Квалификационный экзамен на адвоката

Александр Чашин
Квалификационный экзамен на адвоката

© Текст. Чашин А.Н, 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Предисловие

Настоящее пособие разработано в соответствии с Перечнем вопросов для включения в экзаменационные билеты при приеме квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката (сокращенный перечень), утвержденным Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 28 января 2016 г. (действует с 1 сентября 2016 г. в ред. решений Федеральной палаты адвокатов РФ от 28.09.16, протокол № 7 и от 22.03.21, протокол № 22).

По сравнению с предыдущими, нынешнее – 8-е издание предлагаемого читателю пособия – претерпело существенные изменения. Часть из них связана с модификацией текущего законодательства, а другая часть – с вызванными в том числе этим изменениями в перечне экзаменационных вопросов. Советом Федеральной палаты адвокатов РФ утвержден обновленный (сокращенный) перечень вопросов, выносимых на квалификационный экзамен для лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката. Это уже четвертый по счету вариант перечня вопросов с момента введения обязательного квалификационного экзамена для приобретения адвокатского статуса.

Обновленный перечень экзаменационных вопросов кардинально переориентирован с общетеоретических позиций на методологию адвокатской деятельности: если раньше он напоминал вопросы для комплексного государственного экзамена по окончании юридического факультета, то теперь претендент на статус адвоката должен продемонстрировать не только знание текущего законодательства, но и, самое главное, умение квалифицированно обеспечить права, свободы и законные интересы своего доверителя применительно к различным направлениям прикладной юриспруденции.

Другим очевидным достоинством текущего перечня является включение в него вопросов на знание истории адвокатуры, в т. ч. посвященных адвокатам, ставшим яркими историческими личностями. Это имеет большое педагогическое значение для формирования мировоззрения представителей адвокатской корпорации на современном этапе построения правового государства и гражданского общества.

Многие вопросы, содержащиеся в предыдущем варианте перечня, удалены за очевидной ненадобностью, в результате чего количество вопросов сократилось при соответствующем сокращении содержания материала, выносимого на квалификационный экзамен.

Вызывает одобрение заметный акцент на выявление уровня формирования профессионального умения экзаменующихся применять нормы действующего законодательства. Подавляющее большинство вопросов предполагает знание стратегии, тактики и методики адвокатской деятельности. Коллегам, начинающим свою адвокатскую карьеру, автор осмеливается рекомендовать к прочтению свою книгу «Стратегия, тактика и методика адвокатской деятельности» (М., 2016), посвященную основам профессионального мастерства адвоката.

В предлагаемом издании материал изложен с учетом действующего законодательства по состоянию на 1 февраля 2021 г., включая изменения, внесенные в национальное законодательство в связи с принятием в 2020 г. поправок в Конституцию РФ.

Раздел I
История российской адвокатуры

1. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г

Судебные уставы были утверждены императором Александром II 20 ноября 1864 г.[1]

Российская адвокатура получила наименование института присяжных поверенных и была введена Законом от 20.11.1864 об учреждении Судебных установлений. Глава 2 раздела 9 этого документа называлась «О присяжных поверенных» и состояла из трех отделений:

1. О присяжных поверенных вообще (ст. ст. 353–356);

2. О совете присяжных поверенных (ст. ст. 357–378);

3. О правах, обязанностях и ответственности присяжных поверенных (ст. ст. 385–406).

В соответствии со ст. 353 Судебных установлений присяжные поверенные состоят при судебных местах для занятия делами по избранию и поручению тяжущихся, обвиняемых и других лиц, в деле участвующих, а также по назначению в определенных случаях советов присяжных поверенных и председателей судебных мест [2].

Адвокатура образца 1864 г. строилась на следующих принципах:

• совмещение правозаступничества с судебным представительством;

• относительная свобода профессии;

• формальное отсутствие связи с магистратурой;

• сословная организация и отчасти дисциплинарная подчиненность судам;

• договорное определение суммы гонорара [3].

Требования, предъявляемые к присяжным поверенным:

• высшее юридическое образование;

• пятилетний стаж работы по юридической специальности;

• достижение 25-летнего возраста;

• российское подданство;

• отсутствие состояния банкротства;

• отсутствие состояния на службе у правительства или по выборам (кроме лиц, занимающих почетные или общественные должности без жалованья);

• отсутствие лишения либо ограничения прав состояния или духовного сана по приговору светского или духовного суда;

• не состояние под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния;

• отсутствие факта исключения из службы по суду либо из духовного ведомства за пороки или же из среды обществ и дворянских собраний по приговору тех же сословий, к которым они принадлежат;

• отсутствие судебного запрета на «хождение по чужим делам», а также исключения из числа присяжных поверенных;

• мужской пол;

• наличие разрешения Министерства юстиции для иноверцев (т. е. лиц нехристианских вероисповеданий: иудеев, мусульман и пр.).

Внутреннее управление адвокатурой было построено по французскому образцу. Организационно российская адвокатура распределялась по округам судебных палат. Если в таком округе насчитывалось 20 и более присяжных поверенных, то учреждался их совет в количестве от 5 до 15 человек. Задачей совета присяжных поверенных было отправление административных и дисциплинарных функций.

О своей деятельности совет присяжных поверенных ежегодно обязан был отчитываться на общем собрании.

К полномочиям советов относились:

• решение о принятии в ряды присяжных поверенных;

• рассмотрение жалоб на присяжных поверенных;

• установление очередности между присяжными поверенными одного округа по оказанию бесплатной юридической помощи лицам, пользующимся правом бедности в судах;

• определение величины гонорара присяжного поверенного в случае возникновения спора об этом.

Дисциплинарные полномочия советов предоставляли им возможность накладывать на присяжных поверенных следующие виды взысканий:

• предостережение;

• выговор;

• запрет отправлять обязанности поверенного в течение определенного срока, но не более одного года (не более двух раз, на третий – исключение);

• исключение из числа присяжных поверенных;

• предание уголовному суду.

Все решения совета принимались при кворуме в 50 % членов большинством голосов (с правилом о решающем голосе председательствующего при равенстве голосов).

Предостережение и выговор, наложенные советом, присяжным поверенным не обжаловались, остальные взыскания подлежали обжалованию в судебную палату с применением двухнедельного пресекательного срока давности.

Приложение № 2 к Судебным установлениям содержало текст присяги, которую обязан был приносить каждый новый поверенный: «Обещаюся и клянусь Всемогущим Богом, пред святым Его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому не исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых, будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на Страшном суде Его. В удостоверение сего целую слова и Крест Спасителя моего. Аминь».

Был предусмотрен прокурорский надзор за деятельностью адвокатуры. Совет был обязан сообщать прокурору решения по всем дисциплинарным производствам в отношении присяжных поверенных.

Уже в 1866 г. присяжных поверенных в Российской империи насчитывалось более 1600 человек [4].

 

2. Формирование российской адвокатской школы в 60-70-е гг. XIX в. Выдающиеся представители адвокатуры

2. Формирование роВ 60-70-е гг. ХIХ в. сформировалась отечественная адвокатская школа, об основных представителях которых ниже даются краткие биографические описания.

Кони Анатолий Федорович (28.01.1844-17.09.1927). Окончив в 1865 г. курс юридического факультета, А. Ф. Кони занялся научной деятельностью. Первая его научная работа – диссертация «О праве необходимой обороны», – дав автору степень кандидата наук и право на заграничную командировку, едва было не «посадила» его на скамью подсудимых. Не в меру ретивые чиновники обнаружили, что ученый, считая необходимую оборону возможной как против официальных лиц, злоупотребляющих своей властью, так и против самого правительства в форме революции, если правительство нарушает права, действительно принадлежащие народу, представляет собой зловредную пропаганду, и потребовали привлечь А. Ф. Кони к уголовной ответственности. Только благодаря чистой случайности дело не получило надлежащего движения, и А. Ф. Кони получил возможность продолжить свою деятельность.

В связи с приостановкой в то время заграничных командировок для научного усовершенствования Анатолий Федорович вынужден был поступить на службу, избрав работу в государственном контроле. С введением судебных реформ А. Ф. Кони перешел на службу в судебное ведомство и здесь последовательно занимал ряд видных постов вплоть до обер-прокурора кассационного департамента Сената. На всех должностях, как бы значительны они ни были, А. Ф. Кони никогда не поддавался господствующему политическому курсу. В частности, в Сенате он вел упорную борьбу в защиту свободы совести угнетаемых царским правительством сектантов. Под его председательством суд присяжных осмелился оправдать революционерку Веру Засулич и т. д.

А. Ф. Кони проявил себя не только как блестящий оратор и крупный судебный деятель, но и как литератор. Его перу принадлежат известные труды: «На жизненном пути», «Из воспоминаний судебного деятеля», «За последние годы», «Судебные речи», ряд обширных очерков, небольших статей, характеристик и портретов деятелей науки и изящной литературы его времени. В 1900 г., когда при Академии наук был образован «разряд изящной словесности», А. Ф. Кони избрали почетным членом Академии по этому разряду, и с тех пор он принимал самое деятельное участие в работах Академии. Задолго до революции А. Ф. Кони ушел от практической судебной работы, не оставив, однако, своей литературно-общественной деятельности.

В последние свои годы А. Ф. Кони непрерывно выступал с публичными докладами и лекциями, делал доклады в Академии наук, в ряде ленинградских культурно-просветительных учреждений, как, например, в Пушкинском Доме АН, читал лекции в Институте по усовершенствованию врачей и в криминологическом кабинете Ленинградского губернского суда, делясь со слушателями своими колоссальными знаниями и опытом. Советское правительство признавало заслуги А. Ф. Кони и назначило ему персональную пенсию. Летом 1927 г. тяжелая болезнь – воспаление легких – свалила его с ног и после долгой борьбы свела в могилу. А. Ф. Кони умер, работая над пятым томом своих воспоминаний «На жизненном пути» [5].

Плевако Федор Никифорович (25.04.1842-23.12.1908). Окончив курсы Московского университета, Ф. Н. Плевако поступил на службу в судебное ведомство, но уже в 1867 г. он подал в отставку и зачислился в сословие присяжных поверенных округа Московской судебной палаты. В Москве, в сущности, и протекала вся его славная деятельность.

Первое дело, которое принесло Ф. Н. Плевако громкую известность, было пресловутое дело игуменьи Митрофаньи, в котором он выступил гражданским истцом, бичуя жизнь «за монастырскою стеною».

Затем прогремели на всю Россию его речи по делу Каско, убившей студента Байрашевского, по делу Бартенева и Висневской, Максименко и Резникова и по множеству других крупных дел.

В Петербурге Ф. Н. Плевако в последний раз выступил по громкому делу Мережвиля и Зеленко, обвинявшихся в вовлечении в невыгодную сделку. Ф. Н. Плевако выступил тогда в качестве гражданского истца и произнес громовую речь – одну из лучших в его ораторском творчестве. При выборе в Третью Государственную думу Плевако был избран депутатом от Москвы по первой курии. В Думе он дебютировал блестящею речью при обсуждении ответного адреса на тронную речь. Дальнейшее его бытие в качестве члена Государственной думы не проявилось почти ничем: он заболел, и болезнь вскоре приняла такие размеры, что уже нечего было думать не только о возвращении на политическое поприще, но и в самую жизнь [6].

Пороховщиков Петр Сергеевич (1867 г. – 21.07.1954). (Псевдоним П. Сергеич.) Родился в Петербурге, в обеспеченной дворянской семье, сумевшей дать ему хорошее образование. Учился в Лицее цесаревича Николая, затем на юридическом отделении Московского университета. С декабря 1889 г. в течение года служил по ведомству Министерства юстиции кандидатом на судебные должности, после чего был определен на место «и. д. помощника секретаря при прокуроре Московской судебной палаты». Несколько лет состоял на различных канцелярских должностях – старшего помощника делопроизводителя государственной канцелярии, младшего делопроизводителя, члена хозяйственного комитета канцелярии. Первый самостоятельный пост П. С. Пороховщиков получил в августе 1894 г., когда его назначили товарищем прокурора Смоленского окружного суда. Через год способного и хорошо проявившего себя на службе Пороховщикова перевели товарищем прокурора Московского окружного суда. Затем работал прокурором Орловского и Харьковского окружного суда. Вплоть до 1917 г. состоял членом Петербургского, а затем Петроградского окружного суда, имел чин действительного статского советника. Был награжден орденами Анны 2-й и 3-й степени и Владимира. Наиболее известны работы Пороховщикова «Уголовная защита» (1908) и «Искусство речи на суде» (1910), а также ряд статей в периодической печати. П. С. Пороховщикова по праву считали одним из самых просвещенных юристов своего времени, тонким психологом, восприимчивым и чутким наблюдателем, выдающимся теоретиком судебного красноречия и даже… поэтом [7].

Спасович Владимир Данилович (16.01.1829-26.10.1906). В. Д. Спасович по праву считается одним из самых блестящих представителей эпохи великих реформ. С его именем неразрывно связано становление русской адвокатуры, в рядах которой он работал с первого года введения судебных уставов Александра II. В частности, сложные и столь щекотливые правила об отношениях адвокатов к клиентам были разработаны при самом активном участии В. Д. Спасовича, несколько лет занимавшего почетный пост председателя и товарища председателя совета присяжных поверенных Санкт-Петербургского округа. В качестве судебного оратора В. Д. Спасович был известен глубиной, блеском и сжатостью своих речей. В некоторых процессах он мастерски освещал большие и запутанные общественные проблемы; так, в деле Утина он дал исследование о происхождении и внутреннем значении поединка; в деле Кронеберга подробно рассмотрел вопрос о пределах карательной власти государства и о соотношении с ней этики права; в ряде дел о преступлениях против веры им была затронута важная проблема о свободе вероисповедания. В качестве ученого этот адвокат составил себе громкую известность лекциями по уголовному праву. В то время самостоятельная кафедра философии в Санкт-Петербургском университете была упразднена, и В. Д. Спасович пользовался общею частью своего лекционного курса для того, чтобы знакомить русское общество с теориями Фихте, Канта и Гегеля. Изданный им учебник уголовного права – первое самостоятельное исследование этого рода на русском языке – проникнут гуманными идеями и лег в основание целой школы русских криминалистов. Кроме этого учебника, известны и другие работы В. Д. Спасовича – о литературной собственности, о правах нейтральных, о теории судебных доказательств, об отношениях супругов по древнему польскому праву и т. д. [8]

Урусов Александр Иванович (02.04.1843-16.07.1900), получив хорошее домашнее воспитание, окончил 1-ю московскую гимназию и поступил в Московский университет. За участие в студенческих беспорядках был временно исключен из университета, но в 1866 г. благополучно получил степень кандидата прав и тогда же определился на службу в Московский окружной суд кандидатом на судебные должности. Выступая здесь защитником по назначению, он уже на первых порах обратил на себя внимание как судебного мира, так и публики. Не прошло и года, как имя его гремело в громком деле Мавры Волоховой, обвинявшейся в убийстве мужа. А. И. Урусов сразу занял положение в ряду лучших русских адвокатов. В кандидатах он пребывал недолго; столкновение с товарищем председателя суда заставило его покинуть службу и поступить в помощники присяжного поверенного. В этот первый период деятельности А. И. Урусов участвовал в целом ряде громких процессов, упрочивших его славу талантливого защитника.

Тогда же у А. И. Урусова была дуэль с П. Н. Островским из-за недоразумений в московском артистическом кружке, и за эту дуэль он должен был отсидеть три недели на гауптвахте. Однако скоро наступили такие обстоятельства, что он на довольно продолжительный срок должен был оставить адвокатуру. В 1872 г. А. И. Урусов вынужден был выехать в г. Венден, служил некоторое время в канцелярии лифляндского, эстляндского и курляндского генерал-губернатора; в 1876 г. был назначен товарищем прокурора Варшавского окружного суда, а через два года переведен на ту же должность в Петербург. В роли обвинителя А. И. Урусов скоро приобрел известность, выступив в делах Гулак-Артемовской, Юханцева, профессора Гирштовта и др. Тем не менее лавры обвинителя не манили адвоката, и, назначенный в 1881 г. на должность товарища прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты, он скоро вышел в отставку и вновь вернулся к адвокатской работе [9].

Утин Евгений Исаакович (03.11.1843-09.08.1894) происходил из очень зажиточной семьи, благодаря чему получил прекрасное образование. Старший брат его, известный профессор Санкт-Петербургского университета Борис Исаакович, оказывал на младшего брата сильное влияние. Поступив в университет, Е. И. Утин со всем пылом своей страстной натуры отдался движению молодежи 1860-х гг. Когда разразились студенческие волнения 1861 г., молодой Утин оказался среди арестованных и в числе многих своих товарищей провел некоторое время в заключении в Петропавловской крепости. Это обстоятельство, однако, не помешало ему в качестве вольнослушателя окончить курс и на девятнадцатом году жизни получить диплом кандидата права. По окончании университета он на несколько лет уехал за границу, путешествуя по Италии, Франции, Германии и присматриваясь к государственным и общественным порядкам Западной Европы. Он знакомится с выдающимися произведениями литературы и науки европейских корифеев, изучает искусство и возвращается на родину во всеоружии достижений западного прогресса. По возвращении на родину Е. И. Утин намеревался выбрать государственную службу, но вскоре сменил чиновничий мундир на значок присяжного поверенного. Свободная профессия, жизнь по влечению разума и сердца была ему более по душе, и с того времени до конца своих дней русское общество видело в лице Е. И. Утина выдающегося общественного деятеля. На адвокатском поприще он быстро выдвинулся вперед и заслуженно занял свое место в ряду российских знаменитых судебных ораторов. Из блестящих его защитительных речей следует отметить речь в громком Нечаевском процессе и по делу о черниговских раскольниках, обвинявшихся в сокрытии имущества. Помимо таланта, в деятельности этого адвоката современники отмечали еще два замечательных качества: во-первых, добросовестность изучения дела и тщательность подготовки к судоговорению; во-вторых, удивительная сердечность и гуманность в отношении своих клиентов. Он точно сроднялся со своими доверителями и делался их другом не только на скамье подсудимых, но и за порогом храма Фемиды. Такое отношение к людям, обращавшимся за помощью, создало ему чрезвычайно почетное положение среди товарищей по профессии и не только своего судебного округа, но и далеко за его пределами. Поэтому Евгения Утина встречали с почетом, как выдающегося представителя корпорации адвокатов, во всех судебных учреждениях империи, где ему только ни случалось появляться [10].

 
1Реформы Александра II. – М., 1998. – С. 323–331.
2Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е. – Т. 39. – отд. 2. – № 41475.
3Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. – СПб., 1875. – С. 28.
4Гессен И. В. История русской адвокатуры / под ред. М. И. Гернет. Т. 2. – М., 1916. – С. 3.
5Правда. – 1927. – 17 сентября. – С. 5.
6Нива. – 1909. – № 3. – С. 59.
7http://www.ardisbook.ru/catalog/author.html?id=446
8Исторический вестник. – 1906. – № 11. – С. 747–748.
9Исторический вестник. – 1900. – Т. 81. – С. 758–759.
10Исторический вестник. – 1894. – Т. 58. – № 10. – С. 309–310.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 
Рейтинг@Mail.ru