Комментарий к Федеральному закону от 31 июля 2020 г. № 259‑ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный)

А. Н. Борисов
Комментарий к Федеральному закону от 31 июля 2020 г. № 259‑ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный)

© ООО «Юстицинформ», 2021

A. N. BORISOV

COMMENTARy TO ThE FEDERAL LAW of July 31, 2020 No. 259-FZ «ON DIGITAL FINANCIAL ASSETS, DIGITAL CURRENCy AND ON AMENDMENTS TO CERTAIN LEGISLATIVE ACTS OF ThE RUSSIAN FEDERATION»

(itemized)

Moscow

YUSTITSINFORM

2021

Commentary to the Federal Law of July 31, 2020 No. 259-FZ «On Digital Financial Assets, Digital Currency and on Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation» (itemized) / A. N. Borisov. – М.: Yustitsinform, 2021. – 312 p.

The book provides an article-by-article commentary to the Federal Law of July 31,2020 No. 259-FZ “On Digital Financial Assets, Digital Currency and on Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation”. The issues of the issuance, accounting and circulation of digital financial assets, issues of digital currency turnover, the specifics of the activities of the operator of the information system in which the issuance of digital financial assets is carried out, and the operator of the exchange of digital financial assets are analyzed in detail. The amendments made by the commented law to federal laws within the framework of regulating the turnover of digital financial assets and digital currency are considered.

The book is intended primarily for law enforcement officers – owners of digital financial assets and digital currency, operators of information systems in which digital financial assets are issued, operators of digital financial assets exchange, officials of the Bank of Russia. The book will also be useful to anyone interested in the legal regulation of the turnover of digital financial assets and digital currency in Russia..

Keywords: digital financial assets, digital currency, token, cryptocurrency, smart contract, digital object market.

© LLC «Yustitsinform», 2021

Список сокращений

Органы государственной власти, иные органы и организации:

Совет Федерации – Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации;

Государственная Дума – Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации;

КС России – Конституционный Суд Российской Федерации;

ВС России – Верховный Суд Российской Федерации;

Минфин России – Министерство финансов Российской Федерации;

Роскомнадзор – Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций;

Росфинмониторинг – Федеральная служба по финансовому мониторингу;

Банк России – Центральный банк Российской Федерации.

Правовые акты:

часть первая ГК РФ – Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ[1];

часть вторая ГК РФ – Гражданский кодекс РФ (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ [2];

УК РФ – Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ [3];

часть первая НК РФ – Налоговый кодекс РФ (часть первая) от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ[4];

часть вторая НК РФ – Налоговый кодекс РФ (часть вторая) от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ[5];

часть третья ГК РФ – Гражданский кодекс РФ (часть третья) от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ[6];

КоАП РФ – Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ[7];

АПК РФ – Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ[8];

Закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ – Федеральный закон от 2 августа 2019 г. № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[9].

Источники опубликования правовых актов:

cbr.ru – «Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» http://www.cbr.ru»;

pravo.gov.ru – «Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru»;

sozd.parlament.gov.ru – «Система обеспечения законодательной деятельности Государственной автоматизированной системы «Законотворчество» (СОЗД ГАС «Законотворчество») http://sozd.parlament.gov.ru;

ВБР – «Вестник Банка России»;

Ведомости СНД и ВС РСФСР – «Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР»;

РГ – «Российская газета»;

СЗ РФ – «Собрание законодательства Российской Федерации»;

СПС – справочные правовые системы.

Иные сокращения:

ЕГРИП – единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей;

ЕГРЮЛ – единый государственный реестр юридических лиц;

ИНН – идентификационный номер налогоплательщика;

ОГРН – основной государственный регистрационный номер;

СНИЛС – страховой номер индивидуального лицевого счета;

ЦФА – цифровые финансовые активы.

Введение

Законопроект, принятый в качестве Федерального закона от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (т. е. в качестве комментируемого Закона), разрабатывался и на начальном этапе рассматривался одновременно с двумя другими связанными с ним законопроектами – законопроектом, принятым в качестве Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»[10], и законопроектом, принятым в качестве Федерального закона от 2 августа 2019 г. № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в настоящем комментарии обозначается как Закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ).

Законопроект, принятый в качестве Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ, первоначально имел иное наименование – проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (законопроекту присвоен № 424632-7) – и во многом иное содержание, нежели вошедшее в принятый Закон. в пояснительной записке к законопроекту[11] наряду с прочим отмечалось следующее:

 

– законопроект имеет целью закрепление в гражданском законодательстве нескольких базовых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе – «токены», «криптовалюта» и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию). Фактически эти новые объекты создаются и используются участниками информационно-телекоммуникационных сетей, в т. ч. российскими гражданами или юридическими лицами, но российским законодательством не признаются;

– задачей законопроекта не является описание тех условий, при которых оборот так называемых цифровых объектов в принципе возможен (например, требований к субъектам, создающим такие объекты или организующим такой оборот), а также закрепление иных публично-правовых установлений, в т. ч. требований к обеспечению безопасности соответствующего оборота. Иными словами, законопроект содержит только нормы гражданского права;

– вместе с тем без этих норм невозможно даже ограниченное регулирование рынка «цифровых объектов». Отсутствует возможность даже ограничить оборот соответствующего «объекта» указанием на круг лиц, которые вправе его иметь, если такой «объект» не определен в Гражданском кодексе РФ, если не определено место данной сущности в ряду объектов гражданских прав, если нет возможности понять, включается ли такой «объект» в конкурсную массу при банкротстве или в наследственную массу.

Первоначальный вариант законопроекта, принятый в качестве Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ, обсужден на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 23 апреля 2018 г. (Экспертное заключение от 23 апреля 2018 г. № 175-2/2018[12]) и не поддержан по концептуальным причинам.

Законопроект, подготовленный к принятию во втором чтении, значительно переработан и обсужден на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 17 января 2019 г. в составленном при этом Экспертном заключении № 183-1/2019[13] наряду с прочим отмечено, что представленный ко второму чтению вариант законопроекта, хотя и сохраняет прежнюю концепцию, фактически представляет собой новый документ: часть положений законопроекта в редакции первого чтения исключена (к примеру, специальные положения о так называемых цифровых деньгах), существенно изменена статья, посвященная так называемым цифровым правам, дополнен перечень статей Гражданского кодекса РФ, в которые вносятся изменения, связанные с дистанционным выражением воли при помощи технических средств.

В указанном Экспертном заключении от 17 января 2019 г. № 183-1/2019 также высказан ряд соображений и замечаний по законопроекту и сделан вывод, что законопроект может быть поддержан при условии учета этих замечаний.

Принятым Федеральным законом от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ глава 6 «Общие положения» подразд. 3 «Объекты гражданских прав» разд. I «Общие положения» части первой ГК РФ дополнена статьей 1411 «Цифровые права», в п. 1 которой определено, что цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Законопроект, принятый в качестве Закона о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, также первоначально имел иное наименование – проект федерального закона «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)» (законопроекту присвоен № 419090-7) – и во многом иное содержание, нежели вошедшее в принятый Закон. в пояснительной записке к законопроекту[14] указывалось, что законопроект разработан в рамках реализации положений части 4 гл. IV Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года, утв. распоряжением Правительства РФ от 2 июня 2016 г. № 1083-р, в соответствии с которыми в целях реализации указанной Стратегии должны быть предложены решения, связанные с развитием альтернативного источника финансирования проектов субъектов малого и среднего предпринимательства на ранних стадиях развития (в первую очередь высокотехнологичных компаний) – коллективного финансирования (краудфандинга и краудинвестинга).

Законопроект, подготовленный к рассмотрению Государственной Думой во втором чтении, обсужден на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 17 января 2019 г. в составленном при этом Экспертном заключении № 183-2/2019[15] сделан вывод о том, что законопроект нуждается в доработке, и его принятие возможно после или одновременно с принятием проекта федерального закона № 424632-7 (речь идет о законопроекте, принятом в качестве Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ).

Предмет регулирования принятого Закона о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ сформулирован в ч. 1 его ст. 1 следующим образом: данный Закон регулирует отношения, возникающие в связи с инвестированием и привлечением инвестиций с использованием инвестиционных платформ, определяет правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ, регулирует возникновение и обращение утилитарных цифровых прав, предусмотренных данным Законом, а также выдачу и обращение ценных бумаг, удостоверяющих утилитарные цифровые права.

Законопроект, принятый в качестве комментируемого Закона, также первоначально имел иное наименование – проект федерального закона «О цифровых финансовых активах» (законопроекту присвоен № 419059-7) – и во многом иное содержание, нежели вошедшее в принятый Закон. в пояснительной записке к законопроекту[16] наряду с прочим указывалось следующее:

законопроект разработан в соответствии с поручением Президента РФ от 21 октября 2017 г. № Пр-2132 по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере 10 октября 2017 г.;

целями законопроекта является законодательное закрепление в российском правовом поле определений наиболее широко распространенных в настоящее время финансовых активов, создаваемых и/или выпускаемых с использованием цифровых финансовых технологий, к которым законопроект относит распределенный реестр цифровых транзакций, а также создание правовых условий для привлечения российскими юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями инвестиций путем выпуска токенов, являющихся одним из видов ЦФА;

для реализации поставленной цели в законопроекте вводятся определения ЦФА, к которым относятся криптовалюта и токен, а также законодательно закрепляется новый вид договора, заключаемого в электронной форме – смарт-контракт, исполнение обязательств по которому осуществляется с использованием цифровых финансовых технологий. Указанные определения устанавливают, что и криптовалюта, и токен являются имуществом, определяя ключевые различия между криптовалютой и токеном на основе признака одного эмитента (токен) и множества эмитентов / майнеров (криптовалюта), а также цели выпуска. При этом законопроектом прямо устанавливается, что ЦФА не являются законным средством платежа на территории России;

кроме того, законопроект дает определения таких понятий, как цифровая запись и цифровая транзакция, а также закрепляет правовые основы для осуществления новых видов деятельности, к которым относятся деятельность, направленная на создание криптовалюты или получения вознаграждения в виде криптовалюты (майнинг), а также деятельность по подтверждению действительности цифровых записей в распределенном реестре цифровых транзакций (валидация).

Первоначальный вариант законопроекта, принятый в качестве комментируемого Закона, обсужден на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 23 апреля 2018 г. (Экспертное заключение от 23 апреля 2018 г. № 175-5/2018[17]) и отклонен в связи с концептуальными недостатками.

Законопроект, подготовленный к принятию во втором чтении, значительно переработан и обсужден на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 29 ноября 2018 г. в составленном при этом Экспертном заключении № 182-3/2018[18] наряду с прочим отмечено, что представленный вариант законопроекта подвергнут существенной переработке и после его принятия Государственной Думой в первом чтении фактически представляет собой новый законопроект, не содержащий ряда существенных недостатков, отмеченных в указанном Экспертном заключении Совета; из него, в частности, исключены наиболее спорные категории и юридические конструкции – «криптовалюта», «майнинг», «смарт-контракт», процедуры выпуска «токенов», «права собственности на цифровой финансовый актив» и т. п.;

за основу правового режима его центральных категорий – «цифровых прав» и «ЦФА» – взят известный действующему законодательству институт бездокументарных ценных бумаг (§ 3 гл. 7 части первой ГК РФ), положения об эмиссии и обороте которых по существу использованы для описания правового режима этих новых объектов гражданских прав. Такой подход сам по себе не вызывает принципиальных возражений, а если бы предмет законопроекта ограничивался этой сферой и близкими к ней институтами, с ним можно было бы во многом согласиться. Однако из текста законопроекта не представляется возможным понять, как будут сосуществовать два этих института (например, акции и цифровые права на акции);

кроме того, данный законопроект не решает задачу описания правового режима тех инструментов, которые уже сейчас создаются с использованием цифровых технологий, в т. ч. для привлечения финансирования в формах, не предусмотренных действующим законодательством о ценных бумагах.

В указанном Экспертном заключении от 29 ноября 2018 г. № 182-3/2018 также высказан целый ряд существенных замечаний по законопроекту и сделан вывод, что законопроект не может быть поддержан, поскольку он требует существенной переработки и подлежит рассмотрению Советом после учета данных замечаний одновременно с теми изменениями в Гражданский кодекс РФ, ссылки на которые присутствуют в законопроекте.

Эти замечания учтены при дальнейшей работе над законопроектом (но не все), о чем подробнее сказано при рассмотрении соответствующих положений комментируемого Закона. Соответственно, комментируемый Закон принят, но гораздо позднее Федерального закона от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ и Закона о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ. Причем в ч. 4 ст. 14 комментируемого Закона говорится о том, что организация выпуска и (или) выпуск, организация обращения цифровой валюты в России будут осуществляться в соответствии с принимаемыми в дальнейшем федеральными законами.

 

Комментируемым Законом внесены изменения, обусловленные предметом регулирования данного Закона, в Закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, а также в Федеральные законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», «О несостоятельности (банкротстве)», «О рекламе», «Об исполнительном производстве», «О противодействии коррупции», «О национальной платежной системе», «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» и «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами».

Статья 1
Предмет регулирования и сфера действия настоящего Федерального закона

1. Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, особенности деятельности оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, и оператора обмена цифровых финансовых активов, а также отношения, возникающие при обороте цифровой валюты в Российской Федерации.

2. Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.

3. Цифровой валютой признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.

4. Выпуск, учет и обращение эмиссионных ценных бумаг, возможность осуществления прав по которым удостоверяется цифровыми финансовыми активами, регулируются Федеральным законом от 22 апреля 1996 года № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

5. К правоотношениям, возникающим при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов в соответствии с настоящим Федеральным законом, в том числе с участием иностранных лиц, применяется российское право.

6. В информационных системах, в которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, также может осуществляться выпуск цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права. При этом выпуск, учет и обращение цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права, осуществляются в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона к выпуску, учету и обращению цифровых финансовых активов.

7. Для целей настоящего Федерального закона под распределенным реестром понимается совокупность баз данных, тождественность содержащейся информации в которых обеспечивается на основе установленных алгоритмов (алгоритма).

8. Для целей настоящего Федерального закона под узлами информационной системы понимаются пользователи информационной системы на основе распределенного реестра, обеспечивающие тождественность информации, содержащейся в указанной информационной системе, с использованием процедур подтверждения действительности вносимых в нее (изменяемых в ней) записей.

9. Понятия «информационная система» и «оператор информационной системы» используются в настоящем Федеральном законе в значениях, определенных Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

10. Понятие «бенефициарный владелец» используется в настоящем Федеральном законе в значении, определенном абзацем тринадцатым части первой статьи 3 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

11. Требования настоящего Федерального закона не распространяются на обращение безналичных денежных средств, электронных денежных средств, а также на выпуск, учет и обращение бездокументарных ценных бумаг.

1-2. Часть 1 комментируемой статьи определяет предмет регулирования комментируемого Закона, т. е. общественные отношения, урегулированные нормами данного Закона, которые в силу этого являются правовыми отношениями. в качестве элементов предмета регулирования комментируемого Закона данная часть называет, во-первых, отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении ЦФА, во-вторых, особенности деятельности оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск ЦФА, и оператора обмена ЦФА, и, в-третьих, отношения, возникающие при обороте цифровой валюты в России.

Содержание ряда статей комментируемого Закона (ст. 15–26) выходит за рамки непосредственно предмета его регулирования – этими положениями вносятся изменения в ряд федеральных законов. в то же время соединение в одном законодательном акте статей, устанавливающих новое правовое регулирование, и статей, содержащих внесение изменений в законодательные акты, не совсем характерно для федерального законодателя и противоречит Методическим рекомендациям по юридико-техническому оформлению законопроектов, направленным письмом Аппарата Государственной Думы от 18 ноября 2003 г. № вн2-18/490[19].

В законопроекте, подготовленном к принятию во втором чтении, предлагалось установить, что комментируемым Законом регулируются отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых прав, удостоверяющих денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, либо права участия в капитале, которые закреплены в решении о выпуске, ином акте лица, выпускающего цифровые права, и передача которых возможны только путем внесения записей в информационной системе на основе распределенного реестра, в рамках которой осуществляется выпуск данных цифровых прав.

При этом указанным законопроектом в юридико-технических целях предлагалось ввести обозначение «цифровые финансовые активы». Вместо этого часть 2 комментируемой статьи определяет ключевое понятие комментируемого Закона «цифровые финансовые активы» (в настоящем комментарии обозначаются как ЦФА): таковыми признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске ЦФА в порядке, установленном данным Законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.

При работе над законопроектом, принятым в качестве комментируемого Закона, учтены замечания (но не все), высказанные Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства в Экспертном заключении по законопроекту. Так, в указанном Экспертном заключении наряду с прочим отмечалось следующее:

используемое в законопроекте основное понятие ЦФА представляется неопределенным и противоречивым, в то время как понятие «цифровые права» в этом законопроекте, как указывалось выше, вообще не определено. Так, следуя положениям законопроекта, «цифровые права» удостоверяют либо денежные требования, либо «возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам» (или «право требовать их передачи»), либо «права участия в капитале» (имеются в виду доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью). Непонятно, почему в одном случае они «удостоверяют требования» (т. е. права) или «права участия», в других – лишь «возможность осуществления прав», а в-третьих – «право требовать передачи прав»;

по-видимому, речь все же идет об особой (цифровой) форме некоторых обязательственных и корпоративных прав, а не об особом (новом) виде прав. Иначе говоря, понятие «цифровых прав» является столь же условным, как и понятие «бездокументарных ценных бумаг» (которые в действительности не являются «бумагами» из-за отсутствия бумажной, документарной формы), также представляющих собой особую форму фиксации некоторых гражданских прав. в этом случае следовало бы прямо указать, что «цифровые права» – не новые объекты гражданских прав (и уж тем более – не новая разновидность прав), а новая (цифровая, электронная) форма их фиксации;

однако законопроект не дает ответа на вопрос, в чем состоит отличие этой новой (цифровой) формы фиксации существующих в законодательстве прав от той формы, которая используется при фиксации прав, удостоверенных бездокументарными ценными бумагами. в действительности наиболее существенным отличием «объектов», создаваемых в виртуальном пространстве и обращающихся внутри информационных систем, является возможность проведения операций с этими «объектами» без посредничества лица, ведущего учет (регистратора, депозитария). Однако в законопроекте не нашли четкого отражения ни данная особенность сложившихся в этой сфере экономических отношений, ни вытекающие из нее особенности правового режима соответствующих объектов;

не вполне ясным осталось соотношение понятий «цифровые права» и ЦФА. Из содержания законопроекта можно сделать вывод о том, что ЦФА представляют собой совокупность «цифровых прав» (поскольку, например, говорится о «правах, удостоверяемых ЦФА»), но прямо об этом соотношении нигде не сказано. Лишь в предлагаемой законопроектом новой редакции Федерального закона «Об акционерных обществах» указывается, что под акциями «понимаются также акции, выпущенные в виде ЦФА», а в предлагаемой им же новой редакции Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» указывается, что «права участия в его уставном капитале удостоверяются ЦФА».

Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства помимо прочего подчеркивалось, что само понятие «активы» (в т. ч. и «финансовые», и «цифровые») является сугубо экономическим и не имеет четкого правового содержания; это понятие не может служить синонимом «имущества», поскольку в состав последнего обычно включаются не только права, но и долги (обязанности); но если законопроект действительно понимает под ЦФА некие совокупности «цифровых прав», то первая из названных категорий становится излишней.

Общее понятие «цифровые права» определено в п. 1 ст. 1411 «Цифровые права» части первой ГК РФ: цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам; осуществление, распоряжение, в т. ч. передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Названная статья введена Федеральным законом от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ, которым также внесены изменения в ст. 128 «Объекты гражданских прав» части первой ГК РФ, в результате чего в статье говорится в т. ч. и о цифровых правах. Так, согласно названной статье в новой редакции к объектам гражданских прав относятся вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги), иное имущество, в т. ч. имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права); результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Комитет Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам обращал внимание в Заключении по принятому Государственной Думой федеральному закону, что, несмотря на то, что ЦФА могут быть объектом сделок купли-продажи, мены ЦФА одного вида на ЦФА другого вида, а также использоваться в качестве залога, ЦФА не являются и не признаются средством платежа.

3. В части 3 комментируемой статьи определено ключевое понятие комментируемого Закона «цифровая валюта»: таковой признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей России, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.

1СЗ РФ, 1994, № 32, ст. 3301.
2СЗ РФ, 1996, № 5, ст. 410.
3СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2954.
4СЗ РФ, 1998, № 31, ст. 3824.
5СЗ РФ, 2000, № 32, ст. 3340.
6СЗ РФ, 2001, № 49, ст. 4552.
7СЗ РФ, 2002, № 1 (ч. I), ст. 1.
8СЗ РФ, 2002, № 30, ст. 3012.
9pravo.gov.ru, 2019, 2 августа.
10pravo.gov.ru, 2019, 18 марта.
11sozd.parlament.gov.ru, 2018, 26 марта.
12СПС.
13СПС.
14sozd.parlament.gov.ru, 2018, 20 марта.
15СПС.
16sozd.parlament.gov.ru, 2018, 20 марта.
17СПС.
18СПС.
19СПС.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru