Электронные деньги. Интернет-платежи

А. В. Шамраев
Электронные деньги. Интернет-платежи

1. Вступительное слово

Электронные деньги (далее – ЭД), как и многие другие финансовые инновации, использующие современный уровень развития информационных технологий и телекоммуникаций, пришли на российский рынок с Запада. Вполне естественно, что первооткрывателем электронных денег стал бизнес, работающий на рынке услуг, предоставляемых широкому клиентскому сегменту, который у нас принято называть физическими лицами. Также вполне естественным и разумным видится поведение западных регулирующих органов (например, Европейского центрального банка), идущих путем законодательного оформления сложившейся рыночной практики. Тем самым регулирующие органы выполняют свою естественную функцию – создание единого правового поля для цивилизованного и относительно безопасного ведения бизнеса.

В России ситуация с электронными деньгами гораздо более двусмысленна. И в первую очередь – в правовом аспекте. С одной стороны, электронные деньги уже достаточно давно появились на российском рынке (Банк «Таврический» (ОАО) получил официальное разрешение Банка России на эмиссию ЭД аж в 1998 г.). Электронные деньги все больше востребованы российскими потребителями (особенно интернет-пользователями), вследствие чего платежные системы на их основе активно развиваются. С другой стороны, единственным правовым подспорьем легальному обращению ЭД в российской экономике фактически является Гражданский кодекс РФ, п. 3 ст. 847[1] которого предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом. Что касается подзаконных актов, регламентировавших данную сферу, то из таковых можно назвать лишь уже недействующее Указание Банка России от 3 июля 1998 г. № 277-У[2] (отменено в связи с принятием Положения Банка России от 24 декабря 2004 г. № 266-П «Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт»[3]).

С одной стороны, ГК РФ – весьма достойное и надежное правовое основание, а отсутствие дополнительного специального нормативного регулирования дает большой простор бизнесу в плане конкретной технологии реализации покупательной способности ЭД, предложения клиентам большого числа новых удобных и недорогих в реализации сервисов. И это хорошо. Особенно с учетом извечной российской тяги к созданию сверхстрогих законов, введение в действие которых имеет только два радикальных варианта последствий для бизнеса: 1) появление закона приводит к исчезновению бизнеса, в одночасье ставшего экономически нецелесообразным; 2) появление закона не приводит ни к каким последствиям – о законе «забывают» все (и участники рынка, и законодатели, и контролирующие органы). С другой стороны – отсутствие подзаконных актов приводит к отсутствию четких правил игры для участников рынка, провоцирует различное толкование понятий и, соответственно, возникновение правовых коллизий. Что, в свою очередь, порождает серьезное столкновение интересов различных участников розничного рынка, а следовательно, создает правовые риски как для эмитентов ЭД, так и для пользователей их сервисов.

Вот так в условиях правовой неопределенности существует и даже активно и успешно развивается российский рынок ЭД. Сегодня на нем работает около двадцати российских систем электронных денег, в каждой из которых реализована своя бизнес-модель и своя функциональность. Одно неизменно – ориентация на предоставление удобного сервиса по выполнению микроплатежей в пользу так называемых третьих лиц. Это операторы мобильной связи, интернет-провайдеры, цифровое телевидение, интернет-магазины мультимедийной продукции и многие другие компании – поставщики разнообразных услуг и продуктов. Некоторые системы уже начинают предлагать возможность оплаты услуг жилищно-коммунального хозяйства. Все это на самом деле очень удобно клиентам и сулит для данного бизнеса хорошие перспективы (при условии реализации корректной правовой модели бизнеса, конечно). В этом плане хотелось бы верить, что все участники российского рынка ЭД и регулирующие органы будут руководствоваться в первую очередь интересами потребителей услуг, базирующихся на электронных деньгах, а не собственными корпоративными интересами.

Основная задача книги «Электронные деньги. Интернет-платежи», которую мы предлагаем вашему вниманию, – способствовать пониманию проблематики использования ЭД всеми участниками рынка: платежными системами на основе ЭД, регулирующими органами, представителями банков, компаниями – поставщиками сервисов, рядовыми потребителями услуг. Авторы надеются, что эта книга поможет ведению корректного диалога между всеми участниками рынка ЭД, в целях успешного и взаимовыгодного разрешения существующих проблем рынка.

В книге исследована природа понятия электронные деньги, проанализирован западный опыт регулирования данной сферы и действующее нормативное регулирование данной сферы в РФ, дано краткое описание функциональности, бизнес-моделей практически всех систем электронных денег в России и за границей. В книге реализован системный подход к тематике и проблематике ЭД и обозначены возможные пути его развития.

Книга может стать и точкой отсчета в освоении тематики электронных денег для всех начинающих интересоваться ЭД (использование, новые сервисы и многое другое), и справочником-путеводителем по миру электронных денег для опытных специалистов различного профиля.

Ректор РГУ нефти и газа

имени И. М. Губкина,

профессор  В. Г Мартынов

Предисловие

Начало нового тысячелетия для финансовой системы России проходит под эгидой развития инновационных финансовых услуг: электронных денег, дистанционного финансового обслуживания и платежных терминалов. На этом перспективном рынке пока доминируют небанковские финансовые организации, которые привлекают миллионы пользователей электронных кошельков и разворачивают многотысячные сети платежных терминалов. Но финансовый кризис изменяет рынок, заставляя банки обратить внимание на электронные финансовые услуги, которые уже сейчас дают своим владельцам постоянный и стабильный доход. В представленной книге авторы раскрывают основные преимущества и недостатки предоплаченных инструментов розничных платежей, именуемых в народе как электронные деньги. Авторами высказано предположение, что электронные деньги на базе сетей (network-based) станут наиболее востребованным продуктом в будущем, учитывая динамику развития этого явления и негативный опыт внедрения электронных денег на базе карт. Несмотря на поддержку международных платежных систем, «карточные» электронные деньги так и не смогли занять сколько-либо значительную долю рынка и стать самостоятельным окупаемым бизнесом, все эти проекты так и остались пилотными и убыточными. В процессе описания электронных денег можно заметить, что банки в настоящее время непосредственно не имеют отношения к этому финансовому продукту, обеспечивая в основном конечную точку ввода-вывода денежных средств в системы и практически не являются значимыми игроками на этом рынке. Есть мнение, что эмиссия электронных денег – это не банковский бизнес, а прерогатива небанковских организаций, уже сейчас работающих, и довольно успешно, на рынке мелких платежей, интернет-коммерции и P2P (peer-to-peer) расчетов. Но, возможно, что через несколько лет основными игроками рынка электронных денег все же станут банки и международные платежные системы.

В настоящее время наиболее проработанной моделью регулирования электронных платежей является модель электронных денег, сформулированная в ряде документов Европейского союза. Европейский опыт был принят за концептуальную основу для ряда стран СНГ, включая Армению, Украину и др., с интерпретацией в сторону большего участия традиционных банковских структур. В России в настоящее время отсутствуют как специальные нормы, регулирующие эмиссию и обращение на территории Российской Федерации электронных денег, так и само это понятие. Легальное описание данного понятия является ключевым для однозначной классификации деятельности по выпуску и обращению платежных инструментов, обладающих функциями электронных денег, в качестве банковской либо не относящейся к банковской, но регулируемой деятельности. Все действующие на настоящий момент системы электронных денег вынуждены опираться на нормы Гражданского кодекса, не имея специализированных норм, регулирующих их деятельность. Такое положение дел не может продолжаться долго, и надеемся, что в ближайшее время этот действительно перспективный рынок станет более регулируемым и прозрачным.

 

Уверен, что одним из факторов повышения прозрачности рынка электронных денег и интернет-платежей станет выход настоящей книги, которая описывает текущую ситуацию на рынке электронных денег не только в России, но в остальном мире.

Действительный член РАЕН,

Зав. Кафедрой производственного менеджмента,

Заслуженный экономист РФ,

Декан факультета, д. э. н., профессор  А. Ф. Андреев

2. Определение электронных денег

Электронные деньги – это инновационный продукт, пока еще не имеющий четкого и устоявшегося определения, хотя им уже достаточно широко пользуются на просторах Интернета. Для рядового пользователя не так важно определение продукта, как его потребительские свойства, т. е. то, что он может получить за свои деньги. Деньги – это средство платежа, средство накопления, всеобщий эквивалент, по которому можно измерить ценность того или иного продукта или услуги. На самом деле электронные деньги на бытовом уровне являются платежным инструментом с примерно теми же потребительскими свойствами, что и традиционные бумажные или металлические деньги или безналичные деньги. Пользователями, на уровне ощущений, электронные деньги воспринимаются примерно так же, как безналичные средства на банковских счетах, вне зависимости от того, какая юридическая модель стоит за конкретной системой электронных денег и есть ли вообще эта юридическая модель.

Далеко не все системы интернет-платежей, представленные на российском и зарубежном рынке, можно отнести к электронным деньгам. Какие-то из них являются электронными деньгами в своем классическом виде, какие-то – платежными шлюзами или агентскими системами платежей, а большинство с трудом поддаются внятной юридической классификации. Но для пользователя они все относятся к электронным деньгам, так как используют в качестве транспортной системы и интерфейса с пользователем сеть Интернет. Поэтому в рамках этой книги мы постараемся отнестись лояльно к любой системе электронных платежей и все эти системы назовем электронными деньгами.

Классические системы электронных денег можно разделить на два основных вида по носителю информации: на базе карт и на базе сетей. Конечно, «на базе карт» – это условное обозначение, роль карты может исполнять любой предмет, содержащий средство для хранения информации. В свою очередь, и первая, и вторая группа подразделяются на анонимные системы, разрешающие проводить операции без идентификации пользователя, и неанонимные системы, требующие обязательной идентификации участников системы (рис. 1).

Обращаясь к теории электронных денег, постараемся определить терминологию. Термин электронные деньги часто неточно используется в отношении широкого спектра платежных инструментов. Под понятием электронные деньги ошибочно понимают банковские карты, предоплаченные карты предприятий торговли и сервиса.

Рис. 1. Классификация систем электронных денег


В «Докладе об электронных деньгах», опубликованном Европейским центральным банком в августе 1998 г., дается следующее определение электронных денег: электронное хранение денежной стоимости на техническом устройстве, которое может широко применяться для осуществления платежей в пользу не только эмитента, но и других фирм, и которое не требует обязательного использования банковских счетов для проведения трансакций, а действует, как предоплаченный инструмент на предъявителя. Позднее была принята Директива Европейского парламента и Совета от 18 сентября 2000 г. № 2000/46/ЕС «О деятельности в сфере электронных денег и пруденциальном надзоре над институтами, занимающимися этой деятельностью»[4], в которой уточнено определение электронных денег – «денежная стоимость», представляющая собой требование к эмитенту, которая:

1) хранится на электронном устройстве;

2) эмитируется после получения денежных средств в размере не менее объема принимаемых на себя обязательств;

3) принимается в качестве средства платежа не только эмитентом, но и другими фирмами».

Данное определение, возможно, наиболее корректно, поскольку оно включает как юридическую, так и экономическую сущность рассматриваемого понятия. При этом в докладе «Обзор развития электронных денег» (2001 г.), подготовленном Комитетом по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов, электронные деньги определяются как хранимая стоимость или предоплаченный продукт, который позволяет потребителям совершать платежи на небольшие суммы, используя для этих целей микропроцессорную или смарт-карту (продукты, основанные на картах, или электронные кошельки) или через компьютерные сети. Данные о «денежных средствах» или стоимости, доступной потребителю, и предназначенные для многоцелевого использования, хранятся на электронном устройстве, находящемся в собственности пользователя. В том случае, если электронные деньги представляют собой продукт, основанный на картах, то стоимость, как правило, хранится на микропроцессорном чипе, встроенном в пластиковую карту. Другой вид электронных денег представляет собой сетевой продукт, использующий специализированное программное обеспечение, инсталлированное на персональном компьютере, для хранения стоимости. Перевод стоимости на устройство по своей сути аналогичен получению наличных денег через банкомат. Последующее использование данного устройства для приобретения товаров происходит путем перевода стоимости на электронное устройство предприятия торговли (услуг)[5].

Если рассматривать электронные деньги с точки зрения их вещественной формы, то они представляют собой «файл». В экономическом смысле электронные деньги представляют собой эмитированные кредитной организацией денежные знаки, представленные в виде информации в памяти компьютера, выполняющие функцию как средства платежа, так и средства обращения, а также прочие функции денег и обладающие всеми основными свойствами традиционных наличных денег (банкнот и мелкой разменной монеты), процесс оплаты которыми происходит путем перевода (перезаписи) их из компьютера плательщика в компьютер получателя, иными словами новый вид наличных кредитных денег[6].

С юридической точки зрения электронные деньги – это бессрочные денежные обязательства эмитента на предъявителя в электронной форме, выпуск (эмиссия) в обращение которых осуществляется эмитентом как после получения денежных средств в размере не менее объема принимаемых на себя обязательств, так и форме предоставленного кредита. Обращение электронных денег осуществляется путем уступки права требования к эмитенту и порождает обязательства последней по испол-

5 «Survey of electronic money developments», Committee on Payment and Settlements Systems Bank for International Settlements, November 2001. P. 1 нению денежных обязательств в размере предъявленных электронных денег. Учет денежных обязательств производится в электронной форме на специальном устройстве.

С точки зрения их материальной формы электронные деньги представляют информацию в электронной форме, находящуюся в распоряжении владельца и хранящуюся на специальном устройстве (как правило, на персональном компьютере или микропроцессорной карте) и, которая может передаваться с одного устройства на другое с помощью телекоммуникационных линий и прочих электронных средств передачи информации.

В экономическом смысле электронные деньги представляют собой платежный инструмент, обладающий в зависимости от схемы реализации свойствами как традиционных наличных денег, так и традиционных платежных инструментов (банковских карт, чеков и т. д.): с наличными деньгами роднит возможность проведения расчетов, минуя банковскую систему, с традиционными платежными инструментами – возможность проведения расчетов в безналичном порядке через счета, открытые в кредитных организациях.

Возвращаясь к российской действительности, нельзя не отметить, что в настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствуют не только какие-либо специальные нормы, регулирующие эмиссию и обращение на территории Российской Федерации электронных денег, но и само это понятие. Легальное описание данного понятия является ключевым для однозначной классификации деятельности по выпуску и обращению платежных инструментов, обладающих функциями электронных денег, в качестве банковской либо не относящейся к банковской, но регулируемой деятельности и, соответственно, определения регулирующих (надзорных) полномочий Банка России, касающихся требований к организациям, являющимся эмитентами электронных денег.

При определении правовой конструкции электронных денег необходимо учитывать аспекты действующего гражданского законодательства. Механизм обращения электронных денег основан на следующих значимых признаках:

• внесение держателем денежных средств эмитенту в качестве покрытия будущих операций – может возникать аналогия с договором банковского вклада до востребования (гл. 44 ГК РФ) либо договором беспроцентного займа, в котором заемщиком является эмитент (гл. 42 ГК РФ);

• учет суммы требования в электронных базах данных эмитента – может возникать аналогия с договором банковского счета (гл. 45 ГК РФ);

• возможность передачи прав требования к эмитенту между держателями при обращении электронных денег (гл. 24 ГК РФ);

• осуществление платежей эмитентом в пользу третьих лиц по результатам проведенных операций (гл. 46 ГК РФ).

Исторически вопрос о регулировании электронных денег начал рассматриваться Банком России в 1998 г. С учетом действующего на тот момент законодательства, имеющейся международной практики Банком России было принято решение о том, что электронные деньги будут рассматриваться как предоплаченные финансовые продукты, эмитируемые или распространяемые кредитными организациями на возмездной основе и представляющие собой по своему юридическому содержанию денежные обязательства эмитента, составленные в электронной форме, с возможностью обращения между участниками расчетов, заключившими соответствующие договора. Такой подход к правовой конструкции электронных денег был закреплен соответствующим Решением Совета директоров Банка России (протокол № 11), состоявшегося 20 марта 1998 г., на котором был сформирован подход в части регулирования Банком России инновационных систем расчетов в сфере розничных банковских услуг, классифицируемых в специальной литературе как электронные деньги.

Во исполнение вышеуказанного Решения Совета директоров Банком России, соответственно, в целях осуществления контроля за эмиссией и обращением предоплаченных финансовых продуктов, было разработано Указание от 3 июля 1998 г. № 277-У «О порядке выдачи регистрационных свидетельств кредитным организациям – резидентам на осуществление эмиссии предоплаченных финансовых продуктов» (далее – Указание № 277-У), устанавливающее уведомительный порядок регистрации кредитных организаций – резидентов с выдачей им регистрационных свидетельств на осуществление эмиссии предоплаченных финансовых продуктов[7]. Согласно данному Указанию для получения регистрационного свидетельства Банка России на осуществление эмиссии предоплаченного финансового продукта кредитные организации – резиденты были обязаны представить в Департамент платежных систем и расчетов Центрального банка Российской Федерации[8] документы (помимо заявления о получении регистрационного свидетельства Банка России на осуществление эмиссии предоплаченного финансового продукта), содержащие сведения об эмиссии предоплаченного финансового продукта и положение о порядке эмиссии предоплаченного финансового продукта.

 

Документы, содержащие сведения об эмиссии предоплаченного финансового продукта, включали в себя: информационную справку о разработчике предоплаченного финансового продукта; образец предоплаченного финансового продукта. В случае отсутствия образца было необходимо предоставить его достоверные иллюстрации; информационную справку о принципах технической реализации расчетов по операциям с использованием предоплаченного финансового продукта, связанным с приобретением, отчуждением и хранением заключенной в нем стоимости; информационную справку о системе управления рисками при осуществлении операций, связанных с приобретением, отчуждением и хранением заключенной в предоплаченном финансовом продукте стоимости; информационную справку о системах безопасности и защите информации, используемых при осуществлении операций, связанных с приобретением, отчуждением и хранением заключенной в предоплаченном финансовом продукте стоимости.

Положение о порядке эмиссии предоплаченного финансового продукта включало в себя: проспект эмиссии предоплаченного финансового продукта; правила осуществления расчетов по операциям с применением предоплаченного финансового продукта, связанным с приобретением, отчуждением и хранением заключенной в предоплаченном финансовом продукте стоимости; проекты договоров между участниками расчетов по операциям с использованием предоплаченного финансового продукта.

В период действия Указания № 277-У соответствующее регистрационное свидетельство было выдано только одному эмитенту электронных денег – Банку «Таврический» (на тот период это была единственная кредитная организация в России, реализующая схему с применением электронных денег для расчетов в сети Интернет).

Установленный Указанием № 277-У порядок не являлся лицензионным, поскольку не предполагал права Банка России отзывать выданное регистрационное свидетельство. Данный порядок был направлен, скорее, на предоставление Банку России информации о будущем эмитенте, его технологиях и договорной модели. С принятием Положения Банка России от 24 декабря 2004 г. № 266-П «Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт» (далее – Положение 266-П) Указание № 277-У было отменено.

В контексте Положения 266-П преемником термина «предоплаченный финансовый продукт» является термин «банковская предоплаченная карта», включающий в себя признаки электронных денег, включая возможность осуществления операций между держателями. Банковские предоплаченные карты получили относительно невысокое распространение по сравнению с традиционными расчетными и кредитными картами (по состоянию на начало 2008 г. 450 тыс. карт, 18 кредитных организаций – эмитентов).

Вместе с тем, используя возможности гражданского законодательства, небанковскими операторами был реализован целый ряд схем расчетов, аналогичных или сходных с электронными деньгами, на основе технологий использования специального защищенного клиентского программного обеспечения (электронный кошелек компьютера, приложения мобильного телефона) и доступа к центральному серверу системы, т. е. все схемы расчетов основаны на централизованной, аудируемой эмитентом модели. При этом эмитентом дополнительно могут выпускаться предоплаченные карты в качестве средства «ввода» денежных средств.

Предлагаемые небанковскими операторами платежные услуги быстро получили распространение среди физических лиц, составив конкуренцию услугам кредитных организаций. В отличие от банковского обслуживания посредством сети Интернет и мобильных телефонов, предоставляемые небанковскими операторами платежные услуги более привлекательны для физических лиц в силу возможности онлайновой регистрации пользователя в системе, быстроты операций, низких издержек, а также возможности совершения микроплатежей.

В общем случае реализация указанных проектов базируется на платежной схеме, при которой коммерческая организация (включая оператора мобильной связи) предоставляет возможность физическим лицам с использованием электронных средств передавать распоряжения о платежах в пользу третьих лиц. Данные платежи проводятся с банковского счета коммерческой организации за счет денежных средств физических лиц, предварительно переведенных на счета этих организаций. При этом возникающие денежные требования физических лиц учитываются коммерческой организацией с использованием информационных систем.

Используемые клиентами платежные инструменты правомерно считать электронными средствами платежа. Данный термин закреплен законодательно в п. 3 ст. 847 ГК РФ, который определяет, что договором может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицам. Приведенное определение не совсем точно, поскольку приравнивает электронное средство платежа к документу, хотя в действительности оно вне зависимости от известного в настоящее время способа технической реализации порождает обмен электронными сообщениями с платежной информацией с эмитентом. Тем не менее одна из основных функций электронного средства платежа в п. 3 ст. 847 ГК РФ отражена правильно – установление стороны по договору и удостоверение ее прав. Второй же функцией является дистанционное составление и передача эмитенту платежных распоряжений, исполнение которых осуществляется за счет денежного покрытия у эмитента.

При определении возможных подходов к деятельности операторов электронных средств платежа (далее – ОЭСП) следует учитывать следующие факторы:

1) реализованные в российской практике схемы расчетов с использованием электронных денег близки по своим функциональным характеристикам к банковским операциям перевода денежных средств без открытия банковского счета по поручению физических лиц без открытия им банковских счетов (п. 9 ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»[9]. Вместе с тем возможность использования электронных средств платежа в рамках данных банковских операций не предусмотрена. При реализации законодательной модели, при которой будет признано, что в основе всех схем расчетов электронными деньгами (независимо от применяемой технологии, видов коммуникаций и т. п.) лежит сходная модель, т. е. денежный перевод физических лиц без открытия им банковских счетов в оплату услуг (товаров, работ) третьих лиц, данный подход будет означать исключительное право кредитных организаций осуществлять операции с электронными деньгами. В условиях недостаточно развитой банковской инфраструктуры (ее региональной составляющей), отсутствия у банков соответствующих технологий по обслуживанию массовых розничных платежей в том сегменте, где сумма платежа не превышает 30 – 50 рублей, продажа контента (мелодии, картинки и т. п.) и иных информационных услуг, оказываемых операторами сотовой связи, приведет к прекращению их обслуживания. Учитывая, что, по оценкам экспертов, сумма указанных платежей составляет 2 млрд долл. США в год и с каждым годом увеличивается, а также сумму инвестиций в такие технологии, последствием данной модели регулирования может явиться существенное снижение регулируемого инновационного сектора розничных платежей с его замещением нерегулируемыми схемами, в том числе оффшорными, учитывая глобальную коммуникационную доступность;

2) действующие ОЭСП используют как банковские, так и агентские каналы «ввода» денежных средств. С принятием в 2006 г. ст. 13.1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» коммерческие организации, не являющиеся кредитными организациями, получили право осуществлять без лицензии, выдаваемой Банком России, банковские операции по переводу денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов в части принятия от физических лиц наличных денежных средств в качестве платы за услуги электрической связи, жилое помещение и коммунальные услуги при условии заключения соответствующего договора с кредитной организацией. Вместе с тем существующая модель отношений между ОЭСП и платежными агентами урегулирована не была и остается в зоне правового риска. Обоснование модели в рамках общих норм Гражданского кодекса об агентских соглашениях позволяет только снизить степень данного риска, но не вероятность судебной переквалификации деятельности платежных агентов и ОЭСП в банковскую деятельность, учитывая сущностное сходство с переводами без открытия счета.

Основной недостаток существующего регулирования (признаваемый основными участниками рынка приема платежей) заключается не в требовании заключения договора между коммерческой организацией и кредитной организацией, а в отсутствии законодательной возможности осуществлять свою деятельность в рамках сложившейся рыночной практики, при которой важно сохранение «сетевого» характера договорных отношений, что обеспечивает гибкость системы приема платежей и доступность ее услуг, а не исключение из схемы банка, поскольку окончательный расчет с поставщиками услуг осуществляется кредитной организацией путем безналичных расчетов по банковским счетам оператора системы и поставщика услуг.

В качестве рекомендаций для построения перспективной модели регулирования можно предложить следующий подход.

1. Необходимо комплексное законодательное закрепление правового статуса ОЭСП, платежных агентов и оператора агентской схемы (оператора приема платежей), а также кредитных организаций, оказывающих инфраструктурные расчетные услуги и гарантирующих окончательность расчета с получателями средств.

Четкое выделение на законодательном уровне (в рамках единого специального законодательного акта) функций каждого из субъектов, которые в рамках существующей модели договорных отношений регулируются взаимно не согласованными нормами гражданского законодательства (отношения между платежными агентами, оператором приема платежей и поставщиками товаров, работ, услуг) и банковского законодательства (отношения между оператором приема платежей и кредитными организациями по переводу денежных средств в пользу поставщиков), позволит создать целостную правовую среду для деятельности всех операторов платежных услуг.

1ГК РФ, часть первая // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301 (с послед, изм.); ГК РФ, часть вторая // СЗ РФ. 196 № 5. Ст. 410 (с послед, изм.)
2Вестник Банка России. 1998. № 46 (с послед, изм.).
3Вестник Банка России. 2005. № 17 (с послед. изм.).
4Directive of the European Parliament and of the Council 2000/46/EC of 18.09.2000 «On the taking up, pursuit of and prudential supervision of the business of electronic money institutions» // OJL 275, 27.10.2000. (Art. 1).
5«Survey of electronic money developments», Committee on Payment and Settlements Systems Bank for International Settlements, November 2001. P. 1
6Егизарян Ш. П. Электронные деньги в современной системе денежного оборота: Дисс… канд. экон. наук. М., 1999. С. 37.
7Указание не распространялось на порядок эмиссии и обращения чеков и векселей, являющихся ценными бумагами в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.
8В настоящее время – Департамент регулирования расчетов Банка России.
9СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492 (с послед изм.).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru