после ее спасения из логова Доминника.

– Теперь ты понимаешь, с каким человеком мы имеем дело, Андреа? – спросил Дино. Я кивнула, снова пряча лицо в ладонях. Он мягко провел по моим запястьям, пытаясь утешить. Сплел свои пальцы с моими, убирая их от зареванного лица.

– Есть человек, влиятельный, который хочет свести с Джейсоном счеты, и он обратился ко мне. Не спрашивай почему. Это очень долгая история, которая тебя не касается. С его помощью, я смогу тебя защитить, пока он решает свои проблемы с Джейсоном. Доминника очень скоро постигнет наказание за все, что он сделал, Андреа. Мы просто не должны позволить ему получить козырь, вроде тебя.

– Зачем Доминник делает это? Зачем ему Мария?

– Он псих, Дреа. А разве мы можем понять логику сумасшедшего?

– Этот твой… человек… Он точно поможет? – сбивчиво спросила я, глядя на Дино сквозь пелену слез.

– Конечно, малышка. Позволь мне позаботиться о тебе, – нежно шептал Дино, и я таяла от его слов, готовая идти за ним на край света.

– Как? Что мне нужно делать?

– Я увезу тебя отсюда. На время. Никто, даже родители не должны знать, где ты. Это очень важно. Понимаешь меня?

– Да… Но как же? Они с ума сойдут, думая, что со мной что-то случилось, а Мария? Я боюсь даже подумать, что будет с ней.

– Будет хуже, если это «что-то» случится, Андреа. Пару недель, и ты вернешься, чтобы утереть их слезы.

Я посмотрела на наши переплетенные пальцы, потом на его красивое лицо, в глаза, которые обещали защитить меня от нависшей угрозы. Я не ошиблась в нем. Дино тоже что-то чувствует ко мне, иначе зачем ему спасать меня?

– Когда? – тихо спросила я.

– Прямо сейчас, – твердо отвечает Орсини, и я вскидываю на него растерянный взгляд.

– Но у меня нет документов и вещей… – слабая попытка протеста.

– Документы не нужны. Мы летим на личном самолете, на острове есть все необходимое.

– На острове? – переспросила я, думая, что ослышалась.

– Да, тебе понравится, Андреа, – пообещал Дино, улыбаясь. Я завороженно смотрела, как преобразилось его лицо от этой улыбки.

– Ты поедешь со мной? – с надеждой, спросила я.

– Я отвезу тебя, а потом мне придется вернуться.

Мне показалось, или в его глазах мелькнуло виноватое выражение? Не успела заглянуть глубже, потому что он перевел взгляд на официанта, который принес наш заказ.

Я опустила глаза, чувствуя, как надежда, вспыхнувшая в сердце, умирает. Мне стало страшно от неизвестности, которая ждала впереди. Если бы Дино пообещал остаться со мной, я бы не боялась. С ним мне ничего не страшно. Я могла бы весь мир забыть, сбежать на край света, идти за ним босиком по горящим углям… А он просто отвезет меня на остров, где оставит совсем одну.

Глава 6

Дино

Этот день должен стать ключевым в моей партии. Все пешки в сборе, каждая фигура на своем месте. Я наблюдаю за бледным, осунувшимся лицом Александры Марии Памер, не испытывая к ней ни капли сочувствия. Я не привык испытывать жалость, для меня это чувство похуже оскорбления. Она лишь еще одна ступень к достижению цели. Она слушает меня, опустив ресницы, и я чувствую ее колебания. Женщины – примитивные и глупые создания в большинстве своем, но есть исключения, просто я не встречал пока. Саша верит каждому моему слову. Я дал ей немного правды. Приоткрыл некоторые личные моменты нашей с Лайтвудом истории, дал почувствовать нашу схожесть, хотя, в действительности, у нас не было ничего общего. Лекси Памер упорно двигалась в сторону своего самоуничтожения, а я стремительно карабкался вверх.

Но, на самом деле, у нее изначально нет выбора. Я играю лучше Джейсона, не включая чувства и эмоции в свой распорядок дня. Ее жизнь – руины, которые она не может собрать уже несколько лет, пытаясь выглядеть уверенной и сильной. Самая слабая мишень в моей игре. Управляемая и сломленная Джейсоном Доминником. Понимает ли он, что дал мне карт-бланш, убрав Мика Купера, парня, которого Саша считала лучшим другом. Еще один влюбленный идиот, отправившийся на тот свет из-за бабы, которая никогда не испытывала к нему ничего, кроме дружеской привязанности. Любовь – глупое чувство и идеальный инструмент воздействия в руках такого бесчувственного ублюдка, как я. Секс тоже мощное оружие, но Саша не повелась на мою сексуальность, слишком одержимая своим демоном по имени Джейсон Доминник.

И мне повезло, что Джейсон оказался целью Лайтвуда. Один из наследников основателей Изиды, претендент на «трон». Генри слишком ценит свое место, чтобы делиться. Я вызвался помочь ему ликвидировать ненужный элемент. Но к Джейсону не так-то просто подобраться. Сын известного банкира и негласного «красного адмирала» Изиды, он находился под круглосуточной охраной, которой позавидовал бы сам президент. Я вызвался помочь Лайтвуду, преследуя свои цели, а не потому, что внезапно решил стать его верным соратником.

Необходимо было найти брешь в броне Джейсона. Этого психованного, маниакального садиста. И я нашел. Одну из его жертв.

Лекси Памер.

Пазл складывался так, как было нужно мне. Мои призраки взывали ко мне, требуя нового члена в свою команду. Скоро, Генри, скоро…

– На что ты готова пойти, чтобы отомстить за своего Мика Купера?

– Ты сказал, что ничего не знаешь… – испуганно выдохнула она.

– Правда стоит дорого. Готова платить?

– Дино, ты меня пугаешь.

– Брось, малышка. Я даю тебе выбор. Можешь и дальше жить, пряча голову в песок, теряя близких, или сделай решающий выстрел. Я научу как. Я прикрою.

– Зачем тебе это нужно?

– Я должен отвлечь Лайтвуда, заставить его поверить в то, что я верен ему.

– Как?

– Не будь идиоткой. Ты не можешь не понимать, что история вашей встречи с Джейсоном в Цюрихе не случайна. Как и твое назначение. Да, я подсказал Генри, что тебя можно использовать, но тогда я тебя еще не знал.

– Как использовать? Я ничего не понимаю.

– Борьба за власть, малышка. Все банально. Генри не нужен Джейсон у власти. У него к нему острая антипатия, и он ищет способ избавиться от него. Доминника тщательно охраняют, и поэтому приходится искать другой вариант. Слабые места, на которые можно надавить. Ты – его слабое место.

– Больше нет. – Она качнула головой, нервно теребя пальцами цепочку в вороте блузки.

– Да, малышка. Да, – хмыкнул я. – Зачем Джейсону убивать Мика, если ему похер на тебя?

– Потому что он больной ублюдок.

– Ты сама сказала, детка. Я не тянул тебя за язык, – использую психологический прием, называя ее так же, как Джейсон.

– Что я могу?

– Больше, чем кто-либо. У тебя есть доступ к его телу, у других – нет.

– Что конкретно от меня требуется?

– Ты хочешь отомстить?

– Я уже сказала.

– Ты убьешь его, Саша? Хватит сил?

Она вздрогнула, слегка побледнев. В ее глазах читалась неуверенность, будто она готова сделать все, что потребуется, и, в то же время, не хочет, чтобы он умирал.

– Нет, – уверенно сказала она, заметив мой потускневший взгляд. Я был разочарован, ожидая другого ответа.

– Дино, я ненавижу Джейсона, и я месяцами планировала, как буду медленно его убивать, как спляшу на его могиле, но сейчас у меня есть другая проблема, которая требует моего внимания. Моя сестра пропала полторы недели назад. Я обратилась во все инстанции, подняла на уши школу, знакомых, полицию и ничего. Она словно сквозь землю провалилась. Ей семнадцать, Дино. Девочка совсем.

– Красивая? – спросил я, задумчиво глядя на Сашу.

– Ты ее видел. На кладбище.

– Точно. – Рассеянно киваю, словно только что припомнил. – Славная малышка. Вы не похожи.

– Да, Андреа – красивая девочка, но она еще ребенок.

– Семнадцать лет – это уже девушка, которая способна принимать самостоятельные решения, – холодно отозвался я. Закусил нижнюю губу, глядя на нее долгие несколько минут. Потом, не отводя взгляд, достал телефон.

– Уверена, что готова к правде? Пойми, Саш. Сейчас уже пути назад не будет. Чтобы ее вернуть, тебе придется кое-что сделать. И я не могу обещать, что после смогу помочь тебе. По ситуации.

– Что ты знаешь об Андреа? – внутри все оборвалось.

Я протянул ей телефон, загружая видео, на котором Андреа подходит к Джейсону и их короткую стычку.

Лекси мужественно просмотрела запись до конца, потом застыла на месте.

– Ты уверен, что Дреа у него?

– Я точно это знаю.

– Зачем?

– Понятия не имею, – Пожимаю плечами. – Захотелось свежачка. Ему не впервой. Ты зря смотришь на Андреа, как на ребенка. Она вполне сформировавшаяся молодая красавица, способная увлечь мужчину.

– Что я должна сделать? – спросила Александра Памер.

Андреа

Месяц назад Дино привез меня на небольшой тропический остров в Тихом океане. Рай на земле, если и существует, то он должен быть похож на это место. Белый песок, пальмы, экзотические растения и птицы, шум прибоя, люди в черном по периметру. Не знаю, как они еще живы при такой-то жаре.

Но меня не радуют ни виды, ни бескрайний океан, ни шум прибоя…

Я сутками бесцельно брожу по берегу, или слоняюсь по небольшому дому на три комнаты с открытой террасой. Здесь есть все необходимое для жизни. Продукты и чистую питьевую воду привозили на вертолете раз в несколько дней. Я ни в чем не нуждаюсь. Дино не обманул, но я умираю от тоски и одиночества, лишенная связи с внешним миром. Каждый день ждала, что Дино приедет и скажет: «Все закончилось, мы можем ехать домой.»

Я начала читать книги, которые никогда бы не стала читать в обыденной жизни. Выбор был не велик. Ни одного женского романа. Мистика, детективы, публицистика, документальная литература, энциклопедии в огромном количестве. За месяц я стала эрудитом.

Он говорил про две недели. Прошло почти пять, и нет ни одной весточки из внешнего мира. Мне кажется, я потихоньку схожу с ума от нехватки общения и неизвестности, которая ждет впереди. Я хочу верить, что намерения Дино чисты и искренни, но меня пугает его долгое молчание. Вся эта ситуация в целом. Может, мне не стоило так быстро соглашаться. Что я знаю о Дино Орсини и почему так легко доверилась ему?

Когда человеку совершенно нечем заняться, он начинает думать. И, как правило, эти мысли ни к чему хорошему не приводят. Я строила предположения, одно страшнее другого и сама себя пугала с каждым днем все сильнее и сильнее. Чувство тревоги не покидало меня даже ночью. Я просыпалась в холодном поту, но не помнила, что за кошмары мне снились. Пыталась говорить с охранниками, но безрезультатно. У них не было информации о том, сколько еще продлится их задание, или они соблюдали приказ молчать.

Я больше не знала, кому верить… Превратилась в один сплошной комок нервов.

 

Еще неделя, две…

Я перестала есть, объявив прислуге, двум чернокожим женщинам, которые убиралась в доме и готовили мне, что объявляю голодовку до тех пор, пока не получу ответы. Но они упорно продолжали приносить подносы с пищей, которые оставались нетронутыми.

На четвертый день голодовки, я упала в голодный обморок.

Перепугалась и начала есть…

Умирать не хотелось.

Никому не хочется умирать в восемнадцать лет.

Дино прилетел ровно через два месяца. К этому моменту, я была настолько эмоционально и психически надорвана, что вместо облегчения или радости, испытала острый приступ гнева.

Когда он вошел в мою комнату, я смотрела на остывающий черный кофе, вспоминая, как Мария провела меня на съемочную площадку Роба Стюарта, полный крах своих надежд и глубокое разочарование. Появление Орсини было практически бесшумным. Я подняла взгляд, и увидела его. Думала – мираж, обман зрения, галлюцинации, вызванные депрессивным расстройством. Но это был он. В белой футболке и светлых брюках. Улыбающийся мне беспечно и жизнерадостно, как никогда раньше. Словно мы расстались пять минут назад, а не девяносто три дня… Моя реакция была мгновенной, и, наверное, искренней. Схватив кружку с кофе, я с размаху запустила в него, при этом обрызгав себя и покрывало на кровати, на которой сидела. Несправедливо – в него ни капли не попало.

– Две недели? – вскочив на ноги и дрожа от гнева, яростно спросила я.

Дино вытянул руки, словно защищаясь, когда я начала наступать, готовая растерзать его на части, впиться когтями в его самодовольную смазливую рожу.

– Успокойся, Андреа! – резко окрикнул он. Темные глаза остановили меня каким-то непостижимым способом. От него исходила настолько мощная энергетика… и сила, и власть, и опасность. Я вдруг растерялась, снова вспомнив о своих страхах.

– Ты увезешь меня отсюда? – пискнула я испуганно. Он смягчился, протянул руку и взял меня за запястье, притягивая к себе.

– Да. Я знаю, как тяжело тебе пришлось. Но все закончилось. Мы поедем домой, – прошептал он ласково, привлекая меня в свои объятия. Вся тяжесть мира внезапно свалилась на мои плечи, когда я упала ему на грудь, по-детски заливаясь слезами. Он гладил меня по волосам, бормоча слова утешения, но легче не становилась.

Я чувствовала, ничего не закончилось. И, несмотря на то, что он близко, мы, как никогда, далеки друг о друга. Причин так думать не было, Дино нежно обнимал меня, наконец-то, был рядом. Но предчувствие не обманешь…

– Когда? – глотая горькие слезы, спросила я, поднимая лицо, чтобы посмотреть в его непроницаемые глаза. Глубокие, манящие, полные темных тайн и мыслей, мерцающие и колдовские, снова попадая под их гипнотическое воздействие.

– Завтра, Андреа, – пообещал Дино. – Я проведу этот день с тобой.

Внутри меня все ожило и затрепетало. Я забыла про два месяца одиночества. Про миллион вопросов, которые хотела задать. Про собственные сомнения и тревоги. Как ему удается? Пара слов, и я готова отдать ему свою душу…

– И ночь? – с надеждой спросила я, чувствуя, как предательское тепло разливается по телу. В глазах Дино застыло нечитаемое выражение. Ни тени улыбки на губах, ни единого намека на истинные намерения или эмоции.

– И ночь, – произнес он, нейтральным тоном.

Я хотела поцеловать его, вставая на цыпочки, но Дино отстранился, целомудренно чмокнув меня в кончик носа.

– Мне нужно принять душ, потом мы пообедаем, ты покажешь мне пляж, а я устрою вечером романтический ужин.

– Я бы начала с ужина… – капризно захныкала я.

– Мы долго ждали, маленькая моя. Несколько часов можно потерпеть.

Орсини уверенно отставил меня в сторону и направился в душ. Я изумленно и разочарованно смотрела ему вслед. Как он может быть таким спокойным и собранным, когда я вся горю и пылаю? Что за нездоровая выдержка? В моих мечтах, Дино всегда был страстным и нетерпеливым, порочным, горячим парнем, который набрасывается с порога, не в силах сдерживать свое желание. Я два месяца его не видела. Черт, да я, вообще, нормальных людей здесь не видела, думая только о нем все эти дни. Да я как Робинзон Крузо на необитаемом острове, мечтала о своем Пятнице. Дождалась, блин…

Несколько часов потерпеть.

Серьезно?

Дино

Все-таки, решение отправить Андреа на остров, а не оставить в доме в Нью-Йорке, который недавно купил мне Лайтвуд, пытаясь загладить вину за очередной приступ гнева, было чертовски верным. Пяти минут с ней наедине хватило, чтобы мне понадобился холодный душ. Могу представить, что было бы, гуляй она в таких вот крошечных шортиках передо мной изо дня в день. Все бы принципы полетели к чертям собачьим.

Смываю дорожную пыль под прохладными струями, вспоминая загорелое под палящим солнцем стройное тело и сверкающие синие глаза Андреа Памер. Влекущие и чувственные. Все во мне откликалось на ее призыв. Каждая клетка тела тянулась к ней, разум отказывался повиноваться, когда взгляд останавливался на ложбинке между грудями или на длинных ногах, выставленных напоказ. Бесконечных загорелых ногах, божественных…

Поворачиваю кран, делая воду обжигающе холодной. Единственное спасение от порочных, грязных мыслей на счет Андреа Памер. Не сразу, но ледяной душ работает. Надевая один из банных халатов, возвращаюсь в комнату готовым к следующему раунду.

Андреа переоделась в светлое платье на бретельках. Ее взгляд скользил по моим мокрым волосам и двинулся ниже, в распахнутый ворот халата. В обычной жизни, я бы просто обернул бедра полотенцем, но тогда бы у нас не было никакого шанса.

– Иди в гостиную, там должны были уже накрыть на стол, – распорядился я, прогоняя Андреа, чтобы спокойно одеться. Она обиженно поджала губы, но послушалась.

Хорошая девочка, похвалил я ее про себя.

Набросив светлую рубашку и бриджи в тон, присоединяюсь к Андреа. Она сидит за столом с вымученной, напряженной улыбкой и с голодным взглядом. Невольная ухмылка растягивает мои губы.

– Форель бесподобна, Дино. Начни с нее, – посоветовала девушка, чтобы как-то начать разговор. Я последовал ее совету, хотя, как и она, испытывал голод совсем другого рода.

Наши взгляды то и дело встречались. Разговор не клеился, а напряжение между нами уже начинало искриться. Мое тело требовало разрядки и бесконечно боролось с разумом.

Мне нужно отвлечься, просто перевести мысли в другое русло, – уговариваю я себя. Совсем скоро наступит день, которого я ждал всю свою жизнь, и я не могу быть до конца уверен, что все пойдет по плану. Можно сколько угодно готовиться к битве, но не быть готовым к войне.

Я не боюсь умереть. На самом деле, уверен, что не умру, но никто не застрахован от неожиданностей. Не могу даже предвкушать, до сих пор не верю, что почти доиграл свою пьесу.

– Ты где-то не здесь, – отрывает меня Андреа от наполеоновских планов. Я рассеянно смотрю на нее. Странно, но мысли о Лайтвуде – безотказное лекарство от болезненного, изнуряющего возбуждения. Лучше ледяного душа, но даже ради благополучия Андреа Памер, я не хочу думать о нем.

– Пошли купаться, – предлагаю я, вставая. Смотрю на тарелку, поняв, что ничего не съел, как и Дреа.

– Океан сегодня штормит… – говорит она, глядя мне в лицо прямым, безыскусным взглядом, в котором я читаю каждую ее мысль. Желание, каждую тайную фантазию обо мне.

– Я люблю шторм, – улыбаюсь уголками губ.

– Почему-то, я не сомневаюсь в этом, – отвечает она.

На самом деле, я погорячился. Океан любит смелых и отчаянных, но не дураков. А я чувствовал себя именно дураком, снова и снова пытаясь войти в бушующие волны. Пытался бороться со стихией и проигрывал…

Бросался в океан, а он выплевывал меня обратно.

– Кажется, шторм не отвечает тебе взаимностью, – со смехом заметила Андреа, наблюдая за мной со стороны. Она стояла, сложив руки на груди, со скептической ухмылкой, глядя на мои жалкие попытки. Наверное, со стороны я выглядел идиотом. Почему нет? Для разнообразия.

Сдавшись и признав свое поражение, я повел Андреа гулять вдоль побережья. Остров не был большим, и нам хватило двух часов, чтобы обойти его вокруг. На самом деле, время пролетело незаметно. Она постоянно говорила, устав от одиночества и нехватки общения, рассказывала о прочитанных книгах и голодовке, о своей тоске по родителям и тревоге за них и сестру. Я молчал, потому что привык ее слушать. А еще мне нечего было ей ответить. Я не хотел врать, а правда убила бы ее.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru