Законные интересы как правовая категория

Александр Васильевич Малько
Законные интересы как правовая категория

Рецензенты:

Н. В. Витрук, доктор юридических наук, профессор

В. В. Лазарев, доктор юридических наук, профессор

А. И. Экимов, доктор юридических наук, профессор

Монография написана при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 02–03–0051а)

© А. В. Малько, В. В. Субочев, 2004

© Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004

Предисловие

В современных условиях роль права как регулятора разнородных отношений возрастает в связи с увеличением тех противоречий, которые обусловлены не только диалектикой общественного развития, но и объективным противоборством между интересами личности, общества и государства.

Данные противоречия, как и любое диалектическое взаимодействие элементов, входящих в полиструктурную систему, основным звеном которой выступают общественные отношения, могут являться как дестабилизирующим началом, так и конструктивным основанием, на котором можно построить эффективный и действенный механизм правового регулирования. Для достижения последней цели необходимо учитывать огромное количество факторов и использовать в арсенале правового воздействия разнородные специально-юридические средства.

Однако это вряд ли станет возможным без осознания той роли, которую играет «интерес» как категория, определяющая многие поступки участников правоотношений.

Интерес – категория далеко не только социологическая или психологическая. Интерес – это выражение сути самого человека и ключ к познанию его стремлений. А что это, как не инструмент действенного воздействия на любого из участников правоотношения?

Интерес каждого из нас сосуществует с возможностями его реализации, которые зависят от многих обстоятельств и, прежде всего, от условий, действующих в правовом пространстве государства.

Субъективные права, которые принадлежат различным участникам отношений, не всегда полностью позволяют удовлетворить их потребности и интересы. Часть соответствующих объективно существующему праву стремлений «остается за бортом» правового регулирования, что приводит к игнорированию не только законных желаний граждан, но и нивелированию роли очевидного и эффективного средства правового воздействия – интереса, находящегося в сфере действия права, другими словами – законного интереса.

Сфера жизни общества, регулируемая правом, многое дала человечеству. Прежде всего, речь идет о субъективных правах каждого его члена и противостоящей обязанности всех остальных их не нарушать под угрозой применения мер государственного воздействия. Однако законные интересы – категория отнюдь не менее значимая для нормального существования и развития всех членов общества – упоминается почему-то гораздо реже.

Это и привело к ее недостаточному исследованию на страницах специально-юридической литературы. Между тем именно законные интересы являются выработанным цивилизацией весьма важным дополнительным юридическим средством обеспечения потребностей и запросов личности.

Мы имеем право на труд, только почему-то никто не обязан предоставлять нам ту работу, о которой мы мечтали в вузе; мы имеем право на ежегодный оплачиваемый отпуск, однако требовать его предоставления в летнее время мы не можем. Мы имеем право на бесплатное медицинское обслуживание, однако далеко не в тех медицинских учреждениях, где бы мы действительно хотели лечиться; наши дети имеют право ходить в любые спортивные секции, однако у кого потребовать их наличие в конкретном населенном пункте?

Актуальны ли задаваемые вопросы? – Безусловно. Вместе с тем не все они разрешаются только путем предоставления каждому из нас определенных субъективных прав. В различных жизненных ситуациях мы сталкиваемся с тем, что решать проблему надо, но потребовать что-либо для этого у конкретных субъектов мы не имеем права.

Нам нужно определенное лекарство, но его нет в конкретной аптеке. Кто обязан был подумать об этом? А обязан ли был?

В перечисленных случаях мы и сталкиваемся с категорией «законный интерес».

Законный интерес, будучи отраженным в объективном праве либо вытекающим из его общего смысла и в определенной степени гарантированным государством простым юридическим дозволением, выраженным в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам – является уникальным юридическим феноменом. Он нужен государству, но не всегда им может быть обеспечен, что является вполне объективным, он дорог каждому из нас, но мы подчас не хотим ничего слышать о законных интересах других.

За привычным нам словосочетанием «права и законные интересы» скрываются два значимых правовых института, которые «легко объединяются» лишь в предложениях, на самом деле обладают различной «правовой сущностью».

Для того, чтобы действительно грамотно и всесторонне осознать, что же хочет сказать законодатель, употребляя словосочетание «права и законные интересы», что стоит за каждой из этих, ставших привычными для всех нас фраз, почему защиту именно законных интересов так часто делают своим лозунгом политики, – необходимо глубже вникнуть в содержание, сущность и структуру законных интересов.

Именно этому и посвящена данная монография. На страницах предлагаемого исследования анализируется понятие и природа социального интереса, взаимодействие интересов и права. С учетом полученных обобщений и выводов внимание акцентируется непосредственно на изучении сущности законного интереса как такового и генезиса изучения категории «законный интерес» в юриспруденции. Подчеркиваются различия между законными интересами и субъективными правами, обосновывается роль и место законных интересов в правовом статусе личности, приводится их классификация. Делается попытка осмысления специфики охраняемых законом интересов на международном, федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

В исследовании предлагается концепция осуществления категории «законный интерес» в отдельных отраслях и сферах российского права, рассматривается их правовое обеспечение как неотъемлемый элемент реализации. Наряду с гарантиями реализации законных интересов уделяется внимание и правовой политике как средству их эффективного осуществления.

В настоящее время вопрос о надлежаще разработанной концепции законных интересов особенно актуален. Данная работа, не претендуя на бесспорность предлагаемых выводов и обобщений, представляет собой один из вариантов подобной концепции.

Авторы искренне надеются, что разработанные выводы и рекомендации обладают не только теоретической, но и практической значимостью, что будет являться еще одним шагом в выработке наиболее оптимальных способов осуществления правовой политики в современном Российском государстве.

Авторы выражают благодарность за помощь и поддержку рецензентам – доктору юридических наук, профессору Н. В. Витруку, доктору юридических наук, профессору В. В. Лазареву, доктору юридических наук, профессору А. И. Экимову.

Глава 1
Интересы и право: анализ взаимосвязи

1.1. Понятие и природа социального интереса

Еще древние мыслители затрагивали в своих высказываниях, трактатах, работах сущность человеческой природы, мотивацию его деятельности, причинно-следственные связи взаимоотношений между людьми, характер нужды, потребности в чем-либо как побуждающего к действию стимула. Думается, что это не случайно.

Демокрит, Лукреций, Аристотель и другие философы уделяли значительное внимание человеческой нужде, которая, согласно их учениям, не только определяла образ жизни человека, но и подвигала его на определенные открытия, являясь преобразующим фактором бытия, обозначая усилия и конкретные действия людей по ее преодолению.[1]

По мере совершенствования методов социальных исследований, изменения подхода к анализу причин тех или иных социальных явлений, категория «нужда» как решающий фактор в познании и освоении окружающего мира теряет свою категорическую приоритетность и различными учеными, специалистами как в области «человеческих отношений», так и представителями других, самых разнообразных отраслей науки, начинают изучаться многие другие смежные и, безусловно, важные, краеугольные категории.

Так, изучая причины социальных конфликтов, которые представлялись ученым эпохи Возрождения двигателем прогресса и важнейших исторических событий, последние рассматривали именно интересы в качестве основной предпосылки динамики социальных процессов и определяющим фактором в мотивации выбора того или иного варианта поведения.

Можно отметить, что в рассматриваемый период речь шла о предпосылках возникновения определенных социальных интересов.

Н. Макиавелли рассматривал «материальный интерес» в качестве движущей силы истории. Общеизвестна его фраза, что «люди скорее забудут смерть отца, чем лишение имущества».[2]

Не менее известно изречение Т. Гоббса о том, что «если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, то они, наверное, опровергались бы».[3] Однако научной школы, которая бы пошла дальше эпизодического изучения отдельных составляющих рассматриваемой категории не было.

 

Значительное внимание категории «интерес» было уделено французскими материалистами XVIII века. Он рассматривался в качестве движущей, побудительной силы поступков, определяющим началом поведения людей и определенных социальных процессов. «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не менее подчинен закону интереса. На земле есть всесильный волшебник, изменяющий в глазах всех существ вид всякого предмета».[4]

Теория французских материалистов, рассматривающая человека как «социальный атом», а общество лишь как «собрание отдельных лиц»[5] проявила свою «историческую революционность» лишь в относительном преодолении в определенных кругах религиозного воззрения на историю.

Достаточно далеко указанная теория отстоит от понимания интереса как осознанной потребности, как социально обусловленной и исторически определенной необходимости их удовлетворения от интересов, которые являются объектом защиты законодательства. Другими словами, несмотря на решение, возможно, и глобальных для того времени задач, уровень исследования категории «интерес» не был столь глубоким, как его революционное значение для своей эпохи.

Были сделаны яркие попытки создать научную концепцию интереса и субъективными идеалистами. Так, Кант утверждал, что «из понятия побуждения возникает понятие интереса, которое никогда не приписывается ни одному существу, кроме того, которое имеет разум, и обозначает побуждение воли, поскольку оно представляется через разум».[6] Непосредственно же под интересом Кант понимал «удовольствие, которое мы связываем с представлением о существовании предмета».[7]

Справедливым является замечание о том, что заслугой Канта является то, что он подчеркнул значение нравственных интересов и интересов долга, а также то, что он впервые разделил интерес и потребность, показав, что интересом может обладать только разумное существо, только человек.[8]

Гегель же, стоявший на позициях объективного идеализма, считал, что интерес есть содержание тех влечений, на удовлетворение которых направлена деятельность субъекта.[9] Объективной основой интереса у Гегеля выступает абсолютная идея.

Вывод о том, что интересы, в конечном счете, определяются факторами, лежащими вне человеческого сознания, был впервые сформулирован К. Марксом и Ф. Энгельсом. Основоположники научного коммунизма увидели в интересах причины изменения и развития общественных отношений, а в противоположности интересов различных классов – источник социальных преобразований.

Вслед за К. Марксом и Ф. Энгельсом Г. В. Плеханов также рассматривал интерес как важнейший стимулятор человеческой деятельности. «Интерес – вот источник, вот двигатель всякого созидательного творчества».[10] Несколько позже он писал: «Люди делают свою историю вовсе не затем, чтобы шествовать по заранее начертанному пути прогресса, и не потому, что должны повиноваться законам какой-то отвлеченной… эволюции. Они делают ее, стремясь удовлетворить свои нужды».[11]

В. И. Ленин развил взгляды марксизма на интерес, во многом применил их на практике, показал, что именно «интересы двигают жизнь народов».[12] Он подчеркивал, что «чем глубже преобразование, которое мы хотим произвести, тем больше надо поднять интерес к нему и осознанное отношение, убедить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов».[13] В. И. Ленин рассматривал интерес как один из важнейших факторов в достижении поставленной цели. Он связывал интересы с насущными задачами коммунистического строительства и неоднократно указывал, что строительство должно осуществляется «не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рожденного великой революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности…».[14]

Таким образом, вполне объективно можно заметить, что концепция марксизма-ленинизма содержит в себе много конструктивных положений относительно категории «интерес», сопоставляет ее с такими важными понятиями, как «мотив», «стимул», «потребность» и т. д., что, вне всякого сомнения, представляет собой огромную научную ценность.

Из сказанного видна актуальность и необходимость исследования категории интереса в современных условиях. Не случайно поэтому данная проблема стала интенсивно разрабатываться в философской, социологической, экономической, психологической и юридической литературе. Однако следует подчеркнуть, что рассматривается она различными учеными неоднозначно. Выделяются в основном четыре точки зрения, касающиеся природы этой категории: а) интерес – субъективное явление; б) интерес – объективное явление; в) существуют отдельно объективные и субъективные интересы; г) интерес – единство объективного и субъективного.

Различное толкование интереса выводится из того факта, что в каждой науке различен объект исследования, который заставляет рассматривать категорию интереса в плане этого объекта, через его призму. Психология, например, рассматривает интерес в связи с психикой человека, берет во внимание только субъективную сторону. Экономисты, философы и другие представители общественных наук склонны интерпретировать интерес как продукт объективных потребностей, то есть берут в основном только его объективную сторону.

Даже в рамках одной науки можно наблюдать неоднородность взглядов на интерес. Это обусловлено тем, что различные ученые по-разному объясняют сущность указанного явления. В связи с этим категория интересов остается одной из самых дискуссионных. Не касаясь всех аспектов дискуссии (ибо это не входит в нашу задачу) остановимся лишь на некоторых наиболее важных, на наш взгляд, моментах.

Классики марксизма-ленинизма, объясняя сущность интереса, всегда исходили из того, что конечной его целью является удовлетворение определенной потребности.[15] Поэтому эти две категории – «интерес» и «потребность» – они рассматривали в тесной взаимосвязи. Но «марксизм никогда не отождествляет интерес с потребностью, в противном случае одна из этих категорий оказалась бы ненужной».[16]

Действительно, интерес и потребность близкие, но все же не тождественные категории. Потребность более широкая категория. Сфера ее действия лежит как в социальном, так и биологическом. Сфера же действия интереса лежит только в социальном, в связи с чем интерес всегда социален. Интересы формируются на базе потребностей, вытекают из них, являются формой их выражения. Выступая продуктом потребности, интерес направлен на ее удовлетворение и находится у нее в подчинении. «Потребности существуют независимо от интереса, интерес же не может существовать независимо от потребности».[17] Исходя из этого, потребность первична по отношению к интересу, является причиной его возникновения.

Но сами потребности более детерминированы. Они порождаются условиями жизни общества, соответствующими общественными отношениями. Нельзя поэтому рассматривать интерес как продукт сознания, как чисто субъективное явление, ибо при таком рассмотрении отрицается его объективное содержание. Однако существует концепция, которая провозглашает обратное.[18]

 

Наиболее последовательно эту концепцию отстаивают психологи. «Под интересом, – пишет Н. Д. Левитов, – следует понимать эмоционально окрашенное отношение к предметам и явлениям жизни, выражающееся в стремлении познать эти предметы и явления, овладеть ими».[19]

Стоит отметить, что психологи трактуют саму потребность как состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объектах, необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности.[20] Сам же интерес зачастую исследуется как форма проявления познавательной потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориентировке, ознакомлению с новыми фактами, более полному и глубокому отражению действительности.[21]

Многие ученые предлагают трактовать категорию интереса как многозначное, многоаспектное и в то же время как единое явление.

«Рассмотрение с позиций различных наук категории “интерес” является, несомненно, плодотворным и значимым, так как помогает более глубокому проникновению в сущность данной категории. Но в практической деятельности требуется синтетическое понимание такого феномена, как интерес, и, прежде всего, не для удобства пользования (хотя и этот фактор не малозначительный), а потому, что реальность, которую отражает категория “интерес” во всех сферах человеческой деятельности едина».[22] Вот почему любая наука, исследующая это явление, должна иметь общий знаменатель, исходить, прежде всего, из его единой природы, сообразуя с ней свои выводы.

Интерес объективен. Он объективен в том смысле, что выступает продуктом объективных потребностей, необходимость удовлетворения которых заставляет ту или иную личность именно через интересы вступать в определенные общественные отношения. Интерес играет роль посредника между общественными отношениями и личностью. В то же время он входит, как отмечается в литературе, в структуру общественных отношений и в структуру личности.[23] Поэтому интерес не может быть чисто объективной категорией, так как наряду с этим он всегда предполагает осознание его личностью. Объективность в интересе является лишь предпосылкой, подготовительным этапом, основой для соединения с субъективным моментом. «Никем не осознанный интерес по существу не есть интерес… До человечества или вне человечества, вне общества никаких интересов не существует и существовать не могло. Интерес мыслим только как понятый и осознанный людьми…».[24]

Связь интереса с субъективным моментом, с сознанием является закономерной, исторической, ибо их связала сама природа. Интересы, как уже говорилось, вытекают из потребностей, которые присущи не только человеку, но и всему живому. Интересы же присущи только человеку. Они возникают и развиваются вместе с возникновением и развитием человека, то есть в тот период, когда возникает и развивается его сознание.

Человек, как и все живое, всегда стремится удовлетворить свои потребности. Но человек обладает сознанием и поэтому действует и удовлетворяет свои потребности сознательно, через интересы. Этот процесс невозможен без активной «работы» сознания: как кратчайшим путем реализовывать интерес, наименьшими силами и средствами, самым оптимальным способом? Ответы на эти вопросы может дать только сознание, в котором происходит сложная мыслительная деятельность, включающая в себя анализ, оценку, выбор того или иного способа удовлетворения интереса.

Сторонники концепции интереса только как объективного явления[25] в общем-то не против того, что интересы в той или иной мере осознаются человеком, но не включают эту связь, этот субъективный момент в само понятие «интерес». В частности, один из представителей данной позиции А. А. Тарасенко пишет: «Интерес – сугубо объективное, а субъективное не входит в структуру интереса».[26] Однако характерно, что автор, как и другие сторонники этой позиции, стремясь раскрыть сущность интереса, признает все же его побудительность, с помощью которой он выполняет свое назначение. «Заложенная в интересах направленность на удовлетворение потребностей через формирование определенных социальных условий обусловливает такую важнейшую особенность интересов, как наличие в них силы, побуждающей к деятельности отдельных людей, классов, целых народов».[27]

На наш взгляд, это никак не согласуется с концепцией интереса как сугубо объективной категории.

Действительно, побудительность в интересе имеет большое значение, составляет одно из главных его качеств, отражает его сущность. Поэтому при определении понятия «интерес» нужно всегда видеть это главное, не оставляя его «за бортом» исследования, не абстрагироваться от него.

Помимо сказанного, было бы справедливым отметить, что позиция объективного толкования интересов подкрепляется следующими немаловажными моментами: 1) появление интересов у субъектов предопределено наличием у него потребностей; 2) содержание интересов обусловлено особенностями предмета потребности и процесса овладения им в данных условиях; 3) реализация интересов сопряжена с преодолением объективно существующих препятствий, с наличием определенных средств, вступающих во взаимодействие с субъектом.[28]

Попытаемся разобраться в вышеприведенных позициях и выработать «приемлемый» вариант трактовки интересов. Прежде всего выясним, действительно ли интересы являются осознанными потребностями.

Понятно, что потребность – это нужда в чем-либо, которая побуждает индивида к активным действиям по ее преодолению. Интерес и потребности – это близкие, но не тождественные категории, и наличие между ними определенной связи не является однозначным основанием для вывода о том, что интерес есть осознанная потребность. Спорность приводимого выше определения интересов и их связи с потребностями состоит в том, что в нем прослеживается некое отождествление интересов и потребностей, причем разница якобы состоит в том, что первые являются результатом осознания вторых.[29] Однако необходимо обязательно отметить, что осознание само по себе не ведет к возникновению другого качества явления или категории. Оно лишь расширяет возможность действий, которые вследствие этого становятся более активными, чем в тех случаях, когда те или иные отношения или взаимосвязи неосознанны.

Исходя из вышеприведенных концептуальных положений, Б. Я. Гершкович предлагает следующее определение интереса: «Интересы – это не сами потребности и не продукт их осознания, а категория, выражающая необходимость удовлетворения сложившихся и развивающихся потребностей в рамках данных экономических отношений».[30] Именно необходимость удовлетворения потребностей и является ключевой формулой в осознании природы интереса, с чем трудно не согласиться.

Однако Б. Я. Гершкович считает, что сами потребности, как и определяемые ими экономические интересы, социально обусловлены. (Иначе абстрагирование от этого обстоятельства лишало бы интересы статуса экономической категории). Он считает, что потребности, как и интересы, носят социально обусловленный и исторический характер, изменяются вместе с историческим развитием общества, а в рамках каждого данного общества обусловлены его социальной, экономической определенностью и структурой. Это, как нам представляется, должно было бы, по мнению ученого, подкрепить объективную природу интереса. Однако это не совсем так.

Не опровергая социального влияния на формирование и само существование человеческих потребностей, нельзя игнорировать их «биологический компонент». Нужда в чем-либо, проявляющаяся у различных индивидуумов по-разному, с различной степенью остроты, зависит от личностных характеристик человека, черт его характера, психических особенностей и природных задатков. То, что для одного человека является острой потребностью (не важно, в какой степени она осознается) и побуждает его к определенным действиям, для другого не представляет никакой значимости.

На указанное утверждение можно возразить, что и характер интересов у различных лиц абсолютно неодинаков и потребности также не могут быть тождественны. Но речь идет не об этом. Вопрос заключается в том, что биологические, психические особенности отдельно взятого человека влияют на характер и степень выраженности его потребностей. А это – сугубо субъективный фактор.

Было бы неразумным спорить или даже подвергать сомнению социальную обусловленность потребностей, на чем настаивают ученые, стоящие на позициях объективного подхода к сущности интереса. Можно «соглашаться и дальше», признавая полностью социальный характер интереса и его полную принадлежность к «социальной плоскости». Интересы формируются на базе потребностей и являются определенным способом их выражения. Выступая продуктом потребности, интерес направлен на ее удовлетворение и находится у нее в подчинении.

Исходя из сказанного, мы можем прийти к следующим выводам. Если интересы определяются потребностями или выражают необходимость удовлетворения сложившихся или развивающихся потребностей, то биологический фактор, который влияет на сущностную основу потребностей, «вплетается» и в природу интереса, не давая полностью устранить из нее субъективные начала. Осознание же потребности может повлиять на направленность интереса, на степень его реализации, формы воплощения в жизнь путей удовлетворения потребностей. Поэтому осознание потребности, не меняет ее сущности (с чем мы полностью согласны с представителями «объективного подхода»), однако влияет на формирование интереса и как на выраженную необходимость удовлетворения этой «осознанной» потребности и на направленную вовне активность человека.

Социальный характер интереса подтверждается тем, что ради удовлетворения возникших потребностей человек именно в ходе реализации своего интереса вступает в определенные общественные отношения, которые и определяются сложившимися социальными, экономическими, психологическими и другими факторами. То есть интерес, направляя человека на тот или иной способ удовлетворения потребности, является промежуточным звеном между биологическими и социальными факторами, определяющими сущность потребности, и общественными отношениями, которые активизируются, направляются и во многом определяются существующими интересами. Здесь и проявляется единство объективного и субъективного в интересе.

В науке существует также мнение о двух самостоятельных видах интересов – объективном и субъективном, существующих, якобы, параллельно, рядом друг с другом. Объективные интересы существуют только в объективной сфере, субъективные – только в сознании.

Так, Б. В. Князев, А. И. Куфтырев и А. С. Фетисов считают, что «между объективным и субъективным интересом… необходимо проводить четкую грань, четкое различие, точно такое, какое проводится между материальным и идеальным явлением. Иначе говоря, термин «интерес» несет двойное смысловое значение, выражая два качественно относительно самостоятельных явления, хотя и связанных между собой…».[31]

На наш взгляд, авторы пытаются делить неделимое, разрывают две важные стороны одного и того же явления – объективную и субъективную. Сознание не создает какого-то «своего» чисто субъективного интереса из объективного, а добавляет к объективной стороне интереса то, без чего он не сможет выполнить своего назначения. Поэтому в действительности может быть только один вид интересов, сочетающий в себе как объективное, так и субъективное. Иными словами, интерес есть единство объективного и субъективного.[32]

Таким образом, «интерес» как категория призвана «самой своей природой» не разделять сугубо личностные, субъективные факторы с объективной реальностью и действительностью, а сопоставлять их во взаимопроникающем динамизме. Поэтому в структуре интереса обоснованно коррелируют друг с другом следующие составляющие (детерминанты).

Детерминанта 1: социальные факторы, внешние обстоятельства, положение субъекта в обществе, уровень развития общества и т. д.

Детерминанта 2: степень осознания положения, которая влияет и на выбор форм, методов и средств удовлетворения потребностей. В данной детерминанте объективные факторы «преломляются» в сознании, сказываясь на той или иной степени необходимости в удовлетворении конкретной потребности, что и определяет сущность интереса.

В то же время остается довольно дискуссионным вопрос о том, может ли общественное положение субъекта полностью определять наличие у него той или иной потребности, а также по мере видоизменения «статусных составляющих» искоренять определенные «нужды» вообще. Понятно, что придерживаясь сугубо объективных позиций, можно дать однозначный положительный ответ. Но, исходя из изложенных выше аспектов, такой подход будет нуждаться в следующей корректировке. Потребность может видоизмениться только посредством фиксации подобной динамики в сознании человека. Для того, чтобы общественное, социальное положение, представляющее собой в том числе и совокупность связей людей между собой и с обществом, могло «закодировать» человека на возникновение у него определенной нужды и на необходимость ее удовлетворения, подобный статус должен быть осмыслен, или, по крайней мере, осознан.

Детерминанта 3: побудительные силы, мотивы деятельности, направленные на объекты интереса. Причем объектом интереса будет выступать то, что непосредственным образом сможет полностью удовлетворить возникшую нужду.

Детерминанта 4: само действие, направленное в объективный мир, в объективную реальность.

Указанные детерминанты призваны подтвердить единство объективного и субъективного в интересе, взаимосвязь материального и идеального в реальной жизни.

Существуют и другие взгляды на рассматриваемую проблему. Так, М. В. Першин высказывает мысль, что ни одну из концепций, рассматривающих интерес как объективное или субъективное явление, либо как единство объективного и субъективного, нельзя считать абсолютно истинной или абсолютно ложной. «Их истинное позитивное содержание в том, что в них фиксируются действительные формы бытия интереса. Момент заблуждения заключается в сведении фиксируемого способа существования к природе интереса и дальнейшему, основанному на этой сомнительной редукции, противопоставлению концепций. Вопрос о том, что есть интерес в сути своей, не должен подменяться вопросом о том, в какой форме – объективной или субъективной – он существует. Недопустимо сводить форму существования явления к его сущности».[33]

1См.: Материалисты Древней Греции. М., 1955; Аристотель. Политика. СПб., 1911.
2Макиавелли Н. Соч. М.; Л., 1934. Т. 1. С. 77.
3Гоббс Т. Избр. соч. М.; Л., 1926. С. 215.
4Гельвеций К. Об уме. М., 1932. С. 32.
5Там же. С. 34.
6Кант И. Критика практического разума. СПб., 1908. С. 83.
7Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 5. С. 204.
8См.: Здравомыслов А. Г. Проблема интереса в социологической теории. Л., 1964. С. 12.
9См.: Гегель. Соч. М., 1958. Т. 3. С. 288.
10Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. М., 1956. Т. 1. С. 649.
11Там же Т. 2. С. 243.
12Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 82.
13Там же. Т. 42. С. 140.
14Там же. Т. 44. С. 151.
15Под потребностью понимается нужда в чем-либо объективно необходимом для поддержания жизнедеятельности и развития организма. (См..: Сов. энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1059.)
16Лавриненко В. Н. Проблема социальных интересов в ленинизме. М., 1978. С. 31.
17Кикнадзе Д. И. Потребности, поведение, воспитание. М., 1968. С. 60.
18См., например: Гнилицкий Н. А. Гносеологическое и социальное содержание категории «интерес». Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1971. С. 22.
19Левитов Н. Д. Психология характера. М., 1969. С. 39; см. также: Ковалев А. Г. Психология личности. М., 1970. С. 141.
20Психология: Словарь. М., 1999. С. 287.
21Там же. С. 146.
22Сиренко В. Ф. Проблема интереса в государственном управлении. Киев, 1980. С. 63.
23См.: Кузнецов А. В. Уголовное право и личность. М., 1977. С. 56.
24Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972. С. 210.
25См., например: Глезерман Г. Е. Интерес как социологическая категория // Вопросы философии. 1966. № 10. С. 18; Каманкин В. П. Экономические интересы развитого социалистического общества. М., 1978. С. 72; Сабикенов С. Н. Об объективном характере интереса в праве // Советское государство и право. 1981. № 6. С. 39; Демидов А. И. Политический интерес // Философские науки. 1984. № 6. С. 13.
26Тарасенко А. А. Общественные интересы и личность. Минск, 1980. С. 23.
27Там же. С. 25.
28Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984. С. 6.
29Гершкович Б. Я. Экономические интересы и их реализация. Пятигорск, 1999. С. 12.
30Там же. С. 13.
31Князев Б. В., Куфтырев А. И., Фетисов А. С. О природе интереса как социального явления // Вестник МГУ. Сер. VIII: Экономика, философия. 1968. № 4. С. 13; эту же позицию по существу занимают: Лавриненко В. Н. Проблема социальных интересов в ленинизме. М., 1978. С. 72–73; Торган К. Э. Имущественные интересы государственного объединения в гражданских правоотношениях. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1983. С. 14; Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984. С. 6–9.
32См. об этом: Нестеров В. Г. О соотношении общественных и личных интересов при социализме // Учен. зап. ВПШ при ЦК КПСС. М., 1958. С. 77.; Здравомыслов А. Г. Проблема интереса в социологической теории. С. 30; Керимов Д. А. Потребность, интерес и право // Правоведение. 1971. № 4. С. 100–103; Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. С. 210; Сиренко В. Ф. Проблема интереса в государственном управлении. С. 23; Мазаев В. Д. Роль социального интереса в реализации конституционных норм // Правоведение. 1983. № 1. С. 46.
33Першин М. В. Частно-правовой интерес: понятие, правообразование, реализация. Дис… канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004. С. 17.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru