Кукловод

Акулина Вольских
Кукловод

Глава 1.

Дверь в автомобиле сильно хлопнула, и некоторое время кабина слегка раскачивалась, пока водитель устраивался в кресле, нервно пристёгивая ремень. Он повернул ключ в зажигании, покрутил радио. Из колонок попеременно доносилась музыка, сменяемая трескучим шипением. Чертыхнувшись, Итан выключил магнитолу и начал отъезжать от обочины.

Я демонстративно уставилась в окно, всем своим видом показывая, что трогать меня сейчас не стоит. Нагляднее было бы только, если повесить мне на лоб табличку с черепом и надписью «Не влезай! Убьет!».

Итан несколько минут молчал, шумно гоняя носом воздух. Как же он громко дышит… Осталось вставить ему в нос пароходный гудок, чтобы окончательно меня добить.

– Так и будешь молчать всю дорогу? – с недовольством в голосе спросил он.

Мда, для него это был бы лучший вариант. Но Итан настырный.

– Крис…

– Что? – салоне стало ощутимо холоднее, стоило мне открыть рот.

– Можно ради исключения поговорить со мной нормальным тоном?

Я смерила его гневным взглядом и снова отвернулась к окну. Он раздражённо дёрнул губой, стиснув на руле кисти рук.

– Предвкушаю отличный отпуск…

Допрыгался, Итан. Плотину прорвало. Не поворачиваясь к нему, я сердито процедила:

– Он мог бы быть отличным, если бы мое мнение что-то значило для тебя и имело хоть какой-то вес.

– Ты прекрасно знаешь, что мне важно твое мнение.

– О, правда? Тогда почему мы едем не на морское побережье, а в какую-то глушь кормить комаров?

– Потому что на твое побережье мы ездили шесть месяцев назад и можем поехать туда в любое время года. А до закрытия сезона охоты всего две недели.

– Итан, ответь, – я, наконец, посмотрела на него. – Когда эта гениальная идея пришла в твою голову, ты думал о том, чем Я буду там заниматься?

– Представь себе, думал, – смиренно ответил муж. – Это семейная база отдыха. Там масса вариантов досуга.

– Каких, например? Вязать? Вычесывать из волос насекомых?

Итан сжал челюсти, сдерживая эмоции. Несколько секунд смотрел перед собой, потом, снова взяв себя в руки, продолжил:

– Ты можешь проводить время с Кайли, пока нас нет.

Я закатила глаза и утробно зарычала.

– Час от часу не легче. С чего вдруг это должно меня радовать? Итан, у неё в голове кроме щеночков ничего нет. И, может быть, ещё песня из рекламы ореховых батончиков. Да если ей по лбу постучать, можно эхо услышать.

– Тебя послушать, так вокруг все идиоты, – фыркнул Итан, перестраиваясь во второй ряд.

– Нет, не все. Но ты, почему-то, именно такими людьми себя окружаешь.

– Крис, я никогда не позволял себе высказывать недовольство в адрес твоих друзей. Почему же ты считаешь себя вправе поливать грязью Джастина и его жену?

Я снова отвернулась к окну. Мы вскоре должны были подъехать к дому Джастина и Кайли. С Джастином Итан дружил ещё со школы. Этот парень с первого взгляда не понравился мне, и за восемь лет знакомства мало что изменилось.

С Кайли они были женаты два месяца, и при каждой встрече меня обдавало липкой, приторно сладкой волной, идущей от этих двоих. Неужели, все молодожены так выглядят? Неужели, и мы с Итаном шесть лет назад вели себя, как два телёнка, которые ежесекундно норовят облизать друг друга?

– Почему нельзя было полететь самолетом? – я снова продолжила перепалку. – В чем нужда ехать на машине десять часов?

– Нужды нет. Подразумевалось, что это возможность провести время вместе. Спасибо, что напомнила, какая это была плохая идея.

Я обиженно сверкнула глазами и Итан заговорил мягче:

– По пути туда просто потрясающие виды природы. Сама поймешь, что я прав, когда увидишь.

Я снова замолчала, когда мы подъехали к дому друзей Итана. Кайли едва не подпрыгивала на месте, радостно размахивая в воздухе рукой и рискуя сформировать воронку над своей головой.

Итан натянул улыбку на лицо и вышел на улицу поприветствовать друзей. Они с Джастином пожали друг другу руки, после Итан дежурно наклонился щекой к Кайли, имитируя дружеский поцелуй. Мужчины начали грузить в багажник вещи, а Кайли плюхнулась на заднее сиденье.

– Привет, Крис! Отлично выглядишь, – она вздрогнула, что-то вспомнив, и выглянула наружу. Елейным голоском обратилась к Джастину: – Милый, я забыла свою повязку для сна. Ты не мог бы…

Джастин лучезарно улыбнулся ей:

– Сейчас схожу.

В самолете хотя бы дают бумажный пакет, если человека тошнит. И с этими людьми мне ехать полдня черт знает куда, а потом еще неделю жить в соседних номерах.

Спустя минут двадцать, сумки утромбовались в багажник, а люди – в салон. Итан заметно оживился, начал улыбаться. Меня он как будто не замечал, общаясь преимущественно с друзьями. Оно и к лучшему. Я бы не расстроилась, если бы и остальные поступили так же.

Кайли выспрашивала у Итана и Джастина нюансы нашего предстоящего отдыха. Её радовало абсолютно всё – начиная с расположения базы между горным кряжем и небольшим лесным озером, и заканчивая шведским столом и шампуньками в номерах.

Я где-то слышала, что одинаково счастливы только психопаты. Глядя в круглые, довольные глаза Кайли, вывод напрашивался сам собой.

– А на кого вы будете охотиться? – по-детски раскрыв глаза, спросила девушка.

– На уток, кабанов, – Итан ответил, не отводя глаз от дороги.

– И, кстати, там можно взять гончих или легавых. Конечно, придется доплатить, но оно того стоит, – с энтузиазмом добавил Джастин.

Кайли перешла на ультразвук, и меня передернуло

– Боже, а поиграть с ними можно будет?

Джастин ответил с улыбкой в голосе:

– Это охотничьи собаки, их выращивают для другого. Но мы можем узнать на месте.

– Кстати о собаках. Как Арчи? – Итан поймал в зеркале заднего вида взгляд Кайли.

– Отлично. Спасибо, что спросил. Он почти оправился после травм, и я нашла ему новую семью. Когда вернемся, займусь оформлением бумаг.

Джастин смотрел на неё со смесью любви и восхищения.

– Да, этому парню, повезло, что ты тогда проезжала мимо. Иначе бы он точно подох на той обочине.

Я громко фыркнула, чем привлекла к себе нежеланное внимание. Джастин тут же перевел внимание с жены на меня.

– Кристина, ты что-то хочешь сказать?

Вот он, Джастин во всей красе.

– Хочу. Но вряд ли вам это понравится.

Итан с укором кинул взгляд в мою сторону.

– Крис…

– Пусть скажет, – перебил его Джастин. – Здесь все свои.

Я глубоко вдохнула. Сам напросился.

– Мне смешно слушать эти лицемерные речи о бедном пёсике вперемешку с рассказами об охоте. Для вас было так важно сохранить жизнь одному живому существу, но, при этом, вы готовы убивать других, не моргнув глазом.

– Это ведь совсем другое, – неуверенно протянула Кайли.

– Не велика разница.

Джастин заговорил тихо, объясняя мне по пунктам свою позицию:

– Крис, мы охотимся не только лишь ради забавы. Это, в первую очередь добыча, мясо. Не все здесь от него отказались, как ты . К тому же, охота позволяет снизить рост популяции диких кабанов. Если этого не делать, они расплодятся и начнутся набеги на окрестные поселения.

– И вы решили взять на себя роль Бога?

– Крис, ну что ты опять начинаешь… – вступился за друга Итан.

– Уже закончила.

Воцарилось молчание. Я чувствовала затылком, как Джастин буравит меня своим взглядом и внутренне ликовала. По какой-то причине мне нравилось выводить его из себя.

Мы ехали в тишине несколько часов, прерывая молчание короткими фразами при необходимости. Итан включил аудиосистему, чтобы молчание казалось непринужденным. Я успела порадоваться, что после дождя было не так жарко, а солнце надежно скрылось за пепельно-серыми облаками.

Нам оставалось около половины пути, когда Итан выключил музыку и начал прислушиваться. Он нахмурил брови, услышав странный свист, съехал с асфальта на обочину, вышел из машины и открыл капот. Джастин тут же выскочил к нему. Они какое-то время стояли, разглядывая внутренности нашей машины. Затем Итан закрыл капот, вытер руки тряпкой и с хмурым видом сел на своё место. За ним вернулся и Джастин.

– Что-то не так? – с тревогой держась за подголовник переднего сиденья, спросила Кайли.

Итан ответил, ещё оттирая руки:

– Ремень генератора истерся. Далеко мы не уедем.

– Ты не можешь его заменить? – спросила я в надежде, что нам не придется торчать на трассе.

– Мог бы. Если бы он у меня был.

Во мне начинала закипать злость. Шипя, сквозь зубы, я повернулась к мужу.

– Ты же отвозил машину на диагностику!

– Значит просмотрели! – рявкнул Итан. И он тоже на пределе. Надо завязывать.

– И что теперь? – опять подала голос Кайли.

Пару раз тяжело вздохнув, Итан объяснил:

– Мы сейчас должны были выехать на трассу. Там на несколько десятков миль только дорожное полотно. Если встанем там, будет не до смеха. Я предлагаю свернуть к ближайшему городу, заменить ремень.

– Связи нет, не могу открыть навигатор в телефоне. У тебя есть бумажная карта? – подал голос Джастин.

Итан нагнулся ко мне, открыл бардачок и начал рыться в поисках карты. Я сдвинула колени в сторону двери. Он нашел то, что искал и развернул на руле помятое бумажное полотно. Принялся медленно, со скоростью сонной улитки, водить по нему пальцем.

– Мы сейчас здесь… В двадцати милях к западу есть небольшой город. Едем туда.

Я молчала и думала о том, что испортить настроение сильнее уже невозможно. О, как же я жестоко ошибалась…

Глава 2.

Под прощальный свист истертого ремня генератора, мы медленно проехали табличку на въезде в город. «Паппит виледж». Надо завести блокнот, в который буду записывать все странные и смешные названия населённых пунктов по дороге. Всё интереснее, чем слушать трёп этих двоих на заднем сиденье и ловить на себе недовольные взгляды мужа.

 

Итан остановил машину около обшарпанного гаража, на двери которого было краской написано «автомастерская». Они с Джастином вышли к чумазому пареньку и начали объяснять ему цель своего визита. Механик покачал головой, опустив вниз уголки рта, и лицо Итана помрачнело. Он кинул на меня виноватый взгляд, тут же отвёл глаза.

– Похоже, там какие-то проблемы, – догадалась капитан очевидность.

Парни сели в машину без настроения.

– Есть хорошая новость и плохая, – с выдохом сказал Итан. – Хорошая – ремень нам заменят.

– А плохая? – уточнила успуганно Кайли, как будто, не спроси она, Итан бы не сказал.

Муж снова покосился на меня.

– А плохая в том, что у них его нет и завезут только завтра утром.

А я то наивно полагала, что хуже быть уже не может.

– И что ты предлагаешь? – спросила я, из последних сил сдерживая ярость.

– Нам подсказали, что немного дальше по дороге есть гостиница. Я отвезу вас туда с вещами и пригоню машину обратно. Сегодня переночуем здесь, а утром поедем дальше. Связь здесь плохая, но в гостинице есть телефон. Оттуда позвоним на базу, чтобы бронь не слетела.

Кажется, даже Кайли немного загрустила. Остаться на ночь в такой дыре едва ли кто-то хотел.

Гостиницу мы нашли почти сразу. Итан помог выгрузить вещи и уехал, как и обещал. На стойке регистрации к нам вышел ленивый старичок, долго рассматривал наши документы, что-то вписывал в пожелтевшие журнальные страницы, прежде, чем показать нам комнаты.

На удивление, внутри номера было чисто. Мебель, разумеется была старой, но целой. В общем и целом, если не считать обстоятельства, при которых мы сюда попали, место было даже сносным.

Джастин таскал сумки на второй этаж. Сперва занёс свои и Кайли, затем принялся за наши. Я зашторила окна, прячась от вновь вылезающего солнца в глубине гостиничного номера. Дверь позади меня открылась и Джастин внёс последнюю из сумок.

Я подняла на него вопросительный взгляд, когда поняла, что уходить он не намерен.

– Чаевых ждёшь?

Он одарил меня презрительным взглядом и подошёл ближе.

– В тебе есть хоть что-то человеческое? – вдруг выдал он. Да, Джастин, долго же ты продержался. – Я не знаю, что Итан в тебе нашёл и почему терпит так долго. Но знаешь что… Если он тебе хоть немного дорог, прекрати издеваться над ним. А если не можешь, то просто уйди. Так всем будет лучше.

– Он уже успел тебе нажаловаться? – ответила я с едкой усмешкой.

– Он ничего мне не говорил. Но это и не нужно. Все итак слишком очевидно. Ты думаешь только о себе, а на других тебе плевать. И на Итана тоже. Только семья не может быть счастливой при таком раскладе.

Меня это начинало порядком подбешивать.

– Как ты сказал? Мне плевать? Так вот, на твое мнение мне точно наплевать. Наши отношения с Итаном касаются только нас двоих. Так что засунь свои ценные советы сам знаешь куда.

Джастин фыркнул и отошел на шаг.

– Я от тебя другого и не ждал.

– Рада, что оправдала ожидания.

Он помотал головой и открыл дверь. Почти столкнулся с Итаном, который только что поднялся по лестнице. Итан благодарно кивнул.

– Спасибо, что помог с сумками.

– Ерунда, – Джастин махнул рукой, стараясь принять непринуждённый вид, и скрылся в коридоре гостиницы.

Итан осмотрелся в номере.

– А здесь неплохо.

– Мхм… Пять звезд.

– По крайней мере, на окнах стоят москитные сетки. Комаров можно не бояться.

Я сердито выдохнула и подошла к окну. Отодвинула занавеску, наблюдая за небольшим стадионом чуть правее, на котором человек семь мальчишек гоняли мяч. Итан подошёл сзади, положил ладони мне на плечи и пригнулся к моему уху.

– Крис, что происходит? Что не так?

– Мне казалось, я еще утром ясно дала понять, что не так.

Он мягко развернул меня к себе лицом, держа за плечи и заглядывая в глаза.

– Я сейчас не про поездку, – Итан спокойно повторил вопрос. – Что не так, Крис?

Что не так? Да буквально все. Я как будто живу не своей жизнью. Жизнью, которую выбрала не я. Или сделала это неосознанно. И кто только надоумил меня шесть лет назад выйти замуж? Кто сказал, что мне это нужно?

Итан – флегматичный до мозга костей. Его практически невозможно вывести из себя, как бы я ни пыталась. А я кисну в этих серых буднях, в рутине, в однообразии. Он смотрит на меня, переживает, а всё, чего мне сейчас хочется – сказать какую-нибудь колкость, чтобы разругаться в пух и прах, чтобы Итан, наконец не сдержался, выпустил на волю внутреннего самца и перестал быть заботливым папочкой.

Хоть бы нашел себе кого-то на стороне… Но нет. Он преданно едет с работы домой. А я уже, грешным делом, заглядываюсь на соседа, когда тот утром выходит на пробежку. Ну и что, что полноват. Итан тоже набрал килограмм семь за последние годы, спрятал от меня свои кубики на животе.

Молчание затянулось. Надо что-то отвечать.

– Усталость накопилась, – соврала я, а в голове мигнуло – «трусиха».

– Усталость… – Итан грустно хмыкнул. – Врешь ведь. Я же вижу. Крис, не заставляй меня строить догадки. Если тебя что-то не устраивает, давай обсудим, решим и может быть…

– Я больше не люблю тебя, – выпалила я.

– … сходим к психологу… Что? – он уставился на меня, пытаясь понять, говорю ли я серьезно. Сжал зубы. Хмыкнул и убрал руки с моих плеч. – Вот так поворот.

Итан отвернулся и какое-то время стоял ко мне спиной, ничего не говоря. Потом достал из сумки полотенце, перекинул через плечо и скрылся за дверью ванной комнаты.

Я забралась с ногами на кровать, уже жалея о том, что сказала. Я не была до конца уверена в своих чувствах, но мне и правда казалось, что то, что есть между нами уже нельзя назвать любовью. Привычка, привязанность – да. Но не любовь. Последний год и секс превратился в супружеский долг. А ведь раньше мы подумывали сделать звукоизоляцию в спальне, чтобы соседи не косились на нас в лифте. Итану хватало одного взгляда и кривой ухмылки, чтобы я сама залезла и скакала на нём до утра, а сейчас…

Все эти годы он буквально окружал меня заботой, вниманием. Я даже не могла никому пожаловаться на него. И мама, и подруги сказали бы, что я грубо говоря «зажралась». А может, так и было… Иногда даже любимый десерт приедается и хочется жареной картошки. Мой психоаналитик назвал это семейным кризисом семи лет. Предложил делать друг другу разные приятности, искать плюсы… Но пересилить себя я так и не смогла.

Я слушала как льется вода в душе и представляла, о чем сейчас думает Итан. И мне вдруг стало невыносимо больно от того, что сказала ему. Я зажмурилась.

Те десять минут, что он был там, мне показались вечностью. Когда он вышел, я чувствовала его напряжение каждой клеточкой. Он доставал вещи из сумки, стоя ко мне спиной. Я слезла с кровати и подошла к нему. Итан вытянулся, услышав мои шаги, но не обернулся.

Я аккуратно проскользнула к нему спереди и обняла. Итан стоял молча, опустив вниз руки с чистой одеждой.

– Забудь, что я сказала.

– Это будет непросто.

– Я, действительно, устала… Расстроилась из-за отпуска, вот и ляпнула глупость.

– Это жестоко, Крис. Даже для тебя.

Сердце снова сжалось.

– Я знаю. Прости.

Он бросил одежду, которую держал, на кресло рядом с нами и обнял меня обеими руками. По телу пробежала приятная дрожь.

– Пойми, я не смогу ничего изменить, если ты будешь просто тихо злиться, – говорил он, а мне становилось теплее. – Мы должны быть в тандеме, должны обсуждать, а не замалчивать проблемы в отношениях.

– Я понимаю.

– Хорошо.

Он поднял вверх мое лицо и поцеловал в губы. Меня пронзило давно забытое чувство – жгучее желание. Когда на лице Итана мелькнула та самая кривая ухмылка, у меня сорвало крышу. Я сдёрнула с него полотенце, и его улыбка стала шире.

Итан подхватил меня под бедра, сел на кровать и усадил меня на свои колени, задирая юбку до уровня талии и отодвигая стринги в сторону.

Надо будет написать в книге отзывов и предложений пожелание о звукоизоляции номеров. Думаю, сейчас мои крики слышала вся гостиница.

Мы лежали на широкой кровати лицом друг к другу. Рука Итана скользила по моим плечам, по талии. Он заправил прядь волос мне за ухо и с надеждой произнес:

– Может быть, в этот раз получится…

Меня прострелило насквозь. Я отпрянула от него, медленно встала с кровати и принялась надевать одежду. Итан приподнялся на локте.

– Ты куда?

– Х-хочу пройтись.

– Вот так вдруг? Ни с того, ни с сего?

Я натянула платье через голову, стараясь смотреть куда угодно, только не на него.

– Да, резко захотелось

Итан хотел было подняться, когда я подошла к двери, но я жестом остановила его.

– Итан, пожалуйста, не ходи за мной…

Он нахмурился.

– Крис, какого черта…

Остаток его фразы остался за дверью. Я сбежала вниз по лестнице и вышла из гостиницы.

Рейтинг@Mail.ru